Skip to main content

Дневник нимфоманки (полная версия)

Вместо аннотации

Я не верю в чудеса. Чудо — это правильно сформулированное желание и тщательно спланированное действие.

Я веду дневник с 7 класса. Это всегда была тетрадь, толстая и обязательно красивая. Садилась за стол и перед тем, как начать делать уроки, открывала её. Заканчивалась одна, заводилась другая. Все они переезжали со мной с квартиры на квартиру, и стоят разноцветным рядком на книжной полке среди любимых книг до сих пор.

Там многое можно найти. И погоду за окном, и первый поцелуй, и первую любовь, и просто рассуждения о жизни. И мои слезы, и мою радость, и мою злость и обиду, мое становление и мои падения. Всего их одиннадцать — тетрадей моего детства и юношества.

Сейчас все проще, все можно хранить в электронном виде, главное, чтобы винт не умер в неположенное время (издержки современных технологий). С тетрадями такого не случится, но и они не вечны.

А что вечно под нашими Луной и Солнцем?

Портретная галерея, или Дневник нимфоманки

(Полная версия)

Я хочу, чтоб жизни было много,

Завтра, послезавтра и всегда.

Я хочу, чтоб жизни стало мало,

Чтоб понять, кто нужен мне сейчас.

Год 2014

Здравствуй, дорогой дневник. Достала тебя с полки случайно, покрытого пылью, ладно, хоть не вековой.

С удивлением обнаружила, что в конце еще осталась пара-тройка свободных страниц. А вот перечитала тебя с упоением. Неужели это всё Я? Странно, что я такая. Сама себя не узнаю.

***

Сеймур, 36 лет

Как всегда, позвонил не в тему. Я не настроена на секс, на встречу, на отдачу.

— Приезжай, кроме тебя я никому не могу доверять. Приедешь, трахнешь меня, вызовешь такси и уедешь.

— Сеймур, отвали, я не хочу.

— Я хочу, плачУ я, приезжай.

Ох, как меня достали эти самолюбы. Но я же сегодня купила новые туфли на последние деньги. Ай, пусть радуется. Звоню в такси. Приезжаю к нему, двери открыты. Захожу в комнату, он голый на диване, на компе порнуха.

— Ну, конечно, сидишь тут, возбуждаешься. Что опять трахнуть некого? Какого хрена меня дергать?

— Я плачУ, ты делаешь.

Козел!

— Смазку взяла? Давай с черного маленького.

Сеймур — мужик нормальный. Но у всех мужиков случаются проблемы с простатой. Им нужен массаж. Но сознаться в этом они могут только доверенным людям. Иногда врачам, чаще избранным женщинам. Я трахнула его в задницу вибратором, а сама снова осталась без конфетки, потому что кончил он от моего траха с остервенением мне в ладонь.

Я получила свои купюры за новые туфли и свалила восвояси. C”est la vie.

***

Игорь, 30 лет

Размер твоего члена трудно вынести. Ты трахаешь меня так, что у меня иной раз начинается кровотечение. И за что я тебя люблю? Блин, какая любовь на хрен? Твой напор, твоя страсть убивают. И как тебя жена выдерживает? СМС в субботу: «Привет, это Игорь. Тут мужик один на сайте хочет пару. Я сказал, что мы пара. 35 и 45. Позвони ему, скажи, что это так, а то он не верит». — «Игорь, я замуж выхожу». — «Ты моя королева секса. Я буду тебя трахать всегда». — «Я выхожу замуж». — «Я все равно тебя буду трахать».

И что ж вы во мне все находите?

***

Макс, 29 лет

Оплатил мою поездку в Новосибирск. Вроде верхний, но такой ребенок. Как дожить последний день этой недели до возвращения домой? Ежедневная порка утомляет, уже нет того удовольствия, что приносит наслаждение. В меня вселяется черт, я встаю на дыбы. Это проверка. Он ее не проходит. Жаль… Никакой он не верх, так, жалкое подобие. Ребенок-вундеркинд. Прервать сессию в разгаре — это в моем стиле. Слезы из глаз. Я не буду, не хочу. Растерянность в его глазах. Ошейник снял, все прекратил. Глупенький. Пощечина, захват — и я снова у твоих ног. Не смог, не выдержал. Отдыхаешь… Курю на балконе. Я больше не приеду.

