Skip to main content

Честная давалка Ларка

Ларку на районе знали все. Так уж получилось — пошла девка однажды по рукам, да так и не смогла остановиться. Ее так и звали между собой — честная давалка Ларка. Это была заводная, веселая девчонка, худощавая, рыжеволосая с карими пронзительными глазами. Район был окраиной города, даже не города, а железнодорожной станции. Дома были в основном деревянные, почерневшие от времени. Но была и одна панельная пятиэтажка. Все друг друга знали, как давние соседи. Все были на виду. Ларка училась в ПТУ на маляра-штукатура, мать ее работала на железной дороге, как и многие жители этого городка. Отца она не знала, сбежал, когда она была совсем маленькой. Но был отчим. Машинист товарняка.

Частенько проходя по двору, Ларка слышала вслед: «Лар, приходи в контору вечером, мы там тусуемся». Отвечала по-разному: «Чё я там забыла?” — «Да, ладно, пожмёмся малёха…» Или так: «Папаши не будет, может, зайду». Тогда в ответ все молчали.

Контора — это подвал в пятиэтажке. Пацаны сами его оборудовали, покрасили, поставили скамью со штангой, натащили гантелей. А еще там была ударная установка и пара гитар. В общем, контора была и тренажерным залом, и клубом, и баром. Бухали там с такой же страстью, как тягали штангу или молотили по барабанам. А иногда и косячком по кругу не брезговали. Ларка была там частым гостем. Мать работала сутки через трое, отчим по рейсам мотался, были дни, когда она была сама по себе. Вот в такие дни она и пропадала в конторе. Но не просто пропадала. Сосала она знатно. Все пацаны прошли через ее рот и не раз. А еще она давала себя ебать. По-настоящему. Вставала на колени перед диваном и разрешала в нее вставлять член. А Ларка только посмеивалась: «Ну что, как там тебе? Понравилось?» Среди парней это развлечение называлось станком. Ей так и говорили: «Ларка, встань на станок». Если у нее было настроение, она вставала, и мелкие пацаны выстраивались в очередь. Они вставляли в нее член и тут же спускали. Те, что были поопытнее, такими мелочами не баловались. Если уж и трахали Ларку, то по полной, в сторонке. А она только охала, и была вовсе не против.

Димка был самым младшим среди всей компании, ему только позавчера исполнилось шестнадцать. Но он был своим парнем и в конторе тусовался часто со старшим восемнадцатилетним братом. На Ларку Димка смотрел давно. В разных видах и позах. Видел, как из уголка рта у нее стекает сперма, когда ей в рот по очереди кончали трое-четверо, видел, как сперма стекала по ногам «на станке», но сам никогда не прикасался к ней. Почему-то не мог. Но часто утром просыпался с мокрыми трусами, когда видел ее во сне. Да, он видел ее во сне. Но почему-то очень чистую и светлую, видел карие пронзительные и такие грустные, даже когда она смеялась, глаза. Димка не понимал этих видений.

В этот день Ларка появилась в конторе чуть раньше обычного. Вошла так тихо, села в уголке на единственное кресло. Пацаны занимались своими делами, кто штангой, кто музыкой. В конторе царило обычное вечернее оживление. Димка поднимал гантели, когда заметил притихшую в углу Ларку. Подошел. Ее глаза были опухшими.

— Ты чего, плакала?

— Нет, малыш, это я так, в глаз что-то попало.

— Лар, ну ты чё? Хочешь пива?

— Давай.

Димка метнулся к столу и открыл бутылку пива. Вернулся, протянул ей и сел рядом на пол. Она сделала пару глотков и посмотрела на него.

— Хочешь меня?

Димка оторопело посмотрел на неё.

— А можно?

— Можно, глупенький, можно. Или нужно, — как-то шепотом добавила она.

Ларка откинулась в кресле и раздвинула ноги, закинув их на подлокотники. Димка вдруг почувствовал еле уловимый запах… Запах, который притягивал, манил приятным и… он сам не понимал, чем. От этого запаха закружилась голова. Он стоял перед ней, не смея пошевелиться. Она вздохнула как-то очень глубоко. И сама стянула вниз его спортивные брюки вместе с трусами. Димкин член встал, как оловянный солдатик в сказке. Кого же сказка? Ах да, бабушка ему читала в детстве. Андерсена. «Оловянный солдатик» на одной ноге, Андерсена. Почему сейчас Димка вспоминает все эти какие-то дурацкие образы. Причем тут одна нога?

