Skip to main content

Рассказ №1 Власть

Количество знаков: 11728

Свята, как огонь, беспокойна, как сон…

Слова этой песни могли бы стать эпиграфом к её жизни, если бы я не боялся согрешить против истины. Ибо ложь не красит память о человеке – ложь нужна лишь живым.

Благородна, как львица, коварна, как скорпион, неутомима, как гиена, стремительна, как чёрная мамба, терпелива, как крокодил, грациозна, как гепард – я словно и сейчас вижу её перед глазами: в вылинявшей красной китайской футболке, в трофейной портупее, охватывавшей наливающиеся обещанием плодородной жизни груди, в когда-то белых кроссовках «Nike» и поручах из кожи лично убитой ею кобры на левом предплечье. Вижу, как с её ножа в ложбину между крепкими мышцами бедра – она могла за ночь пробежать три четверти марафонской дистанции и с утренним туманом затаиться в засаде, чтобы к следующему утру вернуться с головой вражеского командира – падает и стекает, как едкий пот, капля крови. И как бойцы с трепетом и вожделением следят за её шагами, ожидая, что сейчас у неё вырастут клыки и она выпьет их души.

Они боялись её. Никто не мог поручиться, что через час он не отправится к предкам. И никто не решался ей перечить: её считали неуязвимой, но не как колдунью – ведьмы в наших краях давно вознеслись к предкам на дыме костров из автомобильных покрышек, – а как отмеченную сияющей, подобно безлунному звёздному небу, тьмою.

Они любили её. Искренней любовью, которая вырастает из ужаса – ведь ужас изгоняет ненужные мысли из головы, оставляя чистое, незамутнённое сомнениями чувство. Я не раз замечал, как трепещут их ноздри, жадно впитывая её запах – пряный, как запах пчелиного яда, – когда она шла вдоль строя вслед за священником: тот окроплял их оружие, сложенное крест-накрест на земле, а она – мой  лучший лазутчик, мой комиссар по идеологии – объясняла, пританцовывая, солдатам, за что мы сражаемся и ради чего убиваем:

– В Писании сказано: «Грядет тот, кто будет крестить вас огнём»! Взгляните вокруг: наша страна в огне! Значит, пришло время последнего крещения! Ты! – она выкидывала руку к одному из бойцов. Тот вздрагивал и отшатывался, как от броска атакующей змеи. – Где огонь вечный?

– В гиене огненной, – с ошибкой отвечал он, представляя, вероятно, колоссального зверя, проглотившего весь мир; как в его челюстях хрустели, как перемалываемые кости, государства и народы; как из его смрадных губ стекала липкая слюна и падала в раскалённую пустыню, порождая новую жизнь – на этот раз чистое Зло.

– Верно! – она продолжала свой танец. – А значит мы – в аду. И каждый, кого вы встретите – грешник! А как мы поступаем с грешниками и нечистью? Что мы им даём?

– Свободу! – хором отвечал взвод. Отвечал машинально, потому что в головах бились в едином ритме сердец, музыкой одного барабана два банальных слова – но далеко не банальных чувства: любовь и смерть. Воистину, правы были наши предки, объединяя эти понятия в лице одной богини, пусть той же Иштар, ибо дарующая любовь и жизнь вправе забрать свой дар. И порою мне казалось, что в неё – мою лучшую ученицу – вселилась та древняя языческая демоница.

– Свободу! – подтверждала она их боевой клич. – Свободу от этого существования, от долины смертной тени, от голода, от страха, от ненасытности их желаний, от рабства в собственных телах! Свободу! – эхом отражался её крик от стены леса, и даже отважный дронго, певший всё утро напролёт, замолкал, влюбляясь в её зычный днём – и бархатный, как шкура пантеры, ночью – голос. Голос, который проникал в каждое сердце, в каждое ухо, как мужчина проникает в женщину – нежно, настойчиво, неотвратимо.

И порою, не в силах совладать с зовом своих душ и плоти, в её палатку приходил один из заслуживших освобождение бойцов. Приходил, как агнец к Клеопатре, как страждущий к избавительнице. И порою он получал утоление своего инстинкта смерти.

Потому что Власть – высшая форма секса.

 

***

Нет, она не была исчадием ада – лишь плотью от плоти нашего времени, прахом от праха нашей цивилизации. Она была по-своему милосердной, хотя, как все женщины, познавшие нужду и лишения, экономной: ни один патрон у неё не пропадал зря.

Мне, интеллигенту, гуманисту, практикующему врачу, которому к началу конца света едва перевалило за тридцать, было тяжело отучить наш разношёрстный отряд, собравшийся из бежавших от резни обычных людей, от чрезмерной жестокости. Она мне очень помогла, потому что говорила с ними на одном языке – языке простых, мирных граждан. Среди самых невинных их развлечений было подрезать пленникам ахиллесовы сухожилия и отпустить: дескать, пусть духи леса решат их судьбу. Конечно, лес всегда был рад лёгкой добыче и торопился скормить людей своим зверям. Я не знал, что делать с подобными забавами – в конце концов, они же – дети: большинство из бойцов едва вступили в пубертатный период с характерным для этого возраста отношением к страданиям живых существ.

Шанталле – думаю, вы давно догадались, кому посвящено моё повествование – достаточно быстро приучила ребят уважать право на достойную смерть: она – согласовав мероприятие со мной, конечно, – разделила отряд на десятки и бросила в марш-бросок через болотистую местность. А в конце провела децимацию: лидер каждого десятка был мучительно казнён руками своих товарищей. В общем-то, она не изобрела ничего нового – практически на любой войне, где противоборствующие стороны активно использовали детей в качестве солдат, их повязывали кровью родителей, отрывая тем самым от духов предков и корней своего рода. «Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его».

