Skip to main content

Член семьи. Часть 1: Звезды над пилоткой. Глава 6

Член семьи. Часть 1: Звезды над пилоткой. Глава 5

Володя нас высадил у моего подъезда и простившись, поспешил уехать.

– Серый. Я, пожалуй, тоже пойду. Ты там доложись светлой королеве Марго, что все в полном порядке. Грядки мол, попололи, птичниц ублажили.

– Ты серьезно так к ним относишься или это такой стеб?

– Да все в полном ажуре брат. Женщинам нужен был секс. Мы с тобой их удовлетворили. Если при этом у них в мозгу родилась идея фикс залететь от нас, то флаг им в чайку, это их личное право. Однако я особо что-то не воспылал дикой мексиканской страстью орошать их вагины своим семенем. Попцы у обоих зачетные. Людочка весьма с тугим цилиндриком. Я довольный был от того, как мы ей задвинули в двустволку. Серега таких еще будет вагон и маленькая тележка. Только в этой школе нам надо будет еще объездить шесть семь кобылок. А просто прусь от наслаждения натягивая на  свой качанчик, наших бывших училок. Будет надо я и историка в зад отметелю. Хотя если честно, то не хотелось бы, чтобы Марго нам такое послушание объявила. Вот Кира его, это бомба, я как то раз, ее в душевой спортзала цинканул взором, думал с ума сойду от стояка.

– Передернул?

– Хрен ты угадал.- Он самодовольно заржал.

– Что тогда.

– Короче. Припасла она меня за подглядыванием и прихватила, за загривок. Глянула, а тут парус в штанах. Сама сходила, заперлась и зачетно ротиком отметелила моего дружка, с невероятным заглотышем.

– Гонишь. – Я откровенно не поверил, хотя мысленно позавидовал, вспомнив те формы, какими обладала Кирочка. А точнее Кира Анатольевна, шикарный преподаватель географии. Шикарной она была во всех отношениях. Так что зависть моя была обоснованной.

– Зуб даю брат. – Оказалось у нее месячные пошли. Ну, она бегом себя в порядок приводить кинулась в душевую, кисочку подмыть, труселя простирнуть. А тут я, как из звезды на лыжах, нарисовался. Я то, поначалу думал, что и вдуть даст. Не сложилось. Однако пообещала, что своей девочкой мне ствол и взмылит и отполирует. Правда, когда придет пора. На выпускном, у нее вновь дела. Я то, памятуя об обещанном, попытался яйца подкатить. Даже с презиком отказала. Она, видите ли, предпочитает член в живую чувствовать, а не в фалоимитатор резиновый, его превращать. Кстати тогда я ей и трусы отжимал. Чуть не порвал, так старался всю влагу из них выжать. Она потом их на себя натянула, платком носовым прокладочку соорудила и ушла домой.

– За чем, дело встало, давай и ее насадим.

– Вот завтра твоя бабуля нам приказом выпишет кого натянуть, того и насадим.

– Как думаешь, зачем ей это надо.

– А ты сам подумай. Тут думаю все просто закамуфлировано. Представь что надо, очень кого-то оттрахать, но так чтобы это было не заметно. Если дрючить толпу, то значит тот, кого надо, тоже попадает под раздачу  обязательно, вроде ничем не отличается.

– Сам то понял, что сказал? – Я заржал. – Получается Татьяна с Людмилой и прочие учительницы, просто спят и видят с нетерпением, когда же это к ним придут Водонаев с Приваловым и будут им сексуальные услуги предоставлять. Нас с тобой, типа как тех проституток заказали.

– Уж скорее проститутов.

– Хрен редьки не слаще.

– Тебе не понравилось?

– В том то и дело, что наоборот понравилось. И ты прав, само чувство, что натягиваем бывших училок, придает и кайф и стояк усиливает.

– Это своеобразная тренировка. Светлая королева нас отправляет свои возможности повышать. То, что у нее через кого-то, а может быть и напрямую, попросили помощи наши дамы, даже можешь не сомневаться. Вот нас и заслали.

– А раньше кого отправляла.

– Володю брат. Он недавно женился. Женщина у него просто персик, а служба есть служба. И приказ есть приказ. НО У него есть вполне грамотная и с огромным понятием начальница. Так что мы чутка подразгрузили мужичка, дабы он и дома пахал как тот Стаханов, на своей Любе.

– Ты про соску не забыл?

– Ляльку, заместителя мэра? Нет. Однако ждем зеленый свет, от сам догадайся кого. Вот ее надо так отжарить, чтобы и ногами пойти не могла, да так выглядело, будто не мы к ней, а она нас зацепила на это дело.

– Искусственное дыхание, хуй в рот предложим козе.

– Убойная реанимация. – Игорь громко засмеялся. Мы хлопнулись руками и разошлись по домам.

Электросамовар парил, как и чай из чашки Марго. Женщина сидела на кухне, поджав одну ногу под себя на табурете, в одних лишь черных трусиках мини. Пила чай с баранкой и вареньем из морошки. Увидев меня вошедшего, ласково улыбнулась и вопросительно уставилась, прямо глядя в глаза.

– Разрешите доложить.

– Валяй. – Она довольно осклабилась.

– Как говорит брат: грядки прополоты курятницы отмессершмидтены.

– Сучата оно и есть сучата. Ну не грамма уважения к женскому полу.

– А вот тут вы не правы. Мы их очень нежно отлюбили, стараясь во все лопатки доставить наслаждения.

– Ладно, расслабься. Мне уже отзвонились и отчитались, что вы там такие пляски устроили, на этих давно не паханных газонах, что просто дым коромыслом. Ты хоть видел, что они еле ноги переставляли.

– Нет. Ба мы ушли раньше, а они остались, порядок в кабинете навести. Да кстати эти дамы подшустрили и захотели залететь.

– Их дело. Не волнуйся и не психуй, по этому поводу. Все оплачено.

– Так мы что типа проститутки для них.

– Фу как пошло. Есть у меня одна знакомая у той еще куча тоже знакомых. Одним словом Сергунь, сарафанное радио, бабам надо до зарезу перетрах. Ходить недоебаной или вовсе не трахнутой, очень вредно для здоровья. Куда обращаются. К врачам. А кто у тебя мама и у Игорька. Вот именно. – Она отхлебнула чаю и тут же налила и мне. При этом протянула руку и достала из холодильника тарелку с готовыми ролами и вазончик с имбирем. – Заправься чуть-чуть, ты мне с крепеньким членом нужен. Надеюсь не забыл, что я тебе тест-драйв в попку планировала. – При этом, она встала с табурета развернулась ко мне спиной, прогнувшись резво оттянула трусы в сторону, представляя обозрению шестигранный кристаллик на нержавеющем пятачке анальной пробки. Вернув белье назад, она все так же легко, приняла свою прежнюю позицию.

– Это возбуждает. – Произнес я, стоя перед столом и наминая набухающий член в штанах.

– Поешь роллы дорогуша, попей чайку и маршируй в ванну помыться, подмыться. Штаны и рубаху в машинку и на элегантную стирку. Завтра вам вновь к учительницам ехать, не хватало, чтобы от вас сегодняшней пиздятиной веяло. Чистота и гигиена в этом деле первостепенно. Я сегодня пока тут сама была, сотворила себе несколько очищающих клизмочек. Оросила отваром травок и умастила свою попку очаровательными средствами. Хочу чтобы наш первый раз с тобой прошел в обстановке ласки и нежности. Любопытно мне как твой гренадер вспашет мою шоколадную плантацию.

Я решительно подошел к ней и склонившись притянул к себе, погружая ее в жарких объятиях и страстном поцелуе.

– Вот, бляха от сандаликов хулиган. – Чуть отдышавшись, проговорила Марго. – Пизденка и без того вся в нетерпении слюни пускала, а теперь навзрыд захлебывается. И она демонстративно развела ноги в стороны. Чем я тут же воспользовался, присев перед ней и оттянув влажные трусы в сторону, присосался к клитору, играя во рту с ним, язычком. – Сука. Ты Сереженька. Не тяни кота за все подробности, я ужасно хочу.

Я заскользил по ее промежности, даря поцелуи и вылизывая все, ее складочки. Средний палец скользнув, буквально проплыл в ее жаркое лоно и я стал нежно массировать именно то место, где находилась ее самая эрогенная точка G, от касания и ласки с которой, женщина буквально взвилась вверх, истошно вскрикивая и наполняя нашу кухню, такими стонами, что и у мертвых бы проснулись их члены. Марго кончала, словно дикая и необузданная. При этом я пальцем чувствовал ее плотную пробку за перегородкой. Она буквально насаживалась вульвой на палец, обильно его заливая, и одновременно сжимая влагалищными мышцами.

Когда я вынул палец, с текущей по нему мутноватой слизью, обнюхал аромат и на глазах удовлетворенной, эротично стал его обсасывать. Марго не выдержала. – Сучонок. Боже мой, какой же ты сука классный сучонок, Сергунь.

– Дай я тебя вылежу. Почищу твою сладкую замарашку. Совсем вся испачкалась без слюнявчика.

– Сейчас. – Она очень медленно оторвала попку от сиденья, лишь для того, чтобы стянуть белье с попки. Все остальное я делал сам. Очень медленно снимая с ее ног, взмокшие трусики. Раздвинул чуть подрагивающие ляжки, нежно стал вычищать промежность языком, стараясь не раззадорить ее вновь физически, но со страшной надеждой в душу, что она вот, вот вспыхнет.

Маргарита, спустя несколько минут тяжело задышала, схватив все пятерней меня за волосы, спросила с чуть присевшей хрипотцой в голосе. – Ты издеваешься? Тебе давно надо в душ ополоснуться и пахать меня.

– Не хочу я в душ. Я прекрасно помылся перед уходом, из кабинет Татьяны.

– Так какого хрена, твой хер, еще не во мне?- Она вдруг встала, оттолкнув табурет в сторону, села голой задницей на кухонный стол и приподняв раскинула ноги. – Засади свою оглоблю, сучонок ты эдакий. Отжарь мне пизденку, прежде чем овладеешь мной в жопу.

Остатки чая, выплескивались из чашки от раскачивания, весьма крепкого дубового стола, сделанного под заказ. Головка погружалась до самой стенки матки, проникая в ее скользкое от избытка влаги лоно. Маргарита обвивала меня ногами и руками. Целовала меня в шею, пыталась что-то шептать в ухо, но это ей не удавалось от постанывания и оханья. Пробка придавала фаллосу такую плотность в вульве, что я балансировал на грани потери реальности. Мошонка шлепалась об инкрустированную кристалликом анальную пробку. Лобки хлопались друг о друга. Все хлюпало и чавкало. Вдруг она содрогнулась. Ее объятия с невероятной силой сжали меня и коготки не больно, но впились в спину. Женщина кончала. Кончала вновь, ярко и бурно.

Она буквально вытолкнула меня из себя, соскользнула со стола, и моментально развернувшись ко мне задом, всем телом улеглась на стол. Ее правая рука, выдернула пробку из ануса. Моему взору предстала раскрытая раскрасневшаяся норка, заднего проходя моей ба.

Тянуть дальше было нельзя. Отверстие плавно закрывалось. Я приставил мокрый слизкий член к попке Марго и чуть надавил. Головка с чавкающим звуком плавно вплыла в обильно смазанный туннель прямой кишки. Секундная остановка и я восхищенно выдохнув, навалился вперед, довольно таки резво погрузившись, на всю длину своей ялды, в задницу женщины. Марго буквально зашипела кошкой, но не дернулась, чтобы сорваться с члена, а элегантно качнула тазом из стороны в сторону проверяя ощущения, томно задышала, затем толкнув меня попкой, призывно произнесла. – Поехали мой сладкий. Засади мне, но не резко. Резво и сильно впереди, пока прокачай свой поршенек в горячем прокатном стане.

– Ну держись Риточка. – Выдохнул я ей в ушко, наклоняясь над ней, памятуя, что и на это, у меня есть ее королевское соизволение. – Сейчас ты прочувствуешь, как я мечтал нашампурить твою умопомрачительную попку, на свой клинок.

– Да Сергунь. Да милый выеби меня в жопу. Ну же смелей. – Она буквально подкидывала меня на себе, взбрыкивая задницей, как молодая кобылица. Я  же, вжал ее руками в стол, удерживая за бедра, стал ритмично и размашисто входить, на всю глубину сильными, но не резкими толчками. Если вы хоть раз, слышали как шипит самодовольная кошка, то вполне в силах представить как звучала Марго.

– Похоже, тут уже ебут в попку нашу Ритку. – Услышал я рядом, прямо за собой, родной веселый голосок моей мамы, что не слышно вошла в квартиру.

– Кари-ноч-ка. – Прерывисто дыша и постанывая, шептала Марго.- Какое же это бля-ха от сандалетов бла, бла-женство. Чувствовать себя последней по-таскухой–ой. Сильней сука, еще. Еще сильнее. Блядь я кончаю-ю-ю. – Она заревела белугой, а я разряжался в самую глубь ее горячей и влажной попки. Я чувствовал своим стволом, как под ним за тонкой перегородкой, пульсируют мышцы, создавая непередаваемое ощущение. Мое тело, по амплитуде продолжало толчки, выжимая последние капельки спермы из канала члена. Маргарита Николаевна распластавшись всей своей огромной грудью по столешнице, раскинув руки лежала и подрагивая плакала. Мать кинулась к ней присела перед лицом своей мамы и изумленно уставилась. Марго плакала и улыбалась одновременно.

– Ты чего мА? – Карина нежно поцеловала Марго в глазки, носик и затем, не останавливаясь, покрывала счастливое лицо женщины.

– Это был, полный пиздец милая. Этот сучонок, наш самый любимый член, семьи, только что, так великолепно отодрал в жопу генерал-лейтенанта. Он доставил мне такое удовольствие, что я не могу шевельнуться. Сними нашего ебарька с меня, пусть моя шоколадка, наконец захлопнется и отдохнет, мне еще надо подмываться и спринцеваться. Он туда изрядно спермы выплеснул.

Я вышел из нее, обошел вокруг и присев крепко и нежно поцеловал удовлетворенную женщину. – Огромное спасибо тебе родная! – Тихо выдохнул ей в ушко.

Когда я встал, по лицу Марго струились слезы, а глаза блестели счастьем. – Тебе спасибо любимый.

Сегодня я натрахался, как тот паук, что дико обкурился. Меня буквально водило, когда я стоял под горячими струями воды. Не войди вовремя мать в ванную комнату, я мог бы вполне изрядно обердюжится, на в значь. Но обошлось. Мама моментально оценила мое состояние и как была в халатике подскочила и поддержала, не обращая внимание, что и ее, заливают струи из под душа.

– Укатали Савраску крутые горки. – С какой-то веселой грустью произнесла она, помогая мне присесть на борт ванны. – Как оно, натрахался сынок, за целый день?

– Ма. Я тебя хочу. – Прошептал я.

– Да ты маньяк и монстр. – Она шутя толкнула меня кулачком в лоб.

– Нет. Правда хочу. Раздевайся и лезь сюда. Я тебя возьму в этой теплой среде.

– Дурашка. Какой же ты у меня дурашка великовозрастный. Давай сделаем так. Ты не будешь меня сегодня сношать своим великолепным мальчиком, а за это я позволю тебе спать вместе с собой в моей спальне. Дам даже сисечку пососать своему любимому Сергуне. Как тебе такое предложение.

– Я не против, но только потом, не обижайся, если тебе самой захочется, от посасывания сисечек.

– Звучит как угроза. – Она засмеялась. – Надеешься меня испугать тем, что разбудишь во мне желание. – Так я сама может быть этого хочу. Я уже представляю как будет сжиматься все в низу и я буду страстно желать насадиться на твой кол.

– Ты у меня мазахистка? – Я шутил.

– Еще какая. А ты бы хотел меня изнасиловать? Так чтобы я отбивалась, брыкалась царапалась, а ты все равно меня взял с силой раздвинув ноги навалился и засадил. Я бы кричала, плакала, а ты бы всаживал и оскорблял меня самыми непотребными словами. А в конце обкончал все мое лицо и стоя сверху в придачу обильно обоссал меня всю. Признайся. Посещало хоть раз тебя подобное желание?

– Ты чего мам? Что это на тебя нашло.

– Взгрустнулось родной. И по чему-то, есть острое желание быть изнасилованной тобой. Конечно, мочиться на меня не надо и драку тут мы творить не будем. С этим мы погодим до дачи. Но ты просто обязан меня нежно изнасиловать. Как хочешь, но обязательно придумай и сегодня же, сделай. Я хочу бурно обкончаться. Я так вымоталась на последней операции. Что готова была отдаться сержантику, старшине отделения в подсобке. Если бы этот тюхтий осмелился и облапил меня за жопу, когда мы там остались одни я бы ему дала, куда бы он только не пожелал. Но увы и ах. Слабак. Представь только: Есть Карина Владиславовна, слушаюсь Карина Владиславовна и т.д. и т.п. Знаешь я уходя ему сказала, что если он хочет женщину, то должен просто взять и взять ее как настоящий самец свою сучку, а не просто бегать за ней вылизывать течку с пизды. А следом за ним настоящий седлает самку и вгоняет по самые помидоры и вяжется тугим узлом с сукой. А в ответ такое писклявое: Простите. – Она устало и раздосадовано махнула рукой, а затем вдруг строго спросила. – Так что? Оседлаешь сегодня в постели сучку, так чтобы мне не было за тебя и себя стыдно?

– Иди сюда. – Я чуть грубовато притянул ее к себе, втащив в ванну, стянул мокрый халат. Открыл теплую воду, расстегнул промокший лифчик и грубо и напористо, просто разрывая содрал с нее трусы, вместе с окровавленной прокладкой.

Ее глаза загорелись решительностью и злостью, когда она оставшись нагой была всунута под душ. Я намыливал мочалку, вымывал ее тело и подмывал ее менструацию с промежности и влагалища.

– Прогнись сука. – Я надавил ей на холку наклоняя вперед так, что ее оттопыренный зад уперся мне в пах. Это качнулось такой волной возбуждения, что мой член вздыбился. Нет не так, как прежде не спеша и постепенно, а буквально встал на дыбы горячим и твердым. – Раздвинь свои булки, скомандовал я, нанося вязкий шампунь на оголенную головку.

– Как прикажешь господин. – Тихо всхлипнув прощебетала она руками раздвигая ягодицы таким образом, что указательные пальцы раскрыли анус. Я приставил и с силой кротким толчком вонзил головку в зад. Раздался вскрик боли и еще чего-то приятного. Смазка шампуня сгладила острые неприятные ощущения у нее, потому я, не мешкая, вошел по самый корень. Мать стояла впившись ногтями себе в ягодицы, ее рот был широко открыт как и глаза. Она ловила воздух, будто боясь выдохнуть.

– Что замерла? Сделай хозяину приятно, своим сладким очком.

– Слушаюсь господин. – Лишь пропищала она, плавно скользнула по члену тугой попкой вперед и тут же назад.

Я вдруг осознавая, что ей больно, но ужасно нравится все происходящее, придавил голову к низу так что задница оказалась гораздо выше спины и удерживая в такой позе стал не резко но ритмично всаживать кол в ее зад. Через минуту она не просто тяжело дышала, но и блаженно постанывала когда головка входила глубоко, во внутрь на все мои двадцать семь с половиной см. Самое ужасное я ее драл и понимал, что не могу кончить. Член стоял дубинкой, а я жарил мать в жопу, причем в хорошо уже растянутую. Как раз, под мой размерчик. Я почувствовал, как она кончает подомной. Это был великолепный оргазм, но я не давал ей отдыха. Я пахал и пахал ее, как негритянку на плантации.

– Похоже, он вошел в реактивную тягу. – Произнесла Марго, открыв двери ванной и строго глядя на нас. – Если такое еще продлится минут пятнадцать, вас обоих, придется госпитализировать и необходима будет помощь специалистов. – Говоря все это, она одной рукой с силой сжала клитор маме, а мне вогнала указательный палец в очко. Резко и глубоко, но при этом, точно нащупав простату, легонько по массажировала и я начал кончать. Сперма текла и текла, прямо на булки материной попки, с зияющей кроваво-красной, натертой, пещерой, что очень медленно смыкалась. Мать плавно осела, прямо на колени, ее плечи вздрагивали. Член был весь испачкан, с него скапывало, но Маргарита, уже его нежно обмывала, намыливала и вновь обмывала. Так длилось до тех пор, пока по ее мнению он не был чист и ухоженный. Она выставила меня из ванной и принялась за Карину.

Я сидел на кухне в какой-то прострации. Пытался тупо сообразить, сколько же я раз трахнулся с вчерашней ночи. Мои яйца буквально гудели, своей девственной пустотой. Завтра у меня не будет ни капли, для наших достославных училок. Видимо это поняла и ба, поэтому она так разозлилась. Я прислушался стараясь услышать хоть слово из того о чем там они переговаривались, но шум падающей воды все заглушал.

Через пятнадцать минут Марго вывела маму из ванной в белоснежном махровом халате и сказала, чтобы я отвел ее в спальню.

– Будешь спать с ней. Гладь ласкай что хочешь. Но не дай тебе бог, чтобы твой стручок, вновь этой ночью оказался у нее в письке. Поверь на слово, оторву.

Мы лежали плотно прижавшись друг к другу, поверх не расстеленной постели. Я гладил ее волосы и целовал в глаза и кончик носика. Она смешно мружилась, как котенок на солнышке, но тут же, подставляла нос для поцелуев. И все вновь повторялось.

– Я тебя люблю. – Тихо шептал я.

– Я знаю мой дорогой. Я тоже тебя очень и очень люблю. – Слышал я в ответ.

– Я тебя безумно хочу. – При этом моя рука скользнула ей на грудь.

– Не-е-ет. – Она убрала мою ладонь, со своей теплой, родной и манящей сиськи.

– Да-а-ат. – Я вдруг спустил руку вдоль ее тела и крепко взял ее за попку.

– Перестань шалить мой мальчик. – Карина стала чуть строже, но надеялась, что это меня остановит.

Я переместил центр тяжести и вот она уже лежит на спине подомной, придавленная всем телом.

– Попробуй только закричать. Я разорву твои дырки так, что туда долго еще никто не сможет войти. – Тяжело дыша ей прямо в лицо, прошептал я.

– Сергей. Пусти меня немедленно. – Явно волнуясь, зашептала она.

Рука ушла вниз и я нащупал ткань ее плотных хэбешных трусов. Палец лег на клитор поверх белья и стал медленно, но напористо тереть его. Затем я протиснулся между горячих ляжек, заскользил по промежности. Это было не эффективно, так как прокладка бронежилетом снижала степень атаки. Рука пошла вверх, а затем, нырнув под резинку, отодвигая ткань, сминая уже подмокшую прокладку, я с лету влетел средним пальцем ей в вульву. Влага и тепло окутали палец, я глубоко не проникая скользил по стеночке нащупывая ее точку.

– Не смей. – Еле слышно прорычала она мне в ухо шепотом.

– Так ты еще хочешь, чтобы я тебя облил своей мочой.

– Нет. Не хочу. Отпусти меня немедленно.

Я встал над ней, схватил снизу на пояснице за резинку и стянул трусы с ягодиц. Ее рука попыталась удержать белье на лобке, но я потянул сильнее раздался резкий треск и мама отпустила.

– Что творишь. – Шипела она на меня разъяренно. – Постель испачкаем, потом хоть выкинь.

– Не мелочись. Раздвинь ноги.

– Нет. Не надо. Тебе нельзя Сереженька.

Я с силой развел ее колени в стороны. Она закусив губу смотрела на меня сквозь слезы. Я встал на колени между ее ног совершенно обнаженным и с членом, повесившим головку. Карина смотрела не понимающе, то на меня, то на вялую колбасу, на которую я сам впрочем, не обращал никакого внимания. Я приспустился вниз, лег у самых е стоп и взял левую в руки. Мать сначала нервно дернулась, пытаясь выдернуть ногу, но я удержал и нежно поцеловал ее в подъем. Мои губы скользнули к пальчикам.

– Ты ведь хотела, чтобы я тебя изнасиловал. Вот теперь лежи и терпи. При изнасиловании советуют в некоторых случаях расслабиться и получать удовольствие. Это как раз твой случай.

Мизинчик утонул во рту поглощенный губами. Мой язык ласково кружил по капиллярным линия, на подушечке пальчика. Я его сосал и целовал, вылизывал и нежно покусывал, а затем плавно перешел к соседнему братцу. Мать удивительно быстро успокоила волнение и предалась наслаждению. Пока губы нежно терзали пальчик за пальчиком, разливая возбуждение, что струилось, по тонким нервным окончаниям вверх, к ее лону, пальцы рук мягко массировали пяточку, и всю ступню. Женщина сладко постанывала. Брошенные скомканные мною трусы, она проложила себе под попку так чтобы с влагалища не капало, на белоснежную шелковую простынь. Когда мои губы в поцелуях и язык, вылизывая бархат кожи, проминули колено, Карина Владиславовна бурно кончила. Она, не сдерживаясь, вскрикивала, выгибалась всем телом в дугу и сладострастно стонала.

Вот на этот то звук, в спальню влетела, разъяренная Марго. – Вы что же вашу дивизию. Не поняли, что я вам говорила. Этот жеребец вновь свой хуй решил попарить. – Но рассмотрев, что происходит, вмиг заткнулась. – Что же ты вновь удумал Сергунь.

– Мамочка помоги. – Томно позвала Карина. – Встань надомной. Я хочу тебе вылизать.

– Вот же бляха от сандаликов. – Мать скинула пеньюар, с обнаженного тела, она словно оседлала лошадку, присела над лицом дочери, выставив свою гладкую, упругую восхитительную задницу, в мою сторону.

Я плавно добрался до промежности, выдохнул на нее горячим потоком воздуха, ласково, губами прикусил за клитор поверх капюшона, потрепал его и спустился вниз, насиловать правую ножку моей любимой женщины.

Через минут пятнадцать мама вновь кончала, а следом за ней приплыла Марго и ловила свою долю наслаждения.

Меня зажали грудями с двух сторон. Такие нежные, упругие и восхитительные узы заточения, меня под пулеметом бы не заставили покинуть. Я откровенно балдел, укрытый томными удовлетворенными телами женщин благоухающих сексом.

– Каринка. Тебе не кажется, что мы открыли ларец Пандоры, в лице этого неугомонного члена семьи? За последние сутки он столько и стольких перетрахал, Что есть такие, какие и за год столько секса не имеют. И ведь дай ему волю, он бы еще и еще тебя бы пахал.

– Знаешь он так и хотел бы сделать. Он ведь действительно меня изрядно шуганул, своим намереньем меня изнасиловать. Я чуть не описалась от страха, когда сказал, что своим хуем мне все дыры порвет. И взгляд. У него был такой дикий взгляд.

Женщины тихо переговаривались на кухне после того как я крепко спал.

– Это хорошо.

– Я вдруг испугалась, как бы нам из него маньяка не сотворить.

– Не бойся. Он парень с головой, а умение насиловать нам ой как надо. Вот Игорь тому только позволь. Этот, баб бы, на лоскуты рвал Его надо слегка придерживать. Такие будут трахать как проклятые, пока не встретят, свою, единственную. Потом резко меняются и становятся необычайно ласковым. А вот Сергуне будет все мало. Трудно будет его большому, да куда большому, огромному сердцу. В нем как во всей вселенной будет плескаться любовь. Чудесный и волшебный член семьи.

(Всего 211 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Похожие рассказы:

0

Первый мужчина ... Автор: Tasha

38

Создание КША. часть 2. Деньги ... Автор: Alex77

16

Современная семья. Часть 2 ... Автор: brian

Один комментарий к “Член семьи. Часть 1: Звезды над пилоткой. Глава 6”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!