Skip to main content

Чужие. Подопытная Архонта. Часть 5

Она застонала и инстинктивно сжалась в комочек, словно пытаясь спрятаться от невидимой опасности,  и вдруг поняла, что уже не спит, что сознание вернулось. Девушка попыталась вспомнить хоть что-то, предшествующее погружению в сон,  но так  и не смогла. Хотя, сном это было назвать сложно. Скорее полет в беспросветной тьме, не давший и грамма отдыха. Тьма пульсировала в унисон с пронзающей голову болью. Попытка открыть глаза сделала ситуацию еще хуже. Невольно вспомнилась  маленькая отдаленная планета за Внешним Кольцом, на которую пришлось садиться  после столкновения с метеоритами. Приземление было не из мягких — пилота Камиллу Фуэнтес чуть не размазало по переборке. Тогда сознание, как и сейчас, долго витало в черной пустоте, где-то за пределами реальности, пока ее не откачали. Потом, очнувшись, Крошка-пиранья оказалась в безопасности, на «Немезиде», чего нельзя было сказать о нынешнем положении. Она пока не знала, где находится, точнее, не могла вспомнить, но подспудное чувство тревоги подсказывало – это другой корабль, враждебный.

Боль мотала  из стороны в сторону. Казалось, прошло несколько часов, и девушка уже отчаялась когда-либо выбраться из затянувшего ее круговорота, но именно в этот момент, когда силы бороться иссякли, на фоне тьмы возникла крошечная  точка света. Она стала потихоньку расширяться, набухать, подобно далекому светилу на обзорном экране звездолета. Ее сменили расплывающиеся от бешеной скорости вращения цветные пятна,  и эта незначительная перемена вселила надежду.

Прежде чем вновь попытаться открыть глаза, Камилла  сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы справиться с головокружением. Руки  ощупывали окружающее пространство. Холодный пластик  какой-то  плоскости, на которой она лежала, вызвал тревожные ассоциации.

Тело вращалось все медленнее, цветные пятна потихоньку складывались в металлического оттенка стены. Она увидела, что лежит на медицинском столе в центре овального помещения с высоким  потолком. И тут же нахлынул шквал воспоминаний: эксперимент… совокупления с жуткими мерзкими тварями… она на «Архонте»… под управлением бездушного андроида.

Но ее тюремщика нигде не было видно. И это казалось странным. В прошлое ее пробуждение он находился рядом, ковырялся в своих приборах. Пошел прогуляться, напиться, отлить? Нет, что за чушь! Он же не человек, а его биомеханическое  подобие. Все же Камилла криво усмехнулась, представив Ноя на унитазе,  но в следующий миг оцепенела от удивления, обнаружив  еще пару странностей. Первой из них был гаджет, точнее его отсутствие! Вторая имела вид  черного прямоугольного проема в  одной из стен — открытый люк!

В течение нескольких секунд Крошка-пиранья  не верила своим глазам, но вот  коснулась холодного, как лед, лица, прошлась руками по телу и, уже почти не испытывая удивления, тронула спину — от затылка до копчика, после чего  ее взгляд, как магнитом, приковало к выходу. Все еще сомневаясь в том, что это не иллюзия, не какой-то фокус, проделываемый органами  чувств, она встала на ноги. Координация еще не восстановилась, тело ощущалось как-то чуждо. Казалось, ее накрывали волны незнакомой субстанции, невидимой и почти неосязаемой, но все-таки ощутимой. Сжав кулаки и напрягая мышцы, несколько раз вздохнула, попыталась взять над собой контроль.  Шаг, еще шаг… ну вот, это не так страшно, она просто идет…

Уняв внутреннюю дрожь, Крошка-пиранья подошла к открытому люку и осторожно выглянула наружу.  Никого. В полумраке мерцала какая-то аппаратура. Тянуло холодом и запахом химикатов.

Время потекло как вода сквозь пальцы. Сердце в груди колотилось так гулко, словно еще чуть-чуть — и оно выскочит из груди. Куда бежать? Как не столкнуться с Ноем? Что делать в первую очередь? Поискать одежду и оружие? Или?.. Нет, нужно просто линять отсюда. При чем не мешкая. Потом найти безопасное место, сориентироваться  и подумать, как добраться до своего корабля.

Мысленно воззвав  к Мадонне, Камилла выбежала наружу, кошкой юркнула в какой-то узкий коридор. Тусклые красные светлячки световых указателей сопровождали ее путь. Куда вел этот коридор, она не знала, но это было не важно. Главное — оказаться подальше от лаборатории. Бежать было очень неудобно — рифленое покрытие пола  впивалось в голые ступни, замедляя движение. Приходилось терпеть.

Бегство, что насчитывало несколько секунд, переросло в минуты, помещения и коридоры корабля становились долгими лабиринтами, путающие, загоняющие ее обратно к той  самой зловещей камере, из которой она дала деру… Пока на одном из поворотов  Камилла резко не остановилась, задыхаясь от собственного сердцебиения. Проклятье,  она бегает по кругу! Можно вечность плутать по этим стальным тоннелям, как крыса в канализационных трубах мегаполиса.

Вдруг в поле зрения попала лестница, ведущая  наверх. Недолго думая, девушка стала подниматься, напряженно прислушиваясь к тишине вокруг. Если Ной и находится где-то поблизости, то скорее всего занят своими научными делами, но в любой момент может обнаружить ее побег. Значит, надо шевелиться.

Бесконечные ступени  окончились под самым потолком, где оказалась небольшая площадка типа пандуса и массивный  двустворчатый люк.

По спине пробежали мурашки и стекла струйка холодного пота.  Интересно, получится попасть в следующий отсек? Помниться, когда она только прибыла на крейсер и бродила по его стальным пещерам, в поисках деталей для ремонта, ни одна дверь не поддалась. Все было заблокировано. Ладно, попытка не пытка.  На  всякий случай скрестив пальцы на руке для отвода разного рода неприятностей, девушка коснулась клавиши на панели управления. К ее удивлению, зашипел пневматический замок, створки люка мягко  разошлись в стороны, впуская  в помещение.

Она тряхнула плечами, как бы отгоняя панику, и двинулась внутрь отсека. Сначала осмотреться, понять, что происходит, а потом уже бить тревогу.  Ее зрачки расширились, свидетельствуя о том, что она видит что-то пугающее.

— Что за херня?

Камилла услышала свой голос, словно через толщу воды. Все эмоции отошли на второй план. Остался только страх,   липкий, всепоглощающий, постепенно обволакивающий сознание,  блуждающий колючими иголками по всему телу. И вызвало его непонятное отталкивающее зрелище.Девушка остолбенела,  боясь не то что пошевелиться, а даже вздохнуть. Со всех сторон — слева, справа, сверху, снизу спадали, переплетаясь, скрещиваясь, заходя одно за другое, какие-то морщинистые матово-белые отростки, толстые и тонкие, свивающиеся в кольца, подобно дождевым червям, и прямые, изогнутые безвольно и напряженно торчащие. Некоторые отростки и кольца чуть подрагивали. Особо толстые вздымались и опускались почти незаметно, словно дышали. Вся эта мешанина  непонятных телес вызывала такое отвращение и ужас, что девушка непроизвольно попятилась  назад и, споткнувшись о собственную ногу, упала на спину.

Приподнявшись на локтях, она продолжала пятиться, не отрывая глаз от кошмара вокруг себя, и вдруг уперлась во что-то мясисто-мягкое. Содрогнувшись от омерзения, резко вскочила на ноги, часто-часто задышав,  забывая делать выдох, пока наконец воздух не вырвался из полуоткрытых губ долгим, пресекающимся свистом. Обернувшись, увидела, как по стене,  которой она коснулась, змеилось  толстое, как бревно, тело — одна из этих гадин.

Собрать остатки мужества оказалось не просто — страх сковал тело  и мысли, но все же Камилла заставила себя пойти вперед. Осторожно  переступая ногами, она старалась опускать ступни подальше от отростков-щупальцев, в прогалы между ними. Приходилось  постоянно, приседать, изгибаться, чуть ли не змейкой проскальзывая между извивами колец… Казалось, что одно неверное движение, случайное касание всей этой гадости — и она оживет, сдавит  в своих тисках, не даст  пробраться, найти спасительный выход… Но пока все шло удачно, девушке  удавалось проскальзывать через самые опасные места, она  пробиралась буквально на цыпочках, не дыша.

Пройдя несколько метров, она обнаружила небольшое свободное пространство. Остановилась, осматриваясь по сторонам. Потолка не было видно, вместо него — причудливое  сплетение белесых морщинистых лиан. Стены просматривались плохо, но все же были видны потертые и потрескавшиеся серые панели, крохотные лампочки, сияющие тусклым светом, рассыпанные, казалось, в полнейшем беспорядке. Помещение было большим, как спортзал, и имело овальную форму. И повсюду, от самого пола до потолка — непроходимые джунгли из  щупалец, отростков…

Мысленно призвав на помощь высшие силы, она пошла дальше, пролезла под дышащим бревном-щупальцем, перешагнула через точно такое же, но втрое большее, опустилась на четвереньки — иначе было и невозможно двигаться дальше.

— Зараза… Откуда взялась вся эта дрянь? — бурчала Камилла себе под нос. — Что это вообще такое?

Она даже сама не замечала, что говорит вслух — нервы били на пределе. Делая очередное движение, девушка не видела уже, как будет проскальзывать дальше, казалось, что нету меж колец и отростков ни малейшей щели, не проскользнуть! Но находилась дырочка — и она пробиралась.

Шаг, еще один… Внезапно Крошка-пиранья ощутила себя жалкой инфузорией, ползущей по бесконечным кишкам какого-то гигантского монстра. И до жути захотелось вернуться назад, поискать выход в другом месте. Ведь должны быть другие  отсеки и коридоры. Наконец, вентиляционные шахты, через которые  можно добраться до ангара, минуя заблокированные двери.

Вдруг левой ноги что-то коснулось, поползло, липко всасываясь  в кожу. Камилла посмотрела вниз и ее лицо перекосила гримаса   ужаса. Одно из  пульсирующих щупалец пыталось опутать ее ногу. С  громким визгом отпрыгнув назад, девушка задергалась, пытаясь  сбросить с себя  червеобразную холодную мерзость. К удивлению, отросток легко отцепился. Сочно шмякнув при падении, он лениво отполз куда-то в сторону, исчезнув в переплетении такой же гадости.

Камилла  чертыхнулась по-испански, с  трудом переведя дыхание.  Нет, здесь прохода не найти. Она стала медленно разворачиваться, стараясь не задеть отростков, и тут в поле зрения попало то, что едва не стоило ей рассудка. Резко расширившиеся зрачки, раскрытый в безмолвном крике рот стали ее реакцией на это зрелище. Около десятка обнаженных женских тел висели в воздухе. Точнее висели в почти совершенно прозрачной сети, которую Камилла поначалу и не заметила, висели на сложной системе переплетающихся гибких шлангов, трубочек и прочих непонятных приспособлениях. Но самым нелепым, нереально-жутким и омерзительным было то, что к каждому телу прилагались длинные, пульсирующие полупрозрачные отростки, похожие на уродливые шланги-катетеры, и не просто прилагались, они выходили из промежностей — влагалища и заднего прохода. Выходили и тянулись, переплетаясь и подрагивая, как сонм отвратительных змееподобных тварей, куда-то в зеленовато-мутную стену. И вдруг ей открылось то, отчего сердце  судорожно заклокотало и поднялось к горлу — никакая это не стена, а толстенное стекло огромного аквариума-резервуара, заполненного болотного цвета жидкостью. Она даже вспомнила большой аквариум в отсеке релаксации на «Немезиде», корабле, казавшимся сейчас недосягаемой мечтой, вспомнила его чистую прозрачную воду, свирепых обитателей пираний, с которыми ее шутливо сравнивали друзья и коллеги. Но здесь все было по-другому — вода, если это была вода, мутная, как из прогнившего столетнего болота. А в ней плавали какие-то бесцветные, полупрозрачные, похожие на головастиков-мутантов тельца. Они резвились в самом беспорядочной, броуновском движении. Концы катетеров, проходившие сквозь черные упругие кольца внутрь аквариума, лежали на самом дне, из их отверстия при каждом содрогании женских тел вырывались махонькие, почти не различимые существа.

Девушка  стала задыхаться. Она задыхалась и смотрела. Она не могла не смотреть: то, что было в аквариуме,  не отпускало ее взора. Она поняла, что сейчас ее просто разорвет, тошнота из недр живота поднялась к горлу. Висящие тела и то, что с ними проделывалось, производило  впечатление более жуткое, чем все виденные на «Архонте» ужасы. О, Боже, она и не знала, что ад может быть настолько реальным. То, что выходит за пределы понимания  — вот что такое квинтэссенция подлинного страдания. Рука машинально  потрогала  выпуклый живот, в котором зрели зачатки чужой, нечеловеческой жизни. Значит, она  не одна такая. Эти женщины тоже подопытные.

