№6 Горький шоколад

 

По темному небу неслись рваные клочья туч. Вечер давно уже отступил перед надвигающейся ночью. Одинокая фигурка маячила на фоне громады заброшенного моста. Ветер трепал волосы так, словно пытался вырвать их с корнем. Юноша стоял с закрытыми глазами, вцепившись побелевшими пальцами в парапет за спиной. Молодой человек пытался отвернуть голову, чтобы воздушные струи не хлестали по лицу, но это ему не удавалось – казалось, что порывы ветра налетают отовсюду.

Вдруг одна рука сорвалась, и юноша в ужасе открыл глаза, повиснув над ревущей бездной. Под ним, кипя волнами, бушевала черная вода.

– Иван, вы не могли бы мне помочь? – раздался громкий голос сзади, перекрывая завывание ветра и удары волн по опорам моста.

Иван испуганно оглянулся, силясь разглядеть говорящего через узкую щелочку слезящихся глаз.

«Помочь? В такой момент?! Кто это? И откуда он знает мое имя… Он разве не видит, что я уже на волосок от смерти?» – Иван в недоумении уставился на тёмный силуэт за спиной, цепляясь из последних сил за холодный металл ограждения.

– Похоже, вам уже все равно, – спокойно продолжил незнакомец, и Иван поразился, насколько отчетливо был слышен его голос, несмотря на рев стихии. – Между тем, вы меня изрядно выручите, согласившись выполнить небольшую просьбу… а потом сможете продолжить сводить счеты с жизнью так, как вам заблагорассудится. Если захотите, конечно.

– Что за просьба? – прохрипел Иван, удивившись неуместности собственного вопроса.

– Прежде всего я дам вам время, чтобы вы смогли уладить свои грехи в прошлом, – ответил незнакомец, непостижимым образом став на полметра выше ростом. – У вас будет возможность изменить свои самые отвратительные поступки, за которые вам до сих пор стыдно.

«Первый раз слышу, чтобы перед смертью возникали подобные глюки, – подумал Иван и опустил голову, уклоняясь от порывов ветра. – Какой-то дьявольский бред».

– Ваше решение? – прогремел голос за спиной, и Иван вздрогнул.

– А что взамен? Отдать вам душу? Вечно гореть в аду? Переписать квартиру?

– Когда вернетесь, выполните то, что я скажу, и… мы будем квиты, – теперь казалось, голос шел со всех сторон. – Напомню, вам ведь все равно, не так ли?

«Мне действительно все равно, – подумал Иван».

– Что я должен делать?

– Подумайте о том, что хотели бы изменить в прошлом и… разожмите пальцы.

– Отличное предложение! – несмотря на весь ужас ситуации, в голосе Ивана послышался сарказм.

– Можете мне не верить. В любом случае вы просто осуществите задуманное.

«Похер», – подумал Иван и с тревогой посмотрел вниз: там его ждала бушующая мгла.

Он на мгновенье задумался, перебирая в памяти неловкие моменты своей никчемной жизни, которая в результате привела его сюда, на ведьмин мост, потом оглянулся на незнакомца.

– Хорошо, черт с вами! И… Прощайте! – в отчаянии крикнул он, набрал побольше воздуха в легкие и разжал окостеневшую руку.

– До встречи, – сдержанно ответил незнакомец, но Иван его не расслышал: он уже летел в черную бездну.

 

***

 

– Ах ты, негодный мальчишка! Ты снова за старое?! – грозный голос матери приближался к комнате, в которой замер Ваня с зефиром в руке.

Бэрримор приковылял в комнату и смешно закатил глаза. Потом приоткрыл пасть и сочно чихнул. Звук получился такой, словно кто-то неловко наступил на резиновую уточку с пищалкой под хвостом. Завидев хозяина, Бэрримор истово завилял обрубком и ринулся Ивану навстречу, смешно путаясь в толстых кожистых ногах.

Ваня подскочил к щенку, нагнулся и торопливо размазал последнюю зефирину по радостной собачьей морде. Потом быстро забросил кусок зефира под стол, облизал пальцы, отступил на шаг и завопил:

– Ма-ам! Гляди сюда! Я же говорил, что это не я! Это Бэрри слопал весь зефир!

В дверях показалась мама: щуплая женщина невысокого роста с добрыми глазами. Но сейчас они глядели строго на щенка, который с удовольствием облизывал сладкую шерсть.

– Значит зефир съел твой бассет? – с сомнением сказала мама и посмотрела на пустую вазочку на столе. На дне лежало несколько коричнево-белых крошек. – И как же Бэрримор смог забраться сюда? Ему же ещё нет и трёх месяцев!

– Ну смотри же! – Ваня нетерпеливо схватил щенка в охапку и приложил лапами к стулу. Щенок радостно лизнул хозяина в нос.  – Видишь: сначала он запрыгнул на стул, а отсюда – на стол!

Щенок, зажатый в детских руках, пролетел по длинной кривой над столом, и Ваня приземлил его рядом с вазочкой.

– Потом он стал на задние лапы, и…

Иван приставил щенка к вазочке. Стало очевидно, что Бэрримор никак не мог достать до ее края и, тем более, съесть лакомство со дна. Иван раздражённо отбросил щенка на пол. Тот тихонько взвизгнул и проехался на животе, потом снова побежал к хозяину. Теперь он заметно прихрамывал.

– Короче, я не знаю, как он это сделал, но… ты же сама видишь его морду? – раздражённо закончил Ваня, глядя на мать.

– Значит его нужно наказать, – она пристально посмотрела на Ваню. – Правда, сын?

Тем временем щенок подбежал к Ване, ткнулся влажным носом в его щиколотку и лизнул. Обрубок хвоста от радости ходил ходуном. Ваня ногой отшвырнул щенка, и он, перекувырнувшись в воздухе, врезался в чугунную батарею. Побарахтавшись, бассет встал на ноги и посмотрел на хозяина. Хвост шевельнулся, качнулся из стороны в сторону и замер. Мать подняла руку и сделала шаг навстречу, словно пытаясь остановить сына, но потом рука безвольно упала, когда она услышала его слова.

– Нечего ко мне подлизываться, маленький воришка! – закричал Ваня, сжав кулаки и косясь на мать. В этот момент он сам верил в то, что говорил. – Теперь будешь сидеть на цепи весь день! И никаких гулять!

При слове «гулять» щенок встрепенулся, завилял подобием хвоста и бросился к хозяину. Он был готов ему простить всё – да что там! – он уже его простил. Ваня схватил щенка за шкирку и поднял перед собой, зло посмотрев ему в глаза. Щенок прищурился, лизнул щёку хозяина и снова не то пискнул, не то чихнул.

Ваня поволок щенка мимо нахмурившейся матери под лестницу и посадил его на цепь, которую они с отцом хотели приспособить к конуре Бэрримора, когда он станет большой собакой. Сейчас тяжелый ошейник, прикрепленный к цепи, придавил щенка к полу. Бэрримор положил голову на лапы и смотрел на Ваню исподлобья печальными глазами, тихо постукивая по полу куцым хвостом.

– Сиди здесь до самой ночи, ворюга! – крикнул Ваня прямо в морду щенка, и тот взвизгнул, пустив под себя лужицу.

– Ты не очень строг с ним, сын? – спросила мать. Ее лицо было встревожено. – В конце концов, это просто зефир, а Бэрри – маленький щенок…

– Пусть знает, как воровать в следующий раз, – тихо ответил Ваня и вдруг бросился из дома.

На крыльце он разрыдался.

Ему было невыносимо стыдно за то, что он сделал, чтобы избежать наказания. Ему было безумно жаль своего Бэрри, с таким трудом выклянченного у родителей на свой десятый день рождения. Он предал друга, оболгав его! Настоящего друга, который готов простить ему все.

«Ах, если бы можно было все вернуть обратно!»

Ваня бросился назад в комнату, на четвереньках забрался под стол и подобрал остатки зефира. «Сейчас пойду, сниму Бэрри с цепи и скормлю ему эту зефирину», – думал он, выбираясь наружу.

– Ах ты, негодный мальчишка! Ты снова за старое?! – грозный голос матери приближался к комнате, в которой замер Ваня с зефиром в руке.

Сзади раздался шорох, и Бэрримор смешно чихнул. Ваня обернулся и подхватил на руки мчащегося к нему щенка и прижал к себе.

– Бэрри… Бэрри… Бэрри… – только и мог произнести Ваня, ничего не видя перед собой из-за слез, застилавших глаза.

– Что здесь происходит? – строго спросила мать, входя в комнату.

Щенок понюхал лакомство, которое Ваня сжимал в руке, взялся за него зубами и осторожно потянул к себе, косясь на хозяина.

– Я тут… зефир ворую! – счастливо засмеялся Ваня, растирая слёзы по щеке рукавом.

– Я вижу, – заметила мама, глядя на щенка, который языком и зубами выковыривал подтаявший зефир из Ваниных рук. – Иди, вымой морду своему бассету и прекрати кормить его сладостями! – хмурясь для виду, добавила она.

Щенок вылизывал шоколадную ладошку хозяина, похрюкивая от удовольствия.

– Бэрри… ты простишь меня? – Ваня ткнулся лбом во влажную пуговичку носа щенка.

Бэрримор утвердительно чихнул.

 

***

 

Она была восхитительна в этом голубом платье с белыми цветочками! Широкий пояс подчёркивал тонкую талию, лазурного цвета гольфы с белыми сандалиями сводили с ума, а венок из одуванчиков, украсивший её чёрные волосы, делал ее похожую на инфанту.

Марья шла величаво, царственной поступью, высоко держа голову, иногда придерживая изящной рукой зелено-желтую тиару. Но когда спотыкалась, путаясь в густой и сочной траве, хихикала, зажимая рот ладошкой, перемазанной в шоколаде: недоеденную плитку она сжимала в другой руке. Теплый ветерок игриво поднимал подол её платья выше приличий, но Марья не торопилась возвращать его на место, бросая на Ивана лукавые взгляды.

Он смотрел на Марью влюбленными глазами, но держался строго и независимо, пока она спускалась с невысокого пригорка, заросшего тимофеевкой и васильками. Старый дуб на окраине деревни, где ждал ее Иван, был местом тайных свиданий, о котором знали все местные, включая некоторых городских дачников.

Несмотря на пылкие чувства, которые вызывала у него Марья, Иван – четырнадцатилетний подросток, сегодня был зол и жаждал расправы. Подумать только! Она целовалась с Колькой, сыном председателя кооператива! За его спиной! По крайней мере, Колька так утверждал, и Иван был настроен разобраться с изменщицей во что бы то не стало.

Марья подбежала к Ивану и сунула ему в лицо плитку шоколада.

– Привет, Ваня! Хочешь укусить? – на ее лице блуждала радостная полуулыбка.

Иван отвернулся и замотал головой.

– Я хочу тебя вздуть как следует! – зло сказал он, глядя в пожухлую листву под ногами, и сжал кулаки.

Иван собирался спокойно во всём разобраться, – не исключено, что Колька все наврал про поцелуи с Марьей – но не смог удержаться от нахлынувшей ревности, черным облаком окутавшей его сердце.

Улыбка поблекла на лице девушки.

– Вань, что произошло?

– А то! Как ты могла?! – голос Ивана сорвался на фальцет.

– Вань, ты пугаешь меня. – Марья отбросила недоеденную шоколадку в сторону, подошла вплотную к Ивану и заглянула ему в глаза. – Расскажи толком, что случилось-то?

– Ты!!! С Колькой! Понравилось, небось, целоваться, да? Небось, целый день сосались да?!

У Марьи расширились глаза, словно от испуга, но она быстро взяла себя в руки. Провела шоколадной ладошкой по горячей щеке Ивана и промурлыкала:

– Ой ли! А ты что, ревнуешь, что ли?

И тут Иван влепил ей пощёчину. Сильно, наотмашь. Он не хотел этого делать – все получилось как-то само собой.

Марья отлетела от удара, как тряпичная кукла, и упала на землю, подняв ворох опавших листьев. Венок из желтых одуванчиков свалился с головы, согнулся пополам, превратившись в кривой овал, и нелепо повис на сухой ветке старого дуба. Марья приподнялась на локтях, осторожно потрогала струйку крови, бежавшую из разбитой губы, и внимательно посмотрела на окровавленный палец.

– Марья! – крикнул Иван, обезумевший от сделанного, и нерешительно шагнул к ней.

Она быстро вскочила на ноги, покачнулась, но удержала равновесие. Разбитая губа опухала на глазах.

– Не подходи ко мне, – с вызовом сказала Марья. В ее глазах дрожали слезы. – Ненавижу! – крикнула она и бросилась вверх по косогору, откуда царственно спускалась всего минуту назад.

Иван бессмысленно смотрел на белые сандалии, мелькавшие в густой траве с удивительной быстротой, а когда Марья скрылась из глаз, перевел взгляд на сломанный венок, покачивающийся на ветру.

«Вот и все», – подумал Иван и схватился за голову.

В ней словно что-то щелкнуло, и он вдруг отчетливо осознал, что все это неправда: и про Кольку, и про эти дурацкие поцелуи, которых и не было никогда. Каким-то немыслимым образом он понял, что Марию ждет тяжелая, беспросветная участь без всякого Кольки… и Ивана тоже никогда не будет в ее судьбе.

«Я только что собственными руками убил любовь всей своей жизни, – сокрушенно думал Иван, ткнувшись лбом в сухую кору дерева. – Ах, если бы можно было все вернуть обратно!»

Сзади него раздался шорох. Иван повернулся и обомлел. Марья стояла рядом с ним: лучистая и непорочная, как дева Мария. Она сунула ему в лицо плитку шоколада.

– Привет, Ваня! Хочешь укусить? – на ее лице блуждала радостная полуулыбка.

– Марьюшка, ты… – Иван шагнул к ней и стиснул в объятиях.

– Отпусти, дурак! Все платье помнешь! – Марья, смеясь, вырывалась из его объятий. – Как будто не знал, что приду. Да что с тобой?

– Марья, я…прости меня, пожалуйста, – Иван пожирал её влюбленными глазами.

– Вот дурной, – сказала Марья и выронила шоколадку. – За что извиняешься?

– Я…я… люблю тебя, Марья, – выдохнул Иван и неожиданно расплакался.

– Тю! Нашел, из-за чего сопли лить, – сказала Марья и притянула его к себе.

Заботливо вытерла его лицо испачканной ладошкой, размазав шоколад по влажной щеке, приподнялась на цыпочки и поцеловала.

Её поцелуй был такой сладкий, такой нежный, словно вкус спелой земляники, омытой утренней росой. Иван захлебнулся в её губах и поплыл куда-то вверх, к голубому небу в белых цветочках, заструился сквозь солнце, сплетенное из желтых одуванчиков.

– Вот дурной, – повторила Марья, отпуская его губы. – Я тоже люблю тебя.

 

***

 

Отец и сын сидели напротив друг друга и молчали. В комнате повисла тяжелая пауза. Наконец отец заговорил:

– Сын, я не хочу, чтобы ты соглашался со мной или поступал так, как я считаю нужным, – отец тяжело поднялся и подошёл к окну. Ночной город слабо мерцал тусклыми окнами квартир и одиноких авто, медленно погружаясь в сон. – Я просто хочу, чтобы ты выслушал меня, – тихо добавил он, повернувшись.

– Хорошо, я слушаю тебя, – скривился Иван и скрестил руки на груди.

– Тебе уже двадцать, и ты должен осознавать последствия своих поступков, – отец помедлил, словно собираясь с духом, и продолжил: – Тебе нужно думать о своем будущем, о том, как лучше реализовать себя в жизни… Потому что жизнь, это не танцы-обжиманцы и не интернет, а тяжелая работа, в которой…

– Ой, только вот не надо мне говорить банальности! – Иван цыкнул и закатил глаза. – Короче, батя: ты против моей женитьбы на Таньке, да?

– На этой вертихвостке в юбке до пупа? – Отец фыркнул. – А как ты собираешься содержать будущую семью? – отец повысил голос. – Заметь, свою семью! Новую, можно сказать, ячейку общества! Как обычно, сядете на плечи родителей и свесите ножки?

– Батя, я работаю, ты же знаешь. И квартиру эту оплачиваю сам.

Иван подошёл к журнальному столику на колёсиках и плеснул себе Hennessy на два пальца. Выпил залпом, затем зашелестел фольгой, разворачивая черный Lindt. Отправил кубик швейцарского шоколада в рот и торжествующе посмотрел на отца.

– Это не работа – торчать перед монитором и стучать по клавишам! – отец шагнул к Ивану и протянул жилистые руки в мозолях. – Посмотри сюда: что ты видишь? Этими руками я пахал землю, как проклятый, чтобы вырастить тебя! Этими руками я вынес твою мать из того пожара, помнишь? Ими я заработал на автомобиль для нашей семьи – Ваз-2103, ты не забыл? А что производишь ты?

– Да ты устарел уже вместе со своей колымагой! – в бешенстве крикнул Иван. – Я программист, батя! – Он сгреб со стола плитку шоколада и показал им на бутылку. – Ты пробовал когда-нибудь такой коньяк или вот этот шоколад? А?! – Он швырнул шоколад в отца. – Мне только двадцать, а я уже имею импортную тачку, которую – заметь! – я сам себе заработал! – Иван ткнул пальцем в сторону тёмного окна. – А ты когда впервые сел за руль своего драндулета? В сорок лет? В пятьдесят?

Отец наклонился и поднял шоколадку с пола. Понюхал ее и осторожно положил на краешек стола. Потом повернулся и пошёл к двери, не говоря ни слова.

– Батя, погоди, – Иван шагнул к отцу. – Я не это хотел сказать…

Отец вышел и захлопнул дверь. Навалилась мёртвая тишина.

Иван почувствовал, что больше не увидит отца живым. Перед его мысленным взором с калейдоскопической быстротой промелькнул будущий инфаркт отца, от которого он уже не оправится, убитая горем мать, до конца дней своих сидящая на транквилизаторах и ушедшая из жизни меньше, чем через год после смерти отца. Танька – его Танька! – которая закрутит грязный роман то ли от напряжения последовавших тяжелых дней в жизни Ивана, то ли от скуки, перебои с заказами в работе…

Иван ни секунды не сомневался, что все произойдет именно так. Он схватил коньяк со стола и залпом выпил половину бутылки. Потом взял шоколад, покрутил в руках и швырнул об стену. Плитка раскрошилась от удара, оставив на белой стене коричневый кровоподтек.

– Вот такое я говно, – угрюмо констатировал он.

 

***

 

Иван шёл по вымершему черному городу, не разбирая дороги, прихлебывая из бутылки, которую прихватил с собой. Когда коньяк кончился, он зашвырнул бутылку высоко вверх и через какое-то время услышал тихий всплеск. Оглядевшись, он понял, что оказался у воды. Налетел ветер, и Иван поежился, вглядываясь в темноту: впереди маячил ведьмин мост, излюбленное место городских самоубийц.

– Как раз кстати, – пробормотал Иван испуганно озираясь по сторонам: похоже, что приближалась гроза.

Он стал бездумно карабкаться вверх по разрушенному мосту, уверившись, что это лучшее решение в сложившейся ситуации.

– В жопу, – бормотал он про себя, вздрагивая при отдаленных раскатах грома. – Я все равно не знаю, как жить эту жизнь.

Наверху ветер трепал волосы так, словно пытался вырвать их с корнем. Иван стоял с закрытыми глазами, вцепившись побелевшими пальцами в парапет за спиной.

«А может, попробовать начать всё с начала?  – глядя вниз и, словно цепляясь за последнюю соломинку, подумал он. – К черту Таньку! Надо разыскать Марью – она наверняка так и осталась в деревне… Пригласить ее на свидание под тот старый дуб, а потом, может быть… Нет, сначала извиниться перед отцом! Бедные мои предки: они ведь так и торчат в этом ветхом доме… Вместе со старым Бэрримором, конечно. К черту! Заберу их к себе, а ещё лучше – сам перееду к ним! А что? Для моей работы нужен только интернет. И Марья там же осталась, скорее всего…

– Иван, вы вернулись? – раздался громкий голос сзади, перекрывая завывание ветра и удары волн по опорам моста.

Иван испуганно оглянулся, силясь разглядеть говорящего через узкую щелочку слезящихся глаз и вспомнил все.

«Нет! Только не это! Я не хочу умирать! Не хочу выполнять ничьи дьявольские просьбы! Я хочу попробовать еще раз! Только один шанс!»

– Что вы хотите от меня? – Иван в отчаянии уставился на зловещий силуэт за спиной.

Тень наклонилась и спокойный голос ответил:

– Дайте мне руку.

(Всего 301 просмотров, 1 сегодня просмотров)
8

42 комментария к “№6 Горький шоколад”

  1. Диалоги, рисунки – написано почти идеально.
    Тема для рассказа тоже очень своевременна. Но реализована философия автора о человеке и его выборе в жизни слишком прямолинейно.
    Не раскрыта и роль тени, которая говорит с Иваном.
    Но от автора в будущем можно ожидать многого.

    0
  2. Написано вроде хорошо, но сюжет не нов, медленно летим за гг в прошлое ошибки исправлять… вроде исправил и решение правильное принял и хапи энд, с моста не прыгнул, а вот не хватает Чего то… может потом еще раз перечитаю…

    2
  3. №6 Горький шоколад… Утешение без слов…

    На первый взгляд всё отлично. Лёгкий налёт мистики добавляет перчинки в повествование. Сюжет выдержан, выведен на некую финишную прямую, открытый финал работает явно в плюс. И всё бы хорошо, но возникают вопросы, на которые нет ответов.
    А это не есть гуд, потому что додумывать хочется с пользой для себя, а тут приходится искать оправдания ГГ. Которых он, кстати, не так уж и достоин.
    Возможно, это и была задумка автора изначально – показать самые нелицеприятные поступки ГГ, дабы не пожалели, не оправдали, не посочувствовали.
    Ведь все эпизоды явно направлены на одно. Скрытая агрессия – суть ГГ. Детская выходка со щенком, подростковая влюблённость с неконтролируемой яростью, высокомерие в сцене с отцом, которая, кстати, несколько зависла в воздухе на том самом ведьмином мосту. Есть только намерения: заберу, перееду… А благими намерениями вымощена дорога в ад. (с)

    Но как маленький луч надежды, голос совести – таинственная тень.
    Вот именно эта Тень и осталась в тени. Недосказанность здесь работает в минус. Чуть-чуть не хватило подробностей о сущности вездесущего. Ведь если она приходит на помощь, значит, должны быть причины. Здесь мы их не видим.
    Опять же принцип “каждый имеет право на осмысление ошибок” никто не отменял.

    Изменится ли ГГ, получив ещё один шанс? Вряд ли! Люди не меняются.
    Всё повествование выстроено так, что приводит именно к этой мысли. Хотя… Впрочем автор сказал то, что сказал. А уж читатель вправе сам найти то, что захочет.

    1
    1. За “прекрасный стиль” – спасибо! 😊

      не хватает какой-то гладкости или слитности, и по причине этого повествование местами как-бы рвется.

      Словно прочитала описание разрыва девственной плевы 😯 Там тоже, если не хватает гладкости – рвется.

      1
  4. № 6 Горький шоколад

    Грамотность
    Текст получился хорошим, нареканий практически нет. Кавычки не там (начало на мосту), да запятой не хватает (предпоследнее предложение). Над этим Автор поработал, мои благодарности.

    Повествование
    Вот тут-то и сконцентрировались все недочеты, но обо всем по порядку.
    Уже по первому кусочку истории можно резюмировать недостатки всего рассказа в целом. К концу вступления в прямой речи обнаруживается пять многоточий, три из которых после «и». Повторения вкупе с многоточиями в прямой речи говорят, что персонажам явно не хватает слов. А раз уж персонажам не хватает слов, то автору, соответственно, тоже. Дальше видим то же самое: частые многоточия в прямой речи и частые «и».
    В прямой речи «и» простить можно – люди часто повторяются в разговорах, – но в остальном это не идет на пользу. Как предыдущая конкурсная работа, «Горький шоколад» часто использует в предложениях эту простую конструкцию: сделал что-то и еще что-то (приковылял и закатил глаза, приоткрыл пасть и чихнул, завилял и ринулся). Простота – это хорошо для восприятия, но не повторения.
    Автор неплохо владеет словом, но будто не использует свой потенциал на всю катушку. Все четко грамотно, а слов не хватает. Людям их может не хватать, но персонажам для этого нужны серьезные основания, поскольку их, словно Бог, ведет Всеведущий Автор. А так получилось, что вместо многозначительных пауз, персонажи просто подбирали слова.
    Не сочтите придиркой, но я считаю, что большая часть многоточий в рассказе попросту не нужна. Вот в той же первой части на мосту зачем и без того загадочный незнакомец еще больше нагоняет тумана этими своими паузами?
    «Между тем, вы меня изрядно выручите, согласившись выполнить небольшую просьбу… а потом сможете продолжить сводить счеты с жизнью…»
    «Когда вернетесь, выполните то, что я скажу, и… мы будем квиты»
    «Подумайте о том, что хотели бы изменить в прошлом и… разожмите пальцы»
    Если убрать многоточия, загадочности у незнакомца не убавится, чего не скажешь об уверенности его речей.
    И еще несколько замечаний.
    «Юноша стоял с закрытыми глазами, вцепившись побелевшими пальцами в парапет за спиной».
    Первое, что смутило: он стоит с закрытыми глазами. Не закрыв их, не зажмурившись. Можете считать придиркой, но воспринимается (мне, по крайней мере), словно закрытые глаза у него в руках, вот он и стоит с ними.
    Второе: он держится руками за парапет. Парапет – это невысокая стенка, ограждающая в данном случае мост. Стоя он держаться за нее не может, только если повиснет на руках.
    «…сдержанно ответил незнакомец…»
    Почему он сдерживался-то? Они попрощались уже. Почему не «сказал» или не «произнес»?
    «…щенка, который облизывал сладкую шерсть».
    Может лучше просто облизывался?
    «…крикнул Ваня прямо в морду щенка»
    В моем понимании (поправьте меня, если я неправ) выражение «прямо в морду» или, как часто пишут, «прямо в лицо» означает, что расстояние между лицами минимальное. А щенок лежал на полу этой самой мордой на лапах. Ваня, получается, нагнулся к нему, чтобы крикнуть. Да и построение всей фразы не очень удачное: крикнул не на щенка, а в его морду.
    «Он сгреб со стола плитку шоколада и показал им на бутылку».
    Кому им он показал? Лучше уж «ею», раз говорится о плитке.
    «…и спокойный голос ответил»
    Голоса сами не отвечают, ИМИ отвечают.

    Сюжет
    Сначала сюжет напоминал классическую сделку с Дьяволом, но вылился непонятно во что. А Дьявол ли это был? Это вообще сделка была?
    В начале незнакомец говорит о просьбе. А о какой просьбе? Прыгнуть в обмен на «сделаете то, что я скажу»? Возможность изменить прошлые поступки в обмен на прыжок? Это уже не просьба, раз дело идет о взаимной выгоде. Шанс изменить свое прошлое в обмен на… что? В конце-то он просто попросил руку. Суть сделки (или просьбы) мне так и не ясна. Кто что в итоге получил от всего этого?
    Ладно, Ваню в конце спасли. Но о выгоде незнакомца известно лишь ему самому, как и то, чем же Ваня его так «выручил, согласившись выполнить небольшую просьбу».
    Так или иначе, но Ваня-таки получил шанс изменить свое прошлое. Но, даже получив шанс все изменить, он изменил не все (это я про отца) и оказался почему-то там же, где все началось – на парапете моста.
    Но что-то же он поменял. Не подставил питомца, не стал вести себя, как живодер, не бил любимую. Это никак на его дальнейшую жизнь не повлияло? Или именно поэтому ему в финале предложили руку? Почему вообще незнакомец стал ему помогать к финалу, если Ваня остался прежним?
    Слишком много вопросов и ни одного ответа. Да еще финал открытый, если его моно назвать финалом. Лучше бы Автор закончил тем, что незнакомец попросил Ваню подать ему руку, и когда тот выполнит просьбу, самолично столкнул бы его с моста.

    В итоге
    Качественный, но недоработанный (незаконченный) рассказ на давно избитую (замусоленную) тему, не привносящий в нее ничего нового (интересного) кроме перебора таинственности (недосказанности) там, где ее без того предостаточно, и недобора ясности (логичности) там, где ее заметно не хватает.

    1
    1. Ух ты, скока букав – и все в пустую! 😂

      Парапет – это невысокая стенка

      Ну и ну, мистер Фикс! И все? Нет больше у парапета вариантов, кроме как “невысокой стенки”? Или Вы просто другой не видели? Погуглите – будете неприятно удивлены.

      А Дьявол ли это был?

      Нет.

      Это вообще сделка была?

      Нет!

      Слишком много вопросов и ни одного ответа.

      Примитивность восприятия текста по линейке не дает Вам возможности понять, о чем этот рассказ. Вопросы правильные задаете, а ответы ищите среди привычной картошки.

      Читайте Чернокнижника. Все ответы на Ваши вопросы – там. 🚜

      1
      1. Очень жаль, что все в пустую.
        Что до парапета, так я и искал для полной уверенности значение в интернете. Об этом и написал в отзыве. Какое значение Вы в него вкладывали?
        Касательно Чернокнижника скажу, что он, вероятно, гораздо опытный литератор, нежели я (это без обиняков и сарказма). А простому читателю, вроде меня, смысл рассказа, усмотренный Чернокнижником, совершенно не очевиден, поскольку кроме той единственной фразы от Игоря на то нет никаких намеков или отсылок.
        Прошу прощения, конечно, за скудость восприятия и примитивность образного мышления, не дающие мне осознать столь очевидные приемы.

        1
  5. Не знаю, насколько тема рассказа является избитой, но мне вы последнее время чтива на похожую тематику не попадалось, поэтому прочёл с удовольствием и на одном дыхании. Сцены и образы прорисованы весьма качественно – как будто кино смотришь. И к грамматике практически никаких претензий. Правда, заметил пару оплошностей, которые склонен отнести к опечаткам:

    “венок … делал ее похожую на инфанту” (винительный падеж прилагательного, а нужен творительный)
    “во что бы то не стало” (должно быть “ни стало”)

    0
        1. Да, Вы правы. Это недосмотр с моей стороны. 😭
          Первоначально предложение было таким:

          он увидел ее в облаке из одуванчиков, похожую в этом желтом венке на инфанту.

          Предложение показалось корявым, и я переписала его, но, как оказалось, не до конца.
          Спасибо! 😘

          1
  6. Рассказ написан хорошо. Читается легко и эпизоды описаны ярко, эмоционально, но вот не цепляет.
    Тот же конкурсный рассказ про один день из жизни многоэтажки и стольких эмоций не содержит, и яркости в картинках такой нет, так эпизодики. А настроением пропитывает насквозь. Здесь же такого не происходит. Может быть потому, что, идя по нарастающей, эпизоды становятся все более надуманными и непонятными. Меня, если честно, больше всего тронула сцена со щенком, несмотря на то, что трагизм остальных, очевидно, предполагался более высоким. Видимо, она самая честная. Остальные чем дальше, тем надуманнее. Последняя сцена с отцом вообще непонятна. Перед нами вполне успешный молодой человек, живущий самостоятельно и зарабатывающий на свою жизнь. Взрослый, умный, обеспеченный. С чего у отца к нему претензии, да еще на таком надрыве? Видимо, эта искусственность и мешает восприятию. Рассказ, повторюсь, неплох. Но не лучший.

    0
    1. Спасибо за то, что поделились ощущением от прочтения!

      Меня, если честно, больше всего тронула сцена со щенком, несмотря на то, что трагизм остальных, очевидно, предполагался более высоким. Видимо, она самая честная. Остальные чем дальше, тем надуманнее.

      Все сцены взяты из жизни. Из моей собственной жизни. Считайте, что этот рассказ – саморефлексия автора.

      1
  7. Изложено хорошо, тема интересная. Но по мне рассказ как-то не закончен. Есть, конечно, произведения с открытым финалом. Вот только не здесь, просто обрыв какой-то посередине. На мой взгляд не хватает концовки.

    0
  8. Отзыв на рассказ №6 Горький шоколад

    Отличный, профессионально написанный текст, рассчитанный явно на подготовленную аудиторию, потому что при поверхностном взгляде рассказ воспринимается, в лучшем случае, как «обычный» магический реализм. Как история про героя, который собирался покончить жизнь самоубийством, но «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо», даёт возможность исправить ошибки в прошлом и протягивает в конце руку помощи, давая надежду на новую, праведную жизнь.

    Позволю себе осторожно предположить – да простит меня автор за подобную трактовку истории – что в рассказе написано вовсе не об этом. Я считаю, что не было никакой «высшей силы». Не было никаких перемещений в прошлое для решения «насущных» задач. Не было никакого спасения со стороны. Ничего этого не было. А произошло, на мой взгляд, следующее.

    Герой, находящийся под влиянием болезненного разговора с отцом, и банально напившись, малодушно пошёл топиться, жалея себя почем зря. И все те события, которые описывает автор, происходили не на самом деле, а примерещились в его воспаленном мозгу, пока он торчал на ведьмином мосту, держась за ограждение в грозу. Не зря же в тесте есть фраза:

    «Первый раз слышу, чтобы перед смертью возникали подобные глюки, – подумал Иван и опустил голову, уклоняясь от порывов ветра. – Какой-то дьявольский бред».

    Была включена мощная защита организма от предполагаемой гибели – система самосохранения. Именно она рисовала и образы прошлого, и «черного человека», и давала иллюзорную возможность исправить совершенные косяки, и надежду на счастливое будущее.

    Автор показывает нам внутреннюю борьбу маленького человека – нас с вами – столкнувшегося с житейскими неурядицами, и отчаянную попытку выйти из жизненного пике. Здесь, на мой взгляд, отчётливо просматривается параллель с рассказом №4 «Стеклянные комнаты, или Один день из жизни многоэтажки» – Иван оттуда, из этой же многоэтажки.

    Если предположить именно такое развитие событий – а я иначе и не вижу этот рассказ – то совершенно не важно, что за «темные силы» были на мосту, якобы протягивая руку помощи. Важно то, что человек нашел в себе силы жить дальше.
    Автор уверенно балансирует на грани, не давая возможности скатиться к «одноногой собачке» в сцене со щенком. Описание издевательств на животным дрянным мальчишкой, полагаю, никого не оставило равнодушным.
    Глубоко тронула последняя сцена – единственно реальная в рассказе – встреча с отцом. В этом непростом диалоге не просто прослеживается извечная тема борьбы отцов и детей, но и пронзительная жизненная правда. В моей жизни в прошлом состоялся похожий диалог с отцом, и я корю себя до сих пор, за свое отвратительное поведение и за неосторожно брошенные слова.
    И ничего не изменить: папа уже ушел из жизни…

    Восхищает интересно выстроенная конструкция произведения, в котором красной нитью проходит шоколад. Вроде бы сладость, но сколько же в ней бывает горечи!
    Очень понравилась образность языка автора. Вчитайтесь, например, в эти строки:

    «Её поцелуй был такой сладкий, такой нежный, словно вкус спелой земляники, омытой утренней росой. Иван захлебнулся в её губах и поплыл куда-то вверх, к голубому небу в белых цветочках, заструился сквозь солнце, сплетенное из желтых одуванчиков.»

    Как это чудесно написано!
    А как автор играет образами! Вспомните трансформации венка из одуванчиков: это и солнце, и царственная корона на голове Марьи, и символ разрушения, который «согнулся пополам, превратившись в кривой овал, и нелепо повис на сухой ветке старого дуба».

    Это цельное, законченное произведение займет достойное место в моем личном топе, и я желаю автору творческих успехов, как бы не завершился для него этот конкурс. Спасибо!

    2
  9. Нечто подобное есть у Стивена Кинга. Здесь лишь чуть-чуть изменен сюжет. А так, петля времени, судный день, вопрос, хочешь ли прожить жизнь еще раз. И очередной круг. Написано красиво.

    0
  10. Отзыв на рассказ №6. Комментарии выше не читал. пишу с личной колокольни.
    На первый взгляд шикарная идея – скрестить порно и криппи. Но, реализация, увы, подкачала.
    Первая сцена шикарна и хочется столь же отличного продолжения. К сожалению, дальнейшее повествования уныло: мелькают какие-то ситуации и персонажи. Автор отчаянно нагоняет драмы в короткие отрывки, криповая часть исчезает, остается лишь обыденный негатив, который просто неприятно читать.
    Long story short: хорошая (пусть и банальная) задумка и вступление, а потом скукота. Почти все герои, включая, главного, вызывают легкое омерзение. Что батя героя, который застрял в прошлом веке, что сам Иван, который не в силах купить бате дорогой коньяк с гонорара. Видимо, хреновый программист. Сексуальные сцены тоже воспринимаются неприятно и пошло. Не цепляет.
    Повторюсь: идея и завязка хороша. У меня есть ощущение что автор одновременно пытался совместить эро-рассказ и личностную драму. За это ему респект и уважуха. Сомневаюсь, что я бы смог, потому даже не пытаюсь (пока). Потому, спасибо за историю и удачи в конкурсе.

    0
    1. автор одновременно пытался совместить эро-рассказ и личностную драму.

      шикарная идея – скрестить порно и криппи

      Сексуальные сцены тоже воспринимаются неприятно и пошло

      Порно? Сексуальные сцены?! Эро-рассказ?!? 😯 Вы не ошиблись рассказом, случайно?
      Или Вы его совершенно не читали! Где в рассказе порно или, хоть одна сексуальная сцена, м? Или Вы в невинном поцелуе около дуба усмотрели порно-сцену? Офигеть. И это вот такие критики пишут отзывы… Маргариты на Вас нет.

      Почти все герои, включая, главного, вызывают легкое омерзение.

      А это можно расценивать, как комплимент: значит задача выполнена, иначе какой смысл исправлять ошибки в жизни, если они не паскудные, а добрые? Или люди разве могут совершить мерзкий поступок, если сами не омерзительны?
      Похоже, что Вы действительно прочитали рассказ по диагонали, так и не поняв, что к чему.
      Да и фиг с Вами. На кой нужен такой отзыв?

      2
  11. Есть определенный вид рассказов которые начинаются очень интригующе и впечатляюще, а потом тебя разочаровывают. Здесь похожий момент.
    Начало- к нему во многих отношениях можно придраться. Но оно зарывает глаза в текст и заставляет идти до конца. До

    Бэрримор утвердительно чихнул.

    крайне достойно. Детсво,безобидные и милые существа на которых ГГ вымещает злость. Не самые худшие литературные приемы, хоть они и не новые. Любо.
    А потом включается у меня внутренний скептик. Марья выписана слишком однобоко хорошо. Как штамп из дамского романа. Но тем не менее есть красивые моменты, так что все более-менее. И читаешь с интересом и автора хочется поддержать.
    Потом все уже не то, увы.

    – Это не работа – торчать перед монитором и стучать по клавишам! – отец шагнул к Ивану и протянул жилистые руки в мозолях. – Посмотри сюда: что ты видишь? Этими руками я пахал землю, как проклятый, чтобы вырастить тебя! Этими руками я вынес твою мать из того пожара, помнишь? Ими я заработал на автомобиль для нашей семьи – Ваз-2103, ты не забыл? А что производишь ты?

    – Да ты устарел уже вместе со своей колымагой! – в бешенстве крикнул Иван. – Я программист, батя! – Он сгреб со стола плитку шоколада и показал им на бутылку. – Ты пробовал когда-нибудь такой коньяк или вот этот шоколад? А?! – Он швырнул шоколад в отца. – Мне только двадцать, а я уже имею импортную тачку, которую – заметь! – я сам себе заработал! – Иван ткнул пальцем в сторону тёмного окна. – А ты когда впервые сел за руль своего драндулета? В сорок лет? В пятьдесят?

    Не нравится диалог. Мелодрама и неправдоподобно.

    Иван почувствовал, что больше не увидит отца живым. Перед его мысленным взором с калейдоскопической быстротой промелькнул будущий инфаркт отца, от которого он уже не оправится, убитая горем мать, до конца дней своих сидящая на транквилизаторах и ушедшая из жизни меньше, чем через год после смерти отца. Танька – его Танька! – которая закрутит грязный роман то ли от напряжения последовавших тяжелых дней в жизни Ивана, то ли от скуки, перебои с заказами в работе…

    Мало того, что из-за такого диалога жизнь под откос покатилась (как в мыльной опере или мелодраме для домохозяек) так еще и не раскрыта тема отношений с Танькой.И с семьей. Кстати поведение со стороны Таньки так себе, мягко говоря. Бросила мужчинку в трудную минуту, он еще и виноват. Типично для СНГ со здешним перекосом прав и обязанностей пользу женщин в отношениях, впрочем. Надеюсь автор Таньку не поддерживает.
    Концовка вообще слабая.
    Как итог-приличное по качеству и уж точно не самое плохое произведние (из тех,что выставлены здесь). Но от старательно описанного, цепляющего и яркого начала ожидалось большее.

    1
  12. Как то тяжело далось чтение этого рассказа. Финал понравился, хотя и был предсказуем. А вот этот момент я вообще представить не смог

    «Марья отлетела от удара, как тряпичная кукла, и упала на землю, подняв ворох опавших листьев. Венок из желтых одуванчиков свалился с головы, согнулся пополам, превратившись в кривой овал, и нелепо повис на сухой ветке старого дуба.».

    Да и четырнадцатилетняя девочка перепачканная шоколадом вызвала недоумение, такая ассоциация больше подходит ребенку лет 4-5. Автору удачи и успехов!

    0
    1. Уважаемый пользователь NOCH!

      Требование правил конкурса написать отзыв “от трёх предложений” преследует единственную цель: показать автору произведения и всем остальным пользователям, что Вы, оставляя отзыв под рассказом, прочитали его!
      То есть отзыв предполагает наличие неких маячков, по которым ясно, что Вы добросовестно отнеслись к выполнению условий конкурса. Что же пишете Вы?

      Мне понравилось, спасибо!

      0
      1. Я исправлюсь! Обещаю! Не люблю условности и ограничения! Уж простите!Получилось четыре предложения! Шучу, приведу в соответствие все свои комментарии.

        0
  13. Мне понравилось, спасибо! Мне было интересно Вас читать. Прислушайтесь к комментариям и оттачивайте мастерство. Оно придет, обязательно. Я в Вас верю!

    0
  14. Отнюдь не новая задумка: человек перед смертью проживает ключевые моменты своей жизни. Действительно ли он получает возможность исправить ошибки или это только предсмертные видения в его персональном чистилище – остаётся неясным, и хорошо. Хоршо, хотя и не совсем понятно, почему такое решение – все три эпизода связаны шоколадом. Кстати, хороший шоколад, даже если его об стенку шмякнуть потёков не оставляет – липовый парню «Линдт» подсунули, видать. Может быть это аллегория иллюзорности его успеха? Спорно, хотя и показывает наличее некоторого опыта примение трёх Безусловных Эмпатизаторов – ~одноногой собачки~ маленького щеночка, невинной девушки и престарелого отца,
    Но общий смысл в общем-то остался непонятным. Непонятно также чего вообще парня понесло топиться. Жена ушла – так радуйся что ушла! Проект не взлетел? Так хорошему программисту всегда работа найдётся. Чё прыгать-то?

    Стиль ровный, грамотный, правда и без особой индивидуальности, – на мой вкус. Субъекитвно лучший кусок на мой вкус – описание лета в сцене с Марьей и в целом этот эпизод. Автор старался, у автора получалось в целом хорошо, но временами он забывал о том, что хотел писать красиво и полуались перлы вроде «автомобиль для нашей семьи – Ваз-2103» – вот вы можете себе представить такие фразы в эмоциональном семейном споре? Да и в целом сцена с отцом вышла какой-то картонной безэмоциональной…

    В общем: умело, но не без огрехов сделанная конструкция не совсем понятного назначения. Не плохо. Но не срослось как-то у меня, с ним. Тем не менее, автору – спасибо!

    1
    1. Непонятно также чего вообще парня понесло топиться. Жена ушла – так радуйся что ушла! Проект не взлетел? Так хорошему программисту всегда работа найдётся. Чё прыгать-то?

      Че-че. Через плечо. Каждый раз, когда заходит речь о самоубийстве -особенно в сети, вылазит толпа “умников” которые с видом знатока, пережившего все возможные невзгоды начинают осуждать человека за его выбор. Многие еще и всячески оскорбляют несчастных. И ладно бы такое было только в сети. В жизни то сколько подобного навидался( На своих ресурсах уже забанил несколько человек за это.
      Скажу так- у каждого своя ситуация и свои особенности, которые со стороны не понять. И у каждого свой выбор, в котором суицид порой далеко не худший вариант.

      0
        1. Не фанат этого текста. Сам раскритиковал за сильную натянутость сюжета. Но тут вырисовывается ситуация когда он оказался без близких (причем автор пытается показать -по его вине) и без любимой жены. Возможно и с работой нездорово. Можно ли в такой ситуации покончить с собой? Вполне.

          1
  15. Рассказ как бы состоит из трех частей, так вот, первая и вторая части понравились, а третья вышла не очень убедительной, которая про отца. Непонятно, что тень там на мосту маячила со странными предложениями. Но зато закончилось хорошо! Прочитала с интересом, спасибо автор.

    0
  16. Рассказ написан очень хорошо, чувствуется, что автор не новичок в писательстве. Но мне показался рассказ неровным. Какие-то его части написаны лучше с эмоциональной точки зрения, а какие-то просто проходные. Нет ощущения цельности. Но в целом очень достойная работа!

    0
  17. Достойное произведение конкурсного состязания, но не без недостатков. Автору бы поучиться структуировать скелет рассказа у участника с рассказом №5. Здесь в тексте присутствуют странные фитбеки или временные провалы – в общем я путалась, что же происходит на самом деле, а что – в голове героя. Три истории различны по степени эмоционального воздействия и расставлены, как мне кажется, не в той последовательности, не по мере усиления эффекта.
    Рекомендую автору еще поработать над тестом, чтобы внести полную ясность в происходящее.

    0
  18. “Пока не поздно” (поучительная сказка).

    Рассказ очень понравился – читался с интересом, написано очень здорово, литературная часть доставила удовольствие; понравилось, как написаны диалоги – живо, по-человечески, без ощущения “неестественности”. Но главное – рассказ весьма весьма тронул эмоционально, и в нём есть мораль, о которой неплохо бы помнить каждый день. О том, что всегда нужно бережно относиться к любимым, родным и близким нам людям, – пока они рядом с нами, не ранить их, не делать им больно, поскольку возможности исправить причинённых нами обид у нас не будет. А может случиться и так, что даже возможности попросить за них прощения не будет – будет слишком поздно.

    Автор заставил глубоко задуматься и погрустить о своих “некрасивых” эпизодах, за которые стыдно, но возможности провалиться с моста в прошлое, как у героя, чтобы исправить самые отвратительные поступки и уладить прошлые грехи, мне никто не предоставляет, увы. Разве что есть возможность пронятуть руку “Тени” своей совести и лучшего в себе и жить так, чтобы не делать новых “стыдных” поступков.

    Начинается рассказ с “мистического” эпизода. Да простит меня Автор, если ошибаюсь, но мне в этом рассказе мистический компонент, с которого начинается и которым заканчивается рассказ, показался скорее завлекающей “обёрткой” для чего-то более значимого, что Автор хотел поведать. Поэтому я, как говорится, “уклонюсь” (сейчас в эпоху ковида-19 советуют “уклоняться”), и не буду глубоко копаться, что произошло по мистической части, чья рука там была, и в чём был смысл сделки для таинственной “Тени”. Для меня на поверхности выглядит так:
    – при мыслях о самоубийстве какой-то голос – то ли снаружи то ли изнутри, непонятно – предлагает Ивану выполнить свою просьбу в обмен непонятно на что, а потом, мол, разберёмся; просьба заключается в том, чтобы исправить самые отвратительные грехи в своём прошлом;
    – главный герой колеблется, но соглашается и летит в бездну некрасивых воспоминаний и эпизодов из своего прошлого;
    – исправляет там ошибки, затем возвращается назад, и добрый голос ему такой: “Ну всё окей, ты мою просьбу выполнил, давай руку!” И “идите с миром”, как в мушкетёрах.
    Пусть мистическую часть анализируют те, кто сильнее разбирается в мистической литературе.
    Возможно, эта таинственная тень была “совестью” Ивана.

    Что до “немистической” части, которая мне кажется важнее.
    История на самом деле начинается не с начала, предложенного Автором, а с момента, когда Иван выходит на улицу после конфликта с отцом и понимает, “какое он говно”.

    Иван почувствовал, что больше не увидит отца живым. Перед его мысленным взором…

    Он проигрывает в мозгах возможный наихудший сценарий пьесы, героем которой он совершенно не хочет быть. В ней он теряет родных ему людей. Осознаёт своё ничтожество. Задумывается, что он делает и делал не так и, возможно, начинает приходить к пониманию, что нужно бы изменить в своей жизни и прежде всего в себе. И задаёт хороший риторический вопрос, возможно ли начать все сначала?
    Вот, на мой взгляд, стартовый момент в этой истории и ключевой в переосмыслении героем определённых отвратительных поступков в своём прошлом, за которые он раскаивается, ему за них стыдно, и, хочется надеяться, переосмыслении жизни в целом. То, что ему было стыдно, говорит о том, что совесть и понимание у него имеются, а значит не всё потеряно.

    Иван попадает именно в те эпизоды своей жизни, когда он делал больно и ранил самых близких ему людей (и собаку) – обманывал маму, незаслуженно обижал любимого Бэрримора, незаслуженно обидел и ударил любимую девушку. “Иван да Марья”, кстати, понравилось. Третий эпизод – конфликт с отцом, самый поздний на временной оси, но повторюсь, я вижу его как начало истории.

    Очевидно, что эти воспоминания не случайны – вероятно, раскаяние и желание исправить содеянное постоянно жило в подсознании или сознании героя, именно поэтому он попал именно в те моменты прошлого.
    Хочется верить, что кофликт с отцом “запустил” механизм понимания Иваном того, что исправить некоторые грехи и отвратительные поступки может быть слишком поздно: родной и близкий человек (или существо, как любимая собака) может навсегда исчезнуть из твоей жизни – уйти, как Марья, или умереть, как в мысленном сценарии Ивана с родителями.

    Мораль вроде бы стара, как мир: давайте будем ценить и беречь родных и любимых, не будем ранить и делать больно близким нам людям, пока они рядом с нами. Исправить содеянное будет невозможно, и хотя бы попросить прощения может быть слишком поздно. И если бы все, кто это понимает умом, именно так и поступали бы – мы жили бы в гораздо лучшем мире.

    Особенно неважно эту очевидную вещь понимают те, кто юн и молод. Именно поэтому я думаю, это великолепный поучительный рассказ для “отрочества и юношества”. Сродни поучительной сказке. Да и для взрослых тоже.

    И ещё прекрасна идея, что никогда не поздно начать всё сначала, исправиться. Хотя далеко не у всех это получается. Но я из тех, кто верит, что никогда не поздно проснуться и “начать всё с чистого листа”.

    Иван вынес правильные уроки из прошлого, и в конце рассказа “протянул руку” к тому “лучшему” Ивану, что живёт в нём, который выведет его на правильный путь взаимотношений с людьми. Тень ли это, собственная совесть ли – не так важно.

    Автору большее спасибо за этот поучительный рассказ, он меня эмоционально тронул, и успеха в конкурсе!

    3

Добавить комментарий