Skip to main content

Дар фараона

Парочка молодожёнов шла по территории отеля к своему бунгало. С самого утра они были на пляже, а после полудня, когда жаркое египетское солнце окончательно перестало быть ласковым, пообедали в местном ресторане по системе «всё включено» и теперь направлялись в свой номер, чтобы там немного «поозорничать» во время тихого часа. На это недвусмысленно намекала рука Андрея, лежавшая на попе у Вики. При ходьбе мужские пальцы ритмично елозили по девичьим булочкам, даря обоим приятные ощущения.

Едва переступив порог гостиничного номера, Вика стянула с себя коротенькие шорты и, сославшись на то, что душ она приняла ещё на пляже, когда снимала в кабинке для переодевания мокрый купальник, тотчас плюхнулась на кровать. А Андрею захотелось непременно освежиться перед дневным сексом, и он отправился в ванную комнату.

Вернувшись всего через несколько минут, муж застал свою благоверную мерно посапывающей на правом боку. Он решил, что будить её, банально тряся за плечо, он не станет. Вместо этого мужчина аккуратно перевернул спящую жену на спину, вытянул ножки и плавно спустил с неё трусики. В ответ она, не открывая глаза, лишь слабо улыбнулась сквозь сон. Тогда он принялся осыпать нежные бёдра любимой поцелуями от коленей до самого лобка.

Но Вика никак не реагировала. Десятки тёплых и влажных прикосновений мужских губ покрывали тело девушки в самых интимных местах, но она всё не просыпалась. Муж снова и снова целовал свою спящую красавицу, но её сон от этого становился лишь крепче. После очередной серии поцелуев Андрей поднял голову и посмотрел на лицо любимой жены, на нём выражались нега и безмятежность.

Тогда он легонько лизнул её кончиком языка промо меж половых губок, скользнув по маленькому и, всё ещё чуть солоноватому от морской воды, клитору. Но даже этот его отчаянный шаг не принёс результата. Печально вздохнув, разочарованный «Ромео» напоследок чмокнул девчонку в плотно сжатые складочки гладко выбритой писи и укрыл её прохладной простынёй.

Выйдя за порог бунгало, он тихонько захлопнул за собой дверь, написал жене СМС с текстом «Проснёшься – жду в баре у бассейна!» закурил и направился дегустировать местное пиво.

Андрею спать почему-то совсем не хотелось. А вот Вику сморило, и на то были две причины: во-первых – ещё один бокал вина, который она выпила вместо десерта, явно был лишним, а во-вторых – сказалась предыдущая бессонная ночь, проведённая в автобусе вместе с Андреем.

Редкие туристы, впервые приехавшие в Египет, отказываются от возможности посетить экскурсию под названием «Пирамиды Гизы». Несмотря на то, что путь от отеля до знаменитых на весь мир величественных сооружений неблизкий, молодожёны накануне тоже не устояли перед этим искушением.

Проваливаясь сейчас в глубокий сон, девушка будто бы вновь оказалась там, в зале одной из пирамид. Она снова видела так впечатлившие её древние стены и куполообразный свод потолка. По центру помещения располагался постамент из отполированного белого камня, высотой около метра. Экскурсовод пояснил, что это не то какой-то алтарь, не то саркофаг, а потом добавил, что многие учёные по сей день сомневаются и спорят об истинном назначении этого внушительного объекта правильной прямоугольной формы.

Вика находилась в зале совершенно одна и к своему удивлению обнаружила, что стоит не на полу, а на краю каменного постамента. Никаких верёвочных ограждений, равно как и светящихся табличек с надписью «EXIT» или объявлений с просьбами «Руками не трогать» на разных языках нигде не было. Зато чуть поодаль по обе стороны от каменного алтаря стояли два высоких золотых канделябра с небольшими коптящими лампадами.

Из одежды на девушке была лишь тонкая маечка, в которой Андрей оставил её спящей на кровати гостиничного номера. Немало смутившись этому обстоятельству, она попыталась сделать шаг, чтобы спуститься на пол, но ничего не вышло. Обе её, расставленные на ширину плеч ноги, были по щиколотку замурованы в камень, и освободить их не было шансов.

Округлив глаза и не веря им, девчонка наклонилась и потрогала пальцами холодную и гладкую каменную твердь, плотно сковавшую её босые стопы почти у самого края большого прямоугольного камня, на котором она стояла. В этот момент где-то позади, совсем рядом, послышался звук приближающихся шагов.

Опасаясь, что сюда сейчас войдут люди и увидят её голой на этом постаменте, Вика запаниковала и отчаянно попыталась рывком освободить хотя бы одну ногу. Но вместо этого потеряла равновесие и стала неотвратимо заваливаться назад. Чтобы не рухнуть затылком на каменную поверхность, она немного присела и выставила назад обе руки.

Едва девичьи ладони коснулись камня у неё за спиной, как тотчас стали утопать в нём, словно в зыбучем песке. Все её попытки освободить руки привели лишь к тому, что они обе увязли в каменной тверди почти по локоть, а голая попа коснулась холодной каменной поверхности. В такой позе она походила на завалившегося на спину гигантского кузнечика. Перед глазами всё плыло и кружилось то ли от недавнего падения назад, то ли от волнения. Теперь всё особенно казалось каким-то нереальным, и от этого не было сил даже закричать.

Тем временем шаги неотвратимо приближались и слышались уже всего в паре метров где-то позади. Шаги были неторопливыми и явно принадлежали только одной паре ног. Не имея возможности убежать, спрятаться или хоть как-то прикрыться, Вике оставалось только, закрыв глаза, ждать и гадать, перед кем ей придётся сейчас предстать практически голой, да ещё и в такой откровенной позе.

Открыть глаза девушка решилась только после того, как некто, чьи шаги она слышала, обогнул каменный пьедестал, проследовал чуть вперёд и остановился. Высокая фигура, облачённая в отливающее золотом одеяние, стояла прямо перед ней в непосредственной близости от той стороны камня, где были замурованы её стопы. Несколько секунд Вика с опаской и интересом рассматривала стоящего перед ней человека, разведя в сторону колени. Но, опомнившись, вскрикнула и свела их как можно плотнее.

Впрочем, она понимала, что это мало что меняет. В мерцающем свете лампад вошедший всё равно мог без труда любоваться красотой гладко выбритых пухленьких губок её красивой молоденькой щелочки. Глядя теперь поверх своих коленей, Вика могла видеть только лицо и плечи стоящего перед ней человека.

Это был мужчина средних лет с характерной накладной бородкой, которую часто можно увидеть у фараонов на множестве изображений времён Древнего Египта. На секунду ей даже показалось, что она видела изображение именно этого мужчины где-то совсем недавно. Кожа его лица и рук, как и наброшенный на плечи безрукавный балахон, отливала золотым свечением.

В одной руке он держал небольшой скипетр, увенчанный шаром величиной с яблоко. В другой была чаша размером с половину футбольного мяча. Казалось, что и скипетр, и шар, и чаша, и даже их владелец сделаны сплошь из золота.

– Кто вы? Помогите, прошу… Я тут увязла… – решилась заговорить первой Вика.

В ответ незнакомец оторвал, наконец, свой пристальный взгляд от девичьих прелестей. Пара его выразительных карих глаз теперь встретилась с Викиным умоляющим взглядом.

– Не бойся меня, прелестное дитя! И не скрывай, но покажи мне красоту свою!

– Прекратите! Да как вам не стыдно на меня пялиться?!

– Раскройся предо мною! – мужчина сделал шаг к Вике и теперь смог, вытянув руку, в которой держал скипетр, коснуться пальцами её колена.

– И не надо меня лапать!!! Я вообще-то замужем, если что!

– Не злись, дитя, и не противься. Я не причиню вреда, но отпущу тебя отсюда с Даром!

– С каким ещё даром?! Не надо мне от вас ничего!!! Я буду жаловаться!.. В консульство!..

Но мужчина молчал и пристально смотрел ей в глаза. Тогда Вика, поняв, что угрозами и наездами этого самоуверенного иностранца явно не пронять, решила сменить тон.

– Мне ведь, и правда, ничего не нужно, просто помогите мне выбраться и отпустите, ладно?

Вместо ответа египтянин приподнял в вытянутой руке свой скипетр, прикрыл глаза и стал бормотать что-то на непонятном языке. Шар на скипетре при этом начал слабо светиться изнутри. Свечение это нарастало с каждой секундой и какой-то непонятной природы силой притягивало взгляд. Мужчина сделал ещё шаг вперёд и коснулся светящимся шаром сразу обоих плотно сжатых коленей девушки.

– Ну, пожалуйста!.. Не надо… – пробормотала она, когда приятное тепло, исходящее от шара, стало неведомым образом распространяться по всему её телу.

Фараон начал медленно перемещать шар, ведя его вдоль линии, по которой смыкались сведённые вместе девичьи ножки. Поскольку её замурованные в камень стопы были расставлены довольно широко, ему без труда удалось провести наконечником скипетра сначала по задней поверхности белоснежных бёдер почти до самых складочек киски. Затем, поднявшись снова к сомкнутым коленям, по передней – до самого животика.

Чем ближе шар оказывался к самому интимному месту, тем труднее девчонке было удерживать колени сжатыми. И вот, не в силах сопротивляться, она позволила им распахнуться широко и безвольно. Вика с ужасом поймала себя на мысли, что жаждет прикосновения этого магического артефакта прямо у себя между ног.

Однако излучающий желтоватое свечение шар замер на время в области девичьего пупка. После чего скользнул немного вверх и остановился у солнечного сплетения. Тепло, исходившее от наконечника скипетра, пронизывало тело. Непреодолимая истома стала коварно и быстро овладевать девушкой. Она окончательно обмякла, расслабилась, откинула назад голову и приоткрыла ротик.

Стоявший у самого подножья постамента фараон склонился меж раздвинутых Викиных ног и, внимательно наблюдая за тем, как загадочный золотой свет проникает внутрь её тела, продолжал шептать не то молитву, не то какую-то мантру на древнем языке.

Спустя минуту, шар снова пришёл в движение. Он плавно смещался теперь к низу живота девушки. Вместе с ним смещалось и тёплое световое пятно. По мере того, как загадочный артефакт приближался к девичьему лобку, острота ощущений всё больше нарастала.

Некогда мягкое, едва уловимое тепло становилось всё горячее. И вот источник излучения, яркость которого усиливалась, замер на вершине бугорка Венеры. Вика шумно дышала открытым ртом, глаза её закатывались от необычных и томных ощущений, сулящих скорое наслаждение.

Тепло уже почти обжигало изнутри, разливая по всему телу предательски приятную негу. На фоне этого стало казаться, что к центру шара прикреплена невидимая нить, другой конец которой уходил в Викино чрево. Эта нить натягивалась всё сильнее, доставляя девчушке хорошо знакомое свербяще-звенящее ощущение внизу живота.

Не прекращая что-то бубнить, мужчина держал теперь светящийся наконечник скипетра прямо над девичьим клитором. Не перемещая шар, он стал вращать артефакт в руке из стороны в сторону, будто бы наматывая на него ту самую невидимую нить и тем ещё больше усиливал её натяжение.

Вика зажмурилась и прикусила нижнюю губу, она теперь еле сдерживалась, чтобы не описаться. Фараон явно хорошо понимал, что он сейчас с ней делает и, видимо, проделывал этот необычный обряд с другими девушками уже не раз на этом алтаре. За мгновение до того, как силы девчонки иссякли, и из её щелочки вырвались первые капли горячей прозрачной влаги, он поставил на камень перед ней чашу, которую всё это время держал в другой руке.

– Ой-й… Я так больше не могу, не надо… А-а-а!.. Пожа-а-а… ахх!..

После этих своих слов Вика услышала, как вырвавшаяся у неё между ног струйка зазвенела по дну подставленной ей под письку чаши из жёлтого металла. Свербящее чувство внизу живота тут же исчезло, а ему на смену пришло нарастающее приятное ощущение где-то глубоко внизу живота.

Поначалу казалось, что это лишь эффект от снятого напряжения. Однако уже через несколько секунд волна наслаждения стала разливаться по всему телу всё более ощутимо, заполняя собой каждый его закоулочек, каждую клеточку трепетного девичьего естества. Всепроникающее сладострастие с головой накрывало Вику, укутывая плотной пеленой густой и тягучей истомы.

Стыд от того, что она сейчас писает, широко расставив колени, на глазах у незнакомого мужчины едва ли мог доходить до её разума. Но как только она на мгновение пыталась прекратить выпускать из себя эту тоненькую струйку, приятное чувство притуплялось, и возвращалось свербящее жжение внизу живота. Поэтому ей тотчас хотелось, чтобы поток снова заструился из узенького протока меж её белоснежных безволосых складочек.

– Не стыдись, дитя, но излейся же сейчас в эту чашу!.. – Вставлял фараон слова на русском языке в свою мантру, – Превзойди через стыд, раскрой предо мною суть свою, не противься же, предайся похоти и насладись моим Даром!..

Это уже была не просто истома, наслаждение или нега. Девчонка стала трястись в предоргазменных судорогах. По животику и бёдрам прокатывались частые волны, а по всему телу пробегали мурашки. Попка сжималась и пульсировала где-то внутри, а снаружи её нежные булочки колыхались, то и дело касаясь отполированной каменной поверхности под ними.

Вика впервые в жизни испытывала самый настоящий оргазм просто от того, что писает. Ей хотелось, чтобы эта струйка истекала из её маленькой дырочки бесконечно долго и медленно, даря нескончаемое неземное блаженство.

Тем временем её девичье тело сотрясалось всё чаще и всё сильнее. Шар скипетра светился уже ослепительно-белым светом и ни на секунду не отрывался от клитора и половых губ бесстыжей писающей девчонки. Из её голой письки струилась тонкая горячая ниточка, уходящее другим концом в глубь её розового чрева. Струйка то звенела о дно и стенки металлического сосуда, то большими каплями разливалась вокруг. Лишь часть этих капель попадали в подставленную чашу, бóльшая их часть орошала поверхность каменного алтаря.

Выгнувшись дугой, насколько это было возможно, Вика теперь уже громко стонала и даже мычала, мысленно прося, чтобы этот процесс не прекращался никогда. Её нежный маленький клитор буквально звенел, высоко приподнятая над камнем попка пульсировала, по животику пробегали мелкие судороги, а всё девичье тельце громко пело на разные голоса заливистую песню невероятного по силе и продолжительности оргазма.

И только когда запас тёплой влаги в девичьем теле окончательно иссяк, и её мокрая щелка брызнула напоследок несколькими солоноватыми капельками, натянутая, как струна девчонка снова обмякла и бессильно растеклась по своему каменному ложу. Перед глазами было темно, в ушах звенело, а в горле пересохло…

Трудно сказать, сколько прошло времени, но, когда Вика открыла глаза, она находилась уже вовсе не на каменном постаменте, а её руки и ноги не были замурованы. Раскинув их в разные стороны, девушка лежала на мягкой высокой кровати, накрытой сверху огромным полупрозрачным балдахином. Где-то впереди виднелись два канделябра с тусклыми лампадами. Из одежды на ней по-прежнему была только собранная где-то подмышками майка.

Край балдахина колыхнулся, а затем приподнялся. Через мгновение под него вошёл уже знакомый мужчина. Его торс теперь был обнажён, а ниже пояса он был одет в схенти – одеяние, похожее на юбку или набедренную повязку, – из отливающей золотом дорогой ткани.

Увидев фараона, Вика и не подумала свести ноги или чем-то прикрыть свою наготу. Её тело, совсем недавно испытавшее такой испепеляюще сильный и продолжительный оргазм, буквально растеклось по пышной, но упругой перине. Лежать на таком мягком и, будто созданном для долгих и страстных соитий ложе, было необычайно приятно. К тому же она прекрасно понимала, что вряд ли ей сейчас позволят так вот просто его покинуть.

Мужчина тем временем подошёл вплотную к изножью кровати и неспешно стал избавляться от схенти. Вскоре этот единственный предмет его гардероба упал на пол, а взору девушки предстал вздыбленный вверх эрегированный мужской орган. Он не был таким уж огромным, но его вид и форма всё равно впечатляли ещё не слишком-то искушённую в сексе девчушку.

Один лишь тот факт, что он был, как и всё тело фараона, цвета жёлтого металла, отчего-то будоражил сознание. Приподняв голову, Вика не сводила глаз с покачивающейся и блестящей в мерцающем свете лампад внушительной залупы.

– А почему вы весь… будто из золота? Это такой грим? – не выдержала она и спросила.

– Я сын Ра – бога Солнца, моё тело хранит и излучает его свет, – пояснил высокородный египтянин, – этот свет способен испепелять, но способен и дарить блаженство.

– О, да… это я уже поняла! – Вика почувствовала, как по всему телу снова пробежал короткий отголосок недавнего оргазма.

– В этом и состоит Дар, о котором я говорил.

– Дар? Вы подарили мне оргазм? Очень оригинально… И по-мужски… Впрочем, спасибо…

– Твой сарказм неуместен, дитя! – снисходительно пояснил фараон, – Дар заключается не в том, что ты испытала блаженство единожды, но в том, что ты сможешь его испытывать впредь всякий раз, изливаясь из своего чрева…

– В смысле?!.. Всякий раз?! – Вика даже приподнялась на локтях на кровати. – А если я захочу писать, скажем, в аэропорту или на вокзале? Не-ет!.. Не думаю, что это хорошая идея…

– Уймись, дитя, прояви же уважение и выслушай! – Фараон провёл в воздухе рукой, и какая-то незримая сила снова мягко припечатала Вику головой к постели. – Дар будет проявляться всякий раз, но лишь тогда, когда ты станешь изливаться перед жаждущим мужским взором.

– А-а-а… То есть, я буду кончать только тогда, когда мужчина будет смотреть, как я писаю? – Вика закрыла лицо ладонями и захихикала от смущения.

– Да, именно. Но лишь тот мужчина, чей взор искренне и страстно желает этого зрелища, лишь тот, чьему взору ты сама пожелаешь представить свой стыд.

– Кошмар какой… – бубнила девчонка, не убирая рук от лица. – А если я такого не найду, по-другому насладиться этим даром у меня никогда уже не получится?

– Что ж… Если в вашем мире все мужчины такие глупцы, знай же, что мой взор всегда жаждет вида твоего изливающегося юного лона! – Мужчина при этих словах коснулся своего лба и провёл ладонью по лицу сверху вниз.

Вика видела этот жест, но не поняла тогда ни его смысла, ни сказанных слов. Взглянув сейчас в глаза фараону, она снова поймала себя на мысли, что где-то недавно видела и это лицо и этот взгляд, но никак не могла вспомнить, где и при каких обстоятельствах.

– Но, чтобы мой Дар остался с тобой навсегда, прежде чем я отпущу тебя обратно в твой мир, я должен извергнуть в тебя своё семя.

С этими словами фараон уверенно ступил сначала одним коленом на высокое мягкое ложе, затем вторым. Он взял в руки Викины лодыжки, приподнял и неспешно приблизился к девушке, постепенно прижимая к животику её сгибаемые в коленях, широко раздвинутые ножки.

Вика понимала, что, вероятно, сейчас она впервые изменит своему мужу. Она никогда не поступила бы так в реальной жизни. Но сейчас, несмотря на всю реальность окружающей обстановки и событий, где-то в глубине сознания понимала, что, скорее всего, это происходит во сне, поэтому даже не пыталась сопротивляться. Вместо этого она широко раскинула руки по сторонам.

Тёплая и упругая головка члена коснулась её мягких половых губок. Мужская плоть стала медленно, но неотвратимо вползать во влажные девичьи недра. Сантиметр за сантиметром фараон всё глубже входил в нежное тело трепещущей от похоти молоденькой девчонки. По мере продвижения внутрь, фараон прижимал колени к выглядывающим из-под майки маленьким грудкам, пока его большие яйца не коснулись немного приподнявшейся при этом девичьей попочки.

Вика вдохнула полной грудью и задержала дыхание. Она не знала, происходит ли всё на самом деле, или это ей только снится. Но она отчётливо чувствовала, как прямой и упругий член натянул на себя её податливое лоно, как его ствол распирает её юное, ещё не разработанное частым сексом влагалище, как мягкая, но такая упругая головка, проскользнув вдоль стенок её влажной розовой пещерки, упёрлась сейчас в её свод и замерла.

Дав девушке немного времени насладиться ощущением от его проникновения, опытный мужчина начал плавные, ритмичные движения. Он двигался умело, казалось, его тело было создано, чтобы создавать волну, вгоняющую член в послушно лежащую под ним девочку, чтобы глубоко и безудержно вторгаться в её тело, всецело овладевая им.

Вика покорно подчинилась волнообразному ритму, с которым фараон бесцеремонно пялил её. Хотя он и сказал, что его цель – всего лишь извергнуть в Вику своё семя, на самом деле он явно старался, чтобы и она смогла получить наслаждение. То, как фараон вёл себя, как говорил о Даре, который хочет преподнести, не могло оставить девчонку равнодушной. Поэтому всё происходящее сейчас она воспринимала не как банальный секс, а как таинственный ритуал, который ей выпала честь пройти с самим сыном бога Ра.

Фараон поначалу не издавал ни звука. Даже его дыхание оставалось ровным и размеренным, как и ритм его движений между ног у Вики. Его, влажный от девичьих соков член, то почти полностью выходил из неё, то до основания снова в неё проникал, раздвигая нежные и влажные стенки её узенькой щелочки. Со временем лишь немного увеличилась скорость этих движений.

Вику вновь охватили нега и истома. Она, сама того не замечая, изо всех сил подмахивала попочкой навстречу толчкам фараона. Раскинутые по сторонам руки сжимали в кулаки и мяли белую простыню. Её лодыжки были по-прежнему плотно обхвачены мужскими руками. Медленно, но неотвратимо приближаясь к разрядке, фараон вознёс свой взор вверх и опять забубнил какую-то мантру на древнем языке.

В тот же миг нарастающее желтоватое свечение стало озарять всё вокруг. Открыв глаза, Вика поняла, что на этот раз исходит оно вовсе не от скипетра, свет вырывался у неё между ног. Её тело светилось изнутри. Свет и тепло исходили прямо из её истекающей соками письки, в которую фараон продолжал умело долбить её своим членом.

Не переставая с упоением утопать в хлюпающей от смазки розовой девичьей мякоти, фараон всё громче произносил непонятные слова. С каждым его словом свечение нарастало, а тепло почти обжигало изнутри. Вика видела, что теперь свет исходит не только у неё из промежности, теперь светится изнутри и низ живота, и расходящийся на два валика половых губ её гладко выбритый холмик.

Помимо света и тепла девушка ощущала внутри себя ещё и ставшие более яростными и частыми толчки твёрдого мужского члена. Стало очевидно, что следующие несколько таких мощных толчков заставят её снова затрястись и бурно кончить.

Член сделал ещё три или четыре напористых движения меж раздвинутых Викиных ног. Фараон, вогнав своё орудие как можно глубже в девчонку, на мгновение замер, затем по его телу снова пробежали волны, но на этот раз совсем другие – более мелкие и частые. А Вика почувствовала, как в ней где-то глубоко забил яростный и горячий фонтан тягучей спермы, орошая изнутри её девичью плоть.

По всему девичьему телу тут же побежали судороги, животик задёргался, а дыхание перехватило от острых ощущений в каждой клеточке. Молнии второго за сегодняшний день оргазма многочисленными стрелами пронзали девчонку во всех местах, заставляя, плотно зажмурив слезящиеся от избытка чувств глаза, кричать, кончать, извиваться и стонать под фараоном во весь голос…

Очнулась Вика, лёжа ни животе в кровати отельного бунгало. Вся простыня, которой укрыл её Андрей, была собрана в большой комок и зажата у неё между ног. Голова лежала щекой на подушке. Взгляд был развёрнут в сторону прикроватной тумбочки, на которой стоял телефонный аппарат.

Помимо телефона на тумбочке находился и единственный привезённый со вчерашней экскурсии сувенир – изваяние древнего фараона в виде небольшого бюста. Вика не могла поверить своим глазам – на неё смотрело лицо того самого фараона, который только что во сне так мастерски поимел её в киску и заставил так бурно кончить!

Сомнений не было, на неё смотрела пара тех самых выразительных глаз, от взгляда которых сейчас пробирала дрожь. И тут ей вспомнился почему-то тот странный жест и слова фараона: «…Знай же, что мой взор всегда жаждет вида твоего изливающегося юного лона!»

– Не может быть!.. – с этими словами Вика привстала и села на кровати, так и сжимая между бёдер влажную от обильно выделившейся во сне смазки скомканную простыню.

Она взяла изваяние в руки и пару минут пристально рассматривала вырезанный из дерева бюст. Вчера в конце экскурсии, перед посадкой в автобус, туристов провели через местный стихийный рынок. Там множество торговцев отчаянно боролись за покупателей и всячески зазывали их к своим прилавкам. Особо бойкие норовили даже ухватить некоторых туристов за рукав!

Вике стало не по себе от такого поведения местных, она вжалась в плечо Андрея, и они поспешили к автобусу. В самом конце рынка был один торговец, который не кричал, не размахивал руками и никого не тащил к своей лавке. Он просто скромно стоял, а встретившись с Викой взглядом, учтиво улыбнулся и указал рукой на свой немногочисленный товар.

Решив, что уезжать из такого знакового места совсем без сувенира будет неправильно, молодожёны остановились и приобрели у него этот бюст фараона. Вернее, это Вика его выбрала. Возможно, потому что хотела как можно скорее покинуть этот рынок, а может, по другим причинам, но её рука безо всяких колебаний потянулась именно к этому изваянию из морёного дерева.

Девушка держала сейчас в руках этот сувенир и вспоминала все вчерашние события, а также свой сегодняшний послеобеденный сон. Чем дольше она смотрела в глаза изваянию, тем больше ей казалось, что и фараон смотрит сейчас ей прямо в глаза.

– Да ну… – Вика поставила фигурку снова на тумбочку и вскочила с кровати. – Хотя… – снова взяла её в руки и голышом направилась в ванную комнату.

Включив свет и усевшись на унитаз, она держала деревянный сувенир в руках, никак не решаясь побороть свой стыд и развернуть его так, чтобы фараон смог увидеть её полураскрытую щелку, из которой она как раз собиралась вот-вот выпустить струйку.

Немого посомневавшись, девчонка встала, закрыла крышку фаянсовой инсталляции и поставила бюст фараона сверху. Сама же зашла в душевую кабинку и, не закрывая дверцы, присела на корточки, развернувшись лицом наружу.

Взгляд фараона, казалось, был прикован к её обнажённой безволосой промежности. Вокруг было так светло и так тихо, что Вике было трудно перебороть свой стыд и начать, наконец, писать. Тогда она положила на дно кабинки лейку душа, включила тихонько тёплую воду и притихла…

– О!.. Ого… А-а-ах-х… Вот это да!.. – вырвалось у неё, едва первые капельки прыснули из красивой голенькой «абрикосинки» у неё между ног.

Девушка, чтобы усидеть на корточках, была вынуждена обеими руками вцепиться в дверцы кабинки. Горячая золотистая влага то брызгала из полураскрытой щелки, то сочилась буквально по капельке. Закрыв глаза и закусив губу, бесстыдница нарочно растягивала удовольствие. Мощные волны оргазма накрывали сыкушку снова и снова всё время, пока она испускала из себя тонкую кручёную ниточку тёплой влаги.

Иногда, приоткрыв один глаз, она тайком смотрела на деревянную фигурку и думала о том, каково же будет наслаждение, если её струящейся щелочкой будет любоваться не деревянное изваяние, а, например, сам Андрей! Он ведь давно намекал ей, что хотел бы на это посмотреть, но она всё стеснялась и отказывала ему в этом удовольствии.

Мысли в голове путались, ноги подкашивались, из узкой дырочки под клитором то струилась, то сочилась, стекая по маленькой аккуратной попке, влага. А писающая и одновременно кончающая бесстыжая девчонка сейчас мечтала лишь о том, чтобы это безумство длилось всё дольше. А желательно – чтобы вообще никогда не заканчивалось!

Через пару минут, когда, несмотря на все ухищрения, писать было уже нечем, похотливая сыкушка приняла душ и оделась. Решив как можно скорее отыскать мужа, она вышла из отельного номера. Долго искать его не пришлось – помогло СМС, которое он отправил ей вместо записки.

Очень скоро Вика нашла Андрея, сидящим под зонтиком возле бассейна. На столике рядом с ним было два высоких пивных бокала, один из которых был ещё наполовину полон. По пути девушка подошла к барной стойке и положила со стоявшего там блюда себе на тарелку два огромных куска арбуза.

– О, привет!.. Ты уже выспалась? – Андрей чмокнул в губы подошедшую к нему жену.

– Ага… Так классно! Ты прости, что я вырубилась, ладно? – ответила она, усаживаясь рядом.

– Ну… не знаю, не знаю… Должна теперь будешь!

Вика лукаво улыбнулась и стала жадно вгрызаться в кусок сахарной арбузной мякоти. В памяти у неё опять проносились события сегодняшнего дневного сна. Впрочем, был ли это обычный сон, она теперь сомневалась, ведь Дар, о котором говорил фараон, действительно оказался при ней!

– Гм… Должна, говоришь?..

– Угу… Должна! И как должок отдавать будешь? – подхватил забавную идею Андрей.

– А какие есть ва-ы-анты? – она еле ворочала языком, поглощая спелый арбуз и упиваясь его сладким соком.

– Ну, вот ты сама и предложи что-нибудь!

– Гм… – Вика прикончила тем временем первый кусок арбуза и собиралась приступить ко второму. – Арбуз будешь?

– Э… Не-е-ет!.. Так не годится! Арбузом ты тут не отделаешься!

– Ты уверен?..

– Уверен, уверен!.. Да и пивас мне вон ещё надо допить…

– Ну, ладно, тогда дай подумать…

Следующие несколько минут прошли в тишине. Андрей, немного недоумевая, наблюдал, как его жена, обливаясь арбузным нектаром, самозабвенно поглощает уже второй огромный кусок сладкой и сочной плоти спелой ягоды. Удивлял его и блеск в глазах, который у неё сверкал, когда она поднимала на него свой лукавый взгляд. Но внезапно ему на телефон пришло сообщение, и он отвлёкся, чтобы его прочитать.

Вика тем временем, доев арбуз, взяла со стола бокал мужа с недопитым пивом и залпом осушила его. Дожидаясь, когда Андрей допишет ответное СМС, встала со стула, подошла к нему вплотную, обхватила своими ножками его колено и взяла за руку. Тот посмотрел на неё недоумевающе.

– Пойдём?!

– Куда?..

– В номер, конечно! Я тебе там кое-что покажу!..

– Что покажешь?

– Сам увидишь…

– Но всё-таки?!

– То, на что ты давно хотел посмотреть!

– Я давно хотел посмотреть?..

– Ага… А заодно, может, тем самым и должок тебе выплачу!..

 

(Всего 125 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

9 комментария к “Дар фараона”

  1. Крайне редко можно встретить в эротических текстах такое “вкусное” описание “золотого дождя”.
    Рассказ совершенен с точки зрения его структуры. Смутило лишь неуместное в этой восточной сказке слово “залупа” у фараона, сына бога Ра.

    Отлично, автор! 🏆

    2
  2. Отлично. Мой коллега niki720 определенно сделал правильный выбор вернувшись со своими рассказами на страницы Табу-Стори. К вышесказанному в комментах могу добавить, что здесь еще много впечатляющих моментов, написанных подробно и с душой. А это не у всех в порнорассказах получается, очень часто бывает крайне сухо,несмотря на старания. А здесь сухости нет, учитывая тематику рассказа- нет в обоих смыслах. Понравилось.

    1
    1. Мой коллега niki720 определенно сделал правильный выбор вернувшись со своими рассказами на страницы Табу-Стори

      Совершенно с Вами согласен, LABEAN! А откуда вернулся, если не секрет?)

      1
        1. Несмотря на то, что последние полтора года (после смены владельца), Sexytales – это мёртвый сайт, у него есть неоспоримое преимущество: за семнадцать лет своего существования он “насидел место”, сформировав вокруг себя целую армию читателей.
          Чего нам с вами пока не хватает.

          2
          1. Спасибо, коллеги за ваши отзывы и комментарии! Полагаю, совместными усилиями мы с вами наполним этот ресурс интересным контентом, и читатели к нам, несомненно, потянутся!)

            2

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг