Skip to main content

Алгоритмы демонической страсти

Кристина шла по пустым коридорам универа, металась, как по лабиринту. Шла и шла. Она искала, желая его увидеть. Желая так сильно, что заламывала руки, ощущая себя глупенькой первокурсницей. Это было похоже на всепоглощающую необходимость. Она заглядывала в каждый кабинет. Паниковала, чувствуя нехватку воздуха в легких, которая была мелочью по сравнению с тем, как ей не хватало его. Да где же он, черт бы его побрал?!

Уже и не надеялась на чудо, как оно внезапно её настигло. Он просто оказался перед ней, и дыхание сбилось напрочь.

— Андрей Константинович, —простонала она имя своего преподавателя, самого сексапильного педагога во всей вселенной.

Он шагнул к девушке, вставая вплотную, но не прикасаясь руками, которые были заложены за спину. Наклонился к её приоткрытым губам, которые не просто ныли, они пылали от нехватки его поцелуя.

— Что-то хотела, Соколова?

У неё изо рта вылетел ноющий стон. Разве ещё не ясно, что она хотела и хочет? Лукавая ухмылка озарила красивое лицо с безупречно мужскими чертами. Это лицо мог создать только истинный мастер, владеющий искусством сексуального магнетизма. Быть таким — грязное преступление. Этому мужчине достаточно было только обратить взор густо-янтарных глаз, и любая женщина превращалась в голодную кошку в майский период, покорно задирающую хвост. Кристина была не исключением. Ощущая его дыхание на своих губах, эти будто специально сокрушительные, лёгкие касания, как словно бы прелюдия к настоящему поцелую, девушка оказалась на грани обморока. Между бёдер было уже так влажно, что хоть бери её прямо сейчас, ставь рачком и трахай, трахай!

Но только…Что за хрень?

— Соколова! — встряхнул её резкий женский голос. — Соколова! Хватит спать на моих лекциях!

Кристина встрепенулась, распахивая глаза и попадая в совершенно другую реальность, вернее, в реальный мир. На неё орала Светлана Игоревна, преподаватель по риторике. А также пялились десятки пар глаз сокурсников.

— Ещё раз такое увижу, будешь у меня переиздавать мою дисциплину до самой пенсии! — продолжала Светлана Игоревна.

Вздохнув, Кристина положила на лоб ладонь и закрыла глаза. Как же эта фурия её достала!

— Ты поняла меня, Соколова?

— Да, конечно, — вяло ответила девушка, махнув рукой и приоткрывая один глаз. — Простите, пожалуйста, Светлана Игоревна.

— Спать надо ночью, — добавила педагог напоследок. — А не чёрти чем заниматься. Что за молодёжь пошла!

— Конечно, — согласилась Кристина, лишь бы только она от неё отстала. — Больше это не повторится.

Светлана Игоревна так и сделала, возвращаясь к чтению лекции. Но не одной ей сегодня захотелось донять Кристину, спавшую всего час от силы.

— Псс, — одернул её сосед, сидящий позади.

Это был Артемьев — тот еще гад. Обернувшись, она одарила его кислым взглядом, словно посмотрела на помои, источающие запах гнили.

— Слышь, Кристи, я чё хотел спросить — сколько ты берешь за ночь? А минет делаешь?

Его корефаны по достоинству оценили шутку и тихо заржали. Сорвавшись, девушка схватила чью-то тетрадь и кинула в рожу придурка, добавляя следом:

— Да пошел ты! Урод, бля! Пидарас ёбанный!

Со стороны Светлана Игоревна послышался стук ручки о поверхность стола и:

— Так, все успокоились. Соколова, сядь на место.

Подхватив свои вещи, Кристина встала и молча пересела на третий ряд, подальше от озабоченных недопырков и поближе к фурии. Как ни странно, но фурия её поступок оценила, потому ничего не стала говорить.

Сон уже улетучился. Да и на фиг такие сны! После участия в них Андрея девушке ещё требовалось время на то, чтобы прийти в себя. Этот демон крепко засел в сознании и упорно не желал оттуда выходить.

Когда её мучения закончились, Кристина с полным ощущением счастья покинула стены университета. Далее по плану — дом, сон, работа. Этот гад, Артемьев, не просто так спросил о цене её ночи. Чтобы иметь возможность оплачивать университет и проживание в Московской квартире, которую она делила с подругой, Кристина работала танцовщицей в ночном клубе. Многие считали, что такого рода танцы включают в себя не только их, а то и вообще всё остальное, вместо них. В её случае это было не так. Кристина честно трудилась и зарабатывала исключительно лишь танцами. Её основной стиль — go-go, clubdance, хип-хоп. Её должность — этакая девочка для подогрева толпы и создания необходимой атмосферы. И ей работа нравилась.

Не просто так и снился Кристине Андрей Константинович. Он был частым посетителем того клуба, в котором она работала. Кто бы мог подумать? Кандидат филологических наук, известная личность в масс-медиа и в подобном заведении — это попахивало скандалом. Но не в его случае. Он не выглядел как кандидат наук, он даже не тянул на простого педагога или журналиста. Кристина вообще не понимала, как его занесло в эту степь. Слишком уж брутален, сексуален, статен и подтянут, даже очки не носит. Может, конечно, его привлекло обилие студенток, готовых пасть к ногам по первому требованию и отработать оценку любым способом, в любой позе. Да что там! Сдавать у него экзамены были готовы даже преподаватели, имеющие в обилии женские гормоны. Сексуальность этого мужского индивида обсуждалась в каждом закутке ВУЗа. А слухи ходили такие, что краснели стены этого благородного заведения. Ну ещё бы было по-другому, когда он даже не имел жены.

Но Кристина помнила, несмотря на всё это, она выпала в осадок, когда впервые увидела Андрея среди посетителей ночного клуба. Поначалу было даже дико, было неловко представать перед ним в ином свете, нежели обычно. Ведь далеко не каждой студентке было бы просто трясти попой перед своим действующим педагогом. Но ей это делать приходилось.

Он заметил Кристину сразу. Приходил часто. Похоже, ему нравилось за ней наблюдать. Бывало, придет в клуб в её смену, сядет неподалеку за столик и не спускает хищных академических глаз, будто наглядно изучает по ней анатомию женского тела. Но однажды девчонки нашептали, что приходит он только в её смену, в другие дни замечен не был. Стоило бы задуматься и принять его за извращенца. Но почему-то не получалось. Рядом с ним Кристина сама себе казалась извращенкой, потому что уже буквально сходила с ума по этому мужчине, желая со страшной силой, чтобы он оттрахал её в кабинете деканата или уже хоть где-нибудь. Чтоб это было бурно, ярко, чтоб запомнила на всю жизнь. Кристина часто представляла себе всю сцену от начала и до конца. Часто думала, что Андрей этого хочет не меньше её, но что-то удерживает его сделать первый, но уже крайний шаг. Связь между преподавателем и студенткой входила в категорию запрета, а любой запрет, свою очередь, в категорию «плода сладкого».

Но с учетом всех этих обстоятельств, он продолжал смотреть ночью, читая ей лекции днём, а Кристина — продолжала сходить по нему с ума и смотреть эротические сны с его участием, что со временем приобрело статус привычного явления.

— Твой пришёл, — говорили ей девчонки, стоило им увидеть Андрея в зале.

От характеристики «твой» Кристина начинала мокреть, как голодная сучка, впрочем, она ею и была, хотя имелось в виду «пришёл твой препод».

Он приходил каждую ночь, и каждую ночь Кристина танцевала для него одного. Она даже не помнила, с какого момента всё пошло именно так. Дико — именно таким всё казалось, — но дико сексуально. Кристина возбуждалась от одного осознания, что он на неё смотрит, что обращает внимание, оценивает. Сергей, её постоянный молодой человек, с которым были посредственные отношения, находился на седьмом небе, потому что из-за Андрея Кристина всегда была заведенной и голодной до секса. И это безумие обещало продолжаться.

— Твой пришёл, — сказала ей Танюша, коллега по работе, когда Кристина находилась в гримёрной и прихорашивалась для выхода. — Что-то рано он сегодня.

— Наверное, соскучился, — решила поддержать разговор Марина.

— Подошла бы уже к нему, — присоединилась Катя. — Глядишь, так и досрочно сдашь экзамен.

— А то и универ закончишь экстерном.

Раздался издевательский смех нескольких девушек сразу. Но Кристине было, что им ответить:

— Завидуете, да? Тупые овцы! Вот что — завидуйте молча.

Кто-то фыркнул. Кто-то парировал «да сама ты овца!» Но их глаза правды скрыть не могли — они действительно завидовали, что такой мужчина обращает столько внимания на неё одну. В универе подобного замечено не было. Там Андрей мило обходился со всеми, стараясь не делать явных исключений.

Кристина вышла в зал на свою территорию. Обхватила руками холодный шест и огляделась. Внизу, в зоне комфорта, в самом его тёмном уголке, за столиком сидел ОН. Расслабленная поза уверенного в себе мужчины. Андрей поднял глаза, встречаясь с её взглядом. Сразу захотелось выпрыгнуть из трусиков и спикировать к нему на колени, расстегнуть его ширинку и… Он улыбнулся своей сексуальной ленивой ухмылкой. Улыбнулся ЕЙ. Иногда казалось, что он намеренно всё это делает, желая довести девушку до срыва, либо тупо проверяя, сколько в ней терпения и сдержанности. При каждой их встрече ей приходилось бороться с собой и своим искушением. Пока что она выигрывала. Пока что. Кристина трезво понимала одно — стоит ему сделать шаг навстречу или хотя бы о чем-то попросить, и она всё сделает. Придёт, приползёт, попросту растает в его руках, как сладкое мороженое, позволит сделать со своим телом что угодно. И не важно, что между ними двадцать лет разница.

Но он шага не делал, ни о чём не просил, а она не таяла. Пока что. И искренне надеялась, что всё именно так и останется. Боялась, что близости с ним просто не выдержит, а после — не сможет отпустить.

И снова танцевала для него. Двигалась в такт клубной музыки. Иногда закрывала глаза, представляя вместо своих рук — его. Расстояние между ними, как физическое, так и любое другое, придавало её зрителю ореол загадочности. Они никогда не общались на темы, не касающиеся учебных моментов. В атмосфере клуба его взгляд приобретал какие-то мистические нотки — он казался глубже, пронзительнее, словно он смотрит прямиком ей в душу. Что с ней происходило в такие моменты, было не описать словами! От возбуждения часто сбивалось дыхание. К концу ночи Кристина горела и гудела изнутри. А Андрей просто расплачивался с официанткой, поднимался из-за стола и уходил. Каждую рабочую ночь девушку постигало страшное разочарование, которому она радовалась. Пусть лучше так, а не иначе. И ведь главное — она даже не могла попросить его больше не приходить в этот клуб. Он подсадил на свою персону, как на наркотик, и девушка хотела, чтобы он приходил и смотрел, хотела видеть его сама. При несносном характере Кристину это могло бы взбесить. Оно так и было. Но это бешенство издавало характерные стоны с характерным придыханием. Под чары её педагога попало даже оно.

Но в очередной прекрасный день всё пошло не так. Её страшно-сладкие кошмары начали осуществляться.

На его лекциях они менялись ролями. Тогда смотрела на него она. Смотрела, слушала и мечтала. В тот день с этими грезами Кристина и уснула, на его лекции. Проснулась в тот момент, когда затекла рука и стало попросту неудобно спать.