***

Андрей, 58 лет

СМС: «Приезжай, 1000 рублей». — «Ты опять меня покупаешь?» — «Нет, просто ты красивая женщина, и я тебя хочу. Выходи за меня замуж». — «Замуж не пойду, а вот деньги не помешают».

***

Я устала. Хочу секса, реального, настоящего. Резиновый друг в тумбочке — спасение, но такое мерзкое.

Ахмед: «Ты будешь кончать каждый день». — «Да, солнышко». — «Как ты это делаешь? Расскажи». — «Я вижу тебя, ты наклоняешь меня на кухне на стол. Я упираюсь руками в столешницу и раздвигаю ноги. Я хочу, чтобы ты вошел. Хочу чувствовать тебя внутри. Войди. Сделай мне больно, я приму тебя, дай мне это почувствовать».

Но я одна на своей кровати два на два. Пальцы сами находят заветный бугорок и начинают его теребить. Я выгибаюсь дугой. Мне больно, мне хочется настоящего. Я ввожу в себя вибратор, чувствую напряжение и понимаю, что тело само работает за меня, помимо сознания, помимо воли. Я кончаю, подавляя крик, идущий изнутри. Но я не получаю удовольствия. Это только распаляет желание. Желание, которое никто не удовлетворит.

***

Я нимфоманка. Я осознаю это и принимаю. Мне мало одного мужчины. Мне мало даже двух. Я сучка, шлюха, проститутка. Нет, я не работаю за деньги, это второстепенно. Но деньги тоже не мешают. Мне нужно удовольствие и страсть. Я нимфоманка.

Дорогой дневник, я хочу выкинуть тебя навсегда, сжечь, растворить в кислоте, уничтожить. Но это не значит, что я уничтожу свою жизнь, поэтому я поставлю тебя на полку с книгами. Пылись вместе с ними, может, когда-нибудь что-нибудь… Вот только зачем?

***

Последние страницы, дорогой дневник. Хочешь, я расскажу тебе, как это бывает наедине с собой? Я знаю, тебе все равно. Но я расскажу.

Я лежу на спине, широко раздвинув ноги. По телу пробегает легкая волна желания. Я провожу рукой между ног, там уже влажно от мыслей. Моя девочка реагирует на все мысли ее хозяйки. Я хочу… ХОЧУ… этим все сказано. Пальчики играют клитором симфонию страсти, он набухает, как орешек, как крупица вселенной, вселенной страсти нимфоманки. Дальше пальцы раздвигают губки, нежные, свежие, будто их не касалась сотня членов. Однажды меня спросили: «Почему у тебя пизда такая нежная, как у девочки?» — «Не знаю, не давала, кому попало», — ответила я. Просто она такая. Такая, какую я хочу трахать, сама хочу, без чужого вмешательства. Вибратор прикасается к телу, меня сотрясает дрожь, я живу сексом, живу страстью, я нимфоманка. Выгибаюсь дугой на кровати, сдерживая стон, и спокойно засыпаю с вибратором, плотно прижатым внутри.

Год 2015

Затеяла генеральную уборку. Редко со мной такое случается, ненавижу уборку, но глобальную начинаю, когда хочется отвлечься от мыслей. Протирала пыль на полке с книгами и опять эта тонкая тетрадь прыгнула мне в руки.

Дорогой дневник, ну какого хрена ты снова меня дергаешь? Что? Еще одна страница пустая. Заполнить? Ну, хорошо. А потом что? Новая тетрадь… или уже хватит? Давай, договоримся. Сейчас я заполняю последнюю страницу, ставлю тебя на полку, и ты никогда, слышишь, никогда не попадаешь в мои руки.

***

«Мой Ангел-Хранитель, я снова устала.

