Skip to main content

№ 6 О любви – не говори

Количество знаков:13462

Как раньше было здорово! О половом воспитании подрастающего поколения заранее беспокоились маменьки да папеньки, подсовывая своим чадам под бочок всякого рода гувернанток и курсисток. Или служанки, мимоходом обнажив груди, пленяли юного коня – и тот, копытами звеня, терзал их пухлые тела, начиная сразу с практики соитий. Теорию догоняли потом, задрав штаны и волочась за какими-нибудь кухарками без порток.

А в наше время – период активного строительства социализма – первый урок плотской любви дался мне нелегко: о моей визави я до сих пор вспоминаю с содроганием. Чего только не пришлось натерпеться бедной девушке, когда я, на бреющем полёте и «со знанием дела», заходил на её заросшую взлётно-посадочную полосу!

Но – обо всём по порядку.

В силу особенностей российского законодательства и, как следствие, правил на этом сайте, сразу сообщу, что нам тогда с Машей было по восемнадцать лет, что, конечно же, всенепременно соответствует действительности.

Каких-то специальных прыжков в сторону изучения неизвестного доселе секса у меня не было: теорию я знал слабо, подсмотреть было негде, а слово «интернет» тогда не существовало и в помине. Свои сексуальные университеты я прошёл в подворотне, но пацаны, смачно рассказывающие о своих подвигах, в большинстве своём были такими же девственниками, как я.

Словом, как алмаз негранёный, я случайно нарвался на волшебную пещеру по имени Маша, с помощью которой попытался из нищего голодранца Алладина превратиться в принца Али. Маша жила в соседнем доме и была настолько хороша по моим мальчишеским представлениям, что я вечно замирал, как истукан, когда она проходила мимо, даже не взглянув на меня.

Во-первых, у Маши были длинные и относительно прямые ноги, чего не скажешь о моих нижних конечностях, скроенных на манер англицкой буквы «Икс»: я постоянно шарашил коленками друг об дружку, когда предавался бегу невзначай.

Во-вторых, у Маши была грудь и выпирала она в правильную сторону – в направлении фарватера, а не как у меня, влипнув в позвоночник.

В-третьих, Маша была обладательницей сочных вишнёвых губ, от которых было невозможно оторвать взгляд и хотелось поскорее лизнуть их и попробовать на вкус. Тощую девичью задницу и худую шею я мысленно отбрасывал, как запчасти, недостойные внимания.

Обычно я, распростёртый, занимал наблюдательный пост на крыше гаража, стоящего в её дворе, и, вжавшись в обжигающий шифер, кричал при её появлении: «Маша! Я тебя люблю!» И прятал голову в песок.

Это было так глупо, что я краснею до сих пор, вспоминая подобные моменты своего голожопого детства. Собственно, за этим мероприятием Маша меня и спалила.

Когда я в очередной раз признался ей публично в любви и отлёживался на крыше не поднимая головы, то увидел перед собой ноги. Ноги были обуты в красные сандалии и торчали прямо передо мной.

Я поднял глаза: это была Маша, неизвестно каким образом забравшаяся на крышу. Я не специально подглядел, но мой взгляд, устремлённый снизу-вверх, наткнулся на зелёные трусы, которые еле скрывало её короткое платье в клетку.

– Дурак! – сказала Маша и сунула ладошку между ног, платьем прикрыв срам.

– Согласен, – ответил я, претендуя на авторство аналогичной реплики, повторенной за мною Моргуновым в старой советской комедии.

Я встал и отряхнулся, не зная, куда себя деть. «Провалиться бы сейчас в этот гараж!» – мечтательно думал я и даже немного подпрыгнул, с тайной надеждой осуществить задуманное.

– Ты взаправду меня любишь? – Маша обошла меня вокруг, словно увидела диковинный экспонат.

– Правда, – буркнул я, хотя совершенно не собирался признаваться в этом – даже себе самому. Красные уши стали лучшим доказательством правоты моих слов.

