№4 Стеклянные комнаты, или Один день из жизни многоэтажки

Вместо предисловия

 «Когда я с моими помощниками предпринял попытку создать историю, которая обобщала бы и показывала противоречия, неуверенность, усталость, абсурдность, неестественность определённого образа жизни, то, словно слыша потусторонний голос, стал повторять себе: нет, не надо заботиться о создании повествования, этот фильм не должен представлять собой сюжетную историю. Поступим лучше так: сложим вместе весь собранный материал, поговорим откровенно, поделимся мыслями, вспомним о том, что мы читали в газетах, в комиксах. Положим все наши заметки, все документы на стол в самом хаотическом виде».

(Федерико Феллини о фильме «Сладкая жизнь». Интервью с Федерико Феллини и Марчелло Мастроянни)

 

Стеклянные комнаты, или Один день из жизни многоэтажки

 

Дом стоит, свет горит,

Из окна видна даль.

Так откуда взялась печаль?

И, вроде, жив и здоров,

И, вроде, жить не тужить.

Так откуда взялась печаль?

(Виктор Цой)

Алина

– Литература ветшает, ­– вещал с экрана председатель мирового ЛитО, – авторы упорно уходят в вымышленный мир, создавая каждый свой собственный. В этом мире нет места другим. Каждый сам по себе. Это катастрофа, дамы и господа!

Споры вокруг литературы шумели давно. Каждый гнул свою линию. Писатели требовали свободы самовыражения, читатели не желали участвовать в выражении писателей и упорно отказывались читать. Назревала мировая революция. Требовался только лидер на древнем броневике, чтобы случилось чудо.

Лидера не было. Не родился ещё тот, кто бы зарядил снаряд в пушку и пальнул по иллюзорному дворцу разрозненного творческого муравейника, где каждый тянул одеяло на себя. Одеяло трещало по швам, но рваться пока не собиралось.

– Социологи проанализировали последний видеосборник и пришли к выводу, что мировое сообщество литераторов упорно избегает социальных проблем, да и обычные человеческие желания в художественном воплощении уходят в прошлое, – продолжал свою пламенную речь председатель. – А ведь это не так! Мы не перестали есть, пить, сношаться, думать, плакать, ругаться, стонать во сне от кошмаров, радоваться закату и восходу, не перестали дышать и жить. Но литераторы упорно не желают писать про нашу повседневность…

Алина взглянула на счетчик в верхнем углу видеофона, где отражался рейтинг вещания в реальном времени. Цифры стремительно отщёлкивались в обратном направлении. Население не внимало пламенному выступлению эмоционального председателя, никого не интересовали проблемы обветшалой литературы.

Алина щелкнула пальцами, видеофон погас. Она посидела в тишине несколько секунд. Сегодня у неё выходной, а чем заняться, пока не придумалось. Ради спортивного интереса открыла последнее издание видеокниги.

На первых страницах на глади изумрудного пруда качались бледно-розовые лотосы. Далее они расплывались, превращаясь в черно-белые неровные строчки, убегающие вверх, врезаясь в прозрачное небо с изумрудным отливом. Небо ширилось, покрываясь сначала белыми, потом розовеющими облаками. Облака росли, расползались, заполняя розовым цветом весь экран.

«Тьфу, депрессивный депресняк и розовые слюни», – подумала Алина и с отвращением выключила видеокнигу.

– В одном этот деятель от литературы прав – читать нечего! – вслух произнесла Алина и отправилась на кухню готовить завтрак.

За стеной завыла собака. Пёс в сотый раз рассказывал свою историю. Он всегда так делал, когда оставался один дома.

 

Бес

Ууууууу-ааааа-уууууууууууууууй

Боль никогда не забывается. В моей жизни было много боли. Однажды пропало тёплое брюхо матери. Я искал, скулил, тыкался носом в разные стороны. Нигде не было. А вместе с матерью пропало сладкое и сытное молоко. Внутри бурчало и сводило от голода. Дыхание замирало от тоски. Уууу-ааааа, я помню, как это было. Тоска и голод. Они убивали. Я умирал. Один.

Потом появился человек. Первый в моей жизни. Его руки были тёплые. И он меня кормил. Но за это я платил страшную цену. Платил болью. Он бил меня. Сильно бил. За лужу у двери, когда не мог дотерпеть до улицы, за съеденную еду у кошки, просто так, когда попадал под ногу или под руку. Я сроднился с болью. Она преследовала меня. А если защищался, бил ещё сильнее.

Уууууу-ааааааа-ууууууй.

А потом появился другой человек. Я укусил его сразу. Я не хотел, просто очень напугался. А он вместо того, чтобы ударить, протянул руку и ласково сказал:

– Ах, ты, Бесяка! Глупенький, не надо бояться, иди сюда.

И я поверил, подошёл. Человек забрал меня в другой дом. Там тоже была кошка. Она рассказала, что человек добрый. Так я стал Бесом. Наверное, потому что чёрный и злой. Но я не злой на самом деле. Я просто очень боюсь боли.

Меня кормят досыта. И лужи я уже не делаю. Гуляем мы вдоволь. У меня даже друг во дворе появился. Правда, мелкий и гладкошерстный, между моих лап проскальзывает, как ужик. Но люди разрешают нам поиграть.

А ещё мой человек меня чешет щёткой и ласково разговаривает. Человек такой смешной, иногда жалуется мне на свою жизнь. Уууууу-ааааааа… А я его понимаю. Но его ведь не бьют. А может, он тоже помнит боль?

Только вот, когда человек уходит, мне становится тоскливо. Тогда я вою. Ууууууу-ааааа-уууууй… Нет, я не жалуюсь, просто боль никогда не забудется. А человек обязательно вернётся, и мы пойдём во двор. А лучше на речку.

Я люблю ходить на речку. Там можно валяться в высокой траве. А ещё плавать и ловить зубами мелких скользких рыбок. Правда, ещё ни одну не поймал. Но мы ведь снова пойдём на речку. Ууууу… Когда человек рядом, я никогда не вою. Ух, посплю немного. Тогда и человек вернётся. Кошка вон всегда спит, когда человек уходит.

 

Алина

Пёс наконец замолчал. Алина часто видела его во дворе. Всегда такой жизнерадостный. Шерсть длинная и кудрявая, шелковистая, лоснится, чёрный, как смоль, крупный. Зовут Бесом, а сам такой добродушный, кроткий, что ли. И почему вечно воет? Совершенно не способен оставаться один. Поэтому Алина и не заводит животных, чтобы вот так не тосковали, пока она на работе.

После завтрака клонило в сон. Не мудрено: она почти не спала этой ночью. Вчера у неё было свидание. Свидание вслепую. В смысле, вчера-то оно стало реальностью, но до этого Алина не видела даже его фотографии.

Ей хотелось описать свои ощущения, но пока мысли не сложились в слова. Наверное, нужно время. А сейчас были только эмоции.

Он ей понравился. Симпатичный, высокий, спортивный. Принёс фрукты и сангрию. Алина не очень любила этот сладкий, почти безалкогольный напиток. Но вчера он как-то хорошо пошёл. Полночи они просто говорили. Секс не задался. По крайней мере, ей не хватило. Но в первый раз так всегда бывает. Это уже потом можно разнообразить, расслабиться и предаться развлечениям без ограничений. Для этого надо доверять друг другу.

Вот только будет ли потом? В этом Алина крепко сомневалась. Однако телефон сохранила. А вдруг?

Она давно запретила себе что-то планировать и чего-то ждать. И никогда не спрашивала, понравилась ли она. Просто отпускала ситуацию. До сих пор это срабатывало. Но вот сегодня почему-то уверенности не было.

Наверху что-то громыхнуло, и тут же раздался пронзительный женский визг.

Чёрт! Опять начинается…

Привычным уже жестом нажала кнопку вызова участкового:

– Простите, что в выходной, но в 198, кажется, опять драка.

 

Соседи сверху

На полу в углу комнаты сидела девочка лет десяти. Она дрожала, плакала и причитала: «Папа, папочка, не надо…» Посередине комнаты, нетвёрдо держась на ногах, сжав руки в кулаки, возвышался совершенно пьяный «папочка». А на полу, у перевёрнутого журнального столика лежала её мама. Окровавленное лицо, как-то неестественно подогнутые ноги. Она не шевелилась.

Мужчина наклонился к ней и схватил за горло. «Папа, нет, не надо!» – закричала девочка и, преодолевая страх, подскочила к отцу и со всей силы, какую смогла собрать в тонких ручонках, опустила ему на голову пепельницу, упавшую на пол вместе со столиком прямо ей под ноги, рассыпав вокруг окурки.

Отец издал невнятный рык и рухнул рядом с женой. Девочка обняла маму, пытаясь вернуть её в сознание. Отец вдруг зашевелился, и девочка испуганно метнулась обратно в угол. Но в этот момент в дверь настойчиво зазвонили. Она успела выскользнуть в прихожую, пока отец, рыча, поднимался на ноги.

 

Алина

Алина поливала цветы на балконе, когда к их подъезду подъехала машина скорой помощи и полицейский «уазик». Пьянчугу-дебошира погрузили в «уазик», маму с окровавленным лицом и девочку – в скорую.

«Вот козлина, – в который раз резюмировала Алина. – А она-то что? Никогда не пойму таких женщин. Да лучше одной дочь растить, чем с таким выродком».

Алина вернулась в комнату. Щелкнула пальцами, запуская видеофон. Нашла передачу про дельфинов и прилегла на диван. Впереди целый день, можно и подремать.

Но в квартире слева включилась дрель. «Да, шикарный выходной», – вздохнула Алина, поднялась и пошла на кухню готовить обед. Мозговыносящий звук дрели был слышен и там, но хотя бы не так громко.

 

Бабушка Катя

Когда-то из этой квартиры всегда пахло свежими пирожками, ванилью и корицей. Там жила бабушка Катя. Хотя Катя – это, скорее, для курносой рыжей девчонки с растрёпанными волосами и озорными веснушками на носу и щеках. А здесь хотелось сказать – Екатерина. А ещё добавить – Великая.

Бабушка была спокойной, величавой. Какой-то по-настоящему интеллигентной. Одним словом, настоящей императрицей. Но при этом очень уютной и домашней, хотя даже дома никогда не носила халаты. В любое время её можно было видеть в светлой блузке с неизменной камеей под воротничком и длинной юбке фасона «прошлый век».

Она давно жила одна. И уже ничего не стряпала, но запах свежей выпечки никуда не исчезал.

Раз в неделю бабушку Катю навещала племянница, но никогда не задерживалась долго. Однажды племянница вошла в квартиру и застала бабушку в кресле с альбомом старых, почти совсем выцветших фотографий на коленях. На первый взгляд показалось, что бабушка спит. Но этот сон уже не прервать никогда.

Теперь из этой квартиры уже месяц пахнет пылью, шпаклёвкой и регулярно слышится въедающийся в мозг звук дрели.

 

Алина

Алина всё понимала. Племянница продала квартиру, новые хозяева переделывают под себя. Но когда уже закончится этот ремонт?

В этот момент в квартире справа громыхнуло:

Песен ещё ненаписанных

Сколько?

Скажи, кукушка, пропой.

В городе мне жить или на выселках,

Камнем лежать или гореть звездой?

Звездой.

Солнце моё – взгляни на меня,

Моя ладонь превратилась в кулак,

И если есть порох – дай огня.

Вот так…

 

Нет! Только не сейчас, пожалуйста!

Алина любила этого поэта-певца прошлого века. И в её личном плейлисте Цоя было много. Смущала её не песня, не исполнитель. Смущала громкость. Ну нельзя же так, чтобы стены ходуном ходили и пол под ногами вибрировал.

Алина даже полицию раз вызывала в два часа ночи, когда стало совсем невыносимо. Но сейчас был день, соседи имели право. Вот только право на что?

Дрель и громыхание музыки создавали неповторимую какофонию звуков. Выходной был безвозвратно испорчен.

Алина оделась под грохот с двух сторон и вышла на улицу. Пройтись по парку сейчас было лучшим решением. «Вот если бы у меня была собака, то можно было бы погулять с ней», – вдруг подумала она, вспоминая, как с утра выл в одиночестве Бес.

 

Мальчик

А в это время, где-то в середине огромного дома, в большой комнате сидел мальчик лет пяти-шести. Мама вышла в магазин за молоком и хлебом, а ему строго-настрого наказала не подходить к двери. Мальчик смотрел мультик. Но он ему наскучил, и тогда мальчик придвинул к дивану столик, на котором лежали краски, кисточки и бумага.

Мальчик рисовал. Он рисовал космос и звёзды. Где-то там, в космосе, был его папа. Когда мальчик вырастет, он обязательно отправится в космос и отыщет там папу.

Вдруг с кисточки на бумагу упала капля синей краски и растеклась. Мальчик посмотрел на это и увидел волну. Тогда он перерисовал космос в море. Волны поднимались высоко, скатывались за край бумаги. А по ним бегали милые белокурые барашки.

Мальчик только один раз видел море. Тогда папа ещё был рядом, а не в космосе. И мальчик решил, что, когда он станет взрослым, он уйдёт не в космос, а в море. Ведь оно такое ласковое. И сильное. Он тоже обязательно будет сильным, как его папа в космосе.

 

Алина

Алина вернулась в квартиру уже вечером. Пообедала в кафе, погуляла. Очень хотелось принять ванну и лечь спать. В доме было тихо. Вдруг она оглянулась, будто ощутила спиной чей-то взгляд. На секунду ей показалось, что за ней наблюдают.

За спиной никого не было. Однако стены исчезли. Вокруг всё было прозрачно-стеклянным. И весь гигантский людской муравейник просвечивал насквозь. Кто-то смеялся, кто-то плакал. Кто спал, кто готовил на кухне еду. Кто-то мылся в ванной. Там ругались, а тут занимались любовью.

А вот неяркое белое пятно. Если всмотреться внутрь, можно увидеть, как в кроватке сладко, чуть причмокивая губками, спит младенец. Так могут спать только новорожденные. Рядом с кроваткой стоит мама и смотрит на малыша. В глазах радость. Конечно, счастливое разрешение от девятимесячного бремени – всегда радость. Рядом молодой папа. Ласково обнимает жену и смотрит влюблёнными глазами на обоих. А на поручнях кроватки примостился незримый ангел. Это он укрывает всех троих полупрозрачными белыми крыльями. Проблемы начнутся потом, а пока все они счастливы.

Эта картинка вызвала удивительное осознание – там, где людям было больно, страшно, грустно, горели ярким светом ослепляющие пятна, будто стрелы молний пронзали стеклянный куб и высекали из стен всполохи огня. Зато там, где было хорошо, светился либо слабенький свет ночника, либо стоял спокойный полумрак.

«А ведь не только этот дом прозрачен, – подумала Алина. – Весь мир вокруг – тонкое стекло».

Почему-то от этой мысли стало холодно. Но вместо того, чтобы отправиться в ванную, она присела за письменный стол, открыла старенький ноут, который использовала в качестве печатной машинки. Она не любила видеокниги, ей нравились простые чёрные строчки на белом листе. Создала новый документ. Вздохнула. Как-то само собой в воображении всплыло утреннее выступление председателя мирового ЛитО: «Авторы упорно уходят в вымышленный мир».

Подумала ещё и набрала:

Стеклянные комнаты, или Один день из жизни многоэтажки

Дом стоит, свет горит,

Из окна видна даль.

Так откуда взялась печаль?

 

Послесловие

Все мы живём в стеклянном мире. Нам кажется, что мы скрыты в своих крепостях-квартирах. Но это не так. Слышат соседи, видят случайные свидетели. «Стеклянные комнаты» – это попытка показать, как хрупко наше одиночество, как прозрачны стены наших раковин-нор.

Это – сценарий фильма, который не снимут никогда, потому что люди не любят смотреть на себя со стороны. Нам не нравится, когда за нами наблюдают. Но нам и в голову не приходит, что это неизбежно, потому что мы создаём мир вокруг. И не только вокруг себя.

Июль, 2020 г.

 

(Всего 424 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

Диана Тим Тарис

С такой женщиной одна ночь может быть визитом в рай, но жизнь с ней - это сущий ад. Слишком много у нее тараканов на квадратную извилину...

41 комментария к “№4 Стеклянные комнаты, или Один день из жизни многоэтажки”

  1. Неплохой сценарий для минифильма… а не снимут наверное потому, что всё очень обычно, не ново, повседневно. Только вчера я посмотрела такой минифильм под названием « Добрый день! Курьера с железными нервами вызывали?» вот его сняли же, найдите нужного человека и ваш снимут, а потом кто то посмотрит и назовёт понедельнишным настроением и запостает на ФБ или ещё где…
    Это просто жизнь, как есть… дерзайте автор👍🏻

    1
  2. №4 Стеклянные комнаты… Когда мы смотрим в зеркало, мы видим себя, а вокруг мы мало что-то замечаем…

    Упс! После трёх разноуровневых эротических историй вдруг литература?
    А ведь литература. Настоящая, правильная. Как минимум, с языком здесь всё в порядке.
    Единственное, на чём споткнулась,

    застала бабушку в кресле с альбомом старых, почти совсем выцветших фотографий на коленях

    Слишком длинная конструкция. Трудно понять, где альбом, где фотографии, а где колени.
    Вот как же так не аккуратно?

    Рассказ производит некое удручающее впечатление. Возможно, потому что красной нитью через повествование проходит тема одиночества. Пёс, беззащитная девочка, бабушка, мальчик, да и сама Алина – чистое воплощение одинокого существования.
    Кто там в предыдущих рассказах искал реальность? Вот Вам совершенная реальность без ретуши, прикрас и эмоциональных наслоений.
    И всё же автор рисковал, отправляя этот рассказ на конкурс. Ох, рисковал!
    Однако хорошо, что Вы с нами.

    0
  3. Не Федор Михайлович, конечно, но выглядит достаточно сильно и актуально. Отдаленно напомнило понравившийся “Будет ласковый дождь” от Бредбери. Приятно знакомиться не только с пикантными работами, но и такими произведениями. Удачи автору!

    1
    1. Уж сколько раз твердили миру… (с)
      Бедный Админ, мне его жаль! Хоть кол на голове вечеши нашим конкурсантам!
      Мало того, что в маске не своем месте, так еще и про отсутствие секса 100 раз предупредили всех. Но, видимо, не автора №2.

      2
  4. Очень сильно написано. Сильно и, я бы сказал, стильно. У меня бы так не получилось. Хотелось читать и читать… Правда, некоторой депрессией от текста веет. Поэтому 9. На меньшее рука не поднялась.

    0
  5. Перечитал дважды, пытаясь осмыслить метафору о стеклянных стенах. Но, увы, так и не нашел ни в строках, ни между строк таинства проникновения в запертые души.
    Ведь комнаты, по автору, как я понимаю, – это человеческие души.
    Чего греха таить, много людей жалуются на закрытость общества, не восприятие чужой боли, в отличие от главной героини.
    К позитиву отнес бы стилистику автора, проработку характеров действующих персонажей. Особенно понравилось, как автор очеловечил собаку.
    К существенным минусам отнес бы излишнюю публицистичность. Особенно в тех местах, где говорится о писателях и литературе.

    0
    1. Не хотела и здесь полемику разводить, но после С.-Щедрина не смогу промолчать.
      Хотя моё мнение уж точно не истина в последней инстанции, а такое же предположение, как и Ваше.
      Мне почему-то показалось, что комнаты – это просто комнаты, а многоэтажка – это обычный дом в каком угодно городе. И речь-то вовсе не о душах, а о жизни обычных людей, которые думают, что спрятавшись в своей квартире, они ограждают себя от всего мира. Поэтому и ведут себя порой, как… ну взять хотя бы того дебошира-папашу, избивающего жену.
      И нет здесь никакой метафоры.
      Да и публицистика тоже весьма странный “минус”. Было бы лучше, если б председатель ЛитО с экрана телевизора сказки рассказывал в высокохудожественном исполнении?

      Но повторюсь, это лишь моё личное мнение. Я прочитала одно, Вы другое.
      Имеем право)))

      1
      1. Безусловно, каждый имеет право иметь право. И по разному смотреть на жизнь, и видеть метафоры там, где другие считают происходящее жизнью. Кажется Маяковский писал, что кто-то в луже видит лужу, а кто-то – звезды.

        1
  6. Очень необычное и своеобразное произведение. Я его не совсем поняла, но сразу бросается в глаза, что написано оно качественно, тщательно. Можно даже сказать, мастерски. Поэтому поставила наивысший балл.

    2
  7. М-м-м, интересный стиль! Каждый отрывок сам по себе очень интересен, а все вместе складываются в единый рассказ с очень интересной структурой. Что-то подобное на самом деле интересно смотрелось бы в фильме, когда один и тот же эпизод показывается поочередно с разных точек зрения.

    1
  8. № 4 Стеклянные комнаты

    Грамотность
    Уже вторая работа, которую хочется хвалить за грамотность. Это вселяет надежду, что она (грамотность) еще жива, что не забыта новыми поколениями, которые не отличат ё от е или запятую от кавычек. Чистая (в плане ошибок) работа, только одна запятая пропущена в части, содержащей цитату из песни, после этой самой цитаты.
    «Ну нельзя же так, чтоб стены ходуном ходили и пол под ногами вибрировал».
    Сложносочиненное предложение, пропущена запятая перед «и».
    В очередной раз числительное цифрой в прямой речи.
    «- Простите, что в выходной, но в 198, кажется, опять драка».
    Неужели эта цифра так принципиальна? А это именно цифра, а не номер квартиры. Понятно, что 198 проще напечатать, чем сто девяносто восемь (я вот не поленился). Но неужели нельзя было поменять на другой номер и сказать, например, «в двухсотой опять драка»?
    Есть несколько близкорасположенных повторений. Они не сильно бросаются в глаза, но все же заметны. Вот один абзац для примера.
    «НА первых страницах НА глади изумрудного пруда качались бледно-РОЗОВЫЕ лотосы. Далее они расплывались, превращаясь в черно-белые неровные строчки, убегающие вверх, врезаясь в прозрачное НЕБО с изумрудным отливом. НЕБО ширилось, покрываясь сначала белыми, потом РОЗОВЕЮЩИМИ ОБЛАКАМИ. ОБЛАКА росли, расползались, заполняя РОЗОВЫМ цветом весь экран.»
    В остальном – десять из десяти.

    Повествование
    Если рассматривать рассказ, как паззл, то в собранном виде он прекрасен. А вот если начинать приглядываться к деталям, то можно-таки заметить, что некоторые детали неровные. Но идеального ничего не бывает, так что немного о неровностях.
    Не совсем понятна была речь председателя мирового ЛитО.
    «Литература ветшает. Авторы уходят в вымышленный мир, создавая каждый свой собственный. В этом мире нет места другим. Каждый сам по себе.»
    Это о чем вообще? Все авторы живут в своих вымышленных мирах, все создают свои собственные миры. И что? Но мне непонятно почему в них нет места другим? Они никому не дают читать свои произведения? Поэтому каждый сам по себе и ветшает литература? Все писатели сидят по домам, как мыши, и пишут в стол?
    Далее попытка разъяснить, но сталь только еще хуже.
    «Писатели стребовали свободу самовыражения, читатели не желали участвовать в выражении писателей и упорно отказывались читать».
    У них кто-то отнял эту свободу? Так они же в собственные миры все время уходят. А «участие читателей в выражениях писателей» вообще ввело в ступор. Людей заставляют читать что ли? Отсюда революция, да еще и мировая? Непонятно.
    Непонятно для чего вообще эти рассуждения про литературу в этом рассказе, поскольку на дальнейший сюжет, как и на ГГ, никак не влияют.
    Конструкция видеокниги тоже вызвала некоторые вопросы.
    «На первых страницах…»
    Сколько их, первых страниц, у ВИДЕОкниги? И есть последние видимо. Тогда сколько их всего, и как она выглядит эта видеокнига?
    «Свидание вслепую. В смысле, вчера-то оно стало реальностью, но до этого Алина не видела даже его фотографию.»
    Фотографию свидания?
    Про бабушку Катю тоже не совсем понятно.
    «Она давно жила одна.»
    А теперь не одна? Она вроде вообще скончалась. Было бы интересней, если бы даже после ее смерти из квартиры порой доносились запахи пирожков и ванили с корицей.
    Главный недостаток повествования проистекает из его же достоинства. Оно нелинейное, по крайней мере, не совсем. Это даже не повествование, а набор зарисовок, как было обещано автором в предисловии. Переходы от одного персонажа к другому, не дают возможности с ними познакомиться. Они мелькают перед взором и кажутся знакомыми, но не успеваешь понять почему.

    Сюжет
    Его, как такового в рассказе нет. Но заботливый автор нас об этом предупредил, так что и говорить о нем не стану. Расскажу не о сюжете, а о рассказе в целом.
    Запихнуть в короткий рассказ жителей целой многоэтажки – непростая задача. Но на примере пяти квартир автор все же справился со своей задачей.
    В этой истории все прозаично, даже обыденно, как и должно быть. Но в то же время есть место и радостям, и трагедиям, и мистике, и философии. Осторожными мазками нарисована целая картина. Кому-то покажется шедевром, кому-то мазней. Но все равно останется искусством. А этот рассказ – литературой.
    Но не без нюансов.
    Объемное предисловие, пространное название (вернее, сразу два), эпиграф словно хотят сложить у читателя (по крайней мере, у меня) впечатление, что перед тобой некий монументальный труд. И громкие имена, чьи цитаты были использованы, тому в подтверждение. Все это, конечно, расширяет идею рассказа, дает простор для философствования. Однако вместе с тем словно бы искусственно преувеличивают ее размах, значимость. А ведь в конце есть еще послесловие, где, собственно, и сконцентрирована основная идея рассказа.
    Нисколько не хотелось бы преуменьшать идею, но рассказ небольшой, а десятая его часть (это не преувеличение, скорее наоборот) – предисловия и цитаты. Предисловие и послесловия можно было бы выразить и в самом рассказе от лица Алины, например, поскольку она в истории ГГ.
    Аллюзия на безусловный шедевр мирового кинематографа – «Сладкую жизнь» Феллини – дает обратный эффект. Автор словно хотел подсветить пламя свечи прожектором, и, естественно, что в ярком свете последнего огонек свечи показался бледным отсветом (как вам такое сравнение?).

    В итоге
    Хороший, качественный, глубокомысленный, не лишенный шероховатостей (как и все в этом мире-муравейнике), немного грустный рассказ, который старается казаться чем-то бОльшим.
    Свет от Вашей свечи и так хорош, дорогой Автор, не нужно включать электрические лампы, чтоб его разглядеть.

    1
    1. С удовольствием читаю Ваши разборы под всеми рассказами. С чем-то согласна, с чем-то поспорила бы, но это территория авторов, поэтому спорить точно не буду.

      Но вот тут мне прям захотелось Вас поправить.

      «Ну нельзя же так, чтоб стены ходуном ходили и пол под ногами вибрировал».
      Сложносочиненное предложение, пропущена запятая перед «и».

      Это сложноподчиненное предложение с однородными придаточными, соединенными одиночным союзом “и”, объединенными общим подчинительным союзом “чтоб”. Следовательно, запятая перед “и” в данном случае не ставится.
      Не верите мне, спросите Розенталя.

      2
    2. Пока не могу ответить на все вопросы. Сделаю это после окончания конкурса.
      Но вот тут хочется ответить.

      «НА первых страницах НА глади изумрудного пруда качались бледно-розовые лотосы. Далее они расплывались, превращаясь в черно-белые неровные строчки, убегающие вверх, врезаясь в прозрачное небо с изумрудным отливом. Оно ширилось, покрываясь сначала белыми, потом РОЗОВЕЮЩИМИ ОБЛАКАМИ. ОБЛАКА росли, расползались, заполняя РОЗОВЫМ цветом весь экран».

      А далее следует фраза:

      «Тьфу, депрессивный депресняк и розовые слюни», – подумала Алина и с отвращением выключила видеокнигу.

      Видеокнига – это некий видеоряд картинок, кадров, слайдов. То есть для тех, кто не читает текст, а просто смотрит картинки (поклонники Инстаграм, например).
      Хорошо, давайте перепишем абзац в стиле обычного перечисления картинок.

      На первых страницах была гладь пруда, где качались розовые лотосы. Потом они превращались в строчки, которые убегали вверх, а их место заняло небо и облака. Они расширялись и заполняли весь экран.

      Теперь добавьте сюда строчку про депресняк и розовые слюни.

      А вот сейчас попробуйте заново перечитать первоначальный вариант.

      Повторы в качестве художественного приёма не только возможны, но иногда и конструктивны в плане усиления описанного явления или события.

      1
      1. Повторы, как художественный прием, это безусловно прекрасно и имеет место быть в литературе.
        “Депрессивный депресняк” воспринялся именно как прием. Но не предыдущий абзац, поскольку он подан авторским описанием, а не от лица Алины. Вот если бы она взяла аудиокнигу и увидела розовое небо, лотосы и так далее. После чего уже пришла к мысли о депресняке. Тут бы я с Вами согласился.
        Но этот абзац подан больше для глаз читателя, а не для самой Алины.
        Я не настаиваю на своей правоте, просто объясняю то, как этот момент воспринимается мной как читателем. Решать его дальнейшую судьбу все равно только Вам.
        Добавлю лишь, что рассказ мне очень понравился. Из семи прочитаных мною работ “Стеклянные комнатыс – мой бесспорный фаворит.

        0
    1. Секс в рассказе не является обязательным условием: на конкурсе озвучена свободная тема, так что искать секс в конкурсных рассказах бессмысленно и контрпродуктивно.

      0
  9. Поставил рассказу высшую оценку. Написано замечательно, читается на одном дыхании.
    Несмотря на то, что состоит из коротких, отрывочных фрагментов, рассказ является абсолютно целостным произведением. Кусочком из жизни (вот бы у кого автору рассказа №3 поучиться). Через весь рассказ проходит определенное настроение, которое передается читателю. А значит, рассказ зацепил.
    Автору респект! Очень любопытно будет узнать кто скрыт под этой маской. )))

    0
  10. Как то так после прочтения не хочется ничего писать, говорить. Хочется помолчать, подумать о прочитанном. Еще раз пропустить через себя, еще немного побыть в комнате той многоэтажки, задумчиво разглядывать (вдруг) увиденное (или осознанное).
    Пожалуй основной отзыв я напишу позже…

    1
    1. Вернулся, чтоб добавить. Хочется чтоб появилась короткометражка (которые я просто обожаю) по этому сюжету или иному Вашему. Понравился отсыл к кинематографичности, прям появляется визуализация. Вы интересно пишете, с одной стороны любопытно, есть ли у Вас эротические зарисовки и в каком ключе написаны они, с другой и с остальным обычным творчеством любопытно ознакомиться. Что ж, скоро маски долой, тогда думаю смогу ответить своему любопытству. Удачи в творчестве!!!!

      0
  11. Отзыв на рассказ №4 Стеклянные комнаты, или Один день из жизни многоэтажки

    Прежде всего хочется отметить у автора высокий уровень владения словом – настолько, что мне было неловко видеть этот почти совершенный текст на страницах эротического сайта (да простят меня администрация и организаторы конкурса). Читал было легко – с точки зрения построения предложений – о содержании я скажу чуть ниже.
    Несмотря на кажущейся акынский стиль – что увижу, то спою – автор, на самом деле, сделал почти хирургический срез окружающей действительности, подметив мельчайшие детали нашей жизни. Многие узнают себя в образах, выписанных уверенной рукой тонкого наблюдателя – даже в образе собаки, потому что поведенческие мотивы и тоска по близкому у Беса – человечны.
    Перед читателем словно проворачивается незримый калейдоскоп-небоскрёб, в стеклянных гранях которого переливаются человеческие судьбы – такие близкие и, вместе с тем, такие далёкие.
    Браво, автор!

    Что вызвало в рассказе меньший восторг.

    Литература ветшает, – вещал с экрана председатель мирового ЛитО, – авторы упорно уходят в вымышленный мир, создавая каждый свой собственный.

    1. Не уловил глубокую мысль автора. Все авторы создают свой собственный вымышленный мир, во все времена. Разве это говорит об упадке или «ветшании» литературы? Читатели либо идут за автором в его мир, либо нет – в чём проблема? Почему у автора рассказа через слова лектора такие упаднические мысли?

    2. Я не очень люблю, когда автор использует в произведении эпиграфы.
    Есть текст, чистый и незамутнённый, как слеза младенца, которым и следует наслаждаться. Я воспринимаю стороннее творчество в рассказе, как костыли, которые необходимы автору точнее выразить свою мысль, словно у него самого не хватает умения и мощи. Это относится не только к рассматриваемому произведению – я Стивену Кингу не прощаю его попытки ввернуть какие-нибудь стихотворные строки в качестве эпиграфа.
    Одно дело, когда это посвящение кому-то или чему-то – тогда вопросов нет. А когда мне навяливают чужие известные строки… во имя чего? Если автор считает, что кто-то выразил его мысль настолько хорошо, что это непременно нужно впихнуть в собственный текст, зачем он вообще тогда взялся писать об этом же? Если кто-то уже до него это сделал на «отлично»?

    3. Примерно такое же – негативное – отношение у меня и к отсылкам, предисловиям, послесловиям и прочим неочевидным атрибутам произведения. В этом рассказе автор завершил текст послесловием, словно заподозрил меня, читателя, в ограниченности: мол, я не въеду в то, о чем он философствовал и рассуждал. Это обидно. Выводы должен был сделать я сам после прочтения рассказа, а не автор за меня.
    Также автор написал и предисловие «о великих творцах», словно пытаясь оправдаться в моих читательских глазах за нестандартную форму повествования – мол, не один я такой, великие люди тоже делали так.
    Это обидно вдвойне.
    Я не люблю, когда меня, читателя, воспринимают, как ограниченного человека. Надо уважать свою читательскую аудиторию и не считать других глупее себя. У меня к концу чтения возникло стойкое ощущение, что меня спеленали, посадили на высокий детский стул, разжевали пищу в кашицу и кормят этой смесью с ложечки «за папу» и «за маму».
    Такое чувство, что рассказ закончился разъяснением правильной политики партии и правительства для умственно отсталых детей в группе продленного дня.
    Не надо так.

    Отсутствие грамматических ошибок в тексте – по крайней мере, я ничего такого не заметил – вызывает восхищение. На мой взгляд, не только на этом конкурсе, но и в интернете вообще, грамотный русский язык – это вымирающий зверь. И чуткое, бережное и внимательное отношение к нему – наша писательская наиглавнейшая задача. Автор в полной мере стоит на защите чистоты русского языка.

    Скажем ему за это спасибо и пожелаем успехов в конкурсе и творчестве в целом! 👍

    2
  12. Очень спорное утверждение, что мы живем в стеклянных квартирах. Обычно принято пожаловаться именно на обратное. «Ах, все спрятались в квартирах, соседи живут в одном доме 20 лет, а друг друга не знают». Непонятно, как это могло бы быть фильмом.
    А вот девочка с пепельницей молодец.

    0
    1. Это широко распространённое заблуждение об “одиночестве большого города”. В городе может быть и да, но многоэтажка – это та же деревня, только поставленная “на попа”. И ты через перекрытия слышишь, что там в квартире на два этажа выше, и встречаешь каждый день людей в лифте. Это в этих коттеджиках, тебя удавят втихую и никто никогда тебя больше не хватится, превращайся себе на здоровье в скелет, а тут я точно знаю когда соседи снизу ссорятся, а когда снова мирятся и сколько раз мирятся.. 🙂

      1
  13. Прочитала.
    Рассказ хороший.
    Он запомнился благодаря ярко описанным чувствам щенка, когда он остался один. Описание ударное, мощное.
    Смысл, сюжет – уступают изложению. Но так бывает, это не формирует недостатка литпро.
    Продукт литературный – налицо. Качество приличное.

    1
  14. На мой вкус – самый лучший рассказ в этом конкурсе, может быть даже заслуживающий этикетки «настоящая литература».
    Да, безусловно, если начать вкапываться, то можно прикопаться к некоторым фразам, может быть даже не все запятые стоят там, где им стоять положено – не знаю, я не заметил, да и неважно. На то есть корректоры и редакторы. Можно спросить автора, были ли нужны такие длинные введение и послесловие и нужно ли было рассуждение о литературе, вроде бы совершенно к остальным эпизодам не относящийся. На самом же деле тема его та же, что и в остальных частях, и тему этот автор ни разу не называет прямо: «одиночество».
    Одиноки авторы книг в своих мирах, одинок пёс в квартире и Алина тоже, и всё что делают персонажи рассказа – это борьба с одиночеством. Алина ходит на слепые свидания, соседка сверху терпит ублюдка-мужа, смотрит альбомы бабушка Катя, рисует космос мальчик…
    И всё это рассказано тоном спокойным, будничным, как выходной день в четырёх стенах, без надрыва и почти без пафоса, но с доброй, буддийской какой-то, меланхолией. На мой взгляд – очень умело, но с душой, построенный рассказ.
    Автору – спасибо!

    0
    1. Поверьте мне на слово, запятые здесь все на своих местах. Как и всё остальное.
      Хотя в случае со 198 я бы тоже настаивала на буквенном написании. Вот если бы было “в квартире 198”, тогда цифры были бы оправданы, но в данном варианте они недопустимы в художественном тексте.

      1
  15. Увы и ах, если бы мировое ЛитО и правда существовало как единый орган они бы в своей публицистике скорее заряжали про то,что среди положительных героев мало “угнетенных”, а среди отрицательных героев надо побольше белых цисгендерных гетеросексуалов, голосующих за сами знаете кого. Ну и конечно же тексты должны были бы отражать “повесточку” про “угнетение”. Собственно новые нашумевшие требования к Оскару от моей шутки не сильно отличаются. Да и создавать вымышленный мир в рассказах не преступление.
    Рассказ довольно оригинален. Соседи в многоэтажках нынче это не те, с кем сильно общаешься. Время такое, когда общество разлетелось на атомы и “хату с края”. И по поводу стеклянных квартир спорно, но интересно. Это авторское видение, на которое он имеет право.
    Цитаты и эпиграфы мне не очень понравились здесь, но это лишь мой личный вкус.
    Итого-оригинальное,в хорошем смысле неоднозначное произведение. Удачи в конкурсе.

    0
  16. Увы и ах, если бы мировое ЛитО и правда существовало как единый орган они бы в своей публицистике скорее заряжали про то,что среди положительных героев мало “угнетенных”, а среди отрицательных героев надо побольше белых цисгендерных гетеросексуалов, голосующих за сами знаете кого. Ну и конечно же тексты должны отражать “повесточку” про “угнетение”. Видимо это коварный литО и имел в виду,когда призывал авторов в этой многоэтажке переходить в реальный мир). Ищите угнетения, обличайте их и вам воздастся) Собственно новые нашумевшие требования к Оскару от моей шутки не сильно отличаются. Да и создавать вымышленный мир в рассказах не преступление.
    Рассказ довольно оригинален. Соседи в многоэтажках нынче это не те, с кем сильно общаешься. Время такое, когда общество разлетелось на атомы и “хату с края”. И по поводу стеклянных квартир спорно, но интересно. Это авторское видение, на которое он имеет право.
    Цитаты и эпиграфы мне не очень понравились здесь, но это лишь мой личный вкус.
    Итого-оригинальное,в хорошем смысле неоднозначное произведение.

    0
  17. Хороший рассказ! Словно книжку прочитала из магазина. Не со всеми утверждениями автора согласна, но это и не важно, главное, что рассказ состоялся. Думаю, что рассказ будет в первой пятерке, потому что написано профессионально, и тема, поднятая в рассказе, близка нам сейчас, как никогда.

    0
  18. Отзыв на рассказ № 4

    Добротный slice of life на грани артхауса. Хотя я не фанат таких вещей, но прочитал с интересом.
    В финальном выводе с автором не соглашусь. Дома наши отнюдь не стеклянны, многое ли мы знаем о жителях 5-10 квартир на нашем этаже, а на этажах снизу и сверху? А о жителях дома в целом?

    Мир движется к атомизации. Благодаря доступному интернету мы можем находить и общаться с людьми, которые действительно близки нам по духу. Они интереснее, чем обитатели наших домов-ульев.

    Наше одиночество сейчас крепко как никогда, подтверждение тому: множество историй, когда в квартире умирал одинокий человек, что обнаруживалось спустя пару недель, как правило по запаху. Какое уж там стекло.

    «Стеклянные комнаты» в качестве метафоры могут быть применимы разве что к сети. Многие люди создают охотно делятся своей жизнью в куче социальных сервисов, толком не зная о людях, живущих за ближайшей стеной.

    Небольшая придирка: девушка, наслушавшись литераторов, открывает «видеокнигу». Спрашивается, при чем тут литература? Она бы ещё компьютерную игру запустила.

    Ещё вспомнились реально стеклянные дома из антиутопии «Мы» Замятина. Только во время секса (который там по талонам) разрешалось на время оградить комнату шторками. Но это всё не про нас. Звучание дрели соседа не сблизит с соседом. Людей, которые живут за тысячи километров мы может знать и любить больше, чем тех, кто за соседней стеной.

    В целом рассказ понравился. Гладко читается, призывает подумать. Я вот подумал и понял, что полностью не согласен с автором. Но рассказ свою задачу выполнил, а также способствовал общему многообразию историй. Спасибо вам и удачи.

    2
  19. Я так переживаю за одного из своих фаворитов на звание лучшего критика, что буквально вылавливаю каждую его рецензию, считая их на пальцах.
    Когда прочитала эту, вдруг захотелось поспорить. Точнее, даже не поспорить, а изложить свою точку зрения.

    Небольшая придирка: девушка, наслушавшись литераторов, открывает «видеокнигу». Спрашивается, при чем тут литература? Она бы ещё компьютерную игру запустила.

    А может, об этом и идет речь? Что литература сводится вот к таким виодеокнигам с картинками, где ничего не надо читать?
    Зато в финале она

    открыла старенький ноут, который использовала в качестве печатной машинки. Она не любила видеокниги, ей нравились простые чёрные строчки на белом листе. Создала новый документ. Вздохнула. Как-то само собой в воображении всплыло утреннее выступление председателя мирового ЛитО: «Авторы упорно уходят в вымышленный мир».
    Подумала ещё и набрала:
    Стеклянные комнаты, или Один день из жизни многоэтажки

    Собственно кольцевая композиция, в которой автор показал историю создания всего, что мы только что прочитали. Назло тем самым видеокнигам Алина создаёт обычный печатный текст, основанный на реальных картинках обыденной жизни.

    И ещё:

    Наше одиночество сейчас крепко как никогда, подтверждение тому: множество историй, когда в квартире умирал одинокий человек, что обнаруживалось спустя пару недель, как правило по запаху. Какое уж там стекло.

    А не об этом ли нам и говорят? Именно об одиночестве, которое, несмотря на скученность людей в многоэтажках, только усугубляется. Мы все на виду и все невероятно разрознены. И то, как мы воспринимаем или не воспринимаем происходящее вокруг за тонкими перегородками, которые мы по привычке называем стенами, зависит только от уровня эмпатии у каждого из нас.

    2
  20. Интересный ход: прикрыть свой зад на всякий случай словами великого Феллини. Типа, если он позволяет себе показывать зрителю разрозненные кусочки, то и нам, простым смертным, это не возбраняется. Хотя его “величие” могу поставить под сомнение: я смотрела пару его фильмов (“Амаркорд” и “Репетиция оркестра”), и не была особо впечатлена. После “Амаркорда” вообще в памяти остался только пердящий старик.
    Рассказ вызвал отторжение. Не стилем или техникой письма (с этим, как раз, все в порядке), а основной идеей и озвученными авторскими выводами, пусть и переданными через слова героев.
    Я не согласна с тем, что “литература ветшает”. Пока жив человек – писательство будет существовать, поскольку это один из способов восприятия мира. И живем мы не в стеклянных комнатах, а в гробах или – те, кто побогаче – в саркофагах.
    Мегаполис – это кладбище живых трупов, догнивающих свою жизнь, каждый в своем склепе. Во всяком случае, я так воспринимаю окружающую действительность, но вы, конечно, имеете право на свое видение.
    Плюс рассказа в том, что он заставляет думать, пусть и не соглашаться с автором.

    2
  21. Я не смогу “проанализировать” этот рассказ и детально расписать, что именнно в нём понравилось.
    Просто скажу, что я в него влюбилась с первого взгляда, то есть с первого прочтения.
    Да, это не первый рассказ, в который я влюбилась с первого взгляда, их на этом конкурсе несколько.
    Спасибо большое, Автор, Вы затронули некие душевные механизмы, которые заставляют в очередной раз задуматься о жизни. Во всех её проявлениях.
    Мне показалось, что в рассказе есть некая “философия”, и я такие рассказы обожаю.
    В каждом рассказе – своя “философия”, но здесь она, в моём понимании, достаточно интересная.
    Здесь есть живые люди, живущие за дверью соседней квартиры: есть героиня, которой я, наверное, в своё время была, есть и грустная реальная “социалка” с домашним насилием, и прекрасные собака Бес и Мальчик, который наверняка вырастет хорошим человеком.
    Очень жизненный и хорошо написанный рассказ. Прочитала с удовольствием и грустью.

    Насчёт “Послесловия”. Оно, возможно, написано “городским” человеком. Вы, Автор, не обижайтесь, но “Стеклянные стены” – это действительно о психологии городского человека. В деревне люди заранее знают, что они у всех на виду. И живут исходя из этого понимания – всё, что ты делаешь, как ты живёшь – это сразу видят соседи по деревне. Поэтому должны быть цветы на подоконнике и траву нужно регулярно косить, чтобы было всегда красиво. Наверное я перепишу этот отзыв, но пока так.
    Считайте меня поверхностной.

    2
  22. История создания «Стеклянных комнат»
    Когда появились условия конкурса, я написала, что это простор для интуиции. Вот её, интуицию, я и отпустила на волю. И что интересно, на меня со всех сторон посыпался материал. Вот те самые эпизоды. Но никак не формировалась форма подачи. Как собрать воедино разрозненные эпизоды? Как сделать, чтобы «акынский стиль» цеплял сознание, чтобы заставил остановиться и подумать? А главное, о чём подумать?
    Однако я давно научилась не торопиться.
    И тут вдруг мне попадается цитата из интервью Феллини. Причем, очень странно попадается. Я писала заказной материал про рыбалку, искала что-то по теме, а наткнулась на цитату. Вот тогда появилась идея формы.
    Но это ещё не все «чудеса». Во время моих поисков идеи для конкурса издательство «Перископ-Волга» объявляет набор материала для сборника «Кинопробы», посвященного – внимание! – юбилеям Феллини и Бондарчука-старшего. С этого момента идея «Стеклянных комнат» начала обретать форму.
    Для сборника были свои условия, поэтому цитата Феллини встала полностью, и в финале появилось послесловие про сценарий. А вот эпиграфы – это моя личный некий бзик. Люблю я эпиграфы. Так как рассказ изначально писался для конкурса, я сознательно оставила единый вариант и на конкурс, и в сборник.
    Выступление председателя ЛитО – это рассуждения о том, что литература отрывается от повседневности всё больше и больше. Фантастика, хоррор и прочие вымышленные миры вытесняют реальность. А ведь вокруг, в нашей обычной жизни, есть немало, о чём надо бы подумать. Но читать это никому не интересно.
    И тогда я чуть-чуть передвинула время в недалёкое уже будущее. Так появилась видеокнига, где не надо ничего читать, а можно только смотреть картинки… Что-то вроде комиксов, но ещё более упрощенный вариант. Кстати, против комиксов ничего не имею против. Более того, считаю это особым искусством. Интересно, что сейчас группой молодых художников создаётся комикс по моей сказке «Любопытная девочка». Инициатива была с их стороны, я согласилась.
    Но вернемся к «комнатам». Люди остались прежними. А стеклянные комнаты – это всего лишь наши квартиры, а никакие не души. Просто мы, обычные, будничные, такие вот со своими проблемами, недостатками. И Алина, которая пытается на фоне засилья фантастики описать эту обычную действительность, не надеясь, что кто-то это будет читать.
    Собрав весь материал в кучу, я организовала импровизированную фокус-группу. Друзья в сети, коллеги по перу и по работе. Аудитория получилась разная. Дважды текст читался вслух. И ведь странно, что не заметила тот косяк с альбомом, фотографиями и коленями. Обидно, но уже не исправить, потому что 2 сентября (сразу после начала конкурса) я получила сообщение, что «Стеклянные комнаты» приняты для публикации в сборнике «Кинопробы».
    Меня отговаривали от участия в конкурсе с этим рассказом. Но решающим стала вера в аудиторию сайта. Я знаю, что тут нет скучающих домохозяек и озабоченных юнцов. Поэтому сомнений в том, как примут рассказ на конкурсе, у меня не было.
    А вообще, мне кажется, что это лучшее из всего, что я написала до сих пор.
    ПыСы. Про «198». Сама ратую за написание числительных словами – это закон художественного текста. Но в данном случае вопрос спорный. Во-первых, трёхзначное число, во-вторых, там было «в квартире 198». Но в последний момент квартира убралась как лишняя информация, а числительное не исправилось. Но если соберусь отправлять рассказ в Антологию русской литературы 2020, то исправлю. И ещё уберу цитату Феллини. Для антологии она уже не будет играть роли. Пусть «Стеклянные комнаты» живут самостоятельно!

    3

Добавить комментарий