АНТОНОВКА

Пролог

Алёшка (1993)

— София, а я женюсь на тебе! Вот увидишь! Куплю кольцо и сделаю предложение! Руки попрошу! И возьму в жены!
— Ах Алешка, забавный ты все-же. Ну какой замуж, мне тридцать семь скоро. Старая я для тебя! – с грустью в голосе произнесла женщина. – Найдешь себе помоложе и женишься.
— Да при чем тут возраст?! Ну, нам ведь вместе хорошо! Да многие крепкие браки были с разницей в возрасте. Ну взять хотя бы…
— Леш, хватит! Я для себя все решила! – прервала она горячность лежащего рядом юноши.
— Что… решила? – неуверенно спросил он,нервно переплетая ее пальцы между своих.
— Скажи, хорошо тебе сейчас со мной? – словно не услышала вопроса женщинаи приподнявшись на локте, заглянула парню в глаза.
— Ты даже не представляешь насколько! Я рядом с тобой, будто…
— Вот и наслаждайся Лёш, наслаждайся этим мигом. Он такой скоротечный, как снежинка на ладони. Раз – и растаял… Целуй меня Лёша, не теряй мгновений, целуй, — и София, запрокинув шею, подставляла ее жгучим поцелуям молодого человека. Когда его рука сжала налитую грудь, Соня вздрогнула. Она всегда вздрагивала от чужих прикосновений к груди, а темные круглые соски были, пожалуй, самой чувствительной, самой эрогенной зоной. Женщина с благодатностью застонала, прикусив губу, когда Алёша спустился ниже начал ласкать губами горячую кожу вокруг набухших ареолов…

1.

Алексей (2013)

— Приехали, профессур! – хриплый голос водителя вывел Алексея из воспоминаний молодости.
— Да какой я профессор? Так, простой доцент! – Алексей улыбнулся и протянул престарелому водителю молоковоза триста рублей.
— Брось ты! Я ж так, по пути подкинул, – отмахнулся от денег старик, из под кустистых бровей глядя с задором на попутчика и закуривая папиросу.
Алексей, убирая деньги, посмотрел сквозь лобовое стекло газика на колхоз и разбитую просёлочную дорогу и задумчиво сказал:
— Совсем не изменилась Николаевка. Какой была двадцать лет назад, такой и осталась.
— У нас тут, брат, время остановилось, — ответил водитель, вдыхая едкий дым и глухо закашлявшись.
Алексей подхватил спортивную сумку, открыл дверь и выбрался из кабины наружу, ловко спрыгнув с подножки на край наезженной колеи.
Он уже собирался захлопнуть дверь автомобиля, как старик, откашлявшись, окликнул его:
— А я тебя вспомнил. Ты ж еще студентом сюда приезжал, это ж сколько лет миновало?
— Да лет двадцать тому назад!
-У тебя только тут, — старик покрутил вокруг морщинистой щеки кривым пальцем, — вроде пятно родимое было? Али мож и путаю что?
— Было пятно. Сбрил как то! – улыбнулся парень!
-Ну ты даешь! – качнул головой старик и выкидывая окурок в окно. – Бывай, дохтур академических наук!
-Спасибо отец, и вам всего доброго!
Водитель с треском включил передачу и старый газик с голубой кабиной и желтой цистерной покачиваясь на ухабах поехал в сторону фермы.
Алексей зажмурил глаза и полной грудью вдохнул свежий сельский воздух.
Казалось, вот прямо сейчас, Она подойдет сзади, положит прохладные, пахнущие яблоками ладони ему поверх век и спросит своим мелодичным голосом:
— Угадай, кто?
Алексей тряхнул головой, избавляясь от наваждения и воспоминаний о первой любви, закинул сумку на плечо и пошел в сторону студенческого барака.
Ему предстояло провести две недели со своими студентами-аграрниками на производственной практике, внедрить передовые технологии и все такое.
Сентябрь был в самом разгаре, наступило бабье лето, синоптики обещали теплые солнечные дни. Все было точь-в-точь как той далекой осенью девяноста третьего.

2.

Алёшка (1993)

Раздолбанный пазик привёз их в колхоз уже далеко под вечер. Третьекурсники аграрного факультета, утомленные долгой дорогой встрепенулись, и, гомоня, потянулись к выходу. Кто пошустрей сразу рванул занимать в бараке места поближе к тепловой пушке. Суетливый препод Семен Леонидыч, назначенный старшим, безуспешно пытался построить эту толпу в какое-то подобие строя и пересчитать. Пахло свежестью, осенней прохладой и предвкушением чего-то чудесного, необычного. Кто-то закурил, потянуло дымком, бряцнула упавшая на землю гитара, вслед донесся крепкий матерок, захихикали девчонки. Лёшка часто дышал, словно не мог надышаться этим свежим сельским воздухом, сердце от волнения гулко колотилось в груди.
— Лех, пошли, я нам шконки занял у окна, – прокартавил друг Славка, и Алексей, подхватив сумку побрел за долговязой фигурой товарища.
Алешка выезжал в колхоз впервые, хотя их курс отправляли и в прошлом году. Он не поехал – схватил воспаление легких и провалялся в больнице. Поэтому в отличие от большинства сокурсников ему было все интересно и необычно.
Какая-то женщина в пятнистом армейском бушлате и повязанном на голову платке поинтересовалась, кто старший и впереди идущие ребята махнули рукой за спину:
— Там где-то…
Кто-то поздоровался:
-Здрасте, Марья Антоновна…
До Алексея донесся короткий разговор преподавателя и женщины в бушлате, которая просила не затягивать с размещением, так как ужин в столовой стынет, Леонидыч, в свою очередь, ссылался на поломку автобуса и вынужденную задержку в пути.
Так начинались приключения Лехи Скоморохова в том далеком девяноста третьем.
Лешке нравилось в колхозе. Толи потому что родом был из города и в деревне никогда не бывал. А может ощущал, что должен вот-вот произойти какой-то необычный, переломный момент в его жизни.
Днем студенты работали в плодопитомнике на сборе и сортировке яблок. Девушки собирали, парни таскали ведра и корзины в прицеп. Обедали «в поле» и такой вкусной еды на свежем воздухе Лешка никогда доселе не ел. Мальчишки шутили, флиртовали, девчонки кокетничали и строили глазки. Дело молодое, студенческая пора! Конечно, образовавшиеся за время учебы парочки в этом не участвовали и держались особняком. Утром и вечером на улице уже было прохладно, но днем солнце нагревало воздух градусов до двадцати, однако не припекало, как в июле, а просто грело, ласково, по-осеннему трепетно и нежно. И конечно всюду стоял аромат поспевшей антоновки, которую собирали ребята. Вечерами допоздна засиживались в веранде-курилке между бараками. Общались, втихаря пили портвейн, пели под гитару. Девочки посмелей забирались мальчишкам на колени и обнимали за шею. Другие просто сидели в обнимку, или держались за руки.
А в пятницу, субботу и воскресение было самое интересное – дискотека в клубе. Туда ходили, даже те, кто в городе такие мероприятия обходил стороной. Местной молодежи в окрестных деревнях почти не было, потому эксцессов не возникало, но кроме ВУЗа в котором учился Алексей на сбор яблок в соседние колхозы тоже приезжали ребята из других учебных заведений. В этом году с аграрниками соседствовали юристы и факультет машиностроения технического института. Вот там, на дискотеках, компании перемешивались, парни вызывались провожать «чужих» девчонок, на что «свои» фыркали и ревновали. Случались и между парнями разборки, но ни во что серьезное это не вытекало благодаря бдительному Леонидычу и двухметровому физруку с машфака. Вспыхивали романы, кипели страсти, разбивались сердца.
Лешка парень был неплохой, и внешность нормальная, разве что родинка с грецкий орех на пол щеки, но вот с девчонками как-то не клеилось у него. Ввиду природной ли застенчивости или страха перед противоположным полом. Его бы расшевелить, чтобы кто первый шаг ему навстречу сделал, тогда и он раскроется и рот весь вечер не сомкнет – благо парень начитанный, и собеседник интересный. А так, посидит с ребятами, похихикает над общей шуткой, хлебнет портвейна, хором с ребятами Цоя подпоет и спать.
Вторая неделя истекала, наступили очередные выходные, снова все в клуб. Девчонки прихорашивались, не стеснялись изобилия косметики, парни намывались в душе и поливали себя туалетной водой (частенько один флакон на толпу, пахли одинаково, зато – приятно).
Дискотека закончилась в полночь серией рок-медляков, все расходились, на улице было темно, шумно, радостно. Луна ярко светила, словно желтый блин. Лешка перед дискотекой с ребятами немного выпил, в голове приятно шумело, тело после танцев горело огнем, и настроение такое отчаянное было: «по колено все моря». Высыпавшая на улицу толпа разгоряченных студентов редела. Парочки уединялись в закоулках жадно лобызаясь, любители выпить искали где бы догнаться. Лешка, застегивая куртку, увидел удаляющуюся по пустынной дороге девушку. Шла она уверенно, осанисто, высоко держа голову, от чего у парня прям сердце ёкнуло. Часто на дерзкие поступки толкает нас хмель, бурлящий в крови, вот и Лёшка, не задумываясь, зачем и почему это делает, почти бегом догнал удаляющуюся девушку, перейдя на шаг метров за пять. Поравнявшись пошел рядом глядя перед собой и не всматриваясь в лицо.
— Привет! Можно… провожу?
Девушка ответила не сразу, бросив быстрый взгляд на неожиданного попутчика. Лешке почему-то подумалось, что она в этот момент улыбается, но повернуть голову и посмотреть на нее он снова не решился.
— Проводить можно! Почему же нет?
Голос ее был бархатистый, будто цветной какой-то, переливистый. Парень шел, ощущая радость, сердце отстукивало барабанную дробь.
— Меня Лёша звать. А… тебя?
И снова пауза, словно девушка размышляла как именно лучше ответить.
— А меня зовут София, Алексей!
Эта интерпретация его имени прозвучала в устах девушки довольно необычно, словно чужеродно, будто и не к нему обращались, но парню понравилось. Он понял, что представляться нужно полным именем, а не уменьшительно-ласкательным.
— Какая луна! – произнесла вдруг девушка. — Наверное, полнолуние сегодня. Волшебная ночь.
— Да, точно. Я вот помню, читал одну статью, что в древние времена, когда на небе светила такая луна…
Так и завязалась их беседа, становясь все более оживленной. Оказалось, что есть у них общие темы, общие прочитанные книги, просмотренные фильмы. В какой-то момент, Алексей увлеченно рассказывая что-то, интенсивно жестикулировал руками, а закончив, опустил их и случайно коснулся ладони девушки. Рука Софии была холодная и парень взял ее в свою горячую, намереваясь согреть. Дальше они шли сквозь ночь, по освещаемой луной дороге, крепко держась за руки.
Когда показалась окраина деревни, София остановилась.
-Спасибо что проводил, Леша! Ты очень интересный собеседник. Дальше я сама дойду.
-Я могу прямо до дома. Вдруг чего?!
— Тут рядом, правда не стоит.
-Мы увидимся еще?
Снова пауза, девушка смотрела куда-то в сторону, а Лешка даже толком еще не разглядел ее лица.
-Не думаю, что это хорошая идея.
-Наверное, потому что у тебя кто-то есть? – выпалил в сердцах парень.
-Нет же, — София звонко рассмеялась и повернула лицо к Алексею. — Просто потому что я преподаватель и гораздо старше тебя. Думаю, это была не лучшая мысль.
На Алексея, в свете луны смотрело красивое женское лицо, обрамленное по краям волнистыми длинными прядями. Конечно, теперь было видно, что она старше его и далеко не на пару-тройку лет. Это не значит, что София выглядела старо и непривлекательно, вовсе нет, просто черты ее лица несли в себе некий жизненный опыт, взгляд был вдумчивый, порой оценивающий, таящий в себе житейскую мудрость. И наряду с этим всем лицо ее волновало и притягивало парня, аккуратные губы поблескивали в лунном свете яркой помадой, а когда женщина улыбалась, губы посередине раскрывались, являя взору ряд аккуратных зубов.
Алексей так долго с интересом рассматривал женское лицо, что прошло несколько минут. София сказала, переминаясь с ноги на ногу:
-Ну, я пойду?
-Нет! – тут же ответил Алексей.
-Нет? — Удивилась женщина.
— Нет! – утвердительно кивнул студент. – Я не хочу тебя сейчас отпускать.
Девушка лишь молча пожала плечами, а жест ее мог означать: «ну, ладно».
Алексей, почувствовал восторг от этой мимолетной победы. Именно в тот миг он и влюбился в Соню без памяти, конечно, понял он это гораздо позже, но в тот момент, он ощущал в груди какой-то волнительный трепет, некую новую силу и еще, может быть власть, в хорошем смысле этого слова. В первую очередь власть над собой и своей неуверенностью. Он знал, что теперь может делать все, что захочет, конечно, в разумном подтексте. Но он знал, скорее даже чувствовал, что эта женщина готова сделать шаг ему навстречу, в его желаниях, его поступках, знал, что она не осудит, не рассмеется в лицо, не оттолкнет. И сам он готов был к полной взаимности с ней.
Конечно, все эти мысли заняли несколько секунд, а Алексей тем временем шагнул навстречу и положив руки женщине на талию, притянул ее к себе, продолжая всматриваться в ее красивое лицо.
— А что, существует какой-то запрет, не позволяющий студенту проводить преподавателя и попросить о новой встрече.
-Я… не слышала о таком, – негромко ответила София, скрывая дрожь в голосе, и, не выдержав этот пристальный взгляд, отвела глаза в сторону. – Но, — продолжила женщина уже более уверенно, — существует некий этикет между преподавателями и студентами, который если и не осудит подобное, то вызовет массу ненужных разговоров. Я бы этого не хотела.
— Как же быть? – Алексей не выпускал женщину из объятий и продолжал смотреть ей в глаза, ловя взгляд.
— Думаю, на этот вопрос, должен найти ответ мужчина! – в этой фразе прозвучал вызов. И не давая опомниться юноше, София провела рукой Лешке по лицу, задержав пальцы народимом пятне неправильной формы. – Спасибо тебе, Алеша! – она прижалась к нему, вздрогнув, когда грудь вжалась в грудную клетку парня и мягко высвободившись из объятый побежала к деревне.
Алешка долго глядел ей в след, приводя в порядок эмоции, волнение и возбуждение. На душе было благостно, хотелось свернуть горы, разогнаться бегом до скорости света, ну или как минимум прыгнуть выше неба. В таком настроении парень вернулся в свой барак и долго не мог уснуть, ворочаясь с бока на бок и думаю о Софии. Уже засыпая, он придумал, что можно перевестись в ее ВУЗ и посещать ее занятия.

3.

Алексей (2013)

Почти ничего не изменилось в Николаевке за эти двадцать лет. Все те же постройки времен «царя Гороха» неумолимо разваливающиеся от времени и не без помощи местных. Те же мужички в китайских адидасах и фуфайках, те же брешущие вслед собаки. И конечно тот самый непередаваемый запах, который бывает только в деревне или на дачах и только в августе-сентябре, когда по утрам уже мерзнут уши, пальцы и нос, но еще так не хочется расставаться с привычной футболкой и ветровкой. Так пахнет жухнущая трава, печной дым, опадающая листва, яблоки, подсохшие зонтики укропа и прохладный сентябрьский ветер. Именно вдыхая этот коктейль сельских ароматов Алексей переносился в памяти в свои студенческие годы, заставляя сердце учащенно биться в груди.
Даже яблони были всё те же, с корявыми стволами и ветками, густо усыпанными бледно-желтой, медового отлива душистой антоновкой.
Разве что студенты были теперь другие, пялились в смартфоны, фотографировались у каждого столба, чертыхались потому что «сеть не ловит». Вместо гитары – портативная колонка, вместо Цоя какой-то рэп. Усыпанные татуировками, а некоторые и пирсингом они разговаривали на малопонятном языке, употребляя свои «жаргонные» словечки. Да что жаргон, у каждого поколения он свой, но эти, молодые, они даже думали как-то иначе.
До обеда студенты распределялись по объектам, после обеда должны были писать свои курсовые, но это номинально. В большинстве своем во второй половине дня они балдели, пили пиво, просиживали в сети, привычно надеясь к концу практики скачать из интернета готовый материал и представить его за свой.
Алексей к ним не лез, по крайнем мере слишком уж явных причин для этого не было. Колхозные на ребят не жаловались, деревенские тоже, между собой конфликтов не возникало, а что до учебы, то тут уже дело каждого. На зачёте Алексей поблажек не делал, оценивал знания по факту.
Он и сам хотел позаниматься в свободное время своей диссертацией, над которой работал уже несколько месяцев.
Однако прошла неделя, началась вторая, а за свою писанину доцент так и не сел. Ностальгия не давала покоя. С болью в сердце проходил он по знакомым тропкам, трогал пальцами грубую кору деревьев, в тени которых миловались с Софией. И все жадно дышал этот яблочно-осенний воздух. Дышал и никак не мог надышаться, словно хотел наверстать упущенное за двадцать лет.

4.

Алёшка (1993)

А на следующий день София на дискотеку не пришла! Лёшка не нашел ее ни в клубе, ни в его окрестностях. Интересоваться у студентов-машиностроителей где их препод он не решился, поэтому просто отправился тем же путем, которым накануне провожал Софию. А обнаружил он ее, пройдя почти половину пути. Женщина сидела у края дороги на поваленном бревне, и издали заметив его заулыбалась, приветственно помахав рукой.
Алешка ускорив шаг приблизился и в нерешительности встал около Софии.
— Привет!
— Здравствуй!
-Думал, придешь сегодня.
-Я тоже так думала, неудачно наступила и подвернула ногу. Теперь ни туда не могу, ни обратно. И по дороге как назло никого. Думала, до полуночи придется сидеть, ждать, когда мои ребята назад с дискотеки пойдут. Хорошо, что ты пришел!
— Можно посмотрю? – Алешка присел перед женщиной на корточки.
-А ты медик? – с задором спросила Соня.
-Есть немного, мать учила, — рассеянно и неопределенно ответил Лёша.
Расшнуровав на Софии ботинок с высокой шнуровкой и приподняв брючину Алешка аккуратно потрогал припухшую лодыжку. Внутренне юноша затрепетал, трогая гладкую женскую кожу, горячую и приятную на ощупь.
— Перелома нет, и то слава богу. Но нога припухла, был бы бинт, я бы мог перетянуть, и сама смогла бы идти. Ничего, сейчас что-нибудь придумаем.
Алешка посмотрел на Софию снизу вверх и их взгляды соприкоснулись. У него ёкнуло в груди сердце и он взволнованно отвел взгляд в сторону.
— Сейчас что-нибудь придумаем, — повторил он и осмотрелся вокруг.
Неподалеку была видна лишь ферма и стоящий рядом молоковоз с синей кабиной. У парня мгновенно созрел план.
Сорвавшись с места, Лешка припустил бегом, направляясь к той самой машине лишь успев бросить удивленной Софии:
— Я сейчас!
Толи парень был так взволнован, толи водитель оказался добрый сердцем, но согласился помочь и довезти пострадавшую учительницу до деревни.
Через десять минут около Софии остановился молоковоз и из кабины со стороны пассажира выпрыгнул Алешка.
— Давай помогу, — протянул он руки, пытающейся самостоятельно идти женщине. — Опирайся на меня. Вот так. Ага, сейчас мы…
София сначала положила Алеше руку на плечо, а потом обхватила его за шею — идти так оказалось удобнее. Парень придерживал женщину за талию, ощущая как ее тело вжимается в его.
В машину София забралась самостоятельно и в тесной кабинке газика их с Алешкой тела снова плотно прижимались друг к другу. Все молчали, покачиваясь на ухабах, и думая каждый о своем, доехали быстро и пяти минут не прошло. Шофер остановился прямо напротив гостиницы — двухэтажного бревенчатого барака.
Алешка ловко спрыгнул на землю и помог выбраться Софии, взяв в руку ее ледяную ладошку.
— Спасибо! — в один голос поблагодарили они водителя, а он лишь кивнул, улыбнувшись, и раскурив папиросу уехал.
— Так глупо себя чувствую! — пробормотала София.
-Ну ладно тебе! С кем не бывает! Сюда? — парень показал пальцем на дверь гостиницы.
— Да, только мне на второй этаж, а лестница крутая, не знаю как-нибудь доковыляю.
— Я тебя провожу! — вызвался Алешка.
— Не надо. Я сама.
— Надо! — твердо сказал парень. — И уже более мягко. Пойдем, не хочу, чтобы ты еще и с лестницы кувыркнулась!
Она лишь рассмеялась и они пошли к крыльцу. Однако около входной двери София неудачно ступила на больную ногу и громко ойкнула. Тогда Алешка открыл дверь и подхватив Софию на руки внёс внутрь.
Женщина хотела что-то сказать, но так и не нашла нужных слов, лишь смотрела на студента взволнованными и испуганными глазами. А парень без проблем поднялся с такой ответственной ношей на второй этаж и остановился в тусклом коридоре, освещаемом единственной лампочкой.
— Куда?
— Направо до конца. Отпусти Лёш. Я сама дойду. Ну, правда.
Но Лёшка лишь молча делал свое дело. Аккуратно опустил на пол женщину лишь перед дверью обитой дерматином. Но не спешил выпускать ее из рук, держа их на талии, а София тем временем так и не убрала свою руку с плеча юноши. Их глаза встретились, взгляды зацепились, переплелись и уже не отпускали друг друга. Приоткрытые губы Софии были шершавыми, но быстро стали влажными от поцелуя, а ее волнистые волосы приятно пахли лавандой. Целующихся спугнул голос пожилой дежурной доносившийся снизу.
— Зашли, а что входные двери не надо за собой прикрывать? Не май-то уже на улице.
Затем от шагов заскрипела лестница и София отстранилась от только что целовавшего ее Лешки. Быстро достав из куртки ключ, она отперла дверь своей комнаты, втолкала в нее парня, и на одной ноге запрыгала внутрь сама. Бесшумно повернув ключ в замке она приложила палец к губам — «тихо!» и сама тут же притянула парня за отворот куртки погружаясь с ним в вязкий и волнительный поцелуй.
И пока губы исполняли свой затейливый танец, их руки слепо расстегивали и стягивали верхнюю одежду, бросая ее на пол. Алешка быстро избавился от кроссовок, но тут же вспомнил, что у Софии такой номер не прокатит. Он нехотя разорвал продолжительный поцелуй и на вопросительный взгляд Софии ответил:
— Сейчас!
Парень опустился на колени и начал расшнуровывать высокие Сонины ботинки, а женщина, поняв его маневр, оперлась спиной на дверь, запрокинув голову и глядя в потолок. Она пыталась привести в порядок свои эмоции и мысли, борясь с чувством вины за проявленную слабость перед юным студентом. Однако руки ее блуждали в густых волосах парня, поглаживая его голову, а женское естество требовало продолжения и разряда. Инстинкт заглушил совесть и когда Лёшка, поднявшись, вновь подхватил женщину на руки и понес к кровати,она целиком отдалась в его власть.
Она умела настроиться на нужный лад. Она знала, что еще достаточно привлекательна в свои тридцать шесть. Знала, что хоть разница между ними и велика, но все же не настолько, чтобы общество осудило ее за эту связь. Знала, что мир полон предрассудков, которые мешают жить. И знала, что она тоже достойна счастья и любви, пусть скоротечной, неправильной, возможно запретной, но такой желанной и долгожданной.
А он так пылко целовал ее лицо, губы, шею. Несмело касался рукой груди, что женщина внутренне трепетала от этих касаний. Несколько раз пытался, но не осмеливался до конца стянуть с нее кофточку или проникнуть под пояс брюк. Все-таки он был еще так юн и неопытен. Пришлось помочь ему, сделать «шаг навстречу». Когда поцелуй затянулся, и не хватало воздуха, они прервали его, тяжело дыша, утирая с губ влагу и буравя друг друга разгорячёнными взглядами. София выпросталась из под Алешки и села на кровати, однако его рука продолжала крепко сжимать ее ладонь, словно юноша боялся потерять ее в этот самый миг. Женщина ласково посмотрела на парня, успокоив его взглядом и он ослабил хват выпустив тонкую тёплую ладонь. София пригладила пальцами растрепавшиеся каштановые волосы и, на миг замерев, стянула с себя через голову кофточку. В вечернем полумраке комнаты в полуметре от замершего Алешки белела нагая женская спина, ровно перечерченная ремешками и лямками черного бюстгальтера и увлекающая взор плавными линиями плеч, лопаток и позвоночника.
Парень протянул руку, нежно провел по гладкой коже поясницы и София подалась навстречу этому прикосновению.
— Отвернись, — сказала она, пытаясь расстегнуть бюстгальтер за спиной.
— Нет!
-Нет?! — удивленно переспросила София, застежка, наконец, поддалась ей и ремешки, стягивающие грудную клетку женщины, ослабли. — Что значит, нет?
Она обернулась, прижимая бюстгальтер к груди и глядя прямо в глаза Алешке взволнованным взглядом.
— Нет, значит нет! — твердо ответил парень, не отводя взгляда. — Я хочу видеть тебя, всю!
Он потянул за болтавшуюся с краю бретельку и женщина уступила ему. Белье спало, но она продолжала стеснительно прикрывать груди ладонями. И этот жест, этот запрет еще больше распалял страсть юноши. Он протянул руки и отвел ладони девушки от груди. София открылась ему!
— Я хочу целовать тебя, всю! Я… хочу тебя! — продолжал он дрожащим шепотом, словно пребывая в грезах и глядя на сокровенные женские прелести.
София часто дышала и это дыхание приподнимало и опускало увесистые чаши грудей с темными круглыми сосками. Парень протянул руку и накрыл одну, женщина вздрогнула. Он с интересом посмотрел на нее, но глаза девушки были прикрыты, а губы тронула улыбка, полная счастья и удовлетворенности. Тогда не выпуская из ладони горячий шар он потянулся и губами коснулся соска на другой груди. Женщина снова вздрогнула и отчаянно вздохнула, словно всхлипнула. Этот жест подстегнул парня. Он уложил Софию на спину и быстро сняв с себя водолазку прижался всем телом к горячей женской коже и ее упругим формам. Они вновь целовались. Они были открыты и откровенны. Они старались дать другому нескончаемый поток нежности и ласки. Алексей, ранее неопытный в интимных делах, постигал все налету, интуитивно, словно считывая, что именно хочется девушке в этот момент, как лучше сделать, чтоб ей было приятно, где быть нежнее, а где понапористее. Он оказался очень искушенным в фантазиях и ласках, не зацикливаясь на одной лишь женской груди, дальше которой обычно большинство мужчин не продвигается. Нет, Алексею все было любопытно. Он целовал ключицы и плечи, запрокидывал руки девушки вверх и целовал внутреннюю поверхность руки от локтя до подмышки. Он миновал ложбинку между грудей и ласкал губами ее живот, иногда подключая язык и касаясь им пупочного узелка. Таких ласк Софии еще никогда не дарили, и она трепетала и извивалась под этой фантастической нежностью Алешки, не стесняясь проявления эмоций и страсти.
Девушка опустила руки вниз и расстегнула свои брючки, недвусмысленно давая понять парню, что пора двигаться дальше. Он поочередно стянул с нее штанины, особенно нежно обходясь с поврежденной ногой. На Софии остались только черные трусики и парень уже взялся за края, чтобы вслед за брюками стянуть их вниз, но София, скорее инстинктивно ухватилась за запястья Алешки, удерживая их.
— Хочешь, отвернусь? — с улыбкой прошептал парень!
Она лишь помотала головой и сама потянула его руки вниз.
В комнате было темно, а свет они, войдя, не включали, поэтому Лешка скорее ощутил, нежели увидел, когда София раздвинула бедра и открыла ему самую потаенную женскую сокровищницу. Он лишь тактильно, пальцами ощутил влажную нежную плоть, обрамленную мягкими волосками, от прикосновения к которой женщина содрогнулась и подалась навстречу, томно выдохнув.
Алешка тоже избавился от джинсов и трусов, разместился между бедер женщины, и едва скользнул головкой по ее влажному пушку, как твердый член вдруг обволокла со всех сторон влажная горячая плоть и ощущения эти были доселе неизведанные (совсем не такие, как от собственной ладошки). Парень понял, что проник в женское лоно начал медленно двигаться, прислушиваясь к необычным восприятиям собственного тела, эти движения вызывали трение набухшей от страсти нежной плоти и вызывали неописуемый восторг. Те же эмоции испытывала и София, подаваясь вперед, когда юноша погружался в нее, и с неохотой выпуская его из себя на обратном пути.
Они интенсивно двигались в ритмичном танце, когда вдруг София замерла и ее пальцы сжали кожу Алешки на спине. Он всмотрелся в ее лицо, насколько можно было разглядеть белеющее в темноте пятно, и шепнул:
— Ты что? Все хорошо?
— А ты бывал уже с женщиной?
— Да. Бывал, — соврал Лешка после небольшой заминки.
— Тогда ты ведь знаешь, если мы не предохраняемся, то нужно будет вытащить.
— Я знаю! Я все сделаю, — улыбнулся Алешка и продолжил приятные движения.
Он уже ощущал приближение оргазма и потому сделав несколько резких движений, вытянул член из горячей вагины и тесно зажимая его между своим и Сониным животом, кончил, продолжая ритмичнодвигать бедрами. Оба ощутили, как кожу живота обожгла горячая липкая жидкость, растекаясь, размазываясь соприкасающимися телами, распространяясь терпким запахом.
— Спасибо! – шепнула София и чмокнула юношу в губы.
Алешка упираясь на локтях полулежал на женщине, подминая собой ее упругую грудь и в полумраке глядя ей в лицо.
-А тебе хорошо было? Тоже понравилось?
— Ну… я пока еще не успела.
— Не успела? Значит я поспешил. Блин…
— Ну чего ты! Не расстраивайся, так бывает. Ты очень нежный, со временем все придет, всему научишься! А меня вообще сложно раскачать. Все хорошо! Правда, же!
Алешка перевалился через бедро Софии и лег рядом, подперев голову рукой и продолжая глядеть на женщину.
София провела рукой по животу, пальцы стали влажными и скользкими.
— Может, я могу что-то сделать? – спросил Алешка.
— Может! Помоги мне пальчиками.
Алешка протянул руку, положил на пушистый лобок и когда София подалась ему навстречу широко распахивая бедра, ладонь парня опустились ниже, скользнув по влажной промежности.
— А-а-ххх! – застонала женщина, когда парень погрузил в ее норку один палец. – Подожди, милый. Я тебе покажу. Она взяла ладонь юноши и потянула к себе. Алексей удивился, когда Соня взяла его пальцы в рот и немного пососав их, хорошенько смочила слюной. Затем она взяла в руку указательный палец и прислонила его чуть ниже лобка, там откуда начинают расходиться в стороны половые губы.
-Чувствуешь, там уплотнение, как маленький шарик?
— Да. –Алексей действительно ощущал под тонкой плотью небольшую горошинку.
-Это… оххх, — София говорила прерывисто, потому что Алексей легонько надавливал ей на клитор и ей стоило усилий, не потерять нить разговора. – Это самое… чувственное место у женщины. И если ты… мммм… научишься ласкать его…ох, даааа… вот так…еще! Еще… чуть быстрее. Ммм…
Алексей водил вокруг горошинки пальцем, теребил ее, легонько надавливал и под его ласками София выгибалась в пояснице, трепетала и цеплялась пальчиками в простынь. Когда там становилось сухо, парень смачивал палец, передвинув его чуть ниже: страстные губки девушки сочились густой смазкой.
София в очередной раз выгнулась навстречу ласкам и сжав руку плотно сдвинутыми бедрами провернулась на бок и уткнулась юноше в грудь. Ее тело вздрагивало от конвульсий, словно через него пропускали ток, частое горячее дыхание обжигало кожу парня, а до его ушей доносились всхлипы.
— Ты плачешь? Я сделал больно? – прошептал парень, когда ураган эмоций в девушке поутих.
— Глупенький. Мне очень хорошо. Просто это.., — она глубоко вдохнула и выдохнула, — это проявление женских страстей. Эмоций. Это значит, что мне было очень хорошо с тобой.
Вот так и потеряла голову тридцатишестилетняя София Викторовна от юного студента Алешки. Не такая уж редкая история, но она все равно корила себя за эту связь. А потом с гулким сердцем снова бежала на встречу, горя щеками, как восьмиклассница, впервые вкусившая сладость настоящей любви.

5.

Алексей (2013)

Вера буквально свалилась Алексею на голову в начале второй недели командировки. Да, вот прямо так и свалилась с корявой яблони в паре метров от него. Аспирант прогуливался после обеда по тропинкам своей молодости и предавался жарким воспоминаниям мимолётного романа двадцатилетней давности.
Услышав треск ломающейся ветки, шум и крик он обернулся и через пару секунд уже наклонялся над распластанной на земле рыжеволосой девушкой. Она морщилась от боли, обхватив двумя руками коленку, но так и не выпустила из пальцев огромное сочное яблоко.
— Сильно ударилась? Дай посмотрю? – он попытался отвести руки девушки и она убрала их.
-Здрасте! – вдруг негромко сказала студентка.
— Спина, голова не болит? Не кружится? Еще чем-то ударилась?
— Н-нет. Вроде нет.
— Как угораздило тебя?
Девушка не ответила.
— Тут больно? А тут? – Алексей ощупывал место ушиба.
— Ой! Да. Тут.
— Пошевелить можешь?
— Вроде. Кажется да.
Девушка украдкой разглядывала преподавателя, сосредоточенного на ее колене.
— Идти сможешь? Давай помогу подняться?
Она протянула руки и с помощью Алексея, опираясь на здоровую ногу, поднялась. Руки мужчины были теплые и мягкие, а щеки Веры залил румянец.
— А! – вскрикнула девушка, попытавшись наступить на больную ногу.
— Давай, опирайся на меня. – Алексей встал сбоку, и обняв девушку за талию, помог ей сделать несколько шагов. Порыв ветра донес до него фруктовый запах ее шампуня и хлестнул длинной прядью по лицу, краешками волос задев губы.
— Извините! – они остановились, и девушка убрала прядь за ухо.
— Так как же угораздило тебя… кажется Трофимова, да? На дерево залезть, да еще и грохнуться? – Они снова медленно двинулись.
— Извините Алексей Николаевич! Я яблоко хотела сорвать, думала, дотянусь. Дотянулась, а ветка хрустнула.
— Мало тебе яблок на земле валяется?
— Мне именно то приглянулось, — вздохнула девушка.
— Доставим сейчас тебя в медпункт, пусть смотрят. А если перелом или вывих? Прямое нарушение мер безопасности! Эх, Трофимова.
— Извините! А можно я Вас тем яблоком угощу?
Они остановились, и девушка, опираясь о руку Алексея, протянула ему то самое яблоко, которое сжимала в пальцах, когда свалилась. Во взгляде ее была вина, однако в глубине зелено-желтых глаз едва заметно мерцали искорки какого-то задора. Словно нарочно она эту катастрофу подстроила, когда преподаватель мимо проходил.
— Идем уже, горе луковое! – процедил Алексей, но яблоко взял. Толи показалось ему, а может и вправду девушка даже теснее к нему прижиматься стала.
Когда дошли до барака, Алексей усадил студентку на лавочку, а сам отошел на пару шагов и коротко переговорил по мобильному.
— Значит так, — Алексей подошел и сел рядом. – Фельдшер в город уехал, будет только завтра. Как самочувствие, терпимо?
— Болит! – поморщилась девушка, поглаживая колено.
— Хорошо, пойдем ко мне, у меня аптечка есть, первую помощь тебе окажу, надеюсь, перелома нет, простой вывих. А завтра уже в медпункт.
— А Вы сможете? Вы доктор? – недоверчиво спросила девушка, подняв тонкие брови и улыбнувшись.
— Почти. Вставай-ка, пойдем.
Он снова помог ей подняться, и они доковыляли до преподавательского общежития – серого двухэтажного здания.
— Ну что, Трофимова, лестница на второй этаж крутая, боюсь не доковыляешь, так что держись крепче!
С этими словами Алексей подхватил студентку на руки и понес на второй этаж.
— Вывих ноги. Помощь нужно оказать, — деловито бросил он опешившей вахтерше и уверенно направился к лестнице. Никто и не обратил внимания на счастливую улыбку юной Веры.
Алексей был достаточно привлекателен для девушек, да еще и не женат, потому многие студентки томно вздыхали, глядя ему вслед и судачили между собой, о возможности заполучить аспиранта в свои крепкие объятия. Но пока фантазерки мусолили свои мечты, решительная Верка придумала план и привела его в действие. И теперь этот план действовал безупречно!
Обстановка в комнате аспиранта была спартанская, но было тепло, ненавязчиво пахло одеколоном и чаем. Поставив пострадавшую студентку на пол возле кровати, Алексей велел ей сесть, сам опустился рядом на корточки. Он уже хотел попросить девушку закатать штанину, чтоб осмотреть колено, как понял, что это невозможно. Виновата была молодежная мода и их обтягивающие узкие джинсы, такие на нормальной ноге вряд ли закатаешь выше колена а на повреждённой так и подавно. Придется снимать, хотя куртка у девушки тоже короткая, даже пояс джинсов не прикрывает.
— Мне нужно осмотреть ногу, тебе придётся снять джинсы, я сейчас найду, чем сможешь прикрыться и отвернусь.
С этим словами Алексей поднялся и отошел к шкафу как услыхал за спиной шуршание ткани и невозмутимое:
— Да ничего страшного.
Когда аспирант обернулся, Вера уже сидела стянув джинсы на щиколотки и даже не пытаясь прикрыть тонкие розовые трусики.
Он подошел, пожав плечами (что за нравы у этой молодежи?) и вновь присел над припухшим коленом, стараясь не бросать взгляд куда не следует и надеясь, что студентка не обратила внимания на его пылающие щеки.
— Так больно? – он легонько сжал колено пальцами, кожа девушки была гладкой, прохладной и приятной на ощупь.
— Н-нет. Кажется, нет.
— А так?
— Не знаю. Немного, – голос девушки дрожал.
Алексей поднял голову и посмотрел на Веру, а она склонилась и стремительно поцеловала аспиранта в губы. Все произошло неожиданно, в доли секунды и пока он соображал, облизнув влажные губы, находчивая студентка сползла к нему на пол и обхватив шею руками снова прильнула к мужским устам, своими юными упругими губками.

6.

Алёшка (1993)

Все оставшиеся дни София и Алексей встречались тайком. То прогуливались в обед в дальней, почти запущенной части плодопитомника, скрываясь среди низкорослых корявых яблонь, наслаждаясь терпким фруктовым ароматом и страстными поцелуями. Иногда Алешке удавалось незаметно пробраться к Софии в комнату, и он оставался на всю ночь, уходя лишь спозаранку.
София в этот период переживала вторую юность, будто влюбленность эта была первой в ее жизни и страсть, которой окутал ее молодой Алёшка, пронизывала насквозь каждую пору, каждое нервное окончание, пробирая мурашками до самой души.
Но как бы ни было, София была взрослая женщина, имела за плечами и житейский опыт и понимала, что будущего у этой связи нет. И чем раньше они прекратят это сладкое безумие, тем скорее стихнет боль и все позабудется. Ну конечно не все и не позабудется, но будет восприниматься не так остро, с рассеянной улыбкой и налетом легкой грусти.
Все это София думала, пока они нежились в смятой постели, после очередной вспышки страсти. Бедра были липкие от недавней близости, а горячая голова парня приятной тяжестью давила на грудь.
— София, а я женюсь на тебе! Вот увидишь! Куплю кольцо и сделаю предложение! Руки попрошу! И возьму в жены!
— Ах Алешка, забавный ты всё же. Ну какой замуж, мне тридцать семь скоро. Старая я для тебя! – с грустью в голосе произнесла женщина. – Найдешь себе помоложе и женишься.
— Да при чем тут возраст?! Ну, нам ведь вместе хорошо! Да многие крепкие браки были с разницей в возрасте. Ну взять хотя бы…
— Леш, хватит! Я для себя все решила! – прервала она горячность лежащего рядом юноши.
— Что… решила? – неуверенно спросил он, нервно переплетая ее пальцы между своих.
— Скажи, хорошо тебе сейчас со мной? – словно не услышала вопроса женщина и приподнявшись на локте, заглянула парню в глаза.
— Ты даже не представляешь насколько! Я рядом с тобой, будто…
— Вот и наслаждайся Лёш, наслаждайся этим мигом. Он такой скоротечный, как снежинка на ладони. Раз – и растаял… Целуй меня Лёша, не теряй мгновений, целуй, – и София, запрокинув шею, подставляла ее жгучим поцелуям молодого человека. Когда его рука сжала налитую грудь, Соня вздрогнула. Она всегда вздрагивала от чужих прикосновений к груди, а темные круглые соски были, пожалуй, самой чувствительной, самой эрогенной зоной. Женщина с благодатностью застонала, прикусив губу, когда Алёша спустился ниже начал ласкать губами горячую кожу вокруг набухших ареолов. Другая его рука скользнула вниз и София машинально подалась ей навстречу раздвигая бедра и впуская в себя нервные юношеские пальцы.
— Постой, Алёшенька, милый. Подожди. Я кое что тебе покажу. Мы так не делали еще! Да я и сама никогда, а вот с тобой захотелось попробовать. Ложись на спину и закрой глаза.
Парень послушно лег, как просила София и через миг она склонилась над ним, скользнув густым локоном по груди. Лешка ощутил ее губы на животе а потом ниже и ниже. Тонкие пальчики погладили волоски вокруг члена и губы с причмокиванием облизнули головку, погрузив ее в рот. Язычок скользнул по расселинке между раздвоенными полушариями головки и парень поёжился.
— Нравится тебе?
— Очень!
София погружала член в рот, пока он не упирался в горло, проводила вокруг него языком, целовала, ласкала рукой.
— Кажется я скоро снова…, — шепнул Алеша.
— Давай милый. Я хочу попробовать, какой же ты на вкус.
Щеку и нёбо девушки обожгли тягучие жирные струйки семени, который продолжали выплескиваться из крохотной дырочки.
София все проглотила и вытерев рот ладошкой положила голову парню на живот.
В эту ночь Алешка словно почувствовал, что София очень устала и ушел ночью, раньше обычного, не став дожидаться утра. А Женщина после его ухода наконец смогла дать волю чувствам и выплакаться в подушку. Утром она уехала, сославшись на плохое самочувствие.

7.

Алексей (2013)

Целуя Веру аспирант еще пытался найти весомые доводы прекратить все это и не дать ситуации выйти из-под контроля. Но страсть бурлящая внутри имела свои виды на этот счет. Упругие юные девичьи губы, ее горячее дыхание, гладкая кожа голых ног спутали мысли в чертов клубок и Алексей просто отключил совесть и мораль (хотя и не смел этого делать) и целиком отдался течению желания. Он стянул резинку с ее хвостика и запустил пятерню в волнистые рыжие волосы, прижимая, обнимая, притягивая обладательницу упругих губ теснее к себе. В какой-то момент Алексей понял, что они так и сидят на полу, а девушка кроме того в спущенных до щиколоток джинсах. Он мягко отстранился от Веры, окинул взглядом ее раскрасневшееся лицо и недоуменный взгляд. Посмотрел на припухшие розовые губки, чуть приоткрытые и манящие, манящие… Не так просто было взять себя в руки с первого раза и он снова впился в ее уста – резко, тесно, жадно и так же резко отстранился, поднявшись с пола и помогая подняться девушке и усаживая ее на кровать. Пока Вера расшнуровывала кроссовки и стягивала свои узкие джинсы и курточку Алексей запер дверь на ключ, провел рукой по волосам и выпил стакан воды, стараясь не смотреть в сторону Веры. Он знал, что еще может остановить эту безумную страсть, но хотел ли этого? Конечно нет!
Мужчина снял куртку, кроссовки и направился к Вере, сразу же поймав ее взгляд и улыбнувшись глазами. Конечно многое хотелось сказать или спросить, но вот сейчас, именно в этот момент все слова, все разговоры были лишние до абсурда.
Вера сидела на кровати, забравшись на нее с ногами и наматывая локон на палец, выжидающе смотрела на Алексея.
— Нога больше не болит? — спросил он с ухмылкой, присаживаясь рядом.
— Болит! Но терпимо.
Алексей наклонился и поцеловал колено девушки.
— А так?
— Еще! — Вера прикрыла глаза, наслаждаясь, как поцелуи Алексея покрывают ее ножку, двигаясь вверх по бедру.
А потом не сговариваясь оба стянули свои свитера. На Вере был светлый лифчик, а Алексей следом снял футболку и джинсы. Оба юркнули под одеяло снова погружаясь в страсть поцелуя и взаимных ласк. Действовали суетно, толкались и мешались друг другу под одеялом, избавляясь от белья, но так и не разорвали поцелуй. Только позже Алексей губами скользнул по щеке, по шее и нащупал губами сосочек, маленький, девичий, юный, да и сами грудки у Веры были небольшие, под ладошкой спрятать можно. От касания к соску Вера вздрогнула и затрепетала, а Лёша вдруг совсем некстати вспомнил близость с Софией и такую же ее реакцию на ласки груди.
— Еще! — шептала студентка и Алексей переключился на другую грудь, облизывая, посасывая и теребя языком небольшой пупырышек соска.
Вера избавилась от трусиков и притянула мужчину за ягодицы, раздвигая бедра.
Алексей вдруг замер, серьезно посмотрев в лицо Вере.
— Надеюсь не первый раз у тебя?
Девушка резко замотала головой.
— Нет. Нет!
Погружение было тесным, но плавным от обильной смазки, выделяемой возбужденной студенткой.
— Ахх! — затрепетала она и раскачиваясь в унисон, они плавно начали входить в ритм танца.
Их очень быстро окунуло в пучину страсти и через время еще раз, когда движения были более размеренными, уверенными, сладкими. Потом пили чай с шоколадом, целовались, ласкали друг друга, перешептывались о всякой чепухе.
— Признавайся, ты нарочно план составила, чтоб с яблони на меня рухнуть или все-таки случайность?
— У женщин свои секреты! — Вера улыбнулась и чмокнула аспиранта в губы.
— Ну что ж, в таком случае, признаюсь, что я коллекционер женских секретов. Делись!
— Ты правда хочешь знать мой секрет?
— И не абы какой, а самый сокровенный!
— Ну что ж. Это не совсем секрет. Скорее семейная история. Моя мама уже была в этом месте, правда давно, лет двадцать назад. Она преподавала в ВУЗе, и каждый год они ос своими студентами ездили на уборку урожая. И вот, как-то пошла на дискотеку и подвернула на кочке ногу на половине пути между общежитием и клубом. Хорошо, что навстречу по той дороге шел один студент и он ей помог добраться до комнаты. Он остался у нее и у них случился мимолетный, но очень страстный роман. Правда мама испугалась чего-то и сбежала не попрощавшись. А потом у нее появилась я и жизнь повернула совсем в другое русло…
Алексей слушал рассказ прихлебывая из кружки и не проявляя никаких эмоций до сего момента, как вдруг закашлялся чаем и отставив кружку взволнованно спросил.
-То есть как – ты?! После этого… романа?
— Ну нет, конечно. С чего ты взял-то? Мама спешно вышла замуж и родила меня.
— Ты уверена? Ты какого года рождения?
Алексей так разволновался, что не контролируя своих эмоций схватил Веру за худенькое предплечье и сильно сжал.
— Отпусти! Мне больно!
— Ах, да прости. Прости!
— Чего так взъерепенился то? Девяноста четвертого.
— Да потому что… Черт! — Алексей обхватил голову руками. — Потому что это я был тот студент.
— Да с чего ты взял?
— Маму твою как звали?
— София. Но это не ты. У того студента родимое пятно во всю щеку было! Мама часто про это вспоминала.
— Я его вывел. Когда она уехала. Когда пропала.
— Кого…вывел?
— Пятно родимое со щеки. Со злости взял и вывел, видишь, след остался? — Алексей повернулся, чтоб Вере было видно.
Девушка протянула руку чтоб дотронуться, но Алексей резко дернул головой.
— Зря мы это все. Черт возьми. Зря! Ведь а вдруг…
— Алексей, не кори себя. Я поняла к чему ты клонишь. Я не твоя дочь. Я совершенно чужой человек.
— Но как я могу быть уверенным? Даты совпадают! Она ведь могла и не сказать твоему отцу, что беременна.
— Все это глупости! Ну хочешь тест ДНК сделаем?
Но Алексей только покачал головой, тяжело поднялся с постели и протянул Вере одежду.
Наутро Алексей уехал, сославшись на семейные обстоятельства – повторил поступок своей возлюбленной и сбежал. А когда Вера вернулась в универ, Алексей там уже не работал.

Эпилог

Алёшка (1993)

Странно София покинула колхоз, даже не попрощавшись. Алешка в который раз прокручивал в голове все их разговоры, искал, чем мог обидеть ее. Вернулись в город, кода уже улицы покрыл пушистый слой первого снега. Сразу затянула учеба, хвосты, подготовка к сессии. Только через пару недель удалось вырваться в институт, где преподавала София, но там Алешку ошарашили. Уволилась, уехала, перевелась неведомо куда.
С упавшим сердцем шел парень по заснеженной улице, пока не увидел в каком то доме светящуюся рекламу «Косметология. Удаление нежелательных родинок, папиллом, пигментных пятен». Рядом в отражении витрины отражалось его лицо с родимым пятном во всю щеку. Стиснув зубы Алексей потянул дверь, приветливо звякнул колокольчик.
— Здравствуйте, я хочу пятно удалить.

Алексей. (2014)

Он был удивлен, увидев Веру на пороге.
— Ты? Как ты меня нашла?
— Женская интуиция. Можно войти? Ты один?
— Да, да конечно. Входи! — посторонился Алексей.
На Вере был просторный плащ и расстегнув его она скинула и передала Алексею.
Машинально приняв одежду мужчина не двинулся с места, глядя на выразительный Верин живот, обтянутый длинным свитером.
— А? — только и смог он вымолвить?
— Седьмой месяц.
Алексей зачем-то начал считать, загибая пальцы, кивнул сам себе, увидел в руках плащ, снова кивнул, засуетился ища вешалку. Глядя на все это Вера звонко рассмеялась!
— Алексей, нам надо поговорить, но сначала. У меня для тебя есть сюрприз. Можешь пожалуйста закрыть глаза?
Алексей несколько секунд удивленно смотрел на Веру не моргая, пока не понял, чего именно от него хотят и зажмурил глаза, зачем-то закрыв их еще и руками.
Послышался какой-то шорох.
— Открывай!
Алексей открыл глаза и вначале не понял, что именно протягивает ему Вера.
— С первым апреля, милый! — в руках девушки была подушка. Алексей перевел взгляд на живот, его больше не было и как бы в подтверждение Вера провела там рукой, приглаживая просторный свитер.
— Надеюсь, шутка удалась! Как минимум я потешила свое самолюбие твоим ступором, чтоб знал, как в следующий раз сбегать от меня по-английски. А теперь, кроме шуток. — Вера раскрыла сумочку и достав сложенный лист бумаги протянула Алексею. — Вот.
— Что это?
— Тест ДНК подтверждающий, что мой биологический отец — Николай Трофимов, этот мой родной отец, муж мамы, правда сейчас уже бывший. А никак не кто-то там другой…
— Зачем это?
— Во-первых я представила в каком ты был смятении когда все узнал. Ведь ты бы до конца жизни корил себя. А во-вторых… — Вера замолчала потупив глаза в пол.
— Во-вторых?
— Я не могу без тебя! Влюбилась кажется… — она бросилась мужчине на шею, ища губами его губы.
У Алексея в голове возникли какие то образы, мысли, о разнице в возрасте и прочего, но он лишь отмахнулся от них подаваясь навстречу возлюбленной, прижимая к себе ее худенькое тело и подхватывая терпкий, влажный поцелуй.

(Всего 178 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Руслан&Людмила Адамовы

Писатель искушенных спален, Поэт придуманной любви...

Добавить комментарий