Рассказ №2 БАБОЧКА

И вся королевская грязь,

Вся королевская мразь,

Не могут либидо,

Не могут мортидо,

Не могут смерть с сексом унять!

 

– Слушаю вас, Александра Николаевна, – назойливая трель входящего звонка вывела из созерцательного состояния. Подавив секундное раздражение, он опустился в кресло и погасил сигарету в горшке с кактусом: давным-давно, ещё в славных девяностых, подруга рекомендовала поставить его перед монитором для защиты от электромагнитного излучения.

– Добрый день, Николай Геннадьевич, – с той стороны экрана смотрела молодая женщина: чёрное офисное платье-футляр с умеренным декольте подчёркивало её осанку, грамоты в тёмно-золотистых рамках на стене за спиной – профессиональный статус. – Я не вовремя? – дежурно спросила она.

– Нет, у нас же назначено. Я ожидал вашего звонка.

– Хорошо. Как вы себя чувствуете, Николай Геннадьевич?

– Я? – усмехнулся мужчина. – Прекрасно!

– Хорошо… Может, вам стоит бросить курить?

– Иначе что?

– Действительно… – Александра смутилась бестактности своего вопроса и в который раз вгляделась в лицо клиента: что-то неуловимо знакомое было в форме носа, подбородка, прикрывавшего заметно выпирающий зоб, в разрезе глаз, – и эта узнаваемость отталкивала, даром что и интерьер квартиры Николая Геннадиевича вызывал в ней эстетическое неприятие – какие-то пошлые эзотерические картинки с мантрами,  настенный календарь с репродукцией иконы, тюль на окне, шунгитовая пирамидка.

Но работа есть работа. Девушка поглубже вдохнула и начала:

– Николай Геннадиевич, – в этот раз она старательно выговорила отчество. – Я хочу, чтобы вы знали, что вы не остались со своей проблемой один на один, что есть люди, готовые вам помочь, что многие сталкивались с подобным и готовы поделиться с вами, Николай Геннадиевич, пережитым опытом. Потому я убедительно прошу вас пойти на контакт.

– Да-да, мы внимательно слушаем.

– Мы?

– С Мурзиком. – Мужчина наклонился к полу и поднял на руки большого лохматого белого кота с разноцветными глазами. – Знакомьтесь: Александра Николаевна, Мурзик, – представил он их друг другу. Кот недовольно фыркнул.

– Какой замечательный, – сдержанно кивнула девушка. – Это очень хорошо, что рядом с вами есть преданное существо. Если вы не против?..

Николай махнул отёчной рукой с жёлтыми ногтями.

– Спасибо. – Саша скосила взгляд на вкладку со шпаргалкой, попутно заметив, что это движение далось мужчине нелегко: дыхание стало сиплым, лицо побледнело. Она продолжила: – Вы переживаете действительно крайне сложный момент, вы  столкнулись с неизбежностью предстоящего, с вами происходит осознание того факта, что будущее для вас, в сущности, потеряно. Возможно, вы слышали о различных стадиях восприятия надвигающихся изменений: отрицание, гнев, «торг» с самим собой, депрессия, приятие. Не обязательно, что вам придётся пройти через все эти этапы, но давайте поговорим о каждом этапе немного подробнее, чтобы у вас, Николай Геннадиевич, было представление о том, чего можно ожидать. Первое… – Александра подумала, не пропустить ли этот пункт – и так всё ясно, –  но губы уже произносили заготовленный текст: – Отрицание. Возможно, вы отправитесь к разным врачам в надежде, что диагноз не подтвердится. Оно дает возможность увидеть несуществующий шанс, делает человека слепым к любым признакам смертельной опасности. Второе: гнев. Он чаще всего выражается вопросами: «Почему я?», «Почему это случилось со мной?», «Почему меня не услышал Бог?» и тому подобное. За этим следует стадия компромисса, когда вам захочется как бы отложить приговор судьбы, изменяя свое поведение, образ жизни, отказываясь от разных удовольствий, – она мельком бросила взгляд на календарь с иконой. – Поняв неизбежность своего положения, вы можете постепенно потерять интерес к окружающему миру, испытывать грусть и горечь, но наконец приходит смирение, готовность спокойно войти в смерть с широко открытыми глазами.

Александра мысленно похвалила себя за удачно вставленную фразу то ли из Кубрика, то ли из “Воспоминаний Адриана”. И – отметила отсутствующий взгляд клиента: лишь кот внимательно и недовольно смотрел в её сторону.

– Николай Геннадиевич… мне бы хотелось, чтобы вы попытались ответить на вопрос : к какой из стадий, к какому состоянию вы сейчас ближе?