Конечно, в одну из ночей её попытались убить. Конечно, мы с ней это предвидели, а потому убийцы нашли в её спальном мешке кучу скорпионов. К утру весь лагерь знал: Шанталле – оборотень, и не просто оборотень, способный стать каким-то одним зверем, а способный распадаться на неистребимое множество, «имя которому легион»… К полудню она показала своё милосердие: мучающимся от ран и яда мятежникам она вскрыла яремные вены и, более того, проводила в последний путь, позволив каждому умереть на её нежных руках.

Неудивительно, что после таких перипетий наш отряд превратился из сброда «сил местной самообороны» в спаянную любовью и страхом боевую машину – такую, что при известии о нашем появлении в районе правительственные войска прятались за спинами миротворцев, а голубые каски вызывали эвакуационные вертолёты.

Мне, вероятно, тоже следовало её опасаться: ей ничего не стоило убить меня, захватить власть в отряде и – как весомой силе в регионе – найти других кураторов в парламенте, которые будут снабжать её оружием в обмен на политические дивиденды в бесконечных переговорах о перемирии с президентом. Но тем удивительнее было полное отсутствие у львицы амбиций. Ей было интереснее читать книги – из моей ли походной библиотеки, захваченные ли в городках и на брошенных блок-постах. Она с одинаковой жадностью проглатывала и «Винни-пуха», и «Хрестоматию по классической литературе XIX века», и «Инструкцию по эксплуатации БПЛА RQ-2 «Pioneer»», и учебник политологии. И не только проглатывала, но и переваривала, осмысляла и излагала своим языком.

Однажды после успешного рейда мы захватили парочку посланцев какой-то из многочисленных гуманитарных организаций. Кажется, они проводили исследования на тему genocidal rape – геноцидных и военных изнасилований как метода этнических чисток. Через пару недель дамочка-социолог уверовала в наши идеалы – идеалы перманентной революции, призванной покончить с лживой человеческой природой. Ещё через месяц у нас состоялся сложный разговор с бывшей заложницей, из которой стокгольмский синдром сделал соратницу.

– Разве ты не принадлежишь всем сердцем Революции? – спросил я в ответ на её суждения из разряда «а дальше что?».

– И сердцем, и всем остальным, – поняла опасность боец.

– Смотри, она измен не прощает!

– Готова делом подтвердить преданность её идеям.

– ЕЁ идеям?! – выделил я голосом, ставшим на тон ниже. – Это должны быть впитанные тобою, наши общие с Революцией идеи!

– Я заслужила расстрел..? – полуспросила социолог.

– Мы расстреливаем только врагов. Запутавшихся исправляем.

–  Вправляете мозг? – дерзко переспросила она.

Я вспылил, а потому ещё тише произнёс:

– Вправляют мозг технократы и империалистическая пропаганда. Мы – помогаем осознать свои заблуждения.

– В чем главная моя ошибка?

– В том, что ты разделяешь себя и Революцию. Судьба и Революция едины. Это не страшно, если исправить вовремя. Но если оставить первые симптомы без внимания – это приведет к болезни. Ты же не хочешь болеть, лежать в скучном лазарете, а то и в карантине? Потому необходимо ответственное осознание всех аспектов бытия. В конце концов, Революция – единственное, что отличает нас от животных. Потому что животное приспосабливается к обстоятельствам, и лишь человек стремится их изменить.

Заметив замешательство новой подруги – она выразительно посмотрела на то место, где под циновкой полтора месяца назад лежало тело её мужа, а она, не в силах справиться со своей природой, сочилась влагой преданности и желания выжить, – я смягчился:

– Представь себя волной в море Революции. В ней обретешь ты бессмертье своё.

Шанталле внимательно слушала весь разговор, поблёскивая глазами в отсветах костра. И тем удивительнее было услышать свои тезисы в её пересказе во время очередного наставления-проповеди отряду:

– Цель – ничто. Действие – всё. Как сон, из которого не хочется просыпаться в промозглое, влажное утро. Как тот момент обеда, когда ты уже утолил голод и наслаждаешься вкусом, который лучше сытой тяжести в животе. Революция – это бесконечный секс, который прекрасен сам по себе. Которому оргазм не нужен.

 

***

Я теряюсь в догадках, кем она могла бы стать – прекрасной женой, или депутатом, или учёным, или кем ещё – и почему Господь уготовал ей эту судьбу.

Но судьбе она отдавалась со всей страстью юности. Как первой любви, которой её лишил этот мир. Как первому мужчине, которого, увы, звали «Месть».

Она пришла из-за гор, когда её родину охватило безумие. Сто Дней Дьявола. Совсем ребёнком, мало что помнящим: голос отца, когда он брал её с собою на рыбалку; запах лепёшек от рук матери; смутные образы братьев и сестёр; и то, как просидев неделю в укрытии, она выбралась из него после ухода одержимых и ела их последний, несостоявшийся ужин – засохшую крупу, пропитанную кровью её семьи. Наверное, с этой кровью в неё и вошло «Мне отмщение. Воздай им всем».

И она следовала своему предназначению. Воин Справедливости Бога. Её речи были как танец, и как высшая точка, как экстаз этой пляски, была её месть. Отряд – первая ласточка войны эмпатов – слился с нею в единое целое (и каждый чувствовал собрата по оружию частицей себя, и себя – частицей брата), спаянное, как возвестил когда-то оракул далёкой северной страны, любовью – величайшей силой на земле, перед которой были бессильны their tanks, and their bombs, and their guns… И лишь тем, кто в глазах Создателя обладал большей справедливостью, удавалось дать отпор.

В периоды затишья на фронтах мы отходили на базу у подножия Лунных гор, из-за которых вставало солнце. Шанталле уходила в вересковые пустоши –  мы каждый раз провожали её, словно навек прощаясь – и возвращалась через три дня, четыре, неделю: чистая, одухотворённая, светлая. Свободная.

Она мечтала дойти до Первого моря на востоке, отдаться ему, как самому верному мужу, погрузиться в его волну, «в изумруд Творца моего». Даже пыталась сосчитать, сколько нужно патронов, если ночами, с Божьей помощью, идти в одиночку через вражескую территорию.

И Бог помог ей.

Вскоре после того, как она вернулась из пустошей, нам поступило предписание из столицы: выйти в рейд по тылам правительственных войск. Там, в одном из боёв, Господь и принял её в свою Бессмертную Армию.

От неё остались несколько страниц стихов, написанных на полях книг, жемчужная серёжка и тающий образ в моих глазах.

Тело мы не нашли: жизни она предпочла свободу.

Потому что если Власть – высшая форма секса, то Свобода – высшая форма праведности.

(Всего 402 просмотров, 1 сегодня просмотров)
5

42 комментария к “Рассказ №1 Власть”

  1. Позднее сформулирую, что именно мне категорически не понравилось, хотя в литературном плане написано вполне достойно.

    Сейчас вопрос Автору: вы лично работали с жертвами “геноцидных и военных изнасилований” (с – автор), и/или, например, беженцами из зон военных конфликтов и/или людьми из зон военных конфликтов, страдающими PTSD?
    Почему спрашиваю: у вас в рассказе чисто теоретическая база (интернетик и т.д.) или есть практический опыт работы?

    У вас есть анонимный ник “Автор рассказа №1”, так что если будет желание ответить анонимно – такая возможность Организатором конкурса предоставлена.

    Заранее спасибо, даже если не ответите.
    Отзыв на Ваш рассказ напишу обязательно.

    0
    1. У вас есть анонимный ник “Автор рассказа №1”, так что если будет желание ответить анонимно – такая возможность Организатором конкурса предоставлена.

      АЙРИНИ, позвольте полюбопытствовать, где такую возможность предусмотрел Организатор конкурса? Возможно, я что-то в правилах конкурса пропустил 🙂

      0
      1. Mea culpa в таком случае. Прошу прощения за самовольное предположение.

        В прошлом осеннем конкурсе, насколько помню, Авторы могли отвечать на комментарии анонимно с выданных Организатором ников вроде “Автор рассказа #1”.
        Если в этом конкурсе подобного не предусмотрено – ещё раз прошу прощения.

        1
        1. В прошлом осеннем конкурсе, насколько помню, Авторы могли отвечать на комментарии анонимно с выданных Организатором ников

          Совершенно верно!
          Однако авторами было допущено столько ошибок при использовании анонимных ников, что мы решили пока повременить с активным внедрением подобного функционала.

          2
          1. Очень жаль. Хорошая задумка с временными никами, чтоб автору, не раскрывая анонимности, ответить на комментарии или вопросы читателей. Но она, похоже, была загублена самими авторми, не потрудившимися почитать правила пользования временными никами.

            3
  2. Так, с временным ником понятно. Хоть и жаль. Ничего.

    Во-первых, я сейчас заметила, что я почему-то “поставила” рассказу 2 (две) звездочки из десяти.
    ЭТО ОШИБКА! Я НЕ намеревалась ставить никаких “звёздочек” – ни две, ни восемь, ни десять.

    Но я писала с телефона, очевидно, случилось недоразумение при скроллинге (у меня такое уже было, только тогда получились десять звёздочек, хотя я тоже не намеревалась их ставить).

    Admin, огромная просьба удалить случайно поставленные две звёздочки.
    Автор, прошу прощения, это не было намеренно!

    Во-вторых.
    Раз временнного ника нет, с ответом я подожду до окончания конкурса, тем более он никак не влияет ни на мнение о рассказе, ни на оценку (если я вообще буду их ставить).

    Мой вопрос вызван исключительно любопытством.
    Ещё раз прошу прощения за случайно поставленные две звёздочки и очень надеюсь, что их можно удалить.

    1
    1. Admin, огромная просьба удалить случайно поставленные две звёздочки.

      Это невозможно. Нельзя вмешиваться в рейтинг, иначе в нём не будет никакого смысла. Кому нужен рейтинг, управляемый вручную? 🙂

      1
      1. Дело не в “управляемости”.

        Но дизайн такой, что при неосторожном нажатии не в том месте экрана при скроллинге можно выставить оценку в звёздочках, даже не намереваясь этого делать (как произошло в моём случае), или выставить неправильную оценку. Система ведь не просит подтвердить “Вы поставили “2”. Вы уверены? Да- Нет”

        Мне кажется, если я вслух признала, что произошло это по случайному нажатию при скроллинге – почему бы не аннулировать эту оценку?

        Никакой управляемости, чисто технический вопрос.

        При “drop-down menu” такая неосторожность вряд ли возможна.

        0
    2. Автор, я отомстил вам за оплошность Айрини и поставил рассказу десятку, потому как Свобода превыше всего, а революция и судьба не разделимы.
      При всей сюжетной жути, дёрганости изложения и непонятности выдуманного мира, не могу не сказать автору, что написано в общем здорово.

      Ау, народ, кто ещё помнит эту песню?
      Родина или смерть! –
      Это бесстрашных клятва.
      Солнцу свободы над Кубой гореть!
      Родина или смерть!

      3
    1. Я всё-таки думаю, что гораздо раньше, то есть по окончанию конкурса:-)
      Это “технический” момент, насколько я понимаю: в конкурсе по картинке было требование кликнуть чек-бокс “срок анонимности 35 дней”, хотя конкурс закончился гораздо раньше:-)

      2
    2. REX ULISSES, срок анонимности выставлен с таким расчётом, чтобы анонимность в любом случае не пропала раньше окончания конкурса, потому что эта опция работает в автоматическом режиме.

      Поясню на примере.
      Скажем, по условиям конкурса турнир длится 30 дней. В настройках анонимности указано, скажем, 35 дней (как это было на конкурсе “Осень-2020”). Турнир объявлен за полтора месяца (45 дней). Автор подал рассказ на конкурс через несколько дней после опубликования правил конкурса, отметив срок анонимности в форме публикации, как там было указано – 35 дней.
      Следовательно, его рассказ автоматически потеряет анонимность во время конкурса, потому что анонимность публикации исчисляется с момента отметки этой опции – то есть с момента отправки конкурсного рассказа на модерацию.
      Значит Организатору конкурса придётся отслеживать во время конкурса, как бы не всплыло авторство того или иного рассказа. Чтобы не заниматься лишней работой, выставлен срок анонимной публикации один год. В нужный момент (по окончанию конкурса), анонимность снимается вручную Организатором конкурса.

      2
  3. Отзыв (максимально объективный, но не лишенный субъективности, поскольку я тоже человек) на рассказ № 1 Власть

    Текст (о технической части рассказа)

    Первое, что бросилось в глаза, так это повторение местоимений «её». По моему мнению, их неоправданно много и используются они порой без лишней нужды. Рассказчик говорит о своей лучшей ученице, о Главной Героине всего рассказа, о той, кому этот рассказ и посвящен. А у нее есть имя – Шанталле. Рассказчик раскрывает его читателю в середине рассказа фразой «думаю, вы давно догадались, кому посвящено мое повествование». Но я, будучи простым непосвященным читателем (не свидетелем конца света, не приверженцем Революции и Судьбы из данного рассказа), не мог о том догадываться. Посему отношу этот момент к минусам.
    Все-таки рассказ, если судить по вступлению, похож на прощальную речь, значит для незнакомых с его миром читателей следовало познакомить с ГГ сначала. Не следовало имя такого запоминающегося героя, как Шанталле, заменять многочисленными и обезличивающими местоимениями.
    Второе, это использование больших усложненных предложений, которые усложняются вводными предложениями, тоже усложненными. Последние причем часто отделяются знаками тире. Это не ошибка (по крайней мере, не всегда), но значительно утяжеляет чтение. Не нужно впихивать десяток предложений в одно, если без этого можно легко обойтись.
    В целом же текст весьма достойный. Дополнительный балл от себя добавлю за красочные сравнения и образность изложения.
    И позволю себе еще несколько замечаний-поправок-придирок к некоторым словам.
    «…лично убитой ею кобры…» я бы убрал слово «лично», поскольку кобра и так убита ею, и лично выглядит как ненужное уточнение.
    «…из его смрадных губ стекала липкая слюна» может лучше заменить на «стекала по губам», а то звучит как-то не очень. Слюна течет изо рта, из пасти, но не из губ.
    «…подтверждала она их боевой клич» Может, поддерживала? А то сдается мне, что клич, тем более боевой, в подтверждении не нуждается.
    «…не в силах совладать с зовом своих душ и плоти…» тут лучше использовать единственное число (своей души), поскольку дальше говориться об одном бойце, и выходит, что у него душ несколько.

    Содержание (о смысловой части рассказа)

    Возможно, выбранный автором стиль повествования в виде прощальной речи не дал разыграться фантазии в полной мере, чтобы достойно раскрыть в небольшой речи рассказчика мир, в котором жила Шанталле. И, если бы я знал его получше, то пришел бы к тем же выводам, что и рассказчик: власть –высшая форма секса; революция – это бесконечный секс, который прекрасен сам по себе; свобода – высшая форма праведности. К тому же не совсем ясно, к кому своим повествованием хочет обратиться рассказчик: к своим приверженцам или к читателю, или еще к кому-то.
    Мир вокруг рассказчика и Шанталле обозначен очень неяркими, хоть и жирными штрихами. Причем их слишком много, чтобы увидеть картину целиком. В рассказе упоминаются ведьмы и оборотни, Лунные горы и Первое море, этничесткие чистки и война эмпатов, грешники и нечисть, дамочка-социолог, кураторы в парламенте и президент, солдаты и пастыри, революционеры и правительственные войска, миротворцы и многочисленные гуманитарные организации, проводящие исследования в мире, где самым невинным развлечением простых мирных граждан было подрезание ахиллесовых сухожилий пленным. Все это в мире, где случился конец света, а от цивилизации остался лишь прах!
    Откуда столько всего в разрушенном-то мире? Кто с кем воюет? В чем суть Революции и ее идей? Рассказ этого не раскрывает. А додумать, как все это сосуществует в одном разрушенном мире, не представляется возможным.
    Раскрывается, хоть и не в полной мере, Шанталле. Какой она была святой революционеркой, чистой душой прекрасной телом. Причем она была лишь второй в иерархии после рассказчика, о котором, кстати, преступно мало известно.
    Возможно, поэтому в моем разуме образ этой героини никак не сходится с тезисами, обозначенными в конце частей рассказа. Возможно, я просто не с каждым из них готов согласиться. Возможно, до меня не совсем дошел авторский посыл, поскольку я никогда не понимал религиозных или политических фанатиков с их призывами с пеной у рта. А в рассказе хватает слов и о Боге и о Революции.
    Так что содержание охарактеризовать и оценить увы не смогу в силу субъективных недостатков восприятия.

    Итог

    Восемь баллов из десяти: пять за грамотность (хоть и есть парочка ошибок), дополнительный балл, плюс два балла за яркую героиню (люблю сильные женские образы).
    Не стоило, Дорогой Автор, смешивать в истории, посвященной Шанталле, лишних подробностей об окружающем ее мире. Нужно было сосредоточиться на ней самой, ведь Шанталле отличная героиня. Великолепная получилась бы история.

    5
  4. Что я не дописала (по субъективным причинам), простите, Автор.

    На не заданный (пока) мне вопрос: “А что, обязательно быть врачом, чтобы написать новеллу о врачах и их тяжёлой работе в больнице?”/учителем/физиком-ядерщиком/химиком-микробиологом/ что бы написать о них книгу, сценарий и т.п. – “нужное_подчеркнуть“.
    Нет, совершенно не обязательно иметь определённый опыт, на основании которого писатель пишет книгу.
    Повтороюсь, моё вопрос был задан из чистого любопытстсва.

    2
      1. KIRIN59, относительно таких непростых и тонких материй, как война и революция, или, на худой конец, – постоянный близкий контакт с пережившими оное людьми – чтобы написать о теме убедительно, нужно это пережить, прочувствовать.
        Немного “Разбираться” – да, лучше разбираться, если Автор пишет о вирусах будущего, например

        3
        1. Полностью с Вами согласен, Дорогая Айрини.
          Просто в моем предыдущем комментарии хотелось немного сгладить категоричность собственного мнения, уж не знаю почему.
          Вообще, я считаю, что писать нужно о том, что тебе доподлинно известно. Потому что в противном случае тебя могут поднять на смех те, кто знает лучше тебя. А это для писательства не очень хорошо.
          Не зря же дедушка Кинг много пишет о писателях.

          2
          1. На всякий случай: по мере второго и третьего прочтения я меняла отношение к рассказу. Он очень сильный и глубокий, это без сомнения, если я это не признала и не озвучила в первом комментарии – простите, но с самого первого прочтения это было “Чувство номер один”. Я преклоняюсь его глубине и обязательно напишу отчёт, поскольку это единственный рассказ в конкурсе, который я перечитывала несколько раз, рассматривала его с нескольких сторон, как зеркальную бриллиантовую пирамидку, меняла отношение по мере того, как менялось освещение, играли цвета и какое у меня было настроение. Да.

            Просто (тут многоточие, поскольку я не умею выражать эмоции красиво и литературно) Автор рассказа не имел информации, что его рассказ – совершенно случайно – прочёл ну очень необъективный читатель: “дамочка-социолог” по первому образованию; глубоко и по личному призванию долго работавший (читатель) с беженцами и их вопросами (не буду приводить определение “беженца”, но далеко-далеко не всегда речь о войне), а потом “участник” революций современности и человек, чьи друзья вынуждены были бросить всё и бежать от …., человек, чьи подруги то ли потеряли мужей на войне, то ли не хотели пустить их туда и “сбежали”, бросив всё…

            В связи с этим прошу Автора рассказа посочувствовать читателю, у которого слова “революция”, “война”, и пр. сами по себе вызывают неоднозначные эмоции по первому прочтению, и не слишком осуждать это читателя за высказанное сгоряча слишком эмоциональное субъективное мненине.
            Второе прочтение уже было как бы под “анестезией” и было более объективным, а последующие тем более. Извините за откровенность.
            Спасибо за понимание.

            3
  5. Я пока так и не смог понять,что хотел сказать автор. Мой коллега обратил внимание на странный ряд терминов, которые употребляет автор. В частности, “конец света”. Если конец света, то почему это случилось? С одной стороны.
    С другой – зачем воевать? С кем?
    Оказывается, “с правительственными войсками”… И – внимание – где-то есть парламент, который поддерживает антиправительственные выступления, есть президент, у которого что-то выторговывается, и даже столица, откуда приходят указания о рейдах по тылам правительственных войск. Автор даже вспоминает “голубые каски”, которые тоже боятся отряда, где доминируют дети.
    Рассказ называется “власть”. Но в он не раскрывает суть власти. Более того, искажает библейское “Мне отмщение , и аз воздам”, которое дважды упоминается в Святом писании (“Ветхий завет”, пятая книга Моойсея, и “Новый завет”, послание к римлянам апостола Павла, гл 12, стр 19).
    Революция, власть, свобода… Это маркеры, которые должны, так сказать, создать образ новоявленной святой Шанталле.
    На самом деле, это маскхалат для гимна, созданного для прославления “гибридной войны”.
    В 1980 году в журнале “Новый мир”, кажется №7, вышел роман Валентина Катаева “…И уже написан Вертер”. Сильный и тяжелый роман о Революции об одесской Шанталле, о рейдах по тылам врагов и не только. В тоже примерно время в украинском журнале “Всесвит” вышел роман Габриэля Гарсиа Маркеса “Осень патриарха”, где была отражена революция от рассвета и до заката.
    Кто-то сказал: любая власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно.

    3
  6. Двоякое впечатление. С одной стороны, очень грамотный, ровный текст. С другой — обилие сомнительных тезисов, с каждым из которых я могла бы поспорить. Если автор действительно имеет подобные убеждения — отнесусь с уважением, но с первого взгляда создается впечатление, что всё это приписано для красного словца. Надо добавить, что я крайне отрицательно отношусь к любым попыткам романтизировать жестокость, тем более что все они на редкость однотипны. В итоге даже не могу сказать, что мне дало это произведение: оно не развлекло и не доставило удовольствия, не заставило задуматься, не открыло ничего нового и не пополнило знания. Скорее оставило некий неприятный осадок от абсолютного несоответствия мировоззрения главных героев моему.

    4
  7. Прочитала два раза рассказ, задумалась, но ничего не поняла, возможно из-за скудности ума или совершенно другого мировоззрения. Трудно сказать, возможно автор хотел написать что-то эпическое, героическое сказание о каком-то гармоничном мире, в котором существовала красавица-воин Шанталле. Где высшая форма власти – это секс, а революция – бесконечный секс без оргазма. Но в моём понятии секс без оргазма – это всё равно что толочь воду в ступе. Результат один и тот же. Не знаю, но мне кажется автор не описывает целостной картина жизни в мире Шанталле, а какой-то хаос. В его мире существует всё: президент, парламент, солдаты, пастыри, революционеры, правительственные войска, миротворцы, гуманитарные организации грешники, нечисть, ведьмы, оборотни, разрезанные сухожилия, насилие и кровь, и даже дамочка-социолог. В общем не мир, а какое-то наваждение, чем-то напоминающий психическое расстройство. А такие ужасы творятся во имя высшей власти – беспробудного секса, символом которой является красавица Шанталле. Не понимаю, теряюсь в догадках, что он хотел сказать своими категоричными высказываниями. Например, «Цель – ничто. Действие – всё» — это и привело «Шанталле – оборотень» к тому, что даже тела не нашли.
    А может автор рассказа анархист утверждающий, что «Свобода – высшая форма праведности».
    И не может она быть воином «Справедливости Бога», ведь сатана был первым революционером, да к тому же она ещё и оборотень. Шанталле – слуга сатаны! А Бог с ним ведёт беспощадную борьбу. Поэтому третий раз побоялась перечитывать, опасаясь за целостность психики.
    Да и вставки иностранных слов типа «исследования на тему genocidal rape» или «были бессильны their tanks, and their bombs, and their guns» несколько режу слух, хотя сам текст довольно гармоничен и красиво написан.
    Конечно, это моё субъективное мнение, и я могу ошибаться. Но с уверенностью могу сказать, что автор обладает не дюжими способностями в литературном творчестве.

    3
  8. Сложновеликолепный, трудноперевариемый, ещё труднее усвояемый рассказ.
    Его отличает скрытая и явная загадочность, показная аллегоричность и сознательная пафосная насыщенность.

    О каком времени и мире идет речь, нам не сказали. Точнее, легко намекнули, туманно послали додумывать. Ладно, пусть так. Это было бы еще полбеды, если бы… Но об этом чуть позже.

    Первая часть мной воспринималась как яркая аллегория Власти в прямом смысле слова.
    И даже “в вылинявшей красной китайской футболке, в трофейной портупее, охватывавшей наливающиеся обещанием плодородной жизни груди, в когда-то белых кроссовках «Nike» и поручах из кожи лично убитой ею кобры на левом предплечье” (уже отметили, что слово “лично” здесь лишнее, но это не суть, мелочи) – весьма удачное описание именно ВЛАСТИ.

    И более того – “моя лучшая ученица”, а я “интеллигент, гуманист, практикующий врач”. Еще одна аллегория – кто выше власти, кто стоит всегда над властью? Ответ прост – ЗАКОН.

    Посмотреть на рассказ с этой точки зрения, и всё встаёт на места. А ведь здорово получилось. И ужасы с подрезанными сухожилиями, и неразумные дети в пубертантном периоде, и мир в огне, и жадное глотание, переваривание, осмысление и “Винни-Пуха”, и антологий, и инструкций. Всё к месту, всё логично. Даже дамочка-социолог, мелькнувшая на заднем плане, вполне объяснима.
    Молодая зарождающая власть учится и развивается. А смена власти – это чаще всего революция. Вопрос лишь в том, насколько она кровавая.
    И даже финал совершенно соответствует изначальной отсылке к образу власти в прямом смысле слова: “…и каждый чувствовал собрата по оружию частицей себя, и себя – частицей брата”.

    Итак всё замечательно.
    И вдруг возникает НО! Жирное, упитанное, с лоснящимися боками “но”…

    Возникает ИМЯ!!!
    И рушится стройное здание понимания, взрывается мозг незадачливого читателя, переворачивается всё с ног на голову.

    Вспомнился эпизод из советского фильма “Три мушкетёра”:
    – Имя, сестра, имя!
    – Бекингем!!!

    Шанталле…
    Мало того, нам ещё и утверждают, что давно сами должны догадаться, как её (теперь уже не понятно кого) зовут.

    Железное правило: не знаешь, иди просвещайся. Гугл в помощь.
    Я честно пошла. Вот результат:
    1) Названия магазинов и салонов красоты.
    2) Марка женского нижнего белья.
    3) Подвес – светильник-ночник.
    4) Керамическая плитка для ванной.
    5) Лохань для омовения рук из латуни (это мне особенно понравилось!)

    Есть ещё Шанталь. Но это вроде бы фамилия основательницы какого-то там женского ордена, связанного с мистикой.

    Справедливости ради надо заметить, что в одной строчке поисковика мелькнула таки охотница на демонов с таким именем, но поймать её за хвост мне так и не удалось, поэтому что-то утверждать наверняка не берусь. Смиренно буду ждать пояснений автора.

    В общем, при всей несомненной красоте рассказа, он вызывает больше недоумение, чем восторг, по нескольким причинам:

    1) Явно не рассчитан на ранимую женскую душу. Даже ту, которая местами подёрнута цинизмом и основательно зачерствела.
    2) Читать второй и третий раз пришлось лишь потому, что это конкурсная работа. В другой ситуация я бы и первый раз не осилила.
    3) На разбор грамматических недочётов (а они есть) у меня сил не осталось. Ведь для этого придётся читать его ещё раз.

    4
    1. Глубоко же вы капнули, Диана! Вот что значит опыт. Мне бы такие выводы и в голову не пришли, тем более после единственного прочтения.
      Имя и я, кстати, тоже гуглил, но до охотницы на демонов, видимо, не добрался. Поэтому счел его просто случайным, не найдя объяснения.
      ТАк что будем ждать пояснений Автора вместе)

      1
    2. Уважаемая Диана, разрешите не согласится с вами, с вашими выводами о рассказе “Власть”. В своем комментарии я попытался объяснить, к чему стремился автор. Сочиняя подобие надгробной речи, автор , в первую очередь, оправдывал тех, кто на одной шестой части земного шара создает “горячие точки”.
      Для оправдания преступников годится все: от использования шумерской идеологии (образ Иштар) до святой Шанталь (Шанталле), которая после смерти мужа приняла безбрачие и создавала женские монастыри. Контекст – не стоит никому сопротивляться, если не хотите стать вдовой или потерять сына. На внушение этих постулатов рассчитана и сцена с женщиной-социологом, которая бросает взгляд в угол, где недавно лежал труп ее мужа.
      В этом рассказе просматриваются элементы применения нейро-лингвистического програмирования (НЛП). Зачем и почему – лучше всего знает автор.
      Вот за использование НЛП рассказ и может претендовать на победу.
      А вот в чем его “сложновеликолепность” уважаемая Диана, я понять никак не могу.

      1
        1. Уважаемая Диана, я не автор этого рассказа. Более того, я попросил разрешения не согласится с вами и попытался объяснить, почему.
          У меня встречный вопрос к вам: вы певец войны? Вы сторонник аннексий и гибридных войн?
          Лично я – нет. Поэтому, даже с моральной точки зрения, для меня этот рассказ находится за рамками человеческих отношений, за рамками ДОБРА.

          2
          1. Я не сторонник никаких войн вообще.
            И этот рассказ, как минимум, в моем списке претендентов на победу отсутствует.
            А “сложновеликолепность” – это вообще-то ирония, а не восторг.

            2
  9. С этого рассказа я начала конкурсное чтение, им и закончу.
    Честно скажу не одолела ни с первого ни со второго раза.
    Возможно кому то это интересно, мне увы нет.
    Сорри автор и удачи в конкурсе.

    2
  10. «- Кто ещё хочет комиссарского тела?» (с)

    Написано складно, образно, но о ком?

    Извините, не могу узнать вас в гриме. Шёпот? Госпожа? Че Гевара в юбке

    Да нет же! Шанталле и рядом не стояла

    И зачем?

    Пламенный памфлет или пространная характеристика на бескомпромиссного борца с режимом и «голубыми касками». Или представление к медальке… Посмертно.

    Где огонь вечный?

    – В гиене огненной, – с ошибкой отвечал он,

    – Верно! – она продолжала свой танец. – А значит мы – в аду. И каждый, кого вы встретите – грешник! А как мы поступаем с грешниками и нечистью? Что мы им даём?

    – Свободу! – хором отвечал взвод.

    Как знакомо. Кто не с нами, тот против нас. А как одаривать Свободой?

    Весело и непринуждённо – подрезать ахиллесовы сухожилия и отпустить! Мы же не звери. Звери в лесу или духи. Кто их разберёт?

    Конечно, в одну из ночей её попытались убить.

    Кто? Да свои же! А куда смотрели остальные, «боялись … и любили»?

    И самое главное, где СЕКС, так громко задекларированный автором –

    Власть – высшая форма секса

    В рассказе и с властью не густо, а уж о сексе и говорить нечего.

    И порою, не в силах совладать с зовом своих душ и плоти, в её палатку приходил один из заслуживших освобождение бойцов. Приходил, как агнец к Клеопатре, как страждущий к избавительнице. И порою он получал утоление своего инстинкта смерти.

    И это всё?! М.б. боец играл с Шанталле в «ладошки» как Кролик Роджер со своей Джессикой.

    Революция – это бесконечный секс, который прекрасен сам по себе. Которому оргазм не нужен.

    Нет в рассказе никакой Революции – сплошной меркантильный бандитизм и бесчеловечный террор населения!

    Среди самых невинных их развлечений было подрезать пленникам ахиллесовы сухожилия и отпустить: дескать, пусть духи леса решат их судьбу

    Ничего себе герои, борцы с режимом. Да с такими партизанами и тонтон-макутов не нужно.

    Командир отряда, «интеллигент, гуманист, практикующий врач, которому было тяжело отучить наш разношёрстный отряд, собравшийся из бежавших от резни обычных людей, от чрезмерной жестокости. Так он ещё и помощницу нашёл – Шанталле, которая «говорила с ними на одном языке – языке простых, мирных граждан». И устроила «согласованную с командиром» мучительную децимацию лидеров каждого десятка. Типа, будете маму слушаться, ещё раз сыграем.

    Читал, что в римской армии случалось, что под децимацию попадали смелые и отважные воины, но выбранные жребием судьбы. А выбранный автором вариант, даже не знаю как охарактеризовать. Геноцид лидеров?

    Чтобы “буйных мало, вот и нету вожаков”?

    Короче, где у вас тут вербовочный пункт правительственных войск. Сука сдохла, а интеллигент и гуманист ещё нет. Детей надо спасать.

    2
  11. Такой, несвойственный, непохожий на другие рассказ. Я не могу сказать что он прям понравился, но отмечу, что рассказ сильный и написан интересным языком. Образный, эмоциональный. Возможно победитель конкурса! Спасибо автор и удачи в конкурсе!

    1
  12. КОММЕНТАРИЙ АВТОРА:

    Айрини:
    у автора есть опыт «работы», но не профессионального психолога. И не наёмника/ дикого гуся, спешу уверить.
    «прочёл ну очень необъективный читатель: “дамочка-социолог” по первому образованию; глубоко и по личному призванию долго работавший (читатель) с беженцами и их вопросами (не буду приводить определение “беженца”, но далеко-далеко не всегда речь о войне), а потом “участник” революций современности» – напротив, я очень рад набрести на Вас (хочется сказать «как на противопехотную мину»)) и услышать отзыв по содержанию (если примете во внимание, что описанное – не фантазия. Это реальный мир). Ради этого готов деанонимироваться.
    Я понимаю Ваши чувства. И, отвечая всем: все понятия в языке имеют свойство профанироваться; такой же профанации подверглось понятие «Революция». В рассказе показано (надеюсь), во что превращаются люди (ниже будет пассаж от одного югослава на тему людей), когда с них слетает тончайший слой морали.
    Именно эта война выбрана потому, что рельефнее в современности войн не найти. И я глубоко убежден, что мы мало отличаемся от прочих «мирных людей» – об этом говорит и опыт Сумгаита, и Вахшская долина в 1992, и Гражданская в России, с которой прошло жалкие сто лет, и мы уже считаем себя неспособными на повторение, чуть ли не святыми. Не Шанталле «свята» – мы нацепили на себя маску.

    evgeni3:
    спасибо за солидарность. Мир рассказа, увы, не выдуман.

    Кирин59:
    спасибо за содержательную критику. Вам и ещё кому-то, повторившему ваш комментарий: ведьмы, оборотни, конец света и половину других слов не следует понимать буквально. Вы же соседку не считаете действительно ведьмой, а начальника – упырём? )
    «Кто с кем воюет? В чем суть Революции и ее идей? Рассказ этого не раскрывает. А додумать, как все это сосуществует в одном разрушенном мире, не представляется возможным» – особенность войны, взятой за первооснову, в том, что самые мозговитые аналитики плюнули на попытки разобраться в её причинах и сосредоточились на технологии. А технология этой войны – геноцидные изнасилования и дети (уж извините, что в русскоязычной психологии такое понятие отсутствует) – описана в рассказе достаточно точно, разве что самые жестокие моменты опущены. Так что подрезание сухожилий – это действительно одно из самых невинных развлечений.

    Ред Улисс:
    «Автор даже вспоминает “голубые каски”, которые тоже боятся отряда, где доминируют дети.» – у Вас хватит духа стрелять по вооруженным детям? Именно на этом основано их использование от нарковойны в Мексике до Армии Бога в Мьянме. «маскхалат для гимна, созданного для прославления “гибридной войны”, кто на одной шестой части земного шара создает “горячие точки”» – это ваши домыслы, извините. Гибридные войны изобрели не вчера и не 5 лет назад. Перестаньте считать себя пупом планеты. «Контекст – не стоит никому сопротивляться, если не хотите стать вдовой или потерять сына. На внушение этих постулатов» – удивительное оборотничество мысли))

    Шанталле, а какой-то хаос. В его мире существует всё: …» – повторение комментария выше; ответ на него тоже выше. В остальном коммент категоричен, крайне политичен, а значит комментатор почти готов к участию в описанных в рассказе событиях.

    У-лисс:
    ну, это поток сознания. Красивый. Детей спасайте, но не говорите, что вас не предупредили.

    Ночь и Руслан+Людмила Адамовы – просто спасибо.

    4
    1. Воспринимается как истерично-нетерпеливый выплекс эмоций.

      Мультик вспомнился)))
      “Держаться больше нету сил! Держаться больше нету сил!” (с)
      А “Птица Говорун отличается умом и сообразительностью. Умом и сообразительностью…” (с)

      1
    2. Именно эта война выбрана потому, что рельефнее в современности войн не найти. И я глубоко убежден, что мы мало отличаемся от прочих «мирных людей» – об этом говорит и опыт Сумгаита, и Вахшская долина в 1992…

      Автор пытается очеловечить свой рассказ, но это у него не получается.
      Стоит обратить внимание на оговорку:

      Именно эта война
      Сразу возникает ряд вопросов: какая, на территории какой страны она ведется? Тем более, дальше автор уточняет и дает характеристику “этой войны”. Но… Нам остается догадываться, что это за война.
      Разве что в одном месте он говорит о словах “югослава” и намекает на события в балканской стране.
      Но война в бывшей Югославии началась значительно позже Сумгаита, побоища в Ферганской долине, столкновения советского спецназа с литовцами возле телевизионной башни. Как и война в Приднестровье, как и противостояние в Абхазии.
      Так вот события в Сумгаите и Ферганской долине – ключ к разгадке кровопролития на постсоветской территории. За их организацией и реализацией стояли спецслужбы тогдашнего СССР. Ведь это происходтло перед 19-ой Всесоюзной конференцией КПСС, выборами народных депутатов СССР, после начала широкой амнистии политзаключенных.
      Автор утверждает, “… особенность войны, взятой за первооснову, в том, что самые мозговитые аналитики плюнули на попытки разобраться в её причинах и сосредоточились на технологии…”
      Гибридность войны и есть технология. Только на порядок выше, приведенных в комментарии примеров технологии войны. Могу назвать фамилию одного из теоретиков таких боевых действий: Месснер, Евгений Эдуардович#разработал концепцию «мятежевойны».
      Можно много говорить на тему воен конца 20 – начала 21 столетия, но не считаю нужным. Только замечу: яркий образец гибридной войны – война между болгарами и турками 1871-1873 годов.
      Поэтому хотелось бы подчеркнуть, что никто никого пупом планеты не считает. Но историю и причины возникновения кровопролития на территории бывшего СССР в меру сил и возможностей изучаем с самого начала возникновения кровавых конфликтов.
      Поэтому и отнеслись к вашему рассказу очень критически. Поскольку рассказ, на мой взгляд, “категоричен, крайне политичен”.

      0
  13. Сильный рассказ! Единственный из рассказов конкурса, который вспоминался и спустя день после прочтения, и спустя неделю, и до сих пор. Уверена, мир рассказа не придуманный – это наш мир. Просто о нём удобнее не думать, можно только, наткнувшись на новости из Африки, поужасаться и поскорее забыть. Образ Шанталле как символ Революции и Свободы – глубокий, печальный и светлый образ, несмотря на описание всего ужаса совершаемого в том числе и ей, и её “подопечными”. И сложно найти какие-то однозначные ответы, почему всё так, а не иначе. А их и нет, ответов.
    Удачи, Автор! И Свободы!

    1
  14. Революция – это горсть чая, брошенная в перегретую у точки кипения воду. Чай – это то, что из болота бытия воссоздаёт новый мир, предопределённый устремления наших предков – к тотальной справедливости и не менее тотальному милосердию. Амен.

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг