Частный урок

Мы лежали на узком диване, обнявшись, и болтали о всякой ерунде. В комнате было темно. Еще бы, ночь ведь на дворе. Я зачем-то начал рассказывать о своих неудачах с девчонками, что не получается завести отношения. Видимо, сказался алкоголь, который снимает стеснительность и робость…
Вечером родители приготовили мне сюрприз. К моему восемнадцатилетию купили магнитофон, можно сказать, мою мечту на тот момент. Пока я осваивал подарок, отец с матерью накрыли стол и мы сели отмечать покупку. Я уже с шестнадцати лет выпивал по праздникам вместе с родителями, поэтому и в этот раз пригубливал. По крайней мере, заполночь точно. В конце папа поднабрался и ушел спать в другую комнату. Мы с мамой выпили еще по чуть-чуть, а потом прилегли вместе на диванчике. Точнее, прилегла мама, а попросился к ней немного полежать. Чтобы уместиться, пришлось тесно прижаться друг к другу. Нет, никаких эротических фантазий по отношению к ней у меня не было, хотя она и была достаточно привлекательной женщиной. Мы просто лежали и болтали шепотом.
Рассказ о неудачах с девчонками я поведал и вздохнул. Мама успокаивающе погладила меня по голове.

— Все еще у тебя будет.
— Не знаю. Еще они говорят, что я плохо целуюсь.
— Научишься со временем, — снова погладила меня по голове.
— А научи меня целоваться! — вдруг выпалил я неожиданно.

Причем, секунду назад мысли об этом у меня не было, и я сам обалдел от своей наглости.

— Эм… — нерешительно протянула мама.

Но потом шепнула более уверенно:

— Почему бы и нет… Кто еще кроме меня поможет тебе в таком деликатном вопросе.

Она быстро приблизила лицо и ткнулась в мои губы. Поцелуем это сложно было назвать, так секундное касание губ и языка.

— Ты очень быстро показала, я ничего не успел понять, — прошептал я.

Мама повторила с той же скоростью.

— Нет, мам, это слишком быстро, я не успеваю.
— Ну, вообще-то маме с сыном нехорошо целоваться, неправильно.
— Ты же просто меня учишь, что в этом плохого?

Она на несколько секунд задумалась. В темноте не было видно ее лица, поэтому мне не удавалось прочитать ее реакции.

— А ты уверен, что сможешь держать себя в руках? — наконец шепнула мама.
— Я ничего не собираюсь делать, просто учиться, как правильно целоваться.
— Ну хорошо. Только не вздумай потом кому-то рассказать об этом!
— Конечно не буду. Я же не дурак.

Мама погладила меня по щеке. Она снова приблизилась и теперь медленно коснулась губ своими губами. Потом захватила нижнюю губу, стала ее посасывать и касаться языком. Это было непередаваемо приятно. Затем мама проделала то же самое с моей верхней губой.

— Теперь повтори ты, — шепнула она.

Я повторил ее движения.

— Да, ты способный ученик, — хихикнула мама.

Мы еще несколько раз поупражнялись друг на друге. А после мама снова поцеловала меня, но уже по другому, пробуя своим язычком мой язык. Я почувствовал, как в паху приятно заныло и стало накатывать возбуждение. Мне сейчас хотелось одного, чтобы это не заканчивалось. Мама стала более активно играть с моим языком. Мы лежали на боку лицом друг к другу. Моя рука лежала поверх ее талии, а мамина рука обнимала меня за шею. Поиграв еще немного с языком, мама отстранилась.

— Ну все. На этом остановимся, — шепнула она.
— Ну, пожалуйста, давай еще немного продолжим! — возмутился я.

Прозвучало это так капризно, как у маленького мальчика, у которого отбирают любимую игрушку.

— Нет, нет… Это добром не кончится!
— Пожалуйста! Не отталкивай сейчас!

Мама немного помолчала, а потом выдохнула:

— Только не долго! И сразу пойдешь к себе спать.
— Да, хорошо, — радостно кивнул я.

Она снова приблизилась и мы опять заиграли нашими языками. В какой-то момент мне показалось, что мама начала заводиться, поскольку ее язычок стал очень активным. Про себя я вообще молчу, член превратился в камень. Несколько минут мы упоенно целовались, изучая губы и языки друг друга. Потом мама слегка отстранилась и шепнула:

— Если хочешь, можешь потрогать грудь.

Я положил ладонь на ее левый холм и чуть-чуть сжал. Под футболкой чувствовалась плотная ткань бюстгальтера.

— А можно я под лифчиком потрогаю? — осмелел я.
— Только сильно не увлекайся, — после секундного размышления разрешила она.

Моя рука нырнула под футболку, пропутешествовала за спину, после некоторой возни застежка бюстгальтера расстегнулась и я приподнял чашечку, освобождая грудь. Пальцы нащупали нереально каменный сосок. Мама приглушенно простонала, а ее язычок стал еще более настойчив. Да, она тоже была очень возбуждена. После игр с ее соском мне захотелось просто погладить тело и я осторожно переместил руку ей на живот. Мама уже не просто меня целовала, а еще и играла пальцами с волосами на моем затылке.

Я провел рукой по животу, переместился на бедро и повел обратно ближе к внутренней стороне бедра, медленно задирая юбку. Когда пальцы коснулись трусиков, мама чуть дернулась, а потом отвела ногу в сторону, открывая доступ к самому интересному месту. Неужели она разрешает потрогать и там?! Я не верил.

— Только не внутрь! — хрипло шепнула она, оторвавшись от моих губ.

Ее дыхание было прерывистым, с легкими постанываниями. Я положил ладонь прямо на киску и ощутил, что ее трусики очень влажные. Это окончательно переполнило чашу возбуждения. Я принялся двумя пальцами гладить по очертанию половых губ и это, видимо, подтолкнуло маму к ответным действиям. Она переместила свою руку с моего затылка под резинку спортивных штанов и слегка приспустила их, освобождая член. Ее пальцы обхватили ствол, погладили вверх-вниз, прошлись по головке, потом занялись яичками. Меня накрыла волна блаженства. Я еще активней стал елозить по киске, а потом, сдвинув ткань трусиков, пальцем нащупал клитор и занялся им.

— М-м-м… — промычала мама мне в ухо. — Я знала… что это-о… добром не кончится… Мамочки!!!… Я же сейчас… кончу-у-у!!!

Я ускорил движения пальца на клиторе и мама просто заскулила, пытаясь максимально заглушать эти звуки. Ее рука вцепилась в мой член и отчаянно мастурбировала его. Я уже сам был на грани.

— Ой!.. А-а-а-ах… Господи!!!… Я-а-а… кончаю…

Мама задвигала тазом навстречу моим движениям и тихонько затряслась от оргазма. Понимая, что она кончает, осознавая это, я стремительно приближался к финишу.

— Я тоже… сейчас уже… кончу!!!
— Давай, хороший мой, кончи.

Мама ускорила свои движения, и я почувствовал непередаваемую волну блаженства. Сперма брызнула прямо на юбку и футболку мамы. Когда фонтан иссяк, мы замерли в объятиях друг друга. Сколько так лежали, сложно сказать. Сознание возвращалось медленно.

— Ну и что мы наделали? — спросила мама.
— Я не знаю, — буркнул я.
— Ладно, это моя вина, не стоило начинать. Я же понимала, к чему все придет.
— Но мы же ничего плохого не сделали, — возразил я. — Просто ты научила меня целоваться.
— Ну да, ну да, — хихикнула она. — А попутно развратила сына.
— Вовсе нет! И вообще мне понравилось!
— Все, иди спать. Понравилось ему, видите ли, — мама подтолкнула меня к краю дивана.
— Но ведь тебе тоже?
— Иди. Потом поговорим.

Я нехотя встал и пошел в свою комнату. Что-то мне подсказывало в интонациях мамы, что при определенных условиях это можно будет повторить…

(Всего 799 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

8 комментария к “Частный урок”

  1. Отлично, реалистичный рассказ. Читается очень легко. Странно, Алина хвалит Вас за инцест. Меня за инцест она всегда ругает. Но мне очень понравился сам сюжет, вот так и бывает после благотворного влияния алкоголя.
    Творческих успехов Вам и новых рассказов

    0
    1. Алекс, вот вы сейчас что написали в комменте? Вы же самым бессовестным образом искажаете факты и приписываете мне то, чего я не совершала. Когда я ругала вас за инцест? Я критиковала жуткую мешанину одних и тех же атрибутов, кочущих из рассказа в рассказ: мамочки-минетики-попки-трусики. И за подачу, смысл которой (т.е содержание) вообще невозможно повторить. И здесь я хвалю автора не за инцест, а за пластичное изложение, благодаря которому рассказ очень приятно читается. Этого, увы, в ваших рассказах нет, вместо содержания – каша, которую очень трудно разжевать и проглотить

      3

Добавить комментарий