Психолог доверительно наклонилась к экрану, пытаясь прочесть хоть какую-то реакцию в этом грузном умирающем человеке, но ответом была стена молчания.

– Не отвечаете? Это вполне естественно… что вам тяжело ответить. Можете мне ничего не говорить, но поищите ответ где-то у себя внутри. Ответьте сами себе, слышите? Где вы сейчас находитесь, что переживаете, что чувствуете?

– Покажите грудь.

Девушка опешила. Негромкая фраза резанула по ушам так, что ей подумалось: “Не ослышалась ли я? Не изнутри ли меня она родилась?!”

– Что? – удивленно переспросила она: лицо еще не успело залиться краской, тело ещё не успело выразить возмущение.

– Покажите грудь, Александра, – так же холодно, но жёстче, произнёс Николай.

– Да как вы сме…

– Смею. Вы только что проскочили стадию отрицания “Он не мог такое сказать” и сейчас в стадии гнева. Но давайте поторгуемся. Как смотрите на то, чтобы улучшить карму, исполнив желание умирающего?

– Да вы…

– Хам? Ах, да, ваше поколение же не верит ни в бога, ни в чёрта! – Он начал заводиться. – Вы молоды, а потому – эгоисты до мозга костей, думаете только о своих удовольствиях, а главное – вы будете жить! Слышите это слово? “Жить”! Это значит смотреть вот на это долбаное небо, слушать дурацкое чириканье птичек, – он кивнул, брызнув слюной, в сторону окна. – Всё это у вас будет, а я буду гнить в могиле! Думаете, с верой легче подыхать?! Хрена с два!

Николай ударил кулаком по столу, кот стрелой сорвался с места и, увидев, что опасности нет, уселся вылизывать себя.

– Извините, я вспылил, – он пригладил пятернёй седину. Девушка сидела, её щеки пылали, но она не могла заставить себя прервать связь. – Молчите… Молчащий в гневе страшен, а вот вы, Сашенька, прелестны. А ведь покорить женщину в гневе – это почти изнасилование по согласию… Не знаю, как это объяснить, – Николай погладил колючки кактуса. – И не колется. Болит всё, но пальцы ничего не чувствуют… Мне его одна бабёнка подарила, мы с ней вместе когда-то исследовали геопатогенные зоны, знаете, что это такое? – Он бросил взгляд на Александру, но теперь пришла его очередь уткнуться в стену отчуждения. – Хотя не суть… Она работала анестезиологом в реанимации. И как-то рассказала, что перед смертью коматозники мастурбируют – что мужики, что тёлки. Тогда я не поверил: “Как так! Это же унизительно для человеческого духа!” А теперь… Нет, я мог бы её позвать, но как представлю это высохшее веганское тело, эти волосы, провонявшие благовониями… брр. Поэтому… Покажите-ка мне грудь, Саша.

– За… – девушка проглотила комок в горле и хрипло спросила: – Зачем мне это?

– Знаешь, как поднимает самооценку распечатать девственницу? А представь, что ты запечатаешь меня: ты будешь последней, с которой я кончу.

Тень любопытства мелькнула в её глазах. “Интересная мысль, надо будет обдумать на досуге”, – подумала Александра: она всё ещё надеялась стать хорошим психологом, всё ещё любила свою работу. Николай понял это по-своему и решил додавить:

– У меня был бизнес-партнёр, итальянец, ещё в начале девяностых. Он предлагал женщинам пари: если у неё не будет с ним оргазма, он платит очень крупную сумму. А если случится – отрезает клитор. Больной ублюдок верил, что женский оргазм завязан на этот орган, – рассмеялся мужик. – Хотел, чтобы он остался у них последним, с кем они получили удовольствие!

– Действительно, больной ублюдок, – с металлом в голосе промолвила Александра. Ни единый мускул не выдавал её реакцию, лишь в карих зрачках плясали злые искры.

– Итак? Стадию торга завершаем? Назовите цену, Сашенька, – Николай масляно раздевал её глазами.

Девушка собралась с мыслями:

– Я получала высшее не для того, чтобы трудиться в сфере досуга…

– Да брось! Твой онлайн-хоспис – разве не бесполезная часть сферы досуга? А знаешь, среди девочек по вызову попадались и жёны вполне состоятельных мужей! Разденешь такую, а там брендовое бельё! Хрен знает, что их тянуло, наверное, желание унижения. А может просто в каждой бабе живёт дьявол. Или шлюха. Так что будь послушной сучкой, ты же этого хочешь!

– Чтобы перейти к четвёртой стадии – впасть в депрессию от того, что меня отымел жирный полудохлый больной ублюдок?!

Саша была на грани того, чтобы сорваться на крик, но смогла бы сдержаться, если бы не услышала:

– Эй, фильтруй-ка базар, шкура!

– Шкура?! – Вспыхнула она. – Не знаю, какая такая йога учит топтать людей, но будь она проклята вместе с вами! Мы, может, и продажное поколение, и ни во что не верим, но ваше – просто самовлюблённая мерзость! Вы так и хотите купить своей “верой” местечко в раю, и рыбку съесть, и на хер сесть! Но Бог не фраер, так что катитесь в ад!

– Стой, бэ… – начал перебивать Николай, но девушка вовремя оборвала связь.

2

Её трясло. Самым натуральным образом. Как тогда, когда она чудом избежала изнасилования, добежала до дома и, только услышав щелчок замка за спиной, опустилась на пол, не в силах удержаться на ногах.

Забыв, что запись сеанса ещё ведётся, она полезла в сумочку, стала в ней рыться, после высыпала содержимое на стол, достала тонкую сигарету и долго мучилась с нежелающей давать пламя зажигалкой, которая, казалось, вступила в сговор с желающим добить её, Сашу, миром.

Кое-как справившись, она затянулась – дым драл горло как по-сухому. Взгляд упал на  запястье, перечёркнутое тонким, еле заметным шрамом. Саша поднесла к нему сигарету: обжигающее мерцание красного уголька успокаивало.

Она взяла телефон, нашла номер, набрала. После шести долгих гудков, когда уже собиралась нажать отбой, на том конце ответили.

– Привет, Юль! Не помешала? – нерешительно спросила девушка, втайне надеясь и страшась, что подруга окажется занята. – А, у тебя кофе-брейк. Ты ещё работаешь?.. Закрутилась в пяти чатах? А во сколько заканчиваешь?.. Через пару часов?.. Да нет, ничего не случилось, – произнесла Саша, но предательский всхлип выдал её. – Да, вру. Прости… Одна мразь только что выебла меня… Нет, морально. Онлайн. Почему так всю жизнь? У меня что, на лбу написано, что я жертва?.. Я ужасно грязная… Хорошо, не буду… Да, хочу приехать… Произнести это? Зачем?.. Хорошо… Я хочу тебя… Что купить?.. Сухое вино, имбирь и лубрикант, хорошо… И ещё, не знаю, как это сказать… Может, найдётся мальчик по вызову?.. Конечно, я заплачу за него сама… Да, решим на месте. Выезжаю.

3

– …лядина! – Прорычал Николай и продолжил в мирно мерцающий монитор: – Стерва! Совсем как твоя мать! Сука! Хорошо, что вовремя ту дрянь кинул! Стерва… – Он выдохнул. – Молодец, стерва. Дёшево не продаёшься!.. Хватит орать! Щас покормлю! – прикрикнул он на кота, кликнул закладку поисковика и начал набирать: “прости…”, – стёр, ввёл: “Веб-кам модели… инди”. Яндекс, несмотря на все блокировки, выдал несколько страниц результатов. Николай ткнул во вторую, с фиолетовым шрифтом, строку, нажал на кнопку “Купить Токены”, закинул через WebMoney 2.500 евро, подумал, приобрёл ещё несколько десятков тысяч местной валютой и стал искать. Среди без малого тысячи девушек всех сортов – от “пышнотелых” BBW (Big Beautiful Women) с азиатками и далее по алфавиту до “худых”, –  сотни парней, трансов и пар онлайн должна была встретиться та, что крайне необходима  ему “здесь и сейчас”.

Внимание привлекла иконка старательно мастурбирующей в общем чате “Олеси”. Накатив пол-стакана виски в качестве анестезии, он открыл её страницу, и из динамиков полились охи и всхлипы профессиональной актрисы, неведомым образом успевавшей чатиться:

LesiaPrincess: “Thank you my dear!”

bemylove подарил 2 Токена!

LesiaPrincess: “Спасибо, мой сладкий!”

Notice: bemylove, ты мой король! Спасибо за 1989 Токенов!

Notice: ——–My LOVENSE Lush is now reacting to bemylove3’s tip. It will stop after 2 seconds!

bemylove подарил 2 Токена!

LesiaPrincess: “Спасибо, мой сладкий!”

Notice: bemylove, ты мой король! Спасибо за 1991 Токен!

Notice: ——–My LOVENSE Lush is now reacting to bemylove3’s tip. It will stop after 2 seconds!

И всё это венчала надпись: “КОРОЛЬ ЧАЕВЫХ ЭТОГО ДНЯ: Snowpirate89! Потратил 4602 Токена!”

–  Лоха разводят, –  усмехнулся вслух Николай: будучи, как большинство эзотериков, технарём по образованию, он наловчился быстро вычислять фейков. –  Поставили запись стрима с чат-ботом и в ус не дуют! Хотя лучше так, чем жирный волосатый дрочер.