А Ларка тем временем умелыми руками притянула его к себе и его «солдатик» провалился во что-то мягкое, теплое и нежное. Да, нежное. Там было уютно. Димка сквозь туман своего сознания начал двигаться вперед, потом назад. Он так и не понял, что случилось. Но вдруг стало очень легко. Это были не мокрые трусы по утрам, которых он всегда стеснялся, а настоящая разрядка. Его член сначала как-то напрягся у основания, а потом выплеснул струю прямо туда, в уютную, теплую дырочку. Димка почему-то виновато обмяк и завалился сверху на Ларку. Она обняла его нежно так, ласково, подержала минуту, а потом отстранила от себя.

— Всё, малыш, всё… Иди, мне уже лучше.

Димка поднялся, натянул штаны. А Ларка поднялась с кресла и не торопясь вышла на улицу. Ночью Димка никак не мог уснуть. Ему все мерещился тот самый еле уловимый запах. Её запах.

После школы Димка решился пойти к ней. Ларка жила в деревянном доме, в одном из тех, что окружали панельную пятиэтажку будто юбкой. Кто и когда построил это чудо архитектуры, мало кто знал, да никто и не пытался узнать. Просто жили и жили, как все, как тысячи других. Димка подошел к калитке и дернул щеколду, она была не заперта. Вошел во двор и вдруг услышал короткий, но отчетливый крик. Кричала она, кричала в доме. Это был крик боли, страдания, безысходности. Почему-то Димка ощутил это на своей шкуре. Он даже присел от этого короткого пронзительного крика. Несколько секунд или минут он не мог двинуться с места. А потом пошёл в обход дома к открытому окну. Крик был оттуда. Подобравшись к окну, Димка аккуратно заглянул внутрь. Холодный озноб пробил его тело насквозь. То, что он увидел, трудно описать словами. Но эта картина на всю жизнь застряла в его памяти.

Он увидел её. На кровати поперёк, она лежала на спине, под поясницу была подложена подушка, руки её были широко раскинуты и привязаны верёвками, ноги также растянуты верёвками, обхватившими лодыжки. Рядом, наполовину закрывая её тело, стоял голый отчим. В его руках была какая-то деревянная штука с округленным концом. Он слегка склонился, запихивая в рот Ларки тряпку. Димка замер. Картина так поразила его, что он боялся даже шевельнуться. А потом… потом отчим одной рукой раздвинул её попку. Димка увидел тёмную маленькую сморщенную дырочку. Отчим приставил к ней деревянный предмет и резко надавил. Её крик заглушала тряпка во рту, но Димка будто слышал его. А ещё он видел немые слезы, текущие из её глаз. И кровь, что тоненькой струйкой стекала на подушку под поясницей. Димка опустился на землю под окном и зажал уши руками, будто тот немой крик пронзал его насквозь.

Он не мог больше выдержать. Сознание помутнело. Очнулся он утром дома, в своей комнате. Пошатываясь, встал и подошёл к окну. Было раннее утро. Жил он в той самой пятиэтажке, на третьем этаже. В окно он снова увидел её. Ларка в сером, бесцветном платье до колен, шла в сторону озера в роще неподалеку. Нетвердой, неуверенной походкой. Он был последним, кто видел её.

А через три дня в лесочке, что раскинулся вокруг товарной станции, обнаружили машиниста товарняка. Ему проломили голову, когда он возвращался после поездки домой. Убийцу так и не нашли.

(Всего 161 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

515

Афродита ...

34

Шахматная партия судьбы ...

9.117

Из мира животных ...

Похожие рассказы:

0

Утехи по принуждению ... Автор: Дарья444

515

Семья превыше всего. Часть 5 ... Автор: mangust 5

34

Шахматная партия судьбы ... Автор: Diana Tim Taris

Diana Tim Taris

С такой женщиной одна ночь может быть визитом в рай, но жизнь с ней - это сущий ад. Слишком много у нее тараканов на квадратную извилину...

13 комментария к “Честная давалка Ларка”

  1. Автору – браво!
    Прекрасный слог. А самое главное отлично подобрана интонация. Автор выдержал скупой, аскетичный тон рассказчика. Не свалившись в пошлую слезодавилку, ограниченное морализаторство.
    И так жалко Ларку…
    Все вопросы – почему она стала такой /может её развратил отчим ещё девочкой? или просто от невнимания матери, или природа Ларки была такова?/ – остались без ответа.
    Зачем отчим делал это – жестокость садиста, или извращенное наказание-воспитание?
    Да разве ответы на эти вопросы облегчат больную тоску по сломанной жизни рыжей девочки с карими глазами? Конечно нет.
    И Диму – жаль.
    Застряла во мне история Ларки как заноза. Болит, ноет.
    Спасибо, автор. Это талантливо.

    2
    1. Спасибо Вам!
      Дело в том, что вот такой отзыв Ларка получает впервые.
      Потому как её история в душе автора саднит до сих пор, даже после неоднократного выплеска в свет.
      Я говорю абсолютную правду, когда утверждаю, что рассказ писался “под диктовку”.
      Кого и как, я не знаю. Но это было абсолютно реально нереально.

      История написания такая.
      Лето, вечер, балкон в городской квартире на шестом этаже. Вид на школьный парк с вековыми соснами (я живу в Прибайкалье, у нас такие парки в черте города еще остались). Настроение не очень хорошее, что-то меня расстроило. Сигарета… Закат…
      А в голове строчки, не голос, строчки.
      Далее – открытый ноут, примерно полтора-два часа.
      И Ларка… вот так.

      2
      1. Это Вам – спасибо.

        рассказ писался “под диктовку”.
        Кого и как, я не знаю. Но это было абсолютно реально нереально.

        Да. Бывает такое иррациональное. И каждый объясняет его по-своему.
        Кто-то скажет, что это игры памяти – где-то слышал, читал – и тут вдруг нейронные мостики сложились в рассказ.
        Кто-то /и я иногда/ – думает, что всё-таки есть что-то незнаемое. И голос невидимых Ларок, желающих рассказать свою нехитрую маленькую жизнь, где было мало любви, много равнодушия, боли, навеял автору эту историю.

        2
  2. Рассказ жесткий, но зацепил… Никогда не понимал этих дебилов-извращенцев, что ими движет? Здесь он получил, что заслужил. Сам рассказ вызывает целую палитру эмоций… Однако 10!

    2
  3. Очень сильно и пронзительно. Великолепный рассказ, эмоции бьют “под дых”. Диана, ты признанный мастер в написании красивых и сильных по эмоциональному накалу историй. Здесь очень, очень реалистично получилось.

    2
  4. Третий раз к комментарию возвращаюсь. Писать-не писать.
    Не то что отрицательный. Написано и правда здорово.
    Только вот посмотришь по сторонам, а еще ненароком телевизор в обзор попадет. И столько там всякой чернухи. Иногда и в красивой подаче. 😖

    А хочется, чего-нибудь чистого! Светлого! – как говаривал ковбой Билли.
    За язык изложения десять. За вызванные эмоции ✖ .

    0
      1. DIANA TIM TARIS
        повторюсь, рассказ очень сильный, и вообще-то мог быть шикарный рассказ на конкурс хоррора.
        Только в конце нужно было бы как-то описать, как Ларка не в себе (или как бы зомби, не знаю) по ночам ходит по округе (городку) с “деревянной штукой с округленным концом” в руках.

        И все мужики боятся её встретить, потому что все, кто случайно её встретил, узнали, как это болезненно – почувствовать ту деревянную штуку в своей попе. Далеко не все выжили….

        1
        1. Только в конце нужно было бы как-то описать, как Ларка не в себе (или как бы зомби, не знаю) по ночам ходит по округе (городку) с “деревянной штукой с округленным концом” в руках.

          И все мужики боятся её встретить, потому что все, кто случайно её встретил, узнали, как это болезненно

          Мне кажется это был бы уже совсем другой рассказ. Что-то наподобие гоголевской “Шинели”.
          Или “Керри” Стивена Кинга.
          И образ Ларки – грешно-невинный, страдальческий, дымчатый – потерял бы многое.
          Она ушла и не вернулась, её больше никто не видел.
          Мы можем только додумывать конец. Может быть ей удалось где-то начать новую жизнь. Но скорее всего – она покончила с собой.
          Подбитая на взлете.
          Или мстительный призрак? Есть разница.

          3

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!