– Приходи ко мне сегодня вечером в гости в пять! – вдруг выпалила Маша, тоже зардевшись, как маков цвет.

Я испуганно кивнул и молча полез вниз, ничего уже не соображая. Потом вспомнил про Машу и хотел ей помочь слезть, но она уже спустилась по приставной лесенке с другой стороны гаража. Маша пошла в свой подъезд постоянно одёргивая платье, но перед самой дверью повернулась и побежала назад.

«Сейчас всё отменится к херам собачьим», – с тоской подумал я и даже дышать перестал.

– Квартира семьдесят четыре! Свечи захвати! – выкрикнула Маша мне прямо в лицо и побежала обратно.

Я пустил нежданчик, но Маша, к счастью, ничего не заметила.

Перемерив весь свой нехитрый гардероб по нескольку раз, я выбрал классический стиль: белый верх – рубашка, которую я надевал на экзамен – и синий низ. Чёрных брюк у меня не было, и я напялил штаны из школьной формы. В кои-то веки помыл весь организм целиком и даже подстриг ногти на ногах, чтобы в гостях не цокать по паркету: никто не знал, как далеко может зайти рандеву при свечах.

Ровно в пять вечера, зажав в кулаке пук разноцветных свечек для торта – других в доме не оказалось – я замаячил перед заветной дверью номер семьдесят четыре. Дверь распахнулась без звонка: на пороге стояла Маша.

Она выглядела, как кукла Барби: в розовом пышном платье, белых гольфах и с белыми же бантами, вплетёнными в две тугие косички.

– Кен, – представился я, и шагнул в прихожую, больно ударившись об косяк.

– Серёжа, где мой букет цветов? – Маша сделала брови домиком.

– Чёт я тупанул. Нету цветов. Э-э-э… Это тебе.

Я протянул Маше горсть разноцветных свечек, которые даже в полумраке квартиры никак не тянули на букет.

– Я собираюсь отдать тебе свою девственность, а ты даже жалкий букет не удосужился притащить? – Маша надула губы и мне захотелось их поцеловать.

– Чего. Ты. Собираешься?! – переспросил я, когда до меня дошёл смысл её слов.

– Ничего.

Маша развернулась на каблуках – я только сейчас заметил на ней взрослые туфли на шпильке – и пошла в комнату, словно забыв обо мне. Я потоптался на месте, уныло оглядывая безукоризненный порядок в прихожей. «Ну чего: мне идти за ней, или валить?» – думал я, прислушиваясь к звукам в комнате.

– Ты долго собираешься там торчать? – донёсся до меня её голос, и я двинулся на свет: Маша зажгла свечи.

На круглом столике около кровати, на которой сидела Маша, стояли чашки, лежали какие-то сладости в корзинке, баночка с вареньем, но я не особо обратил на это внимание: я не сводил взгляда с её лица. В мерцании призрачного света Маша была похожа на сказочную фею: таинственную и неприступную.

– Серёжа, я… – Маша привстала и потащила меня за руку на диван. – Да садись же… чего ты каменеешь на каждом шагу.

– Ты такая красивая.

– Серёжа, – Маша сжала мою руку. – Ты мне нравишься. Я давно слышала твои дурацкие вопли на гараже, но не придавала им значения, пока сегодня не посмотрела тебе в глаза. Ты не врал.

– Про что? – я слушал вполуха, не в силах отвести глаз от Машиных губ. «Как спелые вишни», – подумал я и непроизвольно облизнулся.

– Болван, – сказала Маша и отвернулась.

Потеряв визуальный контакт с сочными ягодами, я сосредоточился на сказанном.

– Да, – согласился я на всякий случай, так не вспомнив, о чём шла речь.

– Я понимаю, ты тоже волнуешься. – Маша повернулась и заглянула мне в глаза. У меня по коже побежали мурашки. – У тебя это ведь… Не в первый раз?

Я опять хотел переспросить, но неожиданно для себя уверенно кивнул.

– Конечно! Я… Не раз.

– Это хорошо. Потому что… – Маша запнулась. – Я совсем-совсем ничего не знаю. Ничегошеньки.

– Ха! – сказал я, чтобы что-нибудь сказать.

– Ничего смешного… Когда я видела тебя, то у меня тепло разливалась вот здесь, – Маша положила мою руку себе на грудь. – А когда ты один раз посмотрел на меня – помнишь тогда, в парке? – у меня тепло сделалось здесь, – она переложила руку себе на пах. – И даже стало жарко.

Я сидел, не шевелясь, боюсь вспугнуть момент. Зато у меня зашевелился член: он встал и торчал в штанах куда-то в бок. Признаться, даже те скудные и расплывчатые знания о сексуальном контакте, которые я почерпнул в государственной подъездной библиотеке имени Подворотни, начисто улетучились у меня из головы.

– А где твои родители? – уточнил я, в надежде, что они вот-вот заявятся, и мне не придётся на практике доказывать свою состоятельность.

– Они пошли в театр. Будут после одиннадцати.

Чёрт… Тогда я решил действовать, как бог на душу положит, чтобы не уронить заявленный опыт в Машиных глазах. Зажмурившись, я осторожно пощупал её грудь.

– Почему ты меня полюбил? – спросила Маша, не убирая мою руку.

– Ты нежная и удивительная, – пришёл мне на помощь командор, – ты лучше всех на свете.

– Болван. Я читала «Золотого телёнка».

Она наклонилась ко мне и прижалась губами к моему рту, раскрытому от напряжения. Я быстро схватил их губами и осторожно пососал.

– Фу, слюнявый, – беззлобно сказала Маша и вытерла губы тыльной стороной ладони. – Давай ещё раз.

Второй раз получилось значительно лучше: я поспешно проглотил слюну и плотно прижался к Машиным губам. Поелозил вокруг и лизнул нижнюю губу: я давно мечтал это сделать. Она была мягкой и тёплой, со вкусом карамели. Обалдеть.

Мы обнялись, и я зарылся лицом в её косички. Вздохнул запах шампуня, и ещё от Маши пахло чем-то мне незнакомым, но дико приятным: я ещё не знал тогда, как пахнет возбуждённая женщина. Мы возились на кровати, трогая друг друга за разные места и целовались без передышки. Я старался не касаться возбуждённым членом Машиного тела: мне казалось это неприлично. Поэтому по дивану я ползал на коленках, слегка отклячив задницу. Маша тоже не торопилась проверить меня на твёрдость, целомудренно обходя мою зону бикини.

– Ты уже готов? – Маша жарко прошептала мне в ухо, и я похолодел: надо было начинать.

– Ещё бы! – залихватски ответил я. – Сейчас… Только штаны сниму.

Я забился в одеждах, украдкой наблюдая за девушкой. Маша стянула с себя трусики из-под платья так аккуратно, что я толком не успел ничего разглядеть. У неё был всклокоченный вид, и от этого она выглядела ещё сексуальней. Потом она мягко опустилась на спину и слегка развела ноги, согнув их в коленях. Её кукольное платье заслоняло мне весь эротический вид.

– В какой позе ты хочешь? – уточнил я, оттягивая момент близости.

– А в какой надо? – ответила Маша вопросом на вопрос и привстала на локтях.

– Можем в супружеской позиции, – в миг перепутав её с миссионерской, ответил я. –Лежи, как есть.

Маша откинулась на диванный пуфик и вопросительно посмотрела на меня, стараясь не опускать взгляд ниже груди.

И тяжело вздохнул я полез трахаться.

Начал с поцелуев, которые уже отработал сегодня «на ура». Маша целовалась вкусно и так увлеклась, что засунула мне в рот свой язык. Это было необычно и неожиданно приятно. Она пошевелила им внутри, и я понял намёк: пора начинать.