И тут, словно материализовавшись из воздуха, появился Ной. Камилла даже не поняла, откуда он взялся. Может его скрывали клубки переплетенных щупальцев или он находился по другую сторону аквариума? Андроид был все в том же безлико-сером одеянии, та же маска бесконечного спокойствия и пустые, не выражающие ни мысли, ни чувства глаза зомби. Медленно, словно на шарнирах, его голова повернулась в сторону Камиллы. Секунду девушка стояла под прицелом его оптических сенсоров, потом услышала, как синтетик механических голосом произнес:

— Обнаружено несанкционированное проникновение. Неавторизованная гуманоидная форма жизни внутри периметра.

Камилла в ужасе попятилась от него. Сердце заколотилось так быстро, что, казалось, сейчас выпрыгнет через горло, и она им подавится. Крепче сжать зубы, не закрывать глаза и бежать, бежать!

Расталкивая на бегу лианы мерзких отростков, которые словно специально старались остановить, задержать, вернуть, она быстро убегала из того страшного места. Ноги сами на автомате несли ее прочь, ни на миг не прекращая свою работу. Ведь если она остановится, Ной ее схватит  и заставят вернуться, а там… Нет! Не хотелось думать о том, что с ней сделает андроид.  Лучше смерть, чем такая участь – быть подвешенной, опутанной трубками, рожать каких-то уродцев.

Девушка бежала вперед, не оглядываясь, молча, почти без единого звука, не считая тяжелого хриплого дыхания, да гулкого топота босых ног.

Она слышала Ноя, слышала, как он что-то кричал ей. Прося? Требуя? Угрожая?  Камилла  спиной ощущала неподвижный взгляд искусственных глаз, держащих ее на прицеле. Она летела, развивая спринтерскую скорость, пока не выпорхнула через открытый люк. Слава богу, он был открыт. Не глядя, ударила по клавиши на панели и продолжала бег, с удовлетворением услышав позади звук сработавшей пневматической система, означавший закрытие люка. Перепрыгивая сразу несколько ступенек, как вихрь, слетела с лестницы и, сжав зубы, понеслась по бесконечному коридору, ощущая босыми ногами холод жесткого и отчего-то влажного металлического пола.

Через какое-то время остановилась, чтобы прислушаться и перевести дух. И только потом заметила свешивающиеся со стен и потолка образования серо-зеленоватого цвета, имевшие несомненно органическое происхождение. Пол коридора усеивали непонятные бесформенные сгустки, походившие на застывший клей и отвратительно чавкающие под ногами. И вообще проход казался огромной кишкой какого-то невероятно крупного издохшего животного из-за рубчатых выступов серой массы, сплошь покрывавшей стены.

— Твою мать, это что еще за гадость? — задалась она законным вопросом.

Потом, присмотревшись, заметила еще детали — на поверхности стен и пола виднелись черные отметины, не оставлявшие никакого сомнения в их происхождении, — свидетельство, что здесь кто-то палил из огнестрельного оружия. В добавок ко всему тянуло сырыми удушливо-кислыми запахами, миазмами гнилости, разложения.

Внезапно ее что-то подхватило, с силой оторвало от пола, сжало стальными клешнями и понесло, скрутив в тугой комок плоти. Камилла сумела увидеть лишь смутную тень и длинный хвост, бичом хлестнувший воздух в метре от нее. Она закричала, пыталась разжать тиски, трепыхалась, как нанизанный на крючок беспомощный червяк, но все было тщетно. Перед глазами все завертелось, запрыгало, как в безумном калейдоскопе. Ее тащили, как тряпочную куклу, через какие-то шахты и тоннели. Обо что-то сильно ударившись головой, Камилла почувствовала во рту терпкий вкус крови, затем тошноту, перед глазами запрыгали черные пятна и  она потеряла сознание.

Очнувшись,  с шумом втянула в легкие воздух и ошалела завертела головой, не понимая, что с ней и где она находится. Обнаружила себя стоявшей или, по крайней мере, находившейся в вертикальном положении. Но когда попыталась сдвинуться с места, оказалось, что она фактически к нему прикована. Студенистое вещество плотным коконом обтягивало почти все ее тело непроницаемой оболочкой. Свободной оставалась только правая рука. Отчаянным усилием Крошка-пиранья попробовала разорвать кокон — не получилось. Поверхность была тверда, как мрамор.

Напрягая глаза в полумраке, девушка попыталась рассмотреть место, в котором очутилась. Прямо перед ней стояла стена с леденящими душу инкрустациями. Ее бугристо-пузырчатая поверхность была вылеплена какой-то нечеловеческой рукой, как бы создававшей свою чудовищную версию «Врат Ада» Родена. Камилла  смогла различить лишь часть отталкивающих деталей жуткой терракотовой фрески, когда неясная угловатая тень бесшумно возникла перед ней.

Это был Чужой. И он был не один.

Похолодев от ужаса, Крошка-пиранья увидела как… оживают стены и потолки. Биомеханические пальцы выпускают когти, способные на клочки рвать самую крепкую сталь. Липкие слюнявые челюсти, приходят в движение, утробным шипением возвещая о пробуждении их обладателей.

Одно из жутких созданий, оскалившись, тянулось к ней. Разверзлась клыкастая пасть, из бездонной страшной глотки дохнуло таким смрадом, что Камиллу чуть не вырвало. Чужой медленно приблизил свою безглазую бананоподобную голову, и почти в лицо просипел:

— Ш-ш-шлю-у-у-у-ха-а.

Несмотря на дикий, всепоглощающий ужас, девушка с удивлением отметила, что ксеноморфы, оказываются, могут воспроизводить человеческую речь.

Как завороженная, Крошка-пиранья смотрела на демона, нависшего над ней. Потом увидела, что из нижней части существа выдвигается, подергиваясь и извиваясь, черный лоснящийся отросток. Не долго думая ,Чужой вонзил свое членище в кокон, с хрустом пробил и стал елозить им между ног полуживой от страха жертвы. Камилла  подавилась криком, когда большая, как кулак, головка, грубо и напористо вторглась во влагалище. Это была не просто боль, а дикий, пронзительно-оглушающий  вопль плоти, будто в тело всадили раскаленный прут. Сквозь влажную пелену в глазах, она увидела, как по черному хоботу бегут какие-то вздрагивающие комочки, достигают место соприкосновения с ее промежностью и исчезают там. Когда первый из них добрался до ее лона, поступательное движение «агрегата» резко прекратилось. Новая порция обжигающей рези, и тугие сгустки один за другим с силой загнались в матку, надув живот Камиллы до состояния шара. Он был готов вот-вот лопнуть…

Вдруг на краю зрения девушке почудилось какое-то движение. Неясная тень возникла за спиной насилующего ее монстра, а потом — яркая  вспышка, озарившая помещение. Чей-то женский голос, дрожа  от гнева, произнес:

— А ну, отойди от нее, мерзкая тварь!!!

Чужой резким движением повернулся на источник звука, уродливый  поршень с противным чавканьем выскользнул из бедного лона подопытной. Зверь злобно зашипел и выпрямился во весь рост.

Сквозь кровавый туман Камилла увидела свою спасительницу — темноволосую  женщину  с плотно сжатыми губами и большими карими глазами, в которых играла яростная решимость. В руках у нее было какое-то массивное и странное оружие — соединенные вместе огнемет и импульсная винтовка устаревшего образца. На незнакомке  была темно-голубая, выцветшая  форма американского коммерческого космофлота, которую не носили  лет двести. На вышитой цветной капроновой нитью грудной нашивке читалось имя: «Эллен Рипли». Одной рукой женщина сжимала свое громоздкое, похожее на сиамских близнецов оружие, другой — придерживала маленькую девочку, повисшую на ее шее.

Черные тени все разом зашевелились, как стая демонов в аду, пронзительно запищали, и бросились было на женщину с ребенком, но длинная  очередь из винтовки  их остановила, заставила отступить. Теперь уже Рипли шла на Чужих и стреляла, стреляла, стреляла. Бронебойные пули вспарывали монстров, разрывали их в клочья. Потом заурчал огнемет, исторгая  струю яркого испепеляющего пламени. В бушующем море огня смоляные угловатые фигуры вспыхивали, как спички, корчась и визжа от боли.

Длинные огненные языки лизали кокон, в который была заключена Камилла, стекловидный материал начал таять и растекаться, словно прозрачный леденец. Отвратительный запах горелого распространился вокруг. Жар  подступал все ближе к намертво скованной жертве. Девушка рванулась, напрягаясь что есть мочи, но не сдвинулась с места.

Нет выхода, нет спасения…

Камилла  видела и чувствовала, как все ее тело пылает, покрываясь огромными, взрывающимися волдырями, через которые уже видны мышцы и кости… Это был  конец.

Обезумев от безысходности и боли, она все же нашла в себе остатки сил и воздуха в легких, чтобы исторгнуть последний предсмертный крик. И…

…вдруг резко проснулась, с горловым стоном выпрямившись, на кровати. Руки судорожно вжимались в грудь. Крошка-пиранья  тяжело, болезненно дышала. Хриплым, дрожащим голосом, полным пережитого кошмара, и слез, выдохнула, сама не понимая что:

— Боже мой… Рипли… Эллен Рипли… Она тоже здесь, на «Архонте»…

Потом сделав особенно глубокий вдох, оглядела помутненными глазами помещение медицинского отсека, в котором лежала, и бессильно уронила голову на грудь, осознав наконец, что все эти жуткие образы, виденные как наяву, остались по ту сторону грани, отделяющую сон от реальности…

Ничего этого не было… Ничего…

Она закрыла глаза, но кошмарные  видения еще стояли перед внутренним взором с ужасающей, невыносимой отчетливостью, с рельефной выпуклостью деталей и даже запахами, какие бывают только в реальных  воспоминаниях. Значит  ли это, что будет и «второй раз» — в настоящей действительности? И она пройдет все эти круги ада: отсек, заполненный живыми отростками и женщинами, рожающими монстров, улей Чужих — настоящая преисподняя с демонами? А  потом встретит Эллен Рипли?

Нет, это бред. Эллен Рипли погибла около двухсот лет назад. Но тогда откуда эта подспудная уверенность — знание, что она здесь, на «Архонте»?

Камилла тяжело, словно через силу, вздохнула. У нее не было ответов. Она хотела умереть, чтобы этот кошмар никогда не стал явью.

 

(Всего 338 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Диана Шерман

Ищущая себя, в постоянном творческом поиске начинающая молодая писательница. Основной профиль - боевая, приключенческая эро-фантастика, тентакли, запредельное. Временами "паркую" свой космический крейсер у ближайшей к Земле станции, чтобы побыть обычной земной девушкой.

19 комментария к “Чужие. Подопытная Архонта. Часть 5”

    1. Диана, ну и фантазии! Даже страшновато читать! Но захватывает и очень сильно, всё ждёшь – что же будет дальше! Коварная и хитрая ты, Дианочка, прервала свой рассказ на самом интересном месте.
      Насчёт того, что сопереживаешь с героями своего рассказа, согласен. Я сейчас пишу новый рассказ “Любовь и яблоки”, так приснилось кое-что из приключений этих балованных студентов.
      Диана, восхищён твоей фантазией! Успехов тебе. 10

      2
      1. Большое спасибо, Алекс, за отзыв!!! Страх – одна из из сильнейших эмоций, а для автора нет ничего важнее, чем понимание,что сделанное им взбудоражило читателя, вызвало всплеск адреналина, напугало, рассмешило, возбудило и т.д. У вас такое обостренное чувственное восприятие мира, что можно позавидовать. И еще много-много позитива, с которым вы щедро делитесь.

        1
  1. Огромное спасибо за продолжение Диана! Прочитал и мне очень понравился тот путь по которому скользит Ваша фантазия. Весьма интересная и занимательная линия Впечатление такое будто смотрел фрагмент очередного фильма из серии про чужих. Грустно только одно Фрагмент не слишком большой 🙂 Больно быстро закончился Любопытство возмутилось и теперь сидит облизываясь в ожидании когда еще подкинут вкуснятинки “10+++”

    1
    1. Дорогой коллега, и Вам спасибо, что прочитали и оставили такой прекрасный отзыв. Вы сказали, что будто смотрели фильм. Знаете, когда я погружаюсь в этот мир, я мысленно представляю тоже самое. С той лишь разницей, что помимо зрителя я еще и режиссер, оператор-постановщик, художник-декоратор и главная героиня. Накатаю несколько страниц и представляю, что это только что отснятый материал. Начинаю что-то добавлять или урезать, как бы переснимать некоторые моменты.

      А что, литература и кино в чем-то тождественны. И то, и другое – формы искусства, в которых часто нужно думать сердцем, а не головой. И фильм, также как и литературное произведение, начинается с идеи. И она должна быть такой любимой, будоражащей, что ее не разлюбишь, несмотря ни на что, на протяжении сложного пути длиною в два-три года.

      Что касается продолжения, то я могу твердо пообещать, что оно последует в самом ближайшем будущем.

      1
    1. Благодарю, LABEAN! Возможно секрет в том, что при реализации идеи мне удается найти ту самую “волну”, характерную только для этого произведения. Но сама оценивая творческие результаты по мере их достижения, нахожу, что с каждой новой главой стиль совершенствуется, и начало выглядит бледнее по сравнению с последними моментами. Все-таки трудно писать монументальные произведения. Это как объять необъятное. С короткометражками гораздо проще.

      1
    1. ЧЕБУРАШКА, лучше аргументировать свою позицию, когда оставляете негативный комментарий. В противном случае это больше похоже на троллинг автора, чем на адекватный отзыв.

      P.S. Один Ваш комментарий я уже удалил, когда Вы перешли на личность автора, заподозрив его в употреблении тяжёлых наркотиков: будьте благоразумнее, если надумаете комментировать в следующий раз.

      2
    1. Ваша догадка, уважаемый KRISTIAN LAGARD, не лишена обоснования. Там, где Чужие, непременно должна присутствовать Рипли. Канон франшизы. Хотя в некоторых фанфиках авторы прекрасно обходятся без нее.

      А что касается оказания помощи ГГ, могу заверить – ей помогут. Космос не без добрых существ ))

      1
        1. Все верно. Она погибла, уничтожая матку Чужих, на Фурии – 361, тюремном заведении класса С, на планете Фиорина, куда попала в результате авари “Сулако”. Но в “Чужом 4. Воскрешение” Рипли была клонирована учеными медико-исследовательского корабля “Аурига”. Я к чему клоню? “Аурига” – не единственный звездолет Объединенных Систем, где проводились опыты с ксеноморфами. “Архонт” – его систершип – также служил лабораторией для экспериментов с Чужими. “Ботаники” этого корабля учли просчеты своих коллег с “Ауриги” и достигли больших результатов, например, вывели новую породу ксеноморфов, обладающих схожей с человеком репродуктивной способностью. Кроме того, они вполне могли вырастить и свою Рипли. Зачем? Чтобы также заполучить матку Чужих, без которой невозможно выведение этих милых зверушек. Кроме “Ауриги” и “Архонта” в глубинах космоса прячется еще один однотипный корабль – “Хелл Рок” (“Адская скала”). Но что там происходит, я пока не скажу. Разве что Ридли Скотту, если он позовет в Голливуд для участия в создании новой части франшизы 😉

          2
            1. Мне не хочется следовать штампам, поэтому моя Рипли будет более пассивна. А с “пулеметами-огнеметами”, помогая ГГ, побегает кое-кто другой. Один мужик. Большой такой и сильный, агрессивный и волосатый, но почтительный с девушками 🙂

              Блин, еще немного и я весь сюжет расскажу 😉

              2
  2. Пулемет и Камилле выдать можно.
    Написано великолепно. Атмосферно и реалистично. Во все происходящее веришь.
    И ведь, что интересно случись попасть в руки наших современных ученых ксеноморфу ведь все эти эксперименты запросто могут стать реальностью. Да и наверняка станут… Или уже стали? Тарелочки-то иногда падают.

    1
    1. Благодарю, НАФАНЯ, за отзыв! Вы правы, попади такие существа в руки современных ученых, “ботаники” сошли бы с ума от перспектив, которые таят в себе ксеноморфы. Если помните, в “Чужом 4” один ученый с восторгом о них отзывается, находя их бесподобными созданиями с невероятным потенциалом. Вот только нигде не говорится, а для чего именно они нужны. Весь смысл франшизы сводится к тому, чтобы их заполучить, а после того, как становится ясно, что иметь с ними дело чрезвычайно опасно и просто нереально, – нужно спасаться.

      1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг