Skip to main content

Ад и черти. Невинность

– Да не хмурься ты так, – усмехнулась тетя, одной рукой удерживая руль, а другой прикуривая сигарету. – Я бы и сама все бросила, лишь бы сбежать от городского смога.

Повернув голову, она выпустила струю дыма мне прямо в лицо.

– Но кто ж меня отпустит, верно? – засмеялась она и похлопала меня по плечу, осыпав его частицами пепла. – Развеешься. Бабушке поможешь. К тому же у тебя тут, вон, речка, свежий воздух, птички поют.

Она подчеркивающим жестом описала круг сигаретой в воздухе, хотя единственное, что нас сейчас окружало – лес, который мы рассекали уже битый час.

Мои терзания тете было не понять. Пугала вовсе не очередная перспектива добровольного заточения в этой «свободе» на целых три месяца. Пугала вероятность того, что там не будет ее. Той самой, что прошлым летом была также «изгнана» на летнее поселение к бабушке.

«Привет!» – беззаботно кивнула мне она прошлым летом и с того момента мои взгляды на время в деревне перевернулись с ног на голову. 

Теперь любое упоминание о деревне моментально ассоциировалось у меня с этой девушкой. Хотя все мои контакты с ней и были похожи на мимолетные случайности, это никак не мешало мне грезить и тайком наблюдать за ней. Все, что девушка делала, мне казалось чем-то божественным. Вот она сидит под старым дубом и что-то рисует в своем альбоме, а вот весело играет с нашим псом, которого бабушка всегда выпускала во второй половине дня. Иногда замечал ее на качелях в яблоневом саду с книгой в руках. Последнее можно было увидеть лишь через щель в заборе, но кого волновали такие нюансы.

Много раз прокручивал в голове тот взгляд, что она однажды бросила на меня. Всего пары секунд под ее взором было достаточно для того, чтобы разогреть мотор в моей груди, разгоняя его до пугающих оборотов. В тот момент я не увидел в ней ничего, что могло бы разочаровать. В ней было идеально все. От пухлых губ и точеных скул, до волнующей груди, выгодно подчеркнутой летним платьем.

А какие у нее бедра… Конечно же, я смог оценить их лишь после того, как она прошла мимо и уже не могла видеть скользнувшего вниз взгляда. Боже, благослови тот ветер, что игриво подхватил подол платья и продемонстрировал во всей красе стройность ее ног. Разве что бесстыжий вид ее трусиков был для меня лишней информацией. Чуть позже эту информацию пришлось несколько раз прокрутить в голове, стоя в сарае со спущенными штанами и с членом в руке, но это уже были гормональные издержки молодости.

Машину чуть тряхнуло при съезде с дороги и сердце знакомо заколотилось. Отсюда уже был виден дом бабушки, а рядом с ним дом той самой. Вдруг я прямо сейчас увижу ее… Ладони вспотели от волнения.

Под дубом никого не оказалось. Лавочка рядом с соседним домом тоже пустовала. Не приехала? В душу потихоньку закрадывалось разочарование и какая-то безысходность. Неужели это лето будет летом без нее. Мозг отказывался воспринимать действительность. Все вокруг становилось каким-то нереальным и бессмысленным. Зачем мне находиться там, где нет ее…

– Кстати, а та девушка, что в прошлом году гостила у соседки, случайно не приезжала? – как можно более обыденным тоном спросил я вечером у бабушки, пока та накладывала в мою тарелку жареные лисички. – Ну помнишь, странная такая?

– А-а-а, ты про ту оторву, что ли? – нахмурилась бабушка. – Озорная деваха. В детстве у нас тут все заборы облазила. Так гоняла котов, что от нее даже собаки шарахались. Представляешь, как-то за ней петух соседский погнался, так его после этого никто не видел. Шальная будет баба. Бедный тот мужик, что возьмет ее в жены.

Сказанное бабушкой как-то не укладывалось в мои представления о девушке и еще меньше давало ответов на поставленный вопрос. Для меня эта девушка была источником чистоты и целомудрия. Самой невинностью… Едва ли что-то могло меня в этом переубедить. Мне даже стыдно за то, сколько раз, представляя ее перед сном и не в силах совладать с эмоциями, я ожесточенно хватался за член.

Ее и правда не было в деревне. Дни превратились в монотонную рутину, в которой я помогал бабушке всем, чем только мог, лишь бы отогнать прочь грустные мысли. Даже починил старый мопед, который одиноко стоял в сарае и давно никому не был нужен. Его починка здорово отвлекла и помогла чуть воспрянуть духом. Впервые за две недели я широко улыбался, обдуваемый встречным ветром и выжимая из драндулета все, что было возможно.

Меня даже не расстроил тот факт, что уже на подъезде к лесу движок вдруг начал захлебываться, пока и вовсе не заглох. Попытки реанимировать его на месте не возымели успеха и теперь я шел обратно рядом со своим, еще недавно резвым, скакуном. Плевать. Сейчас уже мало что могло выбить меня из колеи. Разве что… она!

Из-за отъезжавшего от остановки автобуса показалась до боли знакомая фигура. Эти волосы и фигуру я бы не спутал ни с чем на свете. Ее появление было настолько неожиданным, что от изумления я даже замер на месте, словно надеясь остаться незамеченным. Мысленно уже проклинал этот чертов мопед, рядом с которым выглядел как идиот. Вся надежда была на то, что сейчас она повернет в сторону деревни и уйдет, так меня и не приметив.

– О, привет! – замахала мне девушка и вместо ожидаемого направления, зашагала прямо ко мне.

– Блин! – пробормотал я, пытаясь делать вид, что моя остановка вызвана исключительно техническими причинами.

С каждым ее шагом в мою сторону солнце на небе становилось все ярче, а температура воздуха все выше. Ничем иным я не мог объяснить факта внезапно вспотевших ладоней и возрастающего дискомфорта. Возможно, конечно, всему виной были ее неприлично обтягивающие шорты и слишком уж короткий топ, сквозь который проступали соски, но сейчас причина была не важна. Важнее было то, что я не знал, как реагировать и что говорить. И это при том, что я миллион раз в своей голове прокручивал подобный момент. В голове наблюдалась лишь пустота, смущение и легкий испуг. И ветер.

– Тебя тоже наказали? – спросила подошедшая девушка, жуя жвачку и поправляя небольшой рюкзак за своей спиной.

Так. Не смотреть на грудь! Вообще не смотреть на все, что идет ниже шеи. Там же сплошной секс… Даже губы. Особенно губы. Господи, дай мне сил!

– Наказали? – переспросил я, искренне не понимая вопроса и переводя взгляд на мопед. Даже глядя вниз, периферическим зрением прекрасно улавливались контуры ее груды и открытый живот.

– Меня предки наказывают бабушкой. Тут же, блин, тоска смертная! – пожаловалась девушка. Подойдя ближе, она схватилась за руль мопеда. – Твой?

Меня словно ударной волной обдал ее запах. Не знаю, что именно так пахло, но это был самый волшебный аромат, который я когда-либо вдыхал. Наверное, именно так должна пахнуть девушка моей мечты. Прижмись она сейчас ко мне вплотную и можно признаваться в любви.

– Дашь покататься? – спросила девушка и пару раз крутанула ручку газа.

– Конечно, – пожал плечами я. – Нужно только до ума довести.

Меня удивил ее интерес к технике, тем более к такой старой, однако внезапная вспышка любопытства девушки затухла так же быстро, как и появилась.

– Слушай… – замялась вдруг она, зачем-то оглянувшись назад. – У тебя сигарет нет? Курить хочется до ужаса.

Она курит? Похоже, что один из мифов о ней, как о девушке без вредных привычек, только что рухнул и его можно было смело вычеркивать из длинного списка выдуманных мною достоинств. Едва ли это что-то меняло в моем к ней отношении, но вопрос о сигаретах, тем не менее, прозвучал как выстрел.

– Не курю, извини… – начал оправдываться я и чуть было не ляпнул про вред курения.

– Отстой! – рассердился ангел и рывком поправил свой рюкзак за спиной так, что грудь колыхнулась вверх и я, не успев осознать рефлективности собственного взгляда, завороженно проследил как две окружности подпрыгнули, сосками обозначая путь своего движения.

К моему стыду, девушка успела перехватить этот взгляд и я уже ожидал какой-нибудь гневной тирады с ее стороны, но таковой не последовало. Лишь едва заметная усмешка тронула ее губы и тут же пропала.

– Ладно, мне пора идти отчитываться о прибытии, – сказала она и указала пальцем на мопед. – Тебе помочь с этим?

Ответив отказом, я наблюдал, как от меня отдаляются ее ягодицы. Вверх-вниз. Вверх-вниз. Если смотреть чуть дольше, то можно будет заметить мою пробуждающуюся эрекцию…

– Кстати, – обернулась вдруг девушка. – Если починишь, отвезешь меня завтра на речку?

Не мешкая ни секунды, я радостно кивнул и ответом мне был большой палец, направленный в небо. Боже, как же хотелось потрогать эти бедра.

Домой шел с улыбкой на лице. Все было не зря. Терпение вознаграждается, как говаривал мой дед. Сам он, правда, не отличался большим терпением, но вот мое уж точно будет вознаграждено.

– Стоп! – вдруг выдал самому себе я и остановился у самого дома. – Но ведь завтра я не смогу. Завтра дрова…

В этом растерянном виде меня и застала бабушка, возвращавшаяся с серпом и корзиной свежей травы. На несколько секунд она тоже замерла, оценивающе оглядев меня и мопед.

– Ты что же это, мотоцикл починил? – покачала она головой и продолжила путь. – Брось ты это дурное дело. Еще убьешься ненароком, а мне потом отчитывайся перед твоей мамкой. Завтра дрова привезут. Не забыл?

Половину ночи не мог сомкнуть глаз, прокручивая в голове неожиданную встречу с красавицей и ее волнующими изгибами тела. Не смотря на все мое трепетное и максимально уважительное к ней отношение, сейчас, в это время суток, я не мог думать ни о чем, кроме как о ее упругих бедрах, торчащих сосках и возбуждающих воображение губах. Как же сложно думать о губах и пытаться не скрипеть этим проклятым диваном!

Вид трактора у нашего дома на следующий день вызывал удручающее впечатление. Полный прицеп распиленных дров, которые предстояло не только разгрузить, но еще и поколоть, а также перенести. Тут работы дня на два, а то и на три.

– Да тут работы на день! – махнул рукой тракторист, словно прочитав мои мысли. – Тебе, молодому, делов-то. Ты, главное, давай, на землю все скинь, чтобы я отчалил.

Отчаливал бы ты, мужик! У меня тут личная жизнь рушится, а ты со своими дровами. 

Вслух я, конечно же, ничего не сказал. Вместо этого забрался в прицеп и занялся делом, с грустью поглядывая на соседний двор. По мере разгрузки досадные мысли плавно сменялись оптимизмом. Лето только начиналось. То ли еще будет. У меня больше двух месяцев, чтобы… Чтобы что? Чтобы продолжать тайком подглядывать за ней? Или мечтать, как мы гуляем, держась за руки? Что именно? С моими текущими познаниями женщин и природной скромностью, единственное, что мне светило – жаркий онанизм!

– Привет, дровосек! – окликнул голос за спиной и от неожиданности я чуть было не выронил топор, которым после разгрузки трактора собирался расколоть свое первое полено. – Не слабо тебя припахали!

Услада глаз моих стояла прямо передо мной. Широкополая соломенная шляпа почти наполовину скрывала ее лицо, от чего еще труднее было не обращать внимания на точеную фигуру, едва ли прикрываемую этой воздушной материей платья. Не было ни одной детали в ее образе, которая бы не восхищала. Даже ногти на ногах, покрытые нежным розовым лаком… Впервые в жизни поймал себя на мысли, что хотел бы поцеловать каждый пальчик.

– Привет, – ответил я, стараясь держать марку и выглядеть как можно более естественно. – Да вот, помогаю бабушке.

– Настоящий мужчина! – похвалила девушка. – Не то, что я, ленивая задница!

Последняя фраза резанула слух. Все мое нутро вдруг захотело крикнуть, что она не ленивая, и уж точно не задница. И вообще прелесть!

– Извини, что не получилось с речкой, – сказал я вместо этого.

Шляпа приподнялась и девушка посмотрела на меня, чуть нахмурившись, словно не совсем понимала, о чем идет речь.

– А-а-а! – махнула она рукой. – Да все нормально. Я друга встретила. Он меня подвезет. Не заморачивайся. Вечно я напрягаю людей, даже не спрашивая, удобно ли им. У тебя тут дел по горло, а я со своей речкой. Мама мне всегда говорит, что я абсолютно бестактная.

Эх, красавица… Ничего твоя мама не понимает. Да я бы руку отдал, чтобы ты мне докучала и всячески напрягала. В любом смысле этого слова.

– Ладно, увидимся! – улыбнулась мне девушка и двинулась дальше по тропинке.

– Давай, – с хрипотцой в голосе и почти не слышно выдал я, зачем-то махнув ей топором. Хорошо, что она уже не увидела этого странного движения имбецила. 

Встретила друга. Какого еще друга? Откуда у нее вообще здесь могут быть друзья и почему я их никогда не видел? Вымышленные, что ли? Забавно будет, если бабушка была права и девушка действительно с «приветом». С этой мыслью я поставил полено на пень и просто стоял, глядя в центр древесины.

– Ты силой мысли колоть собрался? – спросила бабушка, материализовавшаяся в проеме калитки. – Ты меня так не пугай, а то дед наш покойный тоже перед смертью все говорил, что с ним связь устанавливают… Эту, как ее там… Телепатическую, во! Пошли обедать.

– Скажешь тоже, – отмахнулся я и мы оба засмеялись. Бабушка любила шутить про деда. Наверное, так она старалась сохранить память о нем.

Друг девушки оказался не вымышленным. Я бы даже сказал, что он был гораздо реальнее, чем мне бы того хотелось. Да что там мне – всей деревне. Грохот от его мотоцикла всегда слышен километра за полтора до физического появления. Персонаж сей знаком был практически всем, ибо любил нести людям радость и веселье. По крайней мере, так думал он сам. Можно было, конечно, сомневаться, что речь шла именно о нем, однако девушка вышла на улицу именно под звук мотоцикла. Причем с вещами для пляжа. 

Где-то в груди засаднило, когда увидел, как изящно она закидывает ножку через сиденье местного рокера и отставляет назад попку. Мне бы фотку этой попки и я бы сделал из нее алтарь со свечами. Не знаю, откуда у меня взялись причины для ревности. Во-первых, она принадлежала мне исключительно в моих же фантазиях. Во-вторых… Да кто он такой, вообще? Нет, ну серьезно! Местная головная боль, которая на пару с приятелем ворует бензин и дебоширит в клубе. Для такой принцессы, как она, он – никто. Это факт. Точка!

Приняв отрицание как истину, я продолжил рубить дрова. Разве что с гораздо большей агрессией, чем того требовал процесс. Уже начинало смеркаться, когда выходил на финишную прямую. Впрочем, это не особо радовало, потому что соседка все еще не вернулась и я больше был озабочен фактом ее отсутствия, чем планом по выполнению предсказаний тракториста.

– Чтобы я без тебя делала? – запричитала бабушка, увидев выполненный мною объем работы. – Пойдем ужинать, работяга ты мой!

– Через пять минут, – ответил я, берясь за очередное полено.

Желанный рокот мотора уже доносился до моих ушей, однако теперь он привлек не только мое внимание. Бабушка девушки тоже ждала снаружи. Причем с палкой в руках. Оставалось надеяться, что палка предназначалась не для моей принцессы.

– А ну, давай, ехай отсюда! А то ща как дам! – замахнулась она палкой на мотоциклиста сразу после того, как девушка сошла на землю. – Еще лыбится. Черт безрогий!

– Ну ба-а-а… – пыталась успокоить ее девушка.

– А ты в дом иди давай, а то тоже отхватишь!

Безрогий черт засмеялся в голос и рванул дальше по улице, приветственно помахав мне рукой. Грохот его глушителя, словно в насмешку, привнес в этот тихий и спокойный вечер капельку звукового хаоса. Ну, или веселья, как считал сам черт.

Можно было выдохнуть. Работа сделана. Овцы целы. По крайней мере, самая важная и красивая овца.

– Наелся? – нахмурилась бабушка, глядя на мой задумчивый вид над тарелкой. – Давай еще положу, а то какой-то ты совсем худенький.

– Не, бабуль, спасибо. Третью тарелку я уже не осилю.

– Во, опять этот шаленый! – возмутилась бабушка, махнув в сторону окна, из которого доносился нарастающий звук мотоцикла. – И не сидится же на месте. Будь сейчас дед жив, он бы показал ему, где верблюды ночуют.

– Верблюды? Может раки?

– Ну, да, где раки ночуют. Один хрен! – махнула бабушка. – Пошла я спать. Не сиди слишком долго, а то…

Я с тревогой вслушивался в рокот за окном. Шаленый, как назвала его бабушка, обычно редко бывал в этой части деревни, поэтому второе появление за день не могло быть совпадением.

Оказавшись во дворе, немного успокоился. Звук шел с шоссе, которое проходило за домами, со стороны огородов. Вполне возможно, что кто-то проезжал мимо нас в другую деревню и волнению не было причин. Разве что шум двигателя внезапно оборвался как раз тогда, когда, судя по звуку, находился где-то поблизости.

Выглянув в огород, не увидел ничего подозрительного. Да и что можно было увидеть в надвигающейся темноте. Хотел было уже вернуться в дом, как возникло непреодолимое желание перед сном посмотреть на нее. Вернее на маленький летний домик, в котором она обитала. Из противоположного угла двора, сквозь щель в заборе, который отделял нас от соседей, можно было видеть яблоневый сад, где и располагался этот домик. Видна была даже часть окна, откуда лился свет. Она не спала. Наверное рисовала или читала книгу.

Осознание ее присутствия разлилось приятным теплом в груди, а губы тронуло улыбкой. Впрочем, улыбка продержалась на лице не больше пары секунд, потому что по саду соседей, как раз в направлении светящегося окна украдкой двигались два силуэта. Сомнений в том, что это тот самый безрогий черт со своим приятелем, уже не оставалось. Как не было сомнений и в том, что гости не являлись желанными.

Нужно было срочно что-то предпринимать. Схватить палку, перемахнуть через забор, накостылять злодеям, спасти принцессу, жить с ней долго и счастливо. План красивый, но едва ли осуществимый. Во-первых, сначала придется найти палку. Во-вторых, парни являлись известными дебоширами, старше меня и совсем иной весовой категории. Вполне возможно, что я буду единственным, кому накостыляют. Живо представилась печальная картина, как два темных хихикающих силуэта, закинув принцессу на плечо, растворяются в закате.

Не представляя, как лучше поступить в данной ситуации, я, тем не менее, уже перелезал через забор. Без палки. Да и без особой уверенности в себе. Движимый лишь ответственностью. Соседский двор был мне знаком, потому что в детстве я множество раз бывал здесь с дедушкой, помогая ставить изгородь вокруг сада. Так что маршрут мне был известен, а отсутствие собаки значительно упрощало задачу. Как, собственно, упрощало ее и безрогому черту. Кстати, а где он?

В два прыжка преодолев освещаемую часть двора, перемахнул через изгородь сада и очутился под укрытием кустов малины. Парней не было видно в саду, зато их силуэты отлично виднелись в светящемся окне летнего домика.

Сердце переместилось куда-то в район головы, судя по стуку в висках. Взглядом зачем-то обшарил землю под ногами и расстроился, что под яблонями нет яблок, словно собирался закидать нарушителей до смерти.

Что это? Смех? Она смеется? То есть ей весело? Пока я тут геройствую со своей тахикардией наперевес, она хохочет… Что за женщины пошли! Хотелось хлопнуть воображаемой дверью и уйти с гордо поднятой головой. Впрочем, перед уходом, я должен был убедиться, что причин для беспокойства действительно нет. Не зря же я корячился по заборам.

– Чего хохочем? – возмутился один из голосов, доносившихся из открытой форточки. – Мы ради тебя через такие опасности прошли, а тебе смешно.

Этот прокуренный голос принадлежал пресловутому рокеру. Он стоял спиной к окну и закрывал собой значительную часть комнаты. Остальную ее часть прикрывала спина его приятеля. Ничего больше я видеть не мог. Разве что на подоконнике лежала обшарпанная книга с пиктограммой обнаженной девушки. «Рассказы для взрослых». Наверное, просто кто-то забыл. Представить себе свою обворожительную соседку на качелях с эротической книгой в руках я не мог. Да и не хотел.

– Какие еще опасности? – с насмешкой, откуда-то из-за парней, вопрошал знакомый мелодичный голос.

– Ты ночью на улицу выходила? Там о-о-очень страшно. Нам даже выпить для храбрости пришлось. Повсюду черти! Еле оторвались, а мотоцикл и вовсе уже не спасти.

Единственные черти здесь – это вы! Как такой ангел, как она, вообще могла общаться с подобным сбродом?

Девушка еще сильнее брызнула смехом. 

– Ты будешь? – спросил второй, чуть более низкий голос.

– О-о-о, да! – хихикнула она. – Я места себе не находила, пока вас ждала. Так хотелось выпить и покурить. Уже неделю в рот не брала.

Теперь пришла пора захохотать парням. Я бы и сам от подобной фразы засмеялся, наверное, если бы речь шла о ком-то другом. Из ее же уст это прозвучало так… грязно, что ли. Как будто она прекрасно осознавала, какая будет реакция, но, тем не менее, произнесла эту двусмысленную фразу. Сказала она, а покраснел я.

– Тише вы! – шикнула на них девушка. – Услышит бабушка – отхватим все! Я не то имела ввиду. Я про сигареты. Наливай.

Я должен был это увидеть. Подсознание продолжало сопротивляться, словно речь шла о ком-то другом. Будто там, на самом деле, вовсе была не она. Убедиться в этом можно было лишь одним способом. Обогнуть летний домик и посмотреть во второе окно. Для этого нужно было сделать лишь несколько шагов, однако из-за риска наступить на какую-нибудь ветку и быть услышанным, путь необходимо было проделать максимально осторожно. Как ниндзя.

Ниндзя сделал всего шаг и что-то хрустнуло. Поверни сейчас голову один из парней и выгляни в окно, увидел бы два испуганных глаза в ночи, но никто не отреагировал, а я так и стоял, замерев. Примерно как человек, наступивший на противопехотную мину.

– Так что за рисунки? – спросил шаленый под звук, похожий на чоканье стаканов. – И почему нам это должно понравится? Просто я не особо секу во всем этом художестве. Не смогу оценить. Могу карбюратор перебрать с закрытыми глазами, а вот в этом, увы.

Какое сложное предложение для такой деревенщины. Аж вспотел, огибая дом и пытаясь не подорваться на какой-нибудь шишке. Впрочем, откуда тут шишки? На мое счастье, оконная занавеска, хотя и была задвинута, не доставала до подоконника и я мог видеть почти всю комнату. В том числе мою зазнобу, сидевшую со стаканом в руке и сигаретой во рту. 

Медленно, но неумолимо приходило осознание того, что я абсолютно не знал эту девушку, а все мои представления о ней были ничем иным, как завышенными ожиданиями. Вот только усиливающийся стук в груди, при ее виде, продолжал говорить о моем неравнодушии и даже безразличии к недостаткам.

– Не всё сразу, – ответила она, с наслаждением выпуская струю дыма в воздух. – Я хочу еще выпить.

– Буянить не будешь? – спросил второй парень, державший в руке бутылку.

– Буянить? Не-е-е. Разве что сиськи могу показать, – сказала серьезным тоном девушка, а посмотрев на парней, засмеялась. – Да шучу я! Зачем вам мои сиськи.

Шаленый рывком вырвал бутылку у приятеля и сделал шаг к девушке, чтобы налить ей двойную порцию.

– Ты хоть представляешь, как сложно в этой дыре найти сейчас хорошие сиськи? – спросил он без тени иронии на лице.

– Догадываюсь, – ответила красавица, залпом осушив налитое. 

Максимум, что я мог себе представить прежде – это стакан молока или апельсиновый сок в ее руке, но никак не эту мутную жидкость, похожую на самогон. Шаг за шагом, девушка с легкостью рвала мои шаблоны, построенные на личных наблюдениях за ней.

– У меня есть кое-что поинтереснее, – интригующе заявила красавица.

– Интереснее сисек может быть только попка! – уверенно заявил держатель бутылки, ехидно улыбаясь.

– Или писечка, – поддержал его второй черт и они в солидарности стукнулись кулаками.

Девушка хихикнула и поставила стакан, чтобы достать из под матраса альбом, с которым я неоднократно видел ее под старым дубом. Выудив его, она протянула парням, а сама снова уселась на край кровати и внимательно наблюдала.

– Ого! – удивился шаленый, увидев первый же рисунок. – Да у тебя талант! Тут даже не нужно быть экспертом, чтобы это понимать.

Сказав это, он подошел к девушке и подставил альбом сбоку от ее лица. Мне было плохо видно работу, но даже отсюда я смог узнать девушку на рисунке.

– В этом альбоме все про меня, – сказала девушка, как-то странно прищурившись и загадочно улыбаясь.

– Ва-а-ау! – не выдержал уже второй парень, когда его друг перевернул страницу.

– Охренень! – поддержал изумление главный черт. Он даже поставил бутылку и поднес рисунок ближе к свету. – А можно сравнить с оригиналом?

– Зачем? – спокойно спросила девушка, делая глубокую затяжку.

– Ну я же должен понять степень твоего таланта, а истина познается в сравнении.

Девушка протянула пустой стакан. Ее лицо продолжало хранить странную улыбку.

– Налей, а там посмотрим.

Парень тут же повиновался, отложив альбом на стол. С белого листа смотрела потрясающая работа карандашом. Женская грудь. Ее грудь. Основной акцент в рисунке был сделан на торчащем соске и теперь, кроме моего виска, касавшегося оконной рамы, в стену дома уперся еще и мой член. Это ли не похвала художнице.

– Только сразу договоримся, – деловым тоном сказала она, поставив стакан. – Это только между нами. Никто не должен знать того, что вы тут видели!  И никаких рук! Поклянитесь.

– Вот те крест! – тут же схохмил шаленый и действительно перекрестился.

– Зуб даю! – пообещал второй, все шире улыбаясь.

Парни недоверчиво переглянулись, а девушка смахнула бретельки платья с плеч и опустила его вниз. Шесть глаз и три члена устремили свой взор в направлении обнажившихся округлостей. У меня даже картинка перед глазами поплыла, словно собирался потерять сознание. Правда быстро сообразил, что это от похотливости дыхания всего лишь запотело стекло.

Реакция шаленого и вовсе была комичной, потому что он протянул руки вперед и теперь сжимал и разжимал кулачки, словно ребенок.

– Никаких рук, – отрезала девушка и спрятала срамоту. 

Это не слишком помогло, потому что соски резко проступили сквозь ткань и продолжали будоражить сознание трех кобелей. Когда же эффект дурмана сошел, рокер схватил альбом, чтобы еще раз оценить рисунок, а затем перевернул лист. Потом еще один. И еще.

– Это все? – разочарованно спросил он, продолжая листать. – Тут же просто рисунки частей тела. Ухо. Ладонь. Пальцы. Ноги. А где…

– В самом конце, – успокоила девушка, туша окурок.

По раскрывшимся в изумлении ртам парней и округлившимся глазам, я понял, что сейчас пропускаю самую важную часть своей жизни и мне захотелось заорать от досады. С своего наблюдательного поста я мог узреть лишь эмоции парней и усмешку на лице девушки. На минуту в летнем домике возникла тишина.

– Так, – сказал шаленый, оглядываясь в поисках бутылки. – Мне срочно нужно выпить.

– Мда-а-а, – согласно кивнул второй парень, протягивая другу стакан. – Оригинал мы уж точно не увидим.

– Ну почему же… – ответила наша принцесса со странными, мурлыкающими нотками флирта в голосе.

Я не понимал, о чем конкретно идет речь, но накалявшаяся в доме атмосфера передавала свое напряжение и мне. Замерев и почти не мигая, не сводил глаз с девушки, которая ногой отодвинула стул в сторону.

– Дернетесь и все прекратится, – сказала она, медленно ведя пальцами вдоль бедер, сдвигая подол платья вверх и все меньше оставляя парням места для фантазий. 

У меня уже начинала ныть спина, из-за того наклона, в котором находился, но когда за стеклом из под платья показались трусики, боль стала последним, о чем я думал. Когда же девушка отклонилась назад и оторвала ноги от пола, одновременно раздвигая их, я и вовсе перестал что-либо чувствовать, кроме эрекции.

Как же вульгарно это смотрелось в контексте моего к девушке отношения. Еще более вульгарным могло стать только то, что она и сделала несколькими секундами позже. Деланно прикусив губу и разыгрывая стыд на лице, она пальчиками взялась за полоску трусиков и отодвинула их в сторону, обнажая то, отчего у двух стоящих напротив истуканов разве что слюни на пол не потекли. Истукан же за окном всерьез задумался о том, чтобы выпустить член на свободу, пока тот не задохнулся. Захотелось лизнуть стекло…

Я сильно ошибался, считая губы соседки самыми красивыми губами на планете. Им составляли серьезную конкуренцию те розовые и нежные лепесточки, что только что явила летнему домику девушка.

– Стой, стой, стой! – взмолил рокер, как только она двинула ногами, чтобы прекратить это пытку телом. – Умоляю!

Сказав это, он в буквальном смысле опустился на колени в полуметре от обнаженной вагины. Никогда бы не подумал, что этот человек вообще способен на такое. Уж тем более на мольбы.

– Что? – непонимающе вздернула вверх брови девушка, но чуть придержала процесс сокрытия своей прелести.

Я пытался разглядеть на ее лице хотя бы намеки на смущение, но их не было. Возможно, всему виною был алкоголь, но прямо сейчас никакого стеснения она не испытывала, а в глазах и вовсе светился какой-то шальной огонек.

– Один поцелуй! – ответил парень, держа указательный палец вверх. – Всего один. Обещаю. Я такой красоты в жизни не видел, поэтому хочу выразить свое почтение. Устами, так сказать.

– О-о-о, нет! – категорично отрезала девушка, отпустив трусики и одернув платье. – Я же ясно сказала, что никаких рук. К тому же… я – девственница и не собираюсь от этого отказываться! Так что можете закатать губу обратно. Не здесь, не с вами и не таким образом.

Последнее прозвучало почти как оскорбление и парень остался сидеть на полу, поникший, словно обиженный ребенок. Я его понимал в эти секунды, однако слова девушки меня радовали гораздо больше, чем утоление каких-то низменных инстинктов.

– В принципе… – задумчиво сказала девушка, усаживаясь на край кровати и глядя то на одного, то на другого парня. – За то, что скрасили мой досуг сегодня, могу разрешить потрогать грудь, если хотите.

Шаленый подскочил, как черт из табакерки. Он даже уже протянул было лапы и почти дотронулся до одной из округлостей, однако получил по рукам и уселся рядом, куда ему указала принцесса. Приятелю досталось место с левой стороны.

– А как же я? – грустно прошептал я и вытер пот со лба.

– Разрешаю потрогать одну минутку…

Она даже толком договорить не успела. Четыре мужских лапы рывком опустили верхнюю часть платья и похотливо вцепились в обнажившуюся грудь. Губы обоих парней, как по команде, жадно впились в торчащие соски. Это не было похоже на поцелуи и ласку. Скорее на грубое изнасилование груди. Они словно тесто месили, попутно стараясь потрогать что-нибудь еще.

Какое-то время соседка еще сопротивлялась, то и дело возвращая шаловливые руки парней, постоянно соскальзывающих вниз, к ее бедрам, но когда минута истекла, никакого обещанного завершения с ее стороны не последовало. Даже наоборот, она положила ладони на две сосущие ее грудь головы, чем сделала себя похожей на мамашу, которая кормит двух великовозрастных младенцев. Глаза ее уже не открывались, а приоткрытый рот несколько раз выдавал беззвучное «вау», которое мог видеть только я. 

Парни все меньше ограничивались грудью. Они покрывали поцелуями и облизывали все ее открытые участки тела, начиная от пупка и заканчивая мочками ушей. Платье же больше теперь походило на пояс, потому что подол был задран выше трусиков и едва ли что-то скрывал. Когда же приятель шаленого опустился вниз и попытался добраться до внутренней стороны бедер девушки, ее ноги, вопреки моим ожиданиям, раздвинулись, словно врата в запретную обитель. Выглядело так, будто это сделала даже не она сама. Словно тело теперь принимало решения за нее.

Наблюдая, как возбужденный парень меж ее ног, не особо церемонясь, двумя руками отодвигает в сторону белую полосочку материала и прикладывается ртом к промежности, я и сам больше не мог сдерживать эмоций. Член, наконец-то, вдохнул вечерний воздух свободы, пусть и слегка придушенный двигающимся по нему кулаком. Подсознание все еще отказывалось принимать происходящее с той, которую я ежедневно обожествлял, однако теперь животное возбуждение с легкостью брало верх, требуя хлеба и зрелищ.

От волшебного звука, который издало горло девушки в ответ на синхронные ласки груди и клитора, черти вокруг нее активизировались еще сильнее. Выглядело так, будто они пытались сожрать ее плоть. Отталкивая друг друга, они поочередно прикладывались губами к раздвинутым ногам, словно обуреваемые жаждой, которую никак не могли насытить.

Последней каплей терпения для шаленого стал девчачий палец, кончик которого она поместила в рот, а другой рукой то и дело оттягивала сосок на груди. Как змей-искуситель, парень прильнул к уху девушки, что-то жарко шепча. Можно было лишь догадываться, что именно он ей говорил, однако девушка всякий раз отрицательно мотала головой, чуть приоткрывая глаза и снова закрывая, словно стыдясь. Очередной раз помотав головой, она взяла его свободную руку и приложила ко второй груди. 

Парень у ее лобка тоже попытался что-то спросить, однако рука девушки бесцеремонно ткнула его лицом в промежность.

Умница, девочка. Пусть знают свое место. Эх… Занять бы самому это место…

– Ну, давай! – повысил шаленый голос до уже различимого мне. – Совсем чуть-чуть.

Девушка непреклонно совершала одно и тоже отрицание головой, на которое, впрочем, парень не обращал внимания. Когда же он расстегнул ширинку и достал то, чем в данный момент соображал, мои вопросы отпали сами собой. Лишним подтверждением стало то, что он вынул пальчик девушки из ее рта и приложил ладонью прямо к возбужденному члену. Глаза принцессы раскрылись и даже будто чуть округлились, но тут же снова вернулись в исходное состояние, а рука отдернулась.

Очевидно, что черт уже не мог позволить ей такой вольности. Ладошка принудительно была возвращена на член, заставляя девушку совершать ею возвратно-поступательные движения. Шаленый будто запустил естественный процесс, после которого женская рука продолжала движение даже тогда, когда он убрал собственную. Судя по улыбке парня, ровно этой реакции он и добивался, потому что сидел так совсем недолго, а затем поднялся со своего места и все его возбуждение очутилось прямо напротив лица красавицы.

Сложно было понять, о чем именно она подумала, когда открыла глаза и увидела в сантиметрах от своего рта увесистую головку пениса, однако я четко успел зафиксировать, как ее глаза успели пробежаться по всей длине члена и даже заглянуть на парочку свисающих яиц и только после этого поднялись вверх, чтобы посмотреть на парня и отрицательно помотать головой. Даже мне в этот момент стало понятно, что подобное замешательство абсолютно противоречит ее отказу.

Понятно это было и шаленому, лапа которого по-хозяйски легла на голову девушки. Как же пошло это выглядело со стороны! Столь прекрасное, словно выточенное мастером из камня, лицо с белой кожей и без единого изъяна, а в сантиметрах от этого совершенства ужасный, огромный и кривой член, покрытый прожилками и вздувшийся от своей животной похоти.

Черту даже не пришлось просить девушку открыть рот, который она прикрыла сразу же после того, как увидела, что именно находится у ее лица. Парень просто начал водить головкой члена по пухлым губам девушки и… те разомкнулись. Словно подобрал ключ для этого необычного замка. Замок пал, а невинные девчачьи губы снова сомкнулись, но уже поверх мужской плоти. 

Глаза парня вспыхнули каким-то злым огоньком и еще большим нетерпением. Его ладонь на голове девушки теперь сжалась и собрала волосы в кулак, заставляя губы соседки активнее скользить вдоль объемного ствола разгоряченной плоти.

– Думал уже, что не уломаю, – засмеялся парень, обращаясь к приятелю, который щекой лежал на бедре девушки, а пальцем теребил клитор. – Лишил девочку оральной девственности. Ох, как же хорошо она посасывает!

На эти слова грудь девушки отозвалась стоном, а шаленый вдруг вынул член и спустился с кровати на пол.

– Иди-ка сюда, – сказал он красавице, отодвигая друга в сторону и ставя ее на колени. – Давай сама!

К сожалению, с этого момента лица девушки я уже не мог видеть, так как парень с обнаженным органом стоял спиной ко мне. Я лишь на мгновение увидел ее влажные губы и полузакрытый взгляд, который она бросила вверх на парня, после чего подняла руки к члену и наклонила голову. Теперь об интенсивности процесса можно было судить лишь по покачивающейся в такт ее движениям груди.

– Доставай свой, – кряхтя от удовольствия, предложил безрогий своему приятелю, который поглаживал отставленную женскую попу. – Жаль, что самогона мало взяли. Стоит тут сегодня задержаться. Хоть научим девочку сосать.

И снова этот стон из груди девушки. У меня все сильнее складывалось ощущение, что она не столько доставляла удовольствие, сколько получала его сама. Как такое могло быть и могло ли, я ответить себе не мог.

Болтая вываленным из ширинки членом, второй черт встал рядом с другом и теперь мне и вовсе ничего не было видно, кроме спин парней и коленей девушки. Пришлось осторожно перебираться к изначальной позиции у первого окна. 

Как раз в тот момент, когда заглянул в него, эстафета в виде женского рта переходила ко второму игроку. Инвентарь игрока значительно проигрывал таковому у капитана команды, однако его это не пугало и настроен он явно был на победу. Впрочем, финишировал досрочно. Как, собственно, и я, когда увидел лицо девушки, изо рта которой вытекали струйки жидкости, похожей на слюну, но более вязкой и светлой. Точно такая же жидкость в эти секунды стекала по стене летнего домика, прямо напротив моего члена. Я едва уже стоял на ногах, тяжело дыша, но продолжая лицезреть непотребство.

Хотя друг шаленого и отошел в сторону, чтобы устало плюхнутся на стул и налить себе самогона, девушка, с перемазанным спермой ртом, продолжала стоять на коленях, пока безрогий черт рывком не поднял ее с пола. Выглядела она немного ошарашено, что ли. Обнаженная грудь, на которую падали белые капли, часто вздымалась, а рот оставался приоткрытым. Складывалось ощущение, будто ее прервали на чем-то жизненно важном и теперь она не знала, что же делать дальше, но готова была подчиниться любой команде. Черт повернул девушку лицом к кровати и наклонился, чтобы спустить ее трусики.

– Не надо, – едва слышно попросила принцесса, но все же наклонилась вперед, когда ее толкнула рука парня.

– Не волнуйся, – успокоил голос из-за спины. – Невинность твою мы не заберем.

Опустившись на колено, он взялся обеими руками за ягодицы девушки и раздвинул их, после чего провел языком по промежности и почти профессиональным жестом сплюнул на анус. Снова поднявшись, послюнявил палец и ввел его в маленькое колечко между ягодиц.

– Нет, – вздрогнула владелица попы, внутри которой все быстрее двигался мужской палец. – Пожалуйста, не надо…

В этот момент что-то щелкнуло в моей голове. Вероятно, мольба девушки переключила мое сознание с абсолютной похоти на здравый смысл. Соседка четко давала понять, что не хочет того, что с ней собирались сделать, однако никто не обращал внимания на ее просьбы. Кроме меня. Идея пришла как раз в тот момент, когда шаленый вынул палец и уже смачивал огромную головку члена слюной.

В несколько бесшумных шагов я очутился у двери летнего домика. Секунда колебаний и мой кулак громко постучал по двери. Трижды. В ответ сердце бешено постучало в виски. Я уже представлял, как сейчас в несколько прыжков достигну забора, ведущего в наш двор, и перемахну, оставшись незамеченным, однако первое же, что я сделал – зацепился плечом за щеколду калитки, ведущей в яблоневый сад. Последовал странный звук, будто рука отрывается от тела, и меня развернуло на сто восемьдесят градусов, лицом обратно к летнему домику похоти и разврата. Словно тот не желал так просто отпустить меня.

Еще через мгновение, оказавшись уже в тени забора и забравшись на самый его верх, я обернулся и увидел как через боковое окно летнего домика выбираются испуганные черти. Пригнувшись, словно домушники, они улепетывали вдоль сада, по направлению к огородам и спасительному транспорту. Последний взревел парой минут спустя и я облегченно выдохнул. Можно было идти спать. Сил не было уже ни на что. Даже на мастурбацию.

С утра жутко саднило руку, чуть пониже плеча, но не это стало проблемой. Встав и напялив на себя футболку, я с ужасом смотрел в зеркало на порванный рукав. В нем явно не хватало целого лоскута синей ткани. Вопрос был в том, где сейчас находилась эта улика.

Поиск во дворе ничего не дал, а отследить весь свой ночной маршрут я не мог, ибо упирался в соседскую стену, которая отделяла вторую половину пути.

– Что там? – вдруг раздался из-за спины любопытный голос бабушки, заставившей меня вздрогнуть. Впрочем, разглядеть что-либо через щель в заборе все равно не удавалось.

– Да так, показалось… – махнул я и пошел к дому. – И чего ты вечно подкрадываешься?

– Я уж подумала, что эта старая кочерга опять цыцками светит, – пробурчала бабушка.

От ее слов меня передернуло.

Во второй половине дня ночной инцидент потихоньку начинал выветриваться и это радовало, потому что попытки вспомнить любую деталь моментально приводили к одному и тому же результату. К эрекции, которая порядком поднадоела. Сами же мысли о поведении девушки и вовсе старался гнать как можно дальше в лес.

Когда внес под навес, который находился в огороде, последние дрова, увидел соседку, стоявшую по другую сторону изгороди и смотревшую прямо на меня. Было так странно видеть ее после того, что видел я. Даже вздрогнул. Не хватало только перекреститься. Помахал ей рукой.

Реакция девушки смутила еще больше, потому что через мгновение она уже была на нашем участке, перепрыгнув через изгородь, словно кошка. Ох, не к добру это! Хотелось бежать. Очень быстро. Из страны. Вместо этого стоял и улыбался, как имбецил. Девушка выглядела хмурой и решительной. Что-то синее в ее руке объясняло суровый настрой. 

Забавно будет распластаться здесь в дровах, от ее удара в лицо. На мой фингал бабушка опять что-нибудь ляпнет в своем духе, а мама скажет, что даже в деревне я не смог удержать свой острый язык за зубами.

– Привет, – натянуто улыбнулся я подошедшей девушке, хотя мысленно уже приготовился показывать свое кунг-фу. Опять этот аромат…

– Твое? – строго спросила она, глядя мне прямо в душу.

– Что это? – нахмурился я, играя проверенную линию имбецила.

– Ты вчера был в синей футболке. Если я сейчас пойду к тебе в дом, чтобы перетряхнуть там все, меня даже бабушка твоя не остановит. Лучше признайся сам!

Ох, как она заблуждалась по поводу бабушки. Как-то при пожаре та вынесла из горящего дома здоровенного мужика и газовый баллон. Едва ли ее остановит хрупкая девочка с красивыми сиськами. Блин, какие же у нее сиськи…

– Я не слышу ответа? – воззвал ко мне нетерпеливый голос.

– Да, это мое… – хмуро кивнул я и приготовился к смерти.

Девушка отдала мне лоскут материи и поставила руки в бока. Почувствовал себя так же, как когда-то в школе, когда с другом бегал и хватал девочек за попу, а одна из них пожаловалась и меня отчитали по всей строгости и суровости закона. Линейкой по жопе.

– Насмотрелся?

– Не совсем, – неожиданно дерзнул я, что было свойственно мне в критической обстановке. – Извините. Я больше так не буду.

Секунд десять мы продержались, но потом оба взорвались от смеха. Это было лучшим выходом для накопившихся эмоций. В противном случае нас ждала бы эскалация конфликта и соседские войны, а зная старый конфликт двух бабушек, мало кто в деревне пожелал бы повторения.

Чуть позже пес, которого бабушка отпускала порезвиться, вдоволь набегавшись, возвращался домой уставшим. Все мысли его были о миске с водой, что стояла у будки. Именно туда он и держал свой путь, пока не отвлекся на крайне подозрительные звуки из сарая с сеном. Будучи охранником своей территории, он не мог не проверить источник шума, поэтому смело вбежал внутрь, ожидая чего угодно, вплоть до мерзких ежиков. 

Оказалось, что ситуацию полностью контролировал хозяин. Он стоял на коленях, а перед ним на четвереньках, как и полагает каждой суке, находилась знакомая соседская особь человеческого вида. Она тихонько скулила, жалобно подвиливая задом, из одного из отверстий которого уже вытекало хозяйское семя. Как хороший кобель, немного передохнув, хозяин снова взобрался на суку, а пес одобрительно фыркнул и отправился по своим делам.

(Всего 198 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

613

Ад и черти. Цена ...

34

Ад и черти. Зелье ...

3.820

Ад и черти. Шёпот ...

Похожие рассказы:

12

Восстановление данных компьюте ... Автор: Barney McKenzie

15

Подготовил двоюродную сестру к ... Автор: Barney McKenzie

0

Моя невероятная история. Часть ... Автор: Alex77

13 комментария к “Ад и черти. Невинность”

  1. Wow! На Taboo-story тяжёлая артиллерия! К нам пожаловал сам мэтр Maitre, собственной персоной!
    Искренне рад, что Вы к нам присоединились. Ваше творчество, безусловно, украсит любой литературный сайт.
    Я очень надеюсь, что Вам понравится здесь 🙂

    Прочитал рассказ с превеликим удовольствием и пожалел лишь о том, что не познакомился с ним раньше, хотя у меня была такая возможность. Добро пожаловать!

    2
    1. Весьма польщен столь высокой оценкой моего творчества, благодарю! Пишу я, к сожалению, крайне редко, так что меня едва ли можно будет здесь видеть как постоянного автора. Разве что, возможно, восстановлю что-то из того, что публиковал ранее.

      1
      1. возможно, восстановлю что-то из того, что публиковал ранее.

        Этот тот минимум, на который мы надеемся)

        Если муза, всё же посетит Вас, настоятельно рекомендую публиковать новые рассказы либо в платном доступе, либо в категории “exclusive”. Уверен, с Вашим талантом Вы сможете иметь хороший гонорар 😎

        0
        1. Текущий рассказ тоже является новым и нигде ранее не публиковался, однако я не преследую цель заработать на этом, а “пиратство” рассказов меня не беспокоит, так почему бы и не размещать в общем (бесплатном) доступе. Какой-то такой логикой я руководствовался. 🙂

          1
  2. Правильно ли я понимаю, что в финале главный герой трахнул героиню, и может быть, даже в зад, дабы сохранить вынесенную в заголовок “невинность”?
    Несмотря на отсутствие тега “реальные истории”, от меня полноценная 10!

    2
  3. меня развернуло на сто девяносто градусов

    А это специально такой прикол для демонстрации познаний главного героя в геометрии? )))
    Или случайная опечатка, и имелись в виду 180 градусов?

    0
    1. Слишком уж тонкая была бы шутка. Опечатка. Править не стал, чтобы рассказ опять не ушел на премодерацию и не исчез из публикации. Спишем на “несостоятельность” главного героя и пробелы в знаниях. 🙂

      1

Добавить комментарий