Почему с той стороны экрана обязательно должен сидеть похожий на сумоиста жирдяй,  Николай не знал, но, подобно львиной доле правильных мужиков, боялся этого до рвотных спазмов.

–  Ладно, харе хернёй страдать, –  снова сказал он сам себе, ввёл тег #OhMiBod и, попутно заглянув к трём “лесбиянкам”, одна из которых в этот момент мыла пол, вторая прошаркала мимо камеры с тазиком белья, а третья дежурила на диване, Николай наконец нашёл давно примеченную страницу. Под нею было написано: “Привет, милые мальчики. Меня зовут Жульетта. В группе-стриптиз, in pvt остальное(шоколад, фингеринг, тойсы, з/д, фемдом, ролевые). В полном привате мы с тобою тетатет, двойное и то, чего нету в привате) У кого-то – хорошая память, у второй – абсолютный музыкальный слух, а вот третья диптроатит)”. –  Ого, во загнула! – пробормотал он и, попутно отправив в рот кусок жирного рокфора, взглянул в окно чата.

Там вовсю шла виртуальная оргия: “Fraer7111 Я хочу тебя!!!11; iggieРоР подарил 11 Токенов! Macholizun Раздвинь ножки ни пряч хачу целавать; Sexmashina545 Есть нейлон цена одеть?; malldery97 Вста.”, –  и следом N.B.: “Notice: Ловенс включается от 10 токенов на 3 секунды, 2 скорость – 50 токов, ultra lvl – 5000 на 90 сек. Любимое число 777, сделать меня счастливой на сегодня-800, очень счастливой – 8000. Просьбы без токов-бан, подглядок нет и не будет, даже если ты бедный студент, клянчить у меня не варик. Хочу новую грудь”.

Полусонная “Жульетта” вяло гладила грудь и одним глазом посматривала “Игру Престолов” – там как раз Серсея сношалась с братом рядом с трупом их сына. Было слегка диковато, но она за годы работы в этом бизнесе насмотрелась всякого, даже завела себе словарик извращений с именами и привычками постоянных фетишистов. Львиную его долю составляли безобидные натуралы, нытики-куколды, поклонники ступней и наманикюренных коготочков, но встречались и уникумы: ихтиандрофил, щедро плативший за своё молчание при условии, что Юля смирно сидит в ластах и с дыхательной трубкой, и молодая жена, мастурбировавшая на виртуальные измены её мужа.

Но сегодня всё было спокойно, даже слишком, лишь временами приходилось отвлекаться и изображать реакцию, когда кто-то дистанционно “включал вибрик” – а как иначе? Влагалище не лужёное, сидеть десять часов возбуждённой  одной половиной тела – никакая машинка для секса не выдержит. “Вот где пригодилось театральное образование, – подумала Юля. – Лучше тут поиграть Чиччолину несколько лет, чем всю жизнь – снежинку на сцене… А тело всё же просит своё… Ладно, подружка напросилась сегодня, порезвимся… Надо бы вообще уболтать её на пару поработать, за лесби-шоу престарелые мудаки платят хорошо. Упрётся –  заснять скулящую под страпоном и шантажировать, а то нашлась тут, целку из себя строит!” – она окинула взглядом оборудование и поняла, что скрытно провернуть дело не удастся: вебки-то спрятать проблем нет, но выставить освещение…

Замечтавшись, Юля чуть не пропустила солидный донат от SexGuru65 и быстро включила “режим наслаждения”:

– Оу, сэнкс, Гуру! – томно улыбнулась она.

“В cam2cam работаешь?” – пришло сообщение.

– Конечно, сладкий, – ответила она под звон пяти тысяч одной монетой и переключилась в приват. – Приветики ещё раз, красавчик, – с экрана на неё смотрел – и даже почти не сально – лысый старикан с золотой цепью под двойным, с глубокой складкой,  подбородком, наверняка переходящим в такую же морщину на загривке. – Чем займёмся?

– Бухать бушь? – Николай поднёс к монитору стакан с жидкостью соломенного цвета.

– Что это, “хеннеси”? – мягко, по нормам русского языка смягчая согласные, попыталась угадать Юля.

– Почему сразу “Хэнэсси”? – скривил губы мужчина. – Вискарь, “Лапхройяг, квартер каска”, – попытался он прочесть название, плюнул и замахнул.

– Буду, наливай, – девушка улыбалась во всю ширину рта, пытаясь подстроиться под богатенького буратину.

– А нехер пить на рабочем месте, – довольный собой, обломал её Николай. – Я за это работяг взашей гнал без зарплаты. Трудись давай!

– Что, вот так сразу теребонькать? – надула губки веб-проститутка.

– Ну да, а чего тянуть? Не ссы, по бабкам не обижу, – покровительственным тоном начал мужик, но гримаса боли не позволила завершить спич.

– Оке-ей, – протянула Юля. – Соку выпью?

“Валяй”, – махнул рукой клиент.

Девушка плеснула вина из бутылки из-под гранатового сока – с усталостью и отвращением надо было как-то справиться, слишком уж красивая сумма светилась на экране, – выпила, пустила капельку по подбородку, медленно провела кончиком языка по губе, от одного остренького клыка до другого, настроилась: этот кусок хлеба насущного нужно было, чувствовала она, отработать по полной.

Потекли минуты, десятки минут, которые сливались в часы от “оргазма” до оргазма, от “сквирта” до “сквирта”, и по мере того, как мечта о новой груди приближалась к воплощению, наигранное возбуждение сменялось реальным; украдкой отслеживая реакцию в зрачках клиента, Юля нащупала его тайную фантазию, стала называть его “папочкой”, папик хрипел: “Да-а, детка”, – и продолжал набухиваться. В перерывах они успевали поговорить “за жизнь”, и чем больше Николай напивался – за “Laphroaig” в его жирных от сыра пальцах появился бурбон – тем больше “Остапа несло”: он рассказывал о своей лихой молодости, о знакомствах с важными шишками, чьих имён не называл – пусть их давно сожрали черви, но привычка фильтровать базар и напускать важность въелась под кожу, – о Канарах, бабах-дурах и “шестисотых”, которые он менял как перчатки, о том, как был помощником депутата и до дефолта девяносто восьмого ворочал миллиардами и эшелонами с бензином. Чтобы развеять недоверие шлюхи, он вытащил откуда-то “ТТ”, дослал патрон в патронник, приложил пистолет к виску, к опухоли на горле, посмеялся над испугом девки, попутно сравнив её со своей бывшей – не забыв сказать всё, что думает о той, – отложил волыну на край стола, выпил. Слушая его, Юля работала уже на автопилоте: мозг мужчины на пару с мощным угловатым стволом заставляли бабочек в животе и её руку жить своей, независимой от желания девушки, жизнью, а вино, которое она нет-нет да потягивала, освобождало тело от контроля сознания – последнее никак не могло сконцентрироваться и наконец подсчитать, на что, сверх операции на груди, хватит сегодняшнего заработка. Вместо этого оно постоянно отвлекалось на мелькающего за экраном белого лохматого кота и, в ритме подступающего оргазма, повторяло глупую фразу: “Белый кот, чёрный ствол. Чёрный ствол, белый кот”, – тем более, что клиент как раз упомянул фильм “Белый дом, чёрный дым”, зачем-то делясь с ней воспоминаниями об октябре девяносто третьего и о своем опыте причащения к власти.

– Римминг делаешь? – снова внезапно Николай сменил тему.

– Умею, – ответила Юля, не открывая глаз: змейки в матке сжались в тугие пружины и были готовы выстрелить.

– Настоящий римминг делают только политики. Вот как-то… Барсик, твою мать, брысь со сто…

Грохот, перегрузивший динамики, ударил по ушам девушки. Она испуганно открыла глаза: SexGuru в поле зрения не было видно.

– Папочка! – позвала она. – Э-эй! – ей стало немного тревожно.

Ответом был хрип, урчание и что-то, похожее на матерное бормотание вдрызг пьяного человека.

Там, где лежал пистолет, из разбитого стакана растекалась жидкость солнечного цвета, впитываясь в надкушенный трюфель.

Пальцы Юли жили уже совершенно независимой жизнью, вращаясь в одном им нужном темпе вокруг клитора.

Спустя вечность – или пару минут – звенящей тишины на экране появился кот. Он прошествовал по столу, принюхался к конфете, поморщился от запаха алкоголя, “закопал” его и уселся умываться. Его почти довольная морда была покрыта чем-то серовато-красным.

Юля, пытаясь понять что видит, всмотрелась. Догадка пронзила её от мозга до шейки матки и дикий, до судорог, оргазм скрутил всё её естество.

Счётчик денег продолжал обновлять сумму.

 

4.

– Неимоверная жестокость, раскроенные черепа, псы, распробовавшие вкус человечины… Нет, это не  реклама фильма “Отстреливая собак” о геноциде в Руанде – это реальность наших дней, – говорила в телевизоре фигурка ведущего в дорогом сером костюме. – Кто-то называет его “Кондитером” за оставленные на месте преступления фантики, кто-то – “Пушистым убийцей”, потому что он, судя по шерсти в телах жертв, скармливает их мозги кошкам, кто-то – “Голубым Зодиаком” за его склонность убивать преимущественно мужчин. Специальный репортаж нашей программы из города N, охваченного ужасом перед маньяком, смотрите после рекламы.

(Всего 211 просмотров, 1 сегодня просмотров)
5

13 комментария к “Рассказ №2 БАБОЧКА”

  1. “Вот тебе бабушка и Юрьев день” Такова реальность современного бега жизни выдернутых из карусели отдельно взятых личностей Концовка вовсе на отлично Читал и пытаясь понять чем же завершится это безобразие…Оказывается. Скормить коту моСХ грохнутого хозяина тоже вариант Такой себе весёленький финал. МАнИЯк помог страдальцу закончить тупое влачение никчёмной жизни… Автору огромное спасибо! Лично мне понравился ход ваших мыслей в этом повествовании “10”

    1
  2. Местами мерзко, но в целом мне понравилось. Очень реалистично написано! Немного не хватило присутствия Саши во второй части. Намёк-то был, что она ещё увидит своего клиента вместе с Юлей, но не срослось. В итоге вышли две истории в одном рассказе. И концовка неожиданная, это точно!

    1
  3. Отзыв (предельно объективный, но не без субъективности, поскольку я тоже человек) на рассказ № 2 Бабочка

    Текст (о технической части рассказа)

    В целом текст рассказа очень хорош. Особенно первые две части. Было приятно и интересно читать.

    Но, как и работа № 1, «Бабочка» пару раз таки согрешила ненужными утяжелениями предложений. Вот в самом начале, например, где Александра смутилась. Это предложение в целый абзац, которое легко разбить на три предложения, которые и без того уже будут с усложнениями в виде перечислений (и не только). В следующих частях подобная манера построения предложений сохранилась и даже усугубилась (да простит меня Автор).

    После прочтения третьей части сложилось впечатление, что ее написал другой человек. Абзацы стали слипаться, появились числительные (да еще и с точкой, разделяющей тысячные от сотенных), переписки на английском и на русском одновременно, расшифровки опять же английских аббревиатур в скобках, описание виртуальных оргий в один абзац и в кавычках, а еще прямая речь транслитом и прочее.

    Признаюсь сразу: о том, как выглядит переписка или виртуальная оргия, описанные в рассказе, я не знаю совершенно ничего. Но что-то мне подсказывает, что в художественном рассказе это должно выглядеть несколько иначе. Так, чтоб читатель, даже такой недалекий, как автор этих строк, мог понять, что происходит. Так, чтобы не запутаться в перипетиях переписок, сообщений и надписей.

    Третья часть выглядит тем более странной, что она выделяется на фоне первых двух. Это разделение, как могло показаться изначально, было сделано, чтобы отделить центральных персонажей и сконцентрировать повествование на каждом. Но третья часть с легкостью опровергает эту убежденность, когда от Николая незаметно переключается на Юлю. Пока я разбирался кто-что-кому писал, фокус повествования сменился, а про Сашу вообще забыли.

    И конечно не могу не обратить внимание Автора на некоторые моменты, которые мне показались спорными.

    «Николай махнул отечной рукой с желтыми ногтями.

    – Спасибо. – Саша скосила взгляд на вкладку со шпаргалкой, попутно заметив, что это движение далось мужчине нелегко: дыхание стало сиплым, лицо побледнело»

    Тут показалось странным, что взмах рукой вызвал такие осложнения, ведь немного ранее мужчина нагнулся к полу и поднял кота. Или под «этим движением» и подразумевалось взятие кота на руки? Тогда это не совсем очевидно из повествования.

    «И как-то рассказала, что перед смертью каматозники мастурбируют…»

    А вот это утверждение вызывает у меня серьезные сомнения. Каматозники – те, кто находится в каматозном состоянии (иначе называют просто комой). А каматозное состояние, если я ничего не путаю, характеризуется серьезными нарушениями центральной нервной системы, утратой сознания, даже нарушением дыхания и кровообращения. Так что едва ли каматозники могли бы совершать подобные деяния, да еще и перед смертью.

    «Он прошествовал по столу, принюхался к конфете, поморщился от запаха алкоголя, «закопал» его и уселся умываться»

    Действующее лицо кот, если что. Сперва смутило, что кот поморщился. Но будучи обладателем пяти (на сегодняшний момент) котов, я готов с этим выражением примириться. Но позже возник вопрос: кого же кот закопал? Написано «его». Значит, либо стол, либо запах алкоголя. И то, и другое не очень литературно звучит, на мой взгляд.

    Содержание (о смысловой части рассказа)

    Начало очень интриговало, надо признать. Грамотно написано, многообещающий диалог и эпиграф, дающий волю к фантазии. Но третья и четвертая части просто ввели в ступор.

    О третьей части я уже немного сказал, но именно с нее начались и проблемы сюжета. Если первые две были линейными и простыми, то последние две прямо противоположными. Я просто не понимаю, зачем такой повествовательный и излагательный поворот?

    Очень понравился прием с разорванным ругательным словом в конце первой и начале третьей части. Хотя сперва немного смутило «бэ…». Это было просто потрясающе, черт возьми! Мое отношение к мату в художественной литературе резко негативное, хоть я и могу мириться с нецензурными выражениями, если для них есть серьезные основания. Но этот прием просто великолепен.

    Но все остальное (вкупе с огрехами повествования, о которых написано выше) во второй половине рассказа вносит в восприятие истории некий сумбур. И его многократно усиливает (даже усугубляет) концовка – четвертая часть. На мой субъективный взгляд, она вообще лишня для этого рассказа, поскольку после прочтения вызывает только больше вопросов к прочитанному.

    Зачем? Зачем в финале появился какой-то маньяк? Почему ведущий говорит сперва о собаках, а потом о кошках, пробующих человеческую плоть? Какое отношение имеет это все к всему прочитанному ранее? И так далее.

    Кстати, «говорила в телевизоре фигурка ведущего» еще больше смазала и без того не слишком хорошее впечатление от прочитанного. Говорила его фигурка, не сам ведущий, так?

    Итог

    Семь балов из десяти: пять за грамотность и два за прием с разделением ругательной фразы.

    Дорогой Автор, уберите четвертую часть – ну она просто ни к чему для этой короткой истории! – и отредактируйте третью, чтобы она читалась более лаконично, и получится хорошая история. Интересно же читать. А когда малые формы перегружают ненужными сюжетными линиями или поворотами – это портит впечатление.

    Конец третьей части тоже ведь был хорош.

    2
  4. Мощно, кроваво, противно – как сама жизнь, порой. Такое глубокое знание деталей и процесса. Да уж, название рассказа не предвещало такой концовки. Браво, автор!

    1
  5. Согласен с комментатором Kirin59. Рассказ надо было заканчивать на счетчике денег. Четвертая часть не дала ничего: маньяк не маньяк замочил крутого фраера – не играет рояля.
    А, по гамбургскому счету, повествование, которое начиналось “за здравие”, а окончилось газетным текстом, вообще вызывает удивление.Оно розпадается на отдельные молекулы. Скажем, автор намекает на связь между ГГ и психологом, а, точнее, с ее матерью. И когда ты настраиваешься на развитие упомянутого направления, вдруг, откуда не возьмись, начинается чат с девицами, которые торгуют за толкены своим виртуальным телом. Много английских фраз: складывается впечатление, что автор просто скопировал какую то передачу.
    Главный герой хотел закончить жизнь мастурбацией, а закончил, когда ему раскроили череп.
    Как, почему, зачем – тайна, покрытая мраком.
    И все время возникает вопрос: почему рассказ называется “Бабочка”? Кто из действующих лиц бабочка?
    Если в первом рассказе, понятие власти можно с натяжкой применить хотя бы к рассказчику, то в данном случае название превращается в отдельную молекулу, как и остальные части рассказа.

    2
    1. «Много английских фраз: складывается впечатление, что автор просто скопировал какую то передачу»

      Как раз чат на сайте, где девушки, парни, пары, группы в живую показывают своё тело, мастурбируют, занимаются сексом, описаны один в один, знаю, была, видела, читала, именно такие переписки.
      Странно только читать концовку, и не понятно, кто этот маньяк и к чему он тут, да ладно, автору виднее.
      Удачи в конкурсе.

      2
  6. Как-то сразу передёрнуло от прочтения рассказа. Написано в целом не плохо, особенно начало, но что-то потом стало не по себе. И второй раз этим произведением «насладиться» не смогу – это точно, слишком уж он кровожадный, местами вызывающий мерзкое отвращение. Только от одного выражения «раскроенные черепа, псы, распробовавшие вкус человечины» по телу, пробежали мурашки. А от у славного котика «довольная морда была покрыта чем-то серовато-красным» появились рвотные спазмы. Возможно, не так воспитана, мои мысли и убеждения хотят в этом мире видеть нечто другое, а не такое «прекрасное». Пусть автор простит меня за такое субъективное суждение, какая есть, такая и есть.

    4
  7. Показали нам танотос, разложили по полкам.
    Только полки прогнулись, а деструдо смешалось…

    И вновь вынос мозга, попытка перевёртыша и таинственных причинно-следственных связей.
    Пять этапов осознания неизбежного – пожалуй, лучшее место в этом нагромождении несуразностей.

    Читала в несколько этапов: бегло, не уловив сути, вдумчиво, пытаясь разобрать этот винегрет на ингредиенты, основательно, придумывая на ходу “умные” слова для рецензии.
    Сознаюсь честно, все три способа потерпели полное фиаско, разбившись о несправедливо задвинутого в угол кота, случайно “нажавшего” на курок.
    А мысли вновь вернулись к названию, так и не определив, кто на этом празднике жизни бабочка?

    В итоге прочитала качественное произведение про маньяка в “ЛитБес”е, удовлетворилась морально и теперь с трезвой головой попробую состроить умное лицо при плохой игре.

    Разберёмся с ингредиентами винегрета:
    а) некто омерзительный смертельно больной тип, не способный принять ни своих прошлых грехов, ни нынешнего положения;
    б) две подруги: одна – виртуальный психолог, вторая – виртуальная проститутка (и прав омерзительный тип – занимаются они весьма схожими делами, только за разные деньги);
    в) главный герой – кот, решивший одним движением все проблемы омерзительного типа;
    г) некий таинственный маньяк, которого сопровождают псы, конфеты, коты и… наверное, бабочки (должно же название куда-то относиться). Или бабочки – это которые в животе у Юли, они же змейки в матке, они же пружины, они же догадка, которая способна пронзить от мозга до шейки матки и скрутить в оргазме “всё её существо”.

    Стоп, хватит про бабочек. Вернёмся к нашим баранам.
    А с баранами по-прежнему ничего не понятно.
    То что Саша, скорее всего дочь нашего мерзкого типа, это более или менее понятно из его гневной тирады при отказе показать сиськи. А дальше получается, что тема сисек, в смысле Саши, куда-то потерялась по дороге к Юле, ублажающей себя под звон монет мерзкого типа.
    То есть все друг с другом связаны, клубок закручен, бабочки… Тьфу ты, к черту бабочек.
    Вернемся к коту… Зацепил пистолет, грянул выстрел, мерзкий тип оправился туда, где ему и место, а кота объявили маньяком?

    Предлагаю прерваться на рекламную паузу, а то я уже и сама не пойму, чего я тут понаписала.

    3
  8. Даже не знаю, что и сказать! В начале чтения хотел отметить этот рассказ лучшим в конкурсе. Но вот концовка, которая всем своим видом дает понять, что “продолжение следует” – обломила и смазала впечатление от прочтения. Конечно никто не запрещает писать рассказы, подразумевающие под собой дальнейшее развитие событий, но не так же резко обрывать на полуслове, плавнее бы как-то, завершённее…
    Сам рассказ интересный, необычный – как по мне. Немного путано было читать чаты, думаю, кто не в теме, не совсем поймет, что к чему, кто кому там что закинул и т.д.

    А вот это понравилось, вот это в точку:

    А ведь покорить женщину в гневе – это почти изнасилование по согласию…

    Автору удачи и спасибо за рассказ. Надеюсь – продолжение следует

    1
  9. «Это я убил господина Гадюкина» – эти слова из «Денискиных рассказов» мог бы промурлыкать кот Мурзик в финале смертоносного стрима на эро-чате.

    Яркая, сочная история о последних днях старого негодяя.

    Понравилась тема кактуса ;-))).

    он опустился в кресло и погасил сигарету в горшке с кактусом: давным-давно, ещё в славных девяностых, подруга рекомендовала поставить его перед монитором для защиты от электромагнитного излучения.

    Автор позабавил. Представил, как Николай Геннадьевич до сих пор из-за кактуса на экран выглядывает. Ведь ЭЛТ-эшные мониторы давно канули в лету

    интерьер квартиры Николая Геннадиевича вызывал в ней эстетическое неприятие – какие-то пошлые эзотерические картинки с мантрами, настенный календарь с репродукцией иконы, тюль на окне, шунгитовая пирамидка

    А кактус, кактус перед монитором она не заметила?

    Николай погладил колючки кактуса. – И не колется. Болит всё, но пальцы ничего не чувствуют…

    Ружьё (кактус) выстрелило

    0
  10. Жутко, с полным погружением в ту часть жизни, где всё черно и мерзко. А часть ли это? Всё связано в один клубок. Не в себя ли это погружение, где на вас смотрит маньяк, готовый убивать тех, кто вас жестоко трахал? А не ваше ли лицо у этого маньяка? Удачи!

    0
  11. Жестко. Так понимаю, Юля стала маньячкой и получать оргазм, глядя, как животные поедают мозг жертвы? Да уж, никто не знает, куда заведет нас либидо. За справедливое отношение к людям – высокий балл.

    0

Добавить комментарий