Skip to main content

Бесенята в глазах. Часть первая

Алина, как гостеприимная принимающая сторона, и, до кучи, именинница, вилась вокруг нас, аки пчелка, не переставая жужжать и не позволяя нам даже на секунду соскучиться. Удивительно, но у моей дальней-предальней родственницы (о таком родстве говорят: «седьмая вода на киселе»), а, по сути, моей подруги, было очень мало друзей, кого она могла бы пригласить на день рождения. И это при ее-то компанейском характере! Не даром говорят: «Чужая душа – потемки».

Алина жила с родителями в огромной, по моим плебейским меркам, четырехкомнатной квартире.  В свои двадцать лет она успела закончить второй курс университета, повстречаться с несколькими молодыми людьми и всех их послать, куда солнце не светит. Да, для серьезных отношений моя четвероюродная (кажется так), сестренка еще не созрела, зато погулять могла знатно! И внешностью ее природа наделила щедро. Наверное, она, природа то есть, до сих пор гордится этим своим произведением. Стройная, с выдающимися со всех сторон, но упругими и фигуристыми выпуклостями, Алинка, где бы она ни появилась, неизменно являлась причиной обильного слюноотделения у мужчин и шипения, больше похожего на змеиное, у женщин.

Если не считать родственников, которые приехали, скорее, не для того, чтобы поздравить именинницу, а чтобы жахнуть триста-четыреста грамм коньячку на душу населения с ее папой, гостей у Алины собралось не так, чтобы много. Всего я насчитал четверых, если не считать меня: первый – Витек, верный и преданный поклонник Алины, которая благосклонно принимала от него все знаки внимания, пользовалась его помощью в любой ситуации и держала парня во френд-зоне за высоченным забором. Надо бы пожалеть товарища, но, если уж ты думаешь исключительно тем местом, которым природа завещала не думать, то, будь добр, тяни этот геморрой на себе и не чирикай.

Еще была пара моих старых знакомых, Кирилл и Настя. Причем, когда я говорю «пара», я имею в виду именно то, что пришли эти «неразлучные» вместе. Да и в последнее время они, в принципе, редко ходят по отдельности, а история их отношений – вообще поэма (для тех, кто знает настоящую их подноготную), и совсем другая история. Скажу только, что, узнав ее, я стал относиться к Киру с особым уважением: этот парень вполне его заслуживал.

Четвертой была незнакомая мне девушка с  не очень длинными черными волосами, свободно спадавшими чуть ниже хрупких тонких плеч. Ростом она была ниже среднего, хотя и заметно выше нашего рыжего чуда, Насти.

Алина встретила нас во дворе. Предполагалось, что мы все вместе зайдем к ней домой, поздороваемся со старшим поколением и юркнем в комнату виновницы торжества, безобразия нарушать. Родители Алины, конечно, люди на редкость демократичные в плане вечеринок, однако, в последствии, пару бутылок «Олимпа» Витек таки пронес в дом тайно: то ли по привычке, то ли уже по традиции.

Сентябрь только-только начал вступать в свои права, и на улице все еще было тепло, отличная погода, солнце светит, духоты нет, дождя тоже. Все одеты легко. Алина сияет в шикарном платье, и реакция на ее появление у всех разная: Витек стучит челюстью о грудь, Настя в восторге любуется подругой, Киру, как я понимаю, пофиг, но выражает уважение. А я просто не знаю, как на эту красоту неописуемую реагировать! Знаете, когда у терзаемого сомнениями персонажа на плечах появляются ангелок и бесенок и начинают промывать бедняге мозги? Вот что-то подобное случилось и у меня.

– Куда встал?! Да как тебе не стыдно? Она же твоя сестра!

– Ой, насмешил! Четвероюродная! Да копни по всему миру, так большинство людей друг другу родственниками окажутся. Что теперь, всемирный целибат принимать?!  Бром всем миром в обязательном порядке пить?

– Да что ты понимаешь? Тебе бы только оргии устраивать, больше вообще ничего не интересует!

– Ты когда чушь городишь, хоть диктофон включай, потом мне подаришь, буду в минуту кручины проигрывать.

И так далее, и тому подобное. Словом, утопая во внутренних противоречиях, я очнулся только тогда, когда сестренка несильно постучала кулачком мне в лоб, как в дверь.

– Войдите, – машинально брякнул я.

– Знакомьтесь, – Алина, в восторге от моей и своей выходки и наслаждаясь почти всеобщим хохотом, подтянула за локоть к себе поближе отчаянно стесняющуюся девчонку, – моя одногруппница и лучшая подруга Наташа.

– Дима, – промолвил я, несколько растерянно протягивая руку.

Наташа, еле-еле оторвав взгляд от пола и слабо улыбнувшись, положила свою ладошку в мою руку и ответила на пожатие. На первый взгляд, ее можно было назвать серой мышкой. Неуверенная в себе, молчаливая, глаза постоянно в пол. Но уж, если эти глаза (нет, не глаза, глазища!) вдруг останавливались на моей персоне – меня натурально било током. Я во второй раз пораженно застыл, благо, моих скудных, на тот момент, умственных способностей хватило отпустить руку Наташи. Ах ты ж, блин горелый, что за взгляд! И улыбка.

Наверное Джаконда, увидев эту улыбку, с громким плачем спряталась бы где-то в темном углу и там же удавилась бы от зависти. Легкая, едва заметная и невообразимо милая, и… и, наверное, чуть-чуть ироничная. Скромное черное платьице немного ниже колен отлично сидело на ней и потрясающе шло. Как и туфельки на не слишком высоком каблуке.

У многих, наверное, создалось впечатление, что это пишет какой-то восхищенный юноша, который и с девушками-то ни разу не встречался. Все время он замирает от восторга, находится в сомнениях, возбуждается от одного взгляда на красивую фигуру… Ребята, вы почти угадали. Одно «но»:  подобный случай – отнюдь не характерный для меня, так уж совпало, такая уж подобралась компания. Да и случай может быть, далеко не уникальный если бы не…

Поздоровавшись с родителями и поздравив их с днем рождения дочери, мы быстренько ввинтились в комнату Алины. Накрытый стол с салатами, нарезкой и остальными грибочками и селедочками ждал нас там.

– Да, такое великолепие грешно есть помимо водки,  – выдохнул наш начитанный Кир, а Витек радостно закивал и жестом фокусника явил взорам голодных друзей вышеупомянутые две бутылки водки.

– Я – вино! – поспешила откреститься Алина, а Наташа только солидарно мотнула головой.

– Меньше нас – больше нам! – сделал мудрый вывод Витек и бодро стал разливать сорокоградусную по рюмкам.

– Мне компотика налейте, – попросила Настя, – у меня сухой закон.

От этого заявления мои брови полезли наверх. Это у Насти-то сухой закон! Нет, малая алкоголичкой не была ни в коем случае, но по большим праздникам вполне могла зажечь всем на зависть, поэтому я удивленно глянул на Кирилла. Тот лишь важно прикрыл глаза, мол, да, есть причина. Потом расскажу, дружище.  А я прикинув варианты, сложив два плюс два, пришел к выводу, от которого мои несчастные брови пригрозили вовсе переехать на затылок. Вот оно что, Михалыч! Ну-ну!

Пошли тосты с дарением подарков. Каждый вставал и по старинной традиции толкал речь о непревзойденных достоинствах виновницы торжества, с пожеланиями ей всякого и разнообразного. После Алина получала подарок, а все остальные, кроме Насти – очередную дозу горячительного.

Время летело быстро, закуски были великолепны и сметались со столов с завидной быстротой. Потом мы вкусили горячее, но уже без прежней инициативы, все уже наелись, а некоторые и напились. Когда мы с Витьком в крайний раз выходили курить, я заметил, что парень уже в дрова и нуждается в перерыве.

К тому времени в «детской» уже во всю играла музыка. То быстрая, то медленная. Наташа во время танцев немного разговорилась, но, конечно, все темы были отвлеченные: погода, кино, новости. Да и странно было бы, если б она стала открывать душу первому попавшемуся парню. Я, собственно, этого и не ждал. Мне было просто хорошо с ней. Танцевать и говорить о всяких пустяках.

Спустя еще некоторое время засобирались домой Настя с Кириллом. Во время праздника Кирилл полностью подтвердил мою догадку о Насте. Да, они ждут маленького. «Здорово!» – от чистого сердца восхитился я и пожал другу руку.

А еще чуть позже неожиданно подали чай! В смысле, это Витек, не рассчитав сил в питии, решил поговорить с Алиной по душам, после чего был мягко послан  тоже не самой трезвой на балу девушкой и, шатаясь, стал обуваться.

– Ну и куда ты собрался? – уперла руки в бока виновница торжества и ухода гостя, – половина двенадцатого ночи, а ты на другом краю города живешь! Разувайся, давай! Не пори горячку!

– Да иди ты, королевна, – вдруг неожиданно для всех и даже для самого себя тихо пробурчал Витя. То есть это он думал, что тихо. Несколько секунд Алина стояла с раскрытым ртом, а отверженный влюбленный, тем временем, с громким хлопком закрыл за собой дверь.

– Ну и катись, – тяжело вздохнула девушка и обернулась к нам с наигранной улыбкой. – Ну, что стоим, у нас еще море вина, фрукты и очень вкусный сыр есть! А потом спать ляжем, места на всех хватит, две комнаты в этом доме сегодня наши!

И фрукты, и сыр действительно оказались вкусными. Вино пошло без особых страшных последствий, так как на водку я сильно не налегал, львиная ее доля Витьку досталась, а я так, во рту, как говорится, навонял. Однако вино – напиток коварный, и меня все-таки немного зацепило хмельком. Нет, я не ползал под столом, не навещал белого друга, все было чинно, благородно, но какое-то общее напряжение отпустило, я расслабился. На сон нам выделили две довольно широкие гостевые кушетки в соседней с Алиной комнате.  Пока Наташа переодевалась, я сходил в ванную комнату и как мог в таких условиях освежился. Не люблю немытым в постель ложиться. Гости уже пару часов, как разошлись, а родители Алины легли спать.
Когда я вернулся в комнату, Наташа уже тихо посапывала, отвернувшись к стене. Я скинул с себя верхнюю одежду и в одних трусах нырнул под одеяло на своей кушетке.

Проснулся я чьей-то попытки посягнуть на мое личное пространство. Пока я подключал сознание к окружающему миру, нарушитель, а точнее нарушительница уже удобно пристроилась у меня под боком и страстно обняла, проникнув горячим язычком мне в рот.  Сопротивляться такому напору не было ни сил, ни желания. А тем временем ладошка моей гостьи скользнула вниз и ловко спустила с меня нижнее белье, освободив уже торчком стоящий член. Вслед за тем, эта же ладошка крепко сжала его и начала двигаться вверх-вниз. Я громко выдохнул.

– Тише, Наташку разбудишь, – от этих слов по моей спине пробежал холодок.

Наташку разбудишь?!  А кто тогда возле меня лежит, точнее, уже на мне? Черт, да это уже и не вопрос вовсе! Вариантов-то осталось немного. Алина (а кто же еще?) без предисловий, без прелюдий села на мой кол и стала медленно, как в танце, раскачиваться на нем. Глаза, наконец привыкли в темноте, и я увидел роскошную грудь Алины, которые незамедлительно начал ласкать. Честное слово, тот факт, что меня оседлала моя родственница, пусть и очень дальняя, никак меня не останавливал. Она была идеальна! Грудь соблазнительно качалась в такт движений Алины, девушка выгнула спину и всем телом опустилась на меня, обхватив руками мою бедовую голову и прижав ее к своему бюсту. Как только я охватил губами ее сосок, прекрасная именинница сладострастно всхлипнула и заметно прибавила темп.

Разные мысли, растерянные и совершенно неуместные, закружились в голове. Это что же, у моей «дальнеродственной» сестренки тоже на плечах ангелок с чертиком сидят? Уж, скорее всего два чертика!

В первый раз мы кончили быстро, сначала она, потом, через полминуты – я. Алина тихонько застонала, задрожала всем телом и через пару секунд блаженно улыбнулась. Соскользнув с моего торчащего органа, она взяла его головку в рот и стала надрачивать его одной рукой. С каждой струей семени, бившей ей в горло, она стонала все громче и громче.

Когда нас отпустило, Алина легла на мое плечо и заглянула мне в глаза.

– Почему? – спросил я. Вопрос был, наверное, слишком расплывчатым, но девушка поняла меня правильно.

– Ты даешь,  – с мягкой улыбкой также расплывчато сказала она, – знаешь, большинство мужиков, с которыми я встречалась, только брали, а ты даешь. Женщины такое сразу чуют. Это во-первых, а во-вторых, у меня мужика не было уже четыре месяца.

– Ага, то-то тебя нахлобучило так, что чуть не закричала, в свою очередь улыбнулся я, – благо, Наташу не разбудили.

– Разбудили, – лукаво, шепотом проворковала Алина, – она уже давно не спит.

Хозяйка дома потянулась и включила ночник над нами.

– Натаха, хватит притворяться зимней медведицей, просыпайся!

Я вздрогнул и повернул голову в сторону Наташиной кровати. В скупом свете ночника из-под одеяла на меня смотрели огромные черные глаза, в которых явственно плясали шаловливые бесенята.

 

Продолжение следует.

(Всего 156 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

23

Хранитель леса ...

0

Бесенята в глазах. Часть 3 ...

0

Бесенята в глазах. Часть втора ...

Похожие рассказы:

31

Шах ... Автор: НафанЯ

10

Кукловод. Обычный необычный ме ... Автор: Alex77

0

Гуманоиды. Часть 2: Мастер-кла ... Автор: niki720

Джованни

"Переехал" на этот сайт с другого. Очень надеюсь, что мои рассказы вам понравятся.

5 комментария к “Бесенята в глазах. Часть первая”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!