Дай руку, прошу, и крылом обними,

Держи меня крепче, чтоб я не упала,

А если споткнусь, ты меня подними». (с)

***

Сергей, 40 лет, женат, трое детей

— Скажи, ты совсем меня не вспоминаешь?

— Ну почему же, я помню о тебе.

— Но я тебя все время хочу. А ты вся такая верная…

Нас связывают странные отношения. Он уходит, но всегда возвращается. Как и многие другие. Зачем? Он и сам не может этого сказать. Что во мне притягивает, он не знает. Просто год-два, и я снова и снова всплываю в его голове.

Сегодня я спросила — почему? Ответил — не напрягаешь, не грузишь, не требуешь. Что это? Он пользуется мной? Нет! Да!

Я ему нужна, зачем, не знаю, но нужна. Отдушина, желание, секс.

Кровать на съемной квартире. Широкая и скрипучая. Сколько там до меня трахнули девочек? Много, но это неважно. Есть сегодня и сейчас. Я на этой кровати. Он рядом. Дурные обои — агрессивные, белые с синим. Почему все съемные квартиры отличаются абсолютной безвкусицей? Наверное, чтобы там не хотелось остаться.

Я даже минет не смогла сделать так, как умею, глубоко и чувственно. Я просто сосала, слегка доставляя удовольствие. Убери руки, не трогай, дай сосредоточиться на члене. Не вставило. Меня не вставило. Наверное, минет все ж таки очень интимная вещь. А вот его язык доставил мне истинное удовольствие. Так ласково, так нежно. Красиво, мило и не в напряг. Но это всего лишь прелюдия. Меня не впечатлило, но большего захотелось. Два месяца без секса.

То, что я голодна, поняла, когда ощутила член внутри себя. Он туда проник, как по маслу. Я выгнулась навстречу. И кончила почти сразу. Ощутила сокращения матки внутри. А мысли были в другом месте: «Любимый, почему тебя сейчас нет рядом? А все ли ты сделал? Твои слова — люблю, скучаю… слова, не более того».

***

Я нимфоманка. Секс для меня — жизненная необходимость. Эмоциональная составляющая — это лишь мелочи. Желание и состояние души. Я нимфоманка. И жить без секса не могу.

***

Ощущаю внутри живой член. Он вибрирует, он хочет. Знаю, чего он хочет. Напрягаю мышцы влагалища. Мы двигаемся в унисон. Он вниз, я наверх. Как, черт возьми, это приятно, ощущать его внутри себя, держать, двигать, трахать. Ну и кто кого сейчас трахает? Знаю, как мужчины на это реагируют. Они просто теряют контроль над собой. Осознаю свою силу, получая при этом удовольствие. Держу его ногами на краю кровати.

— Ляг на бочок.

Да, так еще лучше. Ты входишь, мне больно. Я знаю эту боль, люблю эту боль. Когда мне больно, я возбуждаюсь еще сильнее. Меня насиловали, не раз и не два. Меня насиловал мой бывший муж. Это он сделал меня такой. Он не сумел меня убить. Он просто заставил меня полюбить боль. Я ненавижу его за это. Я люблю его за это…

Сссучка! Я знаю, не рычи на меня!

Кончил он два раза подряд, я примерно пять или больше, не помню точно.

***

Таня, 31 год

Жена моего сына. Их скандалы выводят меня из себя. Сын посылает ее на все мыслимые и немыслимые, а она снова и снова возвращается. Скорее, ради меня, чем к нему.

Не знаю, как это объяснить. Она меня бесит. Но я ее хочу. И знаю, что она хочет меня. Она опускается на колени и целует мои коленки. Нет, сучка, сюда. Раздвигаю ноги и беру ее за волосы. Тыкаю носом в мою промежность. Соси, сука, лижи. Хочешь, чтобы содержали, — получай. Я ненавижу ее. Я ее хочу. Я нимфоманка. Она хочет — я даю. Это — безумие. Это — страсть.

Дорогой дневник, забери эту страницу в себя и никому не показывай.

Я хочу эту девочку, она хочет меня. Но есть преграда — сын. Скажи, что сделать? Не можешь? Что ты можешь? Кусок бумажки!

***

Макс, 40 лет, Хозяин

С тобой все сложно. Я нужна тебе, но отдачи я не получаю. А быть нужной без чего-то взамен так эмоционально трудно! Невыносимо трудно…

Два часа ночи. Уже уснула, но изначально знала, что позвонишь, чувствовала. Телефон рядом. Когда он запел, я уже не спала. У тебя есть исключительное свойство — подчинять своей воле даже на расстоянии. Когда-то именно за это я выбрала тебя среди других.

— Я поражаюсь, как быстро ты просыпаешься.

— Я ждала звонка, знала, что Вы позвоните.

— Хотел раньше, но не получилось.

— Знала, поэтому проснулась.

— Как ты, девочка?

— Плохо.

Полтора часа разговора о моих проблемах.

— Я хочу встречи.

— В каком формате?

— В прежнем.

— Но ты сняла ошейник.

— Сняла? Нет! Только попыталась. Вы же мне этого не позволили.

— Почему? Я отпустил.

— Но Я не сняла ошейник.

— Подумай и скажи, в каком формате ты хочешь встретиться.

И вот тогда я поняла. И пошла ва-банк.

— А что мне кто-то позволил думать?

Хозяин мне не раз говорил, что я им манипулирую. Что он это чувствует, но не может понять, как я это делаю. А я не делала ничего. Просто была у его ног. И делала лишь то, что хотел он. Но сама попросила свободу! Дура!

***

Замысловатый узел, веревка скользит дальше холодной змейкой, нет, она не укусит, лишь отзовется внутри сладким стоном. Вот узел стянул руки, дыхание в груди перехватило. Сейчас, минутку, дай отдышаться. И снова это движение веревки по телу. Почему это незатейливое скольжение заставляет трепетать? Почему разгорается жаркое пламя?

Повязка на глаза.

… Плотная ткань закрывает свет. Теперь весь мир сосредоточен на ощущениях. Слух напрягается. Веревки вдруг резко врезаются в тело, но это всего лишь секунда. Ты нежно укладываешь меня на одеяло. Теперь, когда нет возможности видеть, твои прикосновения огненной стрелой пронзают душу. Что это? Ухо уловило посторонний шорох. А если кто-то придет? Прочь сомнения. В твоих руках я в безопасности, Хозяин, Мастер, Любимый.

***

Сегодня я проснулась в постели с некоей сущностью. А вот Дьявол это был или Ангел, не знаю. Скорее, первое. Но то, что это было не мое воображение — это точно.

Выходной день, уснула днем, после обеда. В квартире была одна. В какой-то момент проснулась от ощущения, что кто-то есть на кровати за моей спиной. Развернулась и открыла глаза. Но вокруг была кромешная тьма. Она настолько плотно окутывала меня, что я не видела ни комнату, ни свет из окна, но зато всем телом ощущала чье-то присутствие. Чувствовала мужскую энергетику. Меня сковал страх, липкий, противный страх. Так бывает, когда тебя лишают возможности действовать, ты чувствуешь свою беззащитность. Но сквозь этот страх я понимала, чего хочет он. Того же, что хочет любой мужчина от женщины.

Моя рука, будто сама собой, потянулась туда, где должен быть член. И там все было так, как у реального мужика. Его член оказался в моей руке, я по-прежнему не видела, только чувствовала. В следующий миг чернота нависла надо мной, почти вдавливая меня в кровать.

Но я отчаянно старалась разорвать тьму вокруг себя и включить свое зрение, в следующий миг мне это все же удалось. Сущность исчезла. Я перестала ощущать нависшую надо мной тяжесть. И сразу исчез страх.

Перевела дыхание, подвигала руками, ногами — все работало. На улице по-прежнему был день, и дома я по-прежнему была одна.

Странно, но когда все закончилось, мне вдруг захотелось, чтобы это повторилось снова. Пожалела, что в тот момент так отчаянно сопротивлялась. Вот оно — неуемное женское любопытство.

***

Алекс, 49 лет, Израиль, знакомство в сети

Ты появился на пике моего блуждания по мировым сетям. Я с легкостью заводила знакомства по всему миру, не очень-то рассчитывая на реальный результат. В этот период виртуального общения, пока я бережно сохраняю неприкосновенность личного пространства, но могу часами сидеть у экрана ноутбука и говорить обо всем с изображением в скайпе вроде бы реального человека.

Ты был более чем реален. Вальяжный, уверенный в себе, всегда спокойный и уравновешенный. Обычная внешность для мужчины средних лет, но весьма проницательные глаза. Ты всем своим видом внушал доверие. Конечно, купилась. А кто не купится на обещание приятной поездки на море вдвоем, на исполнение любых желаний, на заявление быть защитой и опорой, пусть ненадолго, на время, на отпуск. И я начала строить планы…

Но ты исчез, внезапно, ничего не объясняя.

***

Ахмед, 39 лет, любимый мужчина

Как можно рассказать любовь? Когда засыпаешь и просыпаешься с одной мыслью — как ты, что с тобой, где ты? Как можно рассказать любовь? Когда все мысли только о тебе? Когда теряешься по жизни, потому что ты не рядом? Как можно рассказать любовь? Когда улыбаешься ни с того ни с сего, потому что вспомнился твой голос? Что еще могу я рассказать? Как счастье плещет через край сосуда в душе? Или слезы наполняют сосуд, чтобы омыть его? Как можно рассказать любовь?

***

Дорогой дневник, это последняя страница, которую я заполнила.

А теперь оставь меня в покое, прошу.

Да, я нимфоманка. И секс для меня — это смысл жизни. Но не заставляй меня больше выкладывать всё на блюдечко, пожалуйста, позволь мне просто жить.

Год 2016

И снова здравствуй, дорогой дневник!

Достаю тебя с полки, как реликвию, нет, как друга, который знает обо мне всё и даже больше.

Ну что, еще осталось место для откровения? Доверить тебе еще одну главу моей бестолковой жизни?

Молчишь? Наверное, поэтому и доверяю тебе.

***

Николай, 40 лет, самый сложный мужчина в моей жизни

Наши отношения начинались как в сказке. Случайно, быстро, красиво и очень непредсказуемо.

Твой приезд ко мне в середине февраля. Посиделки в кафе, вино, суши, разговоры о литературе, театре, фотографии, философии. Мы упивались друг другом с жадностью голодных волков, которые вгрызаются в горло жертвы, высасывая кровь.

Утро на твоем диване, в соседнем городе.

Однажды ты признался: «Знаешь, в первую минуту ты мне очень не понравилась внешне, но это длилось недолго. С тобой приятно общаться, ты живая». Тогда для меня это был самый ценный комплимент, а точнее, констатация факта. Тогда я была живой.

То же самое я сказала о тебе. Мне до сих пор, спустя год, не нравится твоя внешность. Твои глаза становятся бесцветными, когда ты злишься. Твои руки наливаются тяжестью, когда тебе плохо. Твое сердце готово выскочить из груди, когда что-то идет не по сценарию. Когда ты в бешенстве, лучше не приближаться.

Ты насыщался моей живостью. Косметика, обычная в повседневной жизни, тебя выбешивала. В твоем логове она сама собой исчезла, впитывалась внутрь тела, не оставляя следа. А если этого не происходило, ты просто выпинывал меня в душ. «Ну вот, красота вернулась, теперь ты живая», — сказал ты однажды, когда я смыла полную боевую раскраску после новогоднего корпоратива.

Наши отношения за год знали взлеты и падения. Мы любили друг друга безоглядно и так же ненавидели. Мы валили друг на друга все свои проблемы, выносили их на плечах, старательно выискивая виноватых, которых не было. Мы пили кровь друг друга. Я питалась от тебя мертвечиной, ты насыщался живой плотью. Точнее, энергией. Пока не выпил до дна.

Однажды я поняла, что происходит. Эта неделя рядом с тобой открыла мне глаза. Мертвец, питающийся живой кровью. Образное выражение. Тебе нужна живая энергия, которой у меня, к сожалению, почти не осталось. Ты высасываешь меня. И причина лишь в том, что мне требуется та самая энергия, которая на исходе.

Мы оба мертвы, оба привыкли питаться другими. Но проблема в том, что при моей готовности отдавать, не хватает ресурсов. Впервые не хватает! Ты должен отпустить меня в мир, где я попытаюсь найти эту энергию.

Проблема, что мое окружение уже высосано до дна. В них ничего не осталось. А новых искать все сложнее. Мне нужно вынырнуть из омута. Я давно пытаюсь это сделать, а ты тянешь меня на дно. Ты этому способствуешь, высасывая меня без остатка. Ты оказался сильнее. Смерть сильнее жизни…

А мне нужна твоя помощь. Найди подпитку для меня! Я вытяну все, что возможно. А потом отдам тебе. Мы оба будем в выигрыше. Это взаимовыгодное сотрудничество. Я не из тех, кто отдает безответно. Я хочу жить. И я буду жить, пока моя жизнь нужна кому-то. Я вытягиваю из других, чтобы отдавать. Но далеко не всем. Лишь тем, кто нуждается. Пока это ты, дальше будет видно!

Помнишь тот вечер, ночь, утро, когда мы впервые за год поссорились? Точнее, я разозлилась на тебя. Помнишь, как это случилось?

Я помню все до мельчайших подробностей. Помню твое наслаждение от моей безысходности, твой жест владения, который нельзя переступить. Ты показал свою власть надо мной в полной мере. Ошейник и браслеты — лишь мелкая деталь в твоей безграничной власти. Ты показал мне свое превосходство.

Мне оставалось только одно — принять безоговорочно либо уйти навсегда. Я предпочла первое.

Ты предупредил сразу — не сметь ее обижать! Девочка оказалась великолепна. Хрупкая, ранимая, нежная и сильная одновременно. Она запала мне в душу сразу. Именно такую я хотела иметь. Ты знал!

Она решила, что ей позволено командовать. Я не сопротивлялась, молча смотрела. Мне не нужно было слов, а она сама поняла, кто главный или главная. Нет, я не выношу командования. Люди сами готовы подчиняться моим желаниям. Уже через несколько минут она прижалась ко мне, отдавая свои самые сокровенные желания. Я услышала ее, она поняла меня.

Ты наблюдал со стороны! Я была непротив.

Барный стул посреди комнаты. Ты выставил его невзначай, походя, вложив мне в руки любимый мной кожаный ремень с металлическими заклепками ровно на середине. А это означало — ОНА. Девочка оказалась воспитанной. И когда ты успел? Не важно. А может, не ты? Такую нашел?

Она легла животом на стул. Худосочная попка, белая кожа. Явно останутся синяки. Ты смотрел на меня испытующим взглядом, молча, выжидающе. Мои руки дрожали. Первый удар отозвался звоном в моих ушах, она не дрогнула. Меня заусило. «Сссссука», — грохотом прозвучало в голове. И я, пытаясь контролировать эмоции, хлестала ее по заднице. Нет, меня это не возбуждало. Я просто видела твой взгляд. «Сделай это», — говорил ты мысленно. Металлические заклепки оставляли явные следы на белой коже. Мне было ее жалко. Все мое существо противилось, но я снова и снова заносила руку и опускала ремень на беззащитную попку. В какой-то момент я начала получать от этого удовольствие. Но Она застонала и выгнулась. Я остановила руку в воздухе, так и не положив очередной удар…

Ты, явно разочарованный, поменял нас местами, приковав меня к ножкам стула. Это уже было нечестно. Хотя о чем я говорю? Ты Мастер, ты учишь. А ученики всегда получают больше, чем подопытные. Чем ты меня порол, не знаю. Ремень, стек, шнур. Мне было все равно. Боль, которую я испытала, трудно с чем-то сравнить. Ты вымещал на мне свою злость за невыполненное задание. Я принимала это покорно, насколько могла. Завывала изредка, когда было совсем невыносимо. Девочка подхватила меня, когда ты отстегнул браслеты. Я была немного не в себе. Так часто бывает после настоящей порки.

Она обняла сзади, прижала к себе. Отдала свое тепло. Мои руки разжались… И тут я услышала звук открывающегося кофра, ты выдернул камеру. Три-четыре кадра с плеча, без постановки, навскидку. Я знаю — ты Мастер! Фото получились изумительными!

Девочка развернула меня к себе и впилась в мои губы. Я так и не поняла, кто командует в этот вечер. Так сложилось, что мы обе были на взводе, мы ласкали друг друга без оглядки на тебя. Она скользнула вниз и впилась губами в мои нижние губы. После порки мне уже не хотелось сопротивляться. Я раздвинула ноги и рывком вдавила ее голову.

— Ты знаешь, какая ты вкусная?

Да, я знаю, эту фразу я слышу на протяжении всей моей жизни. Да, я знаю, что я вкусная. И тем, кому посчастливилось отведать мой вкус, можно позавидовать, потому что таких немного. Я никого не пускаю туда. За редким исключением! Эта девочка заслужила мое доверие, потому что так захотел ты!

Я выгнулась в экстазе, словила удовольствие от нежного прикосновения влажного языка. Она работала слишком профессионально. Находила те точки, которые надо, не делала лишних движений, вовремя ласкала клитор. Я уплывала. Но мне хотелось тебя!

Ты пришел… Но не в меня! В нее…

Меня охватила тоска. Я свернулась калачиком на приступке дивана. Меня трясло. «Ты не мог со мной так поступить! Нет! За что?»

Ты пренебрег мной! Я тебя ненавижу. Ты высосал меня до дна. Ты выжал все, что я могла дать, и пренебрег в тот момент, когда был нужен больше всего на свете. Я возненавидела тебя тогда.

Ты изобразил обиженного, еще больше унижая меня, и пошел спать на полу в тулупе, под балконом. Девочка была в ужасе. Я накрыла тебя покрывалом, чтобы не замерз. Все ж таки я за тебя отвечаю, как бы там ни было…

Утром я проснулась у тебя под боком. Все ж таки перебрался на кровать. Но было уже поздно! Я обиделась. Да, мы поговорили потом, да, ты сказал, что не сердишься. Но от моей души остались лишь ошметки.

В то утро я ушла не слишком красиво, оставив открытой входную дверь и разбросав по квартире свои вещи. Да, я сделала это нарочно, чтобы ты понял мою боль. Потом ты мне сказал, что девочка была от меня в восторге. Но обиду ты затаил. И я тоже.

Дай мне свежей крови, и я приду к тебе, чтобы снова поставить на ноги. Я отпускаю тебя в прошлом, отпуская в настоящем, отпускаю в будущем. Я ухожу от тебя. Ты свободен. Прощай! Люблю, целую. Я.

***

Сегодня была в церкви. Редко со мной такое случается. Я не люблю церковь, предпочитаю католический собор, или бурятский дацан, или мечеть. Что угодно, но не православную церковь. В ней мне становится плохо. Почти всегда. С Богом я говорю и так, без посредников. Но сегодня был особый случай. Мне туда было надо. Мне были нужны глаза Богородицы. Ее рука и ее покровительство.

Предпраздничная вечерняя служба. Завтра Покров. Я даже слова услышала, даже в смысл проникла. Так мне это было нужно.

Я не вошла. Наложила крест и встала в дверях, плечом к дверному косяку. Нашла Её глаза. На таком расстоянии с моей близорукостью в минус три с половиной детали не видно, я видела только яркое пятно, свет. Непрозрачный, но живой, я чувствовала взгляд, Её взгляд. Самовнушение? Да! Наверное, может быть…

Служба шла своим чередом. Я просила о своем. И Она ответила. В какой-то момент на голову опустился Венец. Голова ушла в плечи, они согнулись. Секунда, и я вновь была на ногах — гордо развернутые плечи и голова, чуть запрокинута назад, вот только тяжесть венца не ушла.