«Буду двигаться, а там, авось, попаду, куда надо», – подумал я и, приподняв платье, прижался к Маше. Было горячо и влажно там, внизу. Потом я навалился на Машу и мощно задвигал бёдрами. Ощущения были странные. Я тыкался во все места, никуда не попадая определённо. Поелозив минуту, я остановился отдышаться. Потом в сердцах задрал это кукольное платье и посмотрел вниз.

Густые тёмные волосы на лобке скрывали заветное место: не видно было ни черта. Я просунул руку и пощупал Машу между ног. Слизь, какие-то складки кругом… А где же отверстие любви? Увлекшись исследованиями, я задрал вверх не только платье, но и Машины ноги, внимательно уставившись между ними.

– Ты ещё свечкой посвети, – фыркнула Маша и отвернула лицо. Было заметно, что ей неловко лежать передо мной в такой откровенной позе.

Ткнув пальцем наугад, я попал в узкое отверстие и Маша ойкнула от неожиданности.

– Всё! Нашёл. Не шевелись.

Я зафиксировал Машу в позе цыплёнка-табака, и стал пристраиваться в вожделенному входу любви. Член никак не хотел входить и съезжал мимо.

«Надо же, какая девственная попалась», – мысленно пыхтел я от напряжения, настойчиво возвращая елдак по найденному пути. Наконец он протиснулся немного вперёд, и я снова мощно заработал бёдрами. Маша вскрикнула и уперлась руками в мои плечи.

– Ты уверен, что всё делаешь правильно? – в её голосе звучало страдание.

– Не боись, первый раз всегда немного больно, – ответствовал я, наваливаясь обратно и не прерывая движение ни на секунду.

Мне самому было не очень комфортно: член неприятно сдавливало со всех сторон, и он болезненно тёрся во время движения. «Странно, что все так любят этим заниматься», – думал я, ритмично двигаясь в девушке. Я на секунду приподнялся на руках и посмотрел на Машу.

Выражение её лица напоминало греко-римского борца во время броска. Широкий оскал, стиснутые зубы, тяжёлое дыхание – словно мы не наслаждались любовью, а выполняли изнурительную работу. В её влажных глазах плескалась мольба. Я и сам не знал, когда нужно остановиться.

Подвигавшись ещё немного, я слез с девушки и услышал её облегчённый вздох. Внизу живота саднило, и я посмотрел на копьё любви. Член разбух, на боку головки наливался волдырь и вообще он был в каких-то пятнах. Маша во все глаза смотрела на орудие, которое лишило её девственности, потом наклонилась и осторожно понюхала его.

– Не мешало бы лучше заботиться о личной гигиене перед встречей с девушкой, – с обидой в голосе произнесла она.

– Так пахнет девственная кровь, – глубокомысленно ответил я, хотя меня начали одолевать некоторые сомнения в правильности выбранного пути дефлорации. – Долго застаивалась в организме, отсюда такой запах… И цвет.

Маша одёрнула платье и в раскоряку поднялась с дивана. В её глазах стоял немой укор. Я бросил взгляд на догорающие свечи и понял, что мне пора собираться: мавр сделал своё дело.

– Смотри, не залети там, – буркнул я, вспомнив подслушанную фразу.

– Хорошо, – кивнула Маша и задула последнюю свечу. – Тебе пора. И… спасибо.

 

На следующий день я получил от Маши прямо посередине двора по морде без всяких объяснений, и больше не заикался о любви.

 

 

 

 

(Всего 114 просмотров, 1 сегодня просмотров)

9 комментария к “№ 6 О любви – не говори”

  1. Написано живо и натурально. Действительно, если подумать, то в то время многие просто не знали как Этим заниматься «правильно» и, следовательно, происходили разные курьёзы. Слог рассказа замечательный, с юмором и шутками. Автор молодец.

    0
  2. Вздохнул запах шампуня

    Даже это не портит общего настроения рассказа! Каждая фраза пронизана иронией и самоиронией.
    Насчет 18 лет, конечно, можно и посомневаться, но будем законопослушными авторами и читателями, не так это трудно)))
    Прекрасно выписанная история в стиле “не виноватая я, он сам пришёл”.
    Конфуз перепутанных дырок только добавил шарма ко всему прочему.
    Спасибо за доставленное удовольствие от чтения.

    А вообще, мне всегда были интересны истории о потере мужской девственности (смешное выражение).
    С дамами всё понятно – это чисто физиологический процесс, а вот с мальчиками как-то всегда сложнее.
    И в этом конкурсе собралось аж несколько историй по этому вопросу. Забавно)))

    Автору – удачи в конкурсе!

    2
  3. Ну, что ж… Написано живо. Было весело читать) Правда с трудом верилось, что такой казус мог быть в реальной жизни. Это что-то из серии анекдотов «природа подскажи – задыхаюсь»)
    Даже если допустить, что Кен был настолько глуп и слеп, что перепутал отверстия /ладно уж, можно списать на неопытность и волнение при дебюте), то уж Барби должна была почувствовать, что не в те ворота стучатся)
    Но, это не помешало мне смеяться в голос)
    Спасибо!

    2
  4. Моя плЯкал 😂Дико ржаль и громко плакаль. Во всем этом, шикарном, веселом, повествовании, есть один грустный момент. Он перестал заикаться о любви Правда ему попутно НЕ за здоров будь в морду съездили… Спрашивается А ЗА ЧТО?..Человек честно сказал что любит, лежа на шифере пряча голову в песок. Свечи принес, когти состриг, (цветы СВолочь забыл) Заметим он не знал, что в план включен пункт, лишение девственности… НО и это он выполнил на отлично. Попс гражданки МаФеньки уже ну не как не девственен… Заказчица работой была удовлетворена “– Смотри, не залети там, – буркнул я, вспомнив подслушанную фразу.

    – Хорошо, – кивнула Маша и задула последнюю свечу. – Тебе пора. И… спасибо.” …Поблагодарила… Вот тут и наступает грустное За ночь по всей видимости ее попа Ну просто сильно возмутилась и обиделась Хозяйка еЙная выразила негодование возможностью НЕ ЗАЛЕТЕТЬ ТАМ ))) Залет на лицо Попс болит.. Автор 10+ Огромное спасибо! Особенно за МаФутку Ее еще ожидают непередаваемые ОЧУЧЕНИЯ )))

    2
  5. В конкурсных рассказах третий раз про “первый раз” \женский\. Ну может четвертый, считая студентов на полянке.
    А я вот все думаю, где я был в свои осьмнадцать, с небольшим… Когда Мальвины, Барби и прочии ведьмочки раздавали свою \целостность\ направо и налево. То ли поторопился, и это уже был “пройденный этап”, то ли был занят более серьезными позициями… 😉
    Однако, ничего подобного не только вспомнить не могу, но и представить или сочинить.
    Веселая рассказка.

    1
  6. Не стану лукавить: написано остроумно.
    Тот самый случай, когда фантасмагория с тайным проходом королевы перекрывается лёгким стилем повествования, отвлекающим от “того, чего не может быть”.

    Насколько я понимаю, в условиях конкурса не было требований соблюдения категории “реальные истории”, однако, несмотря на широкие возможности для словотворчества, мне сложно поверить в описанную дремучесть героини. Даже признание в том, что она “ничегошеньки” не понимает в сексе звучит неубедительно, когда тебя имеют с подветренной стороны.

    Я предполагаю возможность, что девочка просто терпела, допуская противоестественное соитие, как особый вид прелюдии: она же в сексе “ничегошеньки” не понимала. А на следующий день, переспав с произошедшим, публично влепила жирную точку в отношения.

    Впрочем, это обстоятельство нисколько не омрачает задорность повествования.
    Было весело, спасибо)

    1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!