— Ты слишком много работаешь, устаёшь, — услышала над своим ухом голос Андрея Константиновича.

Встрепенулась. Первый же обзор помещения дал понять, что всё уже ушли, второй — они с Андреем наедине. Он сидел на краешке её стола, совсем близко.

— Простите, я опять не выспалась, — тараторила, спешно собирая в сумку свои манатки.

— Не мне что-то объяснять, — ответил он, вставая со стола.

Девушка не сдержала улыбки. Собрав вещи, уже рванула в проход, собираясь быстренько проскочить мимо мужчины. Но вместо того, чтобы подвинуться, он преградил ей дорогу. В итоге Кристина едва не врезалась в него. Стало страшно, что в такой ситуации не удержится и набросится на него с поцелуями. Страшно, что он ответит, и что ей это понравится. От борьбы с самой собой руки невольно сжались в кулачки, врезаясь ногтями в кожу.

Янтарные глаза снова заглянули ей в душу. Сердце забилось как у кролика, или вернее как у крольчихи, полностью готовой к спариванию.

— А знаешь, ты очень восхитительно двигаешься, когда танцуешь. Будущая журналистка и вдруг такие способности, — сделал он комплимент. — Раньше не было возможности это сказать.

— Спасибо, — смогла она выговорить, кивая с усердием.

Он поднял руку и протянул к её лицу, коснулся волос. Кристина с трудом подавила в себе желание отстраниться от его касания. Оно слишком жгло. Понадеялась, что это быстро кончится, но зря. Горячие пальцы поправили длинные тёмные локоны и лёгким движением спустились вниз, прочертили линию от скулы до подбородка, приподнимая её личико вверх, к нему. Кристина ощутила себя не студенткой, подрабатывающей в ночном клубе, а девственной школьницей. Даже губы приоткрыла под его большим пальцем, который фривольно их коснулся. В горле моментом образовалась Сахара, а Андрей был её спасительным оазисом. И что характерно — она позволяла себя касаться, пребывая в полнейшем ступоре.

— Но есть один нюанс — твоя работа мешает учёбе, — произнес мужчина. — Кристина, ты понимаешь, что можешь не сдать многие дисциплины, и мою в том числе?

От таких слов внутри всё перевернулось. Вот и пришли к самому главному. Чертов сукин сын! Намекает без всякого стыда на секс за зачёт. Но как она может отказать? И кто она буду после этого?

— Понимаю, — с трудом выдохнула девушка.

Его палец нагло прошёлся по её губам. Кристина едва не простонала в голос. Андрей наслаждается её реакцией. Это было видно по его лицу и горящему взгляду.

— Тебе не помешало бы позаниматься с репетитором.

Кристине хотелось спросить, чем это не помешало бы позаниматься с репетитором? У неё, например, мысли об этом были только такие, какие располагались ниже пояса, в трусиках. С голосом девушка справилась не сразу:

— Вы… вы предлагаете свою кандидатуру?

— Если желаешь мою кандидатуру, то да — предлагаю.

Кристина уже и запуталась в том, о чём именно шёл разговор — о сексе или об учёбе? Ах да, это всё было тесно взаимосвязано. Жаль, если порой именно таким способом пользуются абитуриентки, чтобы в дальнейшем оказаться на ответственной должности. От самой этой мысли ей стало немного скверно. Девушка не хотела быть одной из них. Пусть она филонила на лекциях, но к экзаменам старалась готовиться со всей ответственностью.

Не понятно, каким чудом, но ей удалось ответить:

— Я подумаю об этом, хорошо? — И шагнула назад скользящим движением, уходя от его руки. — Обязательно подумаю. — Закивала, делая ещё шаг и сразу начиная чувствовать себя немного лучше. — Обещаю. — Рванула в сторону, обходя Андрея через ряды столов и вдоль стеночки.

Наконец-то оказалась возле двери. Дернула за ручку, но к своему ужасу та не поддалась. Дверь была закрыта на ключ, так наглядно вставленный в замок. Девушку начало лихорадить, когда она поняла, в какой ситуации находится и чего себя лишает.

— Как пожелаешь, Кристи, — ответил мужчина, приближаясь к своей студентке неспешным шагом, называя её по имени.

У неё тряслись руки и уже отказывал мозг, мешая повернуть ключ как надо и открыть эту долбанную дверь. Вот до чего довели её все эти молчаливые игры. И ведь она знала, что при подобной ситуации всё так и будет.

Он подошёл со спины, практически прижал к двери своим телом. Кристина ощутила его эрекцию и забыла не только как дышать, забыла всё на свете. Только подумала: «сейчас это случится», трепеща и предвкушая. Он коснулся носом её шеи, провел им снизу вверх. Словно играл в кошки-мышки. Девушка услышала его жаркое дыхание, и голос:

— Я не кусаюсь, так что не нужно так нервничать.

Он издевается?

Раздался щелчок. Кажется, открыл дверь.

— Поверь, я не сделаю ничего против твоей воли, как и того, что тебе может быть неприятно.

Тут уже она взорвалась, едва ли не истерически потребовав:

— Андрей Константинович, перестаньте. Пожалуйста. Я вас прошу. Не надо этого делать…

Он просунул вперёд руку, касаясь девичьего бедра, взялся за ручку и приоткрыл дверь на сантиметр.

— Я не держу тебя, Соколова. Ну давай же, иди… Что же ты?.. — прошептал на ушко так томно, что девушке показалось будто по ней пронесся табун мурашек.

Отпустив, он продолжал стоять за её спиной, как и стоял. Кристине пришлось протискиваться между ним и дверью. Не оборачиваясь, она приоткрыла дверь шире и выскочила наружу.

Девушка так и не поняла, что это такое было. После подобной гормональной встряски вся пылала и будто заново училась дышать. Почему он изменил свое поведение? Решил действовать? Незнание ответов невыносимо дезориентировало. И она никак не могла для себя решить, как относиться к своему поведению: радоваться или сокрушаться? Возможно, она только что завалила очень важный экзамен. А возможно, просто отказалась от самого лучшего секса в своей жизни. Ну хоть сделала это с достоинством. Только всё равно чувствовала себя полной идиоткой. Вроде не пятнадцать лет, чтобы так пасовать рядом с мужчиной. У неё точно ехала крыша не его почве.

В следующую смену Кристина не смогла работать. Вышла в зал как обычно, увидела ЕГО, и её скрутило в тупом приступе плотского голода. Девушка себя чувствовала кошмарно, а выглядела ещё хуже, так что без труда дали отгул. Переодевшись, вышла на стоянку, где ждал Максим, бритоголовый здоровенный амбал — водитель клуба, который должен был доставить её домой.

— Кристи, что-то случилось? — неожиданно услышала голос Андрея.

Девушка вздрогнула, поворачиваясь к нему лицом. Мужчина стоял рядом с чёрной «Audi», небрежно сцепив руки на её блестящей крыше. Он что же, её преследует?

— Ничего страшного. Просто неважно себя чувствую. Так что простите, Андрей Константинович, но танцев сегодня не будет.

— Может, тебя подвести?

— Нет-нет, спасибо, меня отвезут.

Девушка уже шагнула дальше, как он резко окликнул, заставляя дрогнуть:

— Кристина!

В этот момент навстречу вышел встревоженный Максим.

— Проблемы, Кристи? Пристаёт? — тихо спросил он, кивая в сторону Андрея. — Только скажи, я ему табло начищу.

Девушка отрицательно покачала головой:

— Всё нормально, Макс. Поехали.

Но не успела она двинуться к машине, как Андрей снова вмешался. Он уверено подошёл к ним, протянул руку Максу и с улыбкой очень вежливо представился:

— Андрей Константинович, университетский преподаватель Кристины. Вы уж меня извините, молодой человек, но позвольте я сам отвезу её, договорились?

Какое-то время мужчины смотрели друг другу в глаза, всё пожимая руки. После чего Максим, неожиданно для девушки, произнёс «лады», развернулся и ушёл. Она смотрела ему вслед и не понимала, что за хрень происходит? Почему клубный водила так просто её бросил?

— Давай, Кристи, пойдем в машину, отвезу тебя домой, — настаивал её искуситель. — Ну же! Смотри, ты вся дрожишь.

Хотелось отказаться. Об этом кричало сознание. Но ноги сами понесли к «Audi». Она села в машину и пристегнулась, неосознанно стараясь занимать как можно меньше места, стать менее заметной. Андрей сел рядом и завёл двигатель. Они поехали. Девушка отвернулась к окну и постаралась не думать о соседе. Внезапно поняла, что он не спросил адреса.

— Куда мы едем? — поинтересовалась она с перепугу.

Андрей повернул голову, но ничего не сказал. Просто смотрел. Когда по его лицу пробежала тень, в глазах отразился ало-оранжевый блеск, словно бледная вспышка огонька от зажигалки. Эта игра света и тени так впечатлила Кристину, что она на мгновение забыла, о чём спрашивала. Но повторять вопрос не стала, не хотела. Ей было уже по барабану, куда они ехали.

Он привез их к университету. Попросил девушку выйти из машины и пройти с ним внутрь.

— Мне нужно взять кое-какие документы из деканата. Потом отвезу тебя домой.

Кристина снова впала в ступор. Какие ещё документы ему могли понадобиться ночью? В деканате? И зачем ему там она? В деканате?! Её вопросы были глупы и наивны. Ведь она знала ответы. Осталось только решить для себя, как поступить.

— Так ты идешь? — спросил он, будто не настаивая, не искушая таким беспощадным способом, он словно предоставлял ей право выбора.

И Кристина вышла из машины.

Они попали в здание универа через запасной вход, от которого у Андрея были ключи. Идти через главный, через вахтёра, обещало бы лишние проблемы, ненужные сплетни. Таинственная атмосфера запретности только нагнетала обстановку. Девушке уже казалось, что она испытает оргазм раньше, чем всё произойдет. На ватных ногах доковыляла до кабинета деканата по тёмным пустым коридорам и лестничным пролетам, следуя за своим спутником. Он открыл дверь и пропустил девушку внутрь. Верхний свет включать не стал, зажёг только настольную лампу, которая излучала тусклый тёплый свет. Чтобы ровно дышать, ей приходилось делать усилия. Пульс уже бился где-то в районе горла, будто сердце прокладывало себе путь через него наружу.

Кабинет деканата был разделён на несколько комнат, то есть меньших кабинетов для каждой верхушки универа. Андрей подошёл к шкафу и действительно стал искать какие-то документы в увесистых папках. В ожидании Кристина присела на краешек стола, который принадлежал секретарю деканата. Ожидание казалось намного невыносимее, чем у кабинета врача в час-пик. Ещё чуть-чуть, и она либо сбежит, либо сорвётся, в смысле — сама сорвёт с него одежду. Почему он так медлит? Может, она вообще всё себе придумала, накрутила, увлекшись фантазиями? Он сейчас возьмёт документы и попросит на выход, отвезёт домой.

Кристина постаралась взять себя в руки, хоть немного расслабиться, собираясь плыть по течению. Пусть всё будет так, как будет. Первый шаг она делать не станет в любом случае. Не дождется!

Андрей достал из папки какие-то бумаги. Кажется, нашёл то, что искал. С серьёзным выражением лица окинул листы взглядом, подходя к ней ближе. Небрежно бросил документы на стол, на котором девушка сидела, посмотрел на неё, сделал ещё шаг, оказываясь носом к носу. Кристину подбросило как на качелях. Воздух застрял в лёгких, не желая выходить. Янтарные глаза обожгли и без того накалённые нервные окончания.

— Ты снова взвинчена, — произнесли его губы. — Вся дрожишь.

Что-то сказать в ответ она попросту не смогла. Его рука легла на её ребра под левой грудью.

— Я слышу на расстоянии, как мечется твое сердечко.

Девушка выдавила из себя улыбку:

— Н-н-не знаю, что со мной. Ничего не могу с собой поделать, простите. Наверное я…

— Не нужно извиняться. Здесь нет ничего плохого. Всё нормально.

Уверяя девушку в этом, он неожиданно приподнял пальцем её подбородок и навис над устами. Кристина задержала дыхание.

— Я мог бы помочь тебе снять напряжение, — плясали его губы на её губах. — Хочешь?

Она сглотнула:

— За зачёт?

— Успокойся. Зачёт сдашь сама. Это только ради твоего удовольствия.

Наконец его губы прошлись по ней в нежнейшей ласке, всё ещё дразня, но уже лишая рассудка. А потом он попросил:

— Просто скажи мне: «Я хочу, чтоб ты меня трахнул».

Качели повторились. Девушка резко повернула голову в сторону, чтобы вдохнуть, и тут же выдохнула:

— О, Господи…

Едва успела произнести это слово, как её рот накрыла мужская ладонь, пугая такой резкостью. Кажется, Андрей даже зашипел, словно от боли. Упершись носом в ушко девушки, потребовал:

— Не нужно произносить его имя всуе. Тем более при мне. Скажи, что я попросил. Давай.

Ладонь освободила рот, и тогда дрожащим голосом Кристина повиновалась:

— Хочу, чтоб ты меня трахнул. Здесь. На этом столе.

Он улыбнулся, сексуально, победно, даже слегка хищно.

— Вот так. Умничка, девочка, — произнес, прежде чем обжечь глубоким поцелуем.

Кристина застонала с первого же вторжения его влажного языка. Потерялась в своих ощущения уже от этой ласки, забывая не только где находится, но и кто она. Обняла руками его лицо, чтобы не пропустить ни капли, пока выпивала каждую ласку терпкого рта. Обняла ногами его самого и прижала к себе, снова испуская стон, когда тугая плоть, спрятанная в брюках, вжалась в её уже дымящуюся промежность. Она превратилась в амебу с одной лишь заложенной программой размножения. Каждая клеточка её тела вопила одно — хочу! Хочу ебли! И всё.

— Ну же… — озвучила она своё нетерпение с какими-то истерическими нотками. Удовольствие растеклось по животу, концентрируясь… именно там, где он собирался в неё войти.

— Ох, какая же ты темпераментная, горячая… И такая сладкая, — произнесли его губы ей в шею, после чего девушке показалось, что по коже пробежал тихий урчащий звук схожий с урчанием животного.

Звяканье бляшки ремня привело Кристину в восторг. Пришлось потерпеть ещё чуть-чуть. Андрей не церемонился. Он задрал её юбку, обхватил ладонью трусики, рванул их в сторону, так что ткань до боли врезалась в кожу, и ворвался в девичье лоно одним мощным движением бёдер. Распахнув рот, Кристина шумно и восторженно вдохнула, обнимая мужчину, держась за него. Она была уже на грани. Ей хватило лишь того, чтобы почувствовать его внутри. Она даже вскрикнула от его вторжения. Член ощущался просто огромным. И совершенно прекрасным. Чувствительные стенки её киски смыкались вокруг него; внизу живота, прямо под клитором, полыхало пламя. Её лихорадило; когда он отстранился, почти до конца выйдя из неё, она буквально заскрипела зубами. Мгновение спустя он снова ворвался в неё быстрым и жёстким толчком, который выбил воздух из её груди, посылая волну удовольствия прямо к клитору. Он сделал ещё один выпад, и девушка забилась в судорогах невероятного оргазма. Подстроившись под его волны, мужчина уже бился внутри неё, входя до упора. Снова и снова, усиливая втрое все первичные ощущения. С губ слетали стоны, когда хотелось кричать.

В этот момент рука Андрея сжала горсть её пышных волос на затылке и потянула назад, заставляя запрокидывать голову. Нависая над губами, он шёпотом приказал:

— Кричи, сучка!

И она кричала, хоть как-то выплескивая неудержимый поток ощущений. После этого он не остановился, только сбавил темп, позволяя слегка протрезветь, но недостаточно для полного осознания происходящего. Кристина продолжала пребывать в эйфории, и вместе с этим жаждать продолжения. И не было сомнений — то, что было, это только начало.

Раздался треск ткани — это пришел черёд её блузочки. Лифчика на девушке не было, поэтому губы Андрея уже смогли беспрепятственно сомкнуться на темном соске. Снова начало подбрасывать. Смотреть, как он ласкает её грудь, — заводило Кристину сильнее, чем сами ласки. Его глаза были закрыты, губы двигались неспешно, то дразня, то втягивая вершину в рот, теребя кончиком языка, прикусывая зубами. Отпуская, проводил языком таким размашистым движением, словно слизывал с неё сливки.

Когда пульсация лона поутихла, Андрей заставил её опустить ноги, но лишь затем, чтобы развернуть к себе спиной. Заставил прогнуться в спине, наклониться, так что девушка упёрлась руками в поверхность стола. Ноги едва держали. Кристина не поняла, когда он успел расстегнуть молнию на джинсовой юбке, но этот предмет одежды просто соскользнул по ногам вниз. Губы мужчины коснулись спины, прокладывая тропинку и понукая под ними выгибаться. От этого она сильнее упиралась попкой в его пах, терлась о твёрдую выпуклость, уже не зная, как дать понять, что опять готова. Снова треск, перезвон пуговиц, разбежавшихся по полу. Краем глаза Кристина увидела, как туда же летит его рубашка. Накрыв ладонью её шею, он потянул к себе, прижимая спиной к крепкому торсу, кожей к коже. Жадные губы обхватили кусочек шеи, где бился пульс, словно бы он хотел его проглотить. Кристина тяжело сглотнула. Её нещадно трясло. Казалось, что если он сейчас не заполнит собой, она тронется рассудком.

— Хочешь, чтобы я продолжил? — издевательски спросил Кристину её мучитель.

Она смогла выдохнуть только хриплое «да».

— Не слышу, — продолжал он упиваться её состоянием, дразня пальцами кусочек плоти между девичьих бёдер.

— Да! — выкрикнула, как смогла. — Хочу! Хочу!! Пожалуйста, выеби меня!!!

Он толкнул девушку в спину, снова наклоняя, так что пришлось подставить руки, чтобы не впечататься лицом в деревянную поверхность. Просто распластал перед собой в удобной для себя позе. Кристина была не против, даже наоборот — очень «за». Он раздвинул её ножки, взялся за бёдра и упёрся в створки писечки горячей влажной головкой, после чего стал постепенно вторгаться на всю глубину, растягивая стенки влагалища небольшими рывками.

Тягучие движения нагнетали новые волны. Стоило Кристине почувствовать очередной прилив вожделения, Андрей ускорил темп. Он прекрасно знал, как, когда и что именно делать. Он то вбивался рывками и глубоко, подталкивая к грани, то дразнил медленным скольжением члена. То покидал её совсем и оглушал ощущениями от нового проникновения. Девушка полностью покорилась его воле, только при этом странным образом казалось, что каждое движение этого мужчины было сделано для её наслаждения, как он и сказал ранее. До этого она не верила, что бывают такие представители мужского пола, которые способны всецело думать о своей партнёрше. Но сейчас знала — такие есть, или по крайне мере — один такой точно. И в данный момент он принадлежит ЕЙ. Не «мой преподаватель» или кто-то там ещё, а именно — «мой мужчина» — вопил её разум. После такого секса было не жалко и умирать — так ей казалось в его руках в те минуты.

Да, сбылась мечта идиотки. Тогда ещё Кристина не знала, что с этого момент на её биологических часах включился обратный отсчёт времени.

Как Кристина и думала, первый секс с Андреем она едва пережила, и не смогла отпустить после. Он не прогонял, не отталкивал. В ту ночь Кристина поняла, что любит его, незнакомого, ещё такого далекого, какого-то загадочного, но всё же любит. Просто за то, что он есть. Она рассталась со своим парнем, ничего ему толком не объяснив. Они с Андреем стали встречаться вне стен универа и клуба, скрывая свои отношения. Занимались любовью везде, где было возможно, когда накрывало, а накрывало каждый день и порой по нескольку раз. Девушка чувствовала себя счастливой, летая где-то над уровнем неба. Её зеленовато-карие глаза заволокла розовая пелена. Она перестала замечать других мужчин. В сравнении с Андреем все остальные казались бледным мужским подобием. Незаметно демон в обличье этого препода стал для Кристины центром её существования.

Но вслед за такой любовью потянулись и другие чувства. Девушка стала ревновать его к каждой. Взгляд на него хоть какой-то студентки вызывал бешенство. Стоило Андрею кому-то улыбнуться, и Кристину начинало выворачивать наизнанку. Она стала бояться, что он её бросит. Уйдёт к другой. К первой же, кто его привлечёт не меньше неё. К ужасу Кристины Андрей не убеждал в обратном. Просто говорил, чтобы она не волновалась и не забивала себе голову подобной ерундой, что ей нужно больше думать об учёбе. Кристина ходила за ним по пятам, жадно ловила каждую ласку. Она с готовностью и радостью выполняла любую его прихоть. С ним девушка познавала всё новые и новые грани разврата

— Соскучилась? — интересовался он, целуя в машине при очередной встрече.

— Андрюша, ты еще спрашиваешь?

И он ещё спрашивает, когда она жила только встречами с ним?

— Покажешь, как? — И кивнул на заднее сиденье.

Кристина уже знала без уточнений, чего он хочет. Такие игры заводили их обоих, потому они часто в них и играли. Девушка просто перелезла на заднее сиденье. Андрей нажал на газ и опустил зеркало заднего вида, чтобы её было лучше видно. Кристина кокетливо опустила бретельки платья вниз, спустила до талии, обнажила грудь. Любимый смотрел, иногда отвлекаясь на дорогу, постепенно увеличивал скорость, отчего адреналин начинал зашкаливать. Потом она задрала подол до талии и широко расставила ножки. Погладила себя руками, наслаждаясь созерцанием удовлетворенной ухмылки на мужском лице. Чем больше ему нравилось то, что она делала, тем больше это нравилось ей самой.

Он мог попросить о чём-то совершенно сумасшедшем в любой момент. Мог зайти к ней в примерочную во время шопинга, ошеломить поцелуем и требованием:

— Вниз… Соси пока не кончу.

Туго сжимая пальцами её волосы на затылке, он тягучим движением понукал встать на колени. От таких сладких приказов её гормоны танцевали джигу. Разведя колени в стороны, Кристина опускалась вниз и доставала из его штанов своё сокровище. Его плоть стала её любимым лакомством. Девушка упивалась своими же ласками, которые щедро ему дарила. Вбирая его в рот, скользя по стволу губами, дразня языком бархатную головку, сама же тихо постанывала. А он так и продолжал сжимать волосы, держал, направлял, подталкивал под нужный ему ритм, пока бурно не кончал прямо ей в ротик.

Эта любовь не была нормальной, и Кристина это понимала. Она уже переросла в зависимость, при которой требовалось серьёзное лечение. Девушка разругалась со всеми своими друзьями, врала матери о том, что у неё всё хорошо. Постепенно теряла вес, словно высыхала изнутри. У неё даже стали случаться нервные срывы на почве ревности и непонятно чего ещё. Хотя за всё время общения с Андреем ей ни разу не удалось уличить его в измене. Следом за друзьями она потеряла работу в клубе. Учёбу тянул только её мужчина, спасая на экзаменах. Он всегда старался поддержать, лечил сексом, восхитительно, незабываемо, страстно.

Спустя год Кристина начала часто болеть. Андрей ухаживал за ней. Даже в такие минуты он оставался рядом, хотя каждый день просыпалась в страхе, что сегодня он уйдёт. Любой мужчина на его месте сделал бы именно так. Её тело уже не было таким привлекательным, как раньше, как тогда, когда они только начали встречаться. Кристина благодарила его за каждую минуту, проведенную с ней. Целовала ему руки.

Но однажды у девушки случился приступ. Она попала в больницу, и жизнь приобрела горький привкус пепла. Иммунитет ослаб, допустив развитие в теле страшной болезни, название которой она не пыталась запомнить. Девушке было всё равно, что происходит с ней. Она хотела видеть своего кумира все двадцать четыре часа в сутки, вместо положенных в установленный период времени. Первые ночи она оглушала свою палату стенаниями и криками, мешая спать всему отделению. Врачи стали колоть успокоительное. В психиатрическое отделение не перевезли только из-за «крайне тяжёлого состояния пациента».

Когда её последний раз навестил Андрей, девушка была слаба и мало вменяема. Не могла даже говорить с ним, не было сил. Он вытер слезы с её щеки, нежно погладил, наклонился к лицу, поцеловал в лоб. И сказал:

— Спи сладко, моя девочка. Ты была великолепна. Ты была лучшей…

Эти слова ещё долго бились о стенки её сознания. Кристина не могла понять, о чём он говорил.

К вечеру этого дня у девушки поднялась температура. Началась лихорадка. Она стремительно угасала среди чужих ей людей и холодных больничных стен. По ночам снились кошмары.

— Эх, Соколова, Соколова не уберегла ты себя, не уберегла, — услышала она чей-то голос.

С трудом приоткрыв веки, увидела мужчину, лицо которого расплывалось, было нечётким, будто смазанным.

— Доктор? — смогла выговорить она.

— Можно и так сказать, — произнес он, подходя ближе и забирая её руку в свою. — Как себя чувствуешь?

— Ужасно.

Кажется, он улыбнулся.

— Да-а-а, вижу, Андрей постарался на славу. Высосал тебя до капли. Это он может.

Кристина прикрыла глаза, совершенно не понимая, о чём он. Думать было невероятно сложно. Подумала только, что, скорее всего, спит, и ей снится очередной бред.

— Соколова, — позвал её доктор. — Ты веришь в Создателя?

— Не знаю, — отмахнулась она от вопроса. — Как-то особо не задумывалась.

— А в Дьявола?

Девушка нахмурилась:

— К чему все эти вопросы?

— Я объясню.

Неожиданно он дернул Кристину за руку. Она приготовилась к тому, что сейчас будет больно. Но вместо этого словно куда-то провалилась, выныривая где-то вне больничных стен. Но главное — она твёрдо стояла на ногах и не чувствовала никакой боли, никакого дискомфорта, никаких мук, ничего. Они оказались в её универе. В аудитории Андрея Константиновича, который в этот момент вёл лекцию. В первую секунду девушке захотелось броситься к нему, но рука доктора не пустила. Во вторую секунду Кристина ужаснулась, когда с век спала розовая пелена. Тогда она впервые разглядела личину любимого. В его глазах плясали оранжево-алые языки пламени. За спиной возвышались чёрные крылья из призрачного полотна. Вокруг него самого клубилась тёмная дымка. А на запястьях рук горели какие-то символы, как два только что нанесенных свежих клейма.

И тут она осознала, что ни Андрей, ни студенты не смотрят в их сторону, словно их тут и нет.

— Его ты любила? Ему поклонялась? — спросил доктор, продолжая сжимать девичью руку.

— Не понимаю…

— Тсс, — он приложил к своим губам палец. —Не надо вопросов, девочка. Просто смотри…

Обстановка колыхнулась. Сменилась картинка, как в кино. Кристина увидела себя со стороны, распростёртую под Андреем. Между ними кипела энергия. Она выходила из девушки густым потоком и пропадала в мужчине. Он засасывал её в себя, как в чёрную дыру. Он высасывал её жизнь. Разжигал похоть и питался её вожделением, её любовью. Кристине уже не требовалось объяснений, что к чему. Знания возникали сами собой по требованию. Все прежние совпадения и странности приобрели объяснение. Андрей был демоном, инкубом, который попользовался ею как игрушкой и спокойно простился, выкинул, когда игрушка сломалась. Внутри зародились чёрные тучи ненависти. На пороге смерти уже не было вопросов, во что верить, а во что нет.

— Хочешь отыграться? — спросил доктор.

— Это возможно?

— Да, возможно, — он снова улыбнулся, хитро, радостно.

— Зачем это вам?

— Сказать по чести, нынче скука смертная, тоска совсем заела, — объяснил он, словно пологая, что она поймёт. — Так ты согласна?

Она задумалась. Обо всём. И главное, в конце концов, — да кто же он такой?

— Ты знаешь, кто я, — ответил он с лукавством на незаданный вслух вопрос. — Я —твой Доктор.

Доктор… Кристина заключила с ним сделку, подписала договор своей кровью. Просто согласилась на его предложение — обменяла остатки своей души на возможность вернуться. К этому, о чём она узнала чуть позже, прилагалось вечное служение тому же «Доктору» и вся тяжесть существования по ту сторону. Но это было уже не важно. В ней давно высохло всё то, что могло бы встрепенуться от подобной перспективы. Потому и души было уже не жаль. Она погибла ещё в тот момент, когда в её жизни появился этот искуситель, Андрей. Он оказался её роковым соблазном, перед которым она не смогла устоять. Он оказался её проклятьем. Теперь он станет её жертвой, ей на радость, «Доктору» на забаву. Круглое клеймо Хозяина теперь красовалась на левом запястье девушки. Оно отличалось от тех, что были у Андрея, но так ярко горело, было таким очаровательным.

Её внешность изменилась. Вернулись прежние формы. Девушка значительно похорошела, стала другой. Но она уже была не той. Прежней Кристины Соколовой, студентки факультета журналистки, больше не существовало. Нужно было всё строить заново, но уже с иными целями.

На заре она спокойно покинула больницу без каких-либо препятствий. Просто вышла из центрального входа в больничном халате и побрела по улице, чувствуя себя новой: бодрой, целеустремленной, голодной, уверенной в себе, слегка озорной, свободной от душевной боли. Души ведь больше не было! Осталась только она и её желание отомстить за муки той, доброй и наивной Соколовой Кристины.

Стены универа встретили девушку приветливо. И мужчины, и женщины провожал взглядом каждый её шаг. Все носители тестостерона желали, чтобы она хотя бы обратила на них свой взор. Этому имелось свое объяснение — теперь она была суккубом. У Дьявола очень изысканная и неиссякаемая фантазия, грандиозные планы на каждого.

Но другие мужчины по-прежнему были ей не интересны. Открыв дверь аудитории, Кристина вошла внутрь, прекращая лекцию Андрея. Он стоял возле какой-то студентки, наклонившись над ней и якобы помогая с чем-то разобраться в тетради. Она сочилась сексуальной энергией, а он спокойно её поедал. Видимо, это была его новая жертва. С ней будет тоже самое, что было с Кристиной. Внутри проснулся голод, лютый, неудержимый. Только в её меню — один лишь Андрей. Она выжрет его до основания, высосет досуха так же, как он проделал это с ней.

— День добрый, Андрей Константинович, — пропела она ему знойным голосом.

Их глаза встретились. Хищно прищуренным взглядом он следил за каждым её движением. Смотрел, как она занимает место за его столом, закидывает ножки на край, даже не поправляя задравшуюся короткую юбочку.

— Прошу прощения за опоздание. Продолжайте.

Демон расхохотался, заливисто, весело, словно его позабавила вся ситуация, которую он явно не ожидал. Ведь он с ней уже простился и никак не рассчитывал, что Хозяин уготовит ему сюрприз. В виде ЕЁ.

Продолжая тихо хохотать, Андрей подошёл к столу и наклонился над ним, упёрся ладонями в его поверхность. Воздух между ними начал потрескивать, накаляться. Их полюса друг к другу тянулись даже помимо воли, когда многие эмоции — отталкивали. А эмоции демонам были не чужды. Но она смотрела на Андрея уже не теми глазами прежней Кристины. Зависимости больше не было, любви тоже, как и ненависти. Был только демонический голод, жажда к поглощению.

— Все свободны, — громко сказал он студентам, не спуская с неё глаз.

Студенты послушно и с радостью покинули аудиторию. Они остались одни.

— Ты даже не представляешь, на что подписалась, Соколова, — предупредил демон, в глазах которого плясали тени и языки адского пламени.

Кристина хмыкнула и улыбнулась одним уголком губ.

«Интересно, можно ли в Аду жизнь демона превратить в Ад?» — подумалось в этот момент.

Задумчиво прикусила зубами нижнюю губу, окидывая оценивающим взглядом своего собеседника. Он был озадачен, недоволен, крайне возбуждён. Опустив ножки, она подалась к нему через стол и так близко, что губы почти касались губ:

— Ты слишком взвинчен, любимый. Помочь снять напряжение? Я знаю как. У меня был очень хороший учитель.

Его губы дрогнули, запылал сильнее и жарче в глазах огонь. Из глотки стал подниматься клокочущий звериный рык. Она знала, что на неё он будет реагировать иначе, нежели на простых смертниц. Он уже реагировал. Спасибо «Доктору», подсобил.

И тогда она сама себе ответила на свой ранее заданный вопрос:

«ТЕПЕРЬ ВСЁ БУДЕТ ПО-МОЕМУ! И В АДУ ЕСТЬ СВОИ РАДОСТИ…»

(Всего 153 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

9130

Под парусами в Эдем. Часть 1. ...

825

Шлюха по призванию ...

516

Мой нежный враг. Часть 2 ...

Похожие рассказы:

0

Преданная Таня ... Автор: Rauta92

410

Привкус полыни ... Автор: НафанЯ

0

История одной мести. Расплата ... Автор: black_knight

Диана Шерман

Ищущая себя, в постоянном творческом поиске начинающая молодая писательница. Основной профиль - боевая, приключенческая эро-фантастика, тентакли, запредельное.

8 комментария к “Алгоритмы демонической страсти”

    1. Благодарю, Кристиан! Данный рассказ не совсем типичен для моего творческого амплуа – мистика и демонические сущности. Но я время от времени стараюсь осваивать новые категории, расширять горизонты своих возможностей ))

      2
    2. Мне понравилось в целом и во многих деталях тоже. Приятнее читать, чем о чужих и их кровавых страстях.
      Я большой поклонник эмоциональной эротики. Правда в человеческих отношениях. Здесь немного другое. Поэтому иногда читал по диагонали.
      Единственный вопрос. Почему он выбрал именно ее? Эта тема в рассказе не раскрыта вообще

      0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!