Её сиянье затмевает солнце,

И замерзает кровь в ее тени.

Такое счастье дорого дается.

Венец, откуда не взгляни.

Любой валет в ее большой колоде

Падет, как жертва ревности слепой.

Она одна и от меня уходит

Давно проторенной тропой.

Где-то ангелы кричат: «Прости, прощай»,

Плавится душа, как свеча,

Разлилась по сердцу печаль.

Я на веки твой, ты ничья.

А после меня закрутило в воронку. Мне хорошо знакомо это состояние, когда тело против воли выписывает одну дугу за другой по кругу. В этот раз против часовой стрелки — на удержание. А что удерживать, когда ничего нет? «Венец безбрачия»?

Поблагодарила и вышла из церкви, не дожидаясь конца службы и не сделав то, что хотела — купить иконку Божьей Матери.

А по дороге домой я встретила знакомую. Мы работали вместе в школе. У нее все было хорошо. Муж, две девочки — 11 и 6 лет. А в прошлую среду погиб ее муж. Трагическая случайность — сгорел в гараже, в собственной машине. Как сказали пожарные, замыкание сигнализации и возгорание.

Вот так…

Так может, у меня не так уж все и плохо?

Где-то ангелы кричат: «Прости, прощай»,

Плавится душа, как свеча,

Разлилась по сердцу печаль.

Я на веки твой, ты ничья.

Я прощаю и отпускаю всех, кто вольно или невольно причинил мне зло. Я смиренно прощу о прощении тех, кому причинила зло я.

Я снимаю с себя «венец безбрачия», я добровольно отдаю его тому, от кого получила. Прими дар сей с поклонением и благодарностью. Аминь.

Год 2017

Привет, дорогой дневник. В этот раз я выуживаю тебя с полки насильно.

Ты сдержал свое обещание и не попадался мне в руки почти год. А вот теперь я буду «насиловать» тебя! Просто мне хочется рассказать, как все получилось в итоге.

***

Алекс, 51 год, Израиль, знакомство в сети

Сообщение в скайпе:

— Дай ссылку на рассказы Дианы, давно не читал, а ссылка потерялась.

— Алекс? С чего бы это?

— Так, вспомнилось. Как дела?

Днем в перерывах на работе болтали ни о чем. Легкий трёп, а сердце замирало. Вечером мне подумалось, а ведь третий раз Алекс возвращается тогда, когда мне плохо. Когда я попадаю в яму и меня надо оттуда вытаскивать. Случайность? Может быть.

Этот виток спирали был самым крутым. И дело было во мне, наверное. Именно в этот раз я была так уязвима и беззащитна, что простор для спасения был огромным.

Первый делом Алекс попросил почитать историю с девочкой. Его выводы были категоричными: «Ты ему не нужна. Вернешься к нему, мне не пиши сразу. Я собственник». — «Я помню».

Я не собиралась тогда возвращаться и решила принять условия.

В распахнутые настежь окна, ворвался Виктор Цой со своей «Кукушкой», то ли из машины, то ли из другой квартиры.

Песен еще ненаписанных, сколько?

Скажи, кукушка, пропой.

В городе мне жить или на выселках,

Камнем лежать или гореть звездой?

Звездой.

Солнце мое — взгляни на меня,

Моя ладонь превратилась в кулак,

И если есть порох — дай огня.

Вот так.

Случайность? Может быть…

***

Ярая противница любых виртуальных игр, в этот раз я с готовностью раздвигала ноги перед камерой и удовлетворяла себя, чувствуя, ощущая наблюдающий взгляд. Ты редко что-то говорил в такие моменты, ничего не делал сам, просто смотрел, смотрел, как кончаю, как уплываю в бескрайний простор вселенной. Наблюдал за моим телом, а чувствовал душу. Ты был со мной рядом.

А 200 долларов, отправленные для похода в сексшоп, меня особенно порадовали. С каким наслаждением я выбирала игрушки! Сама и только для себя. Анальная пробка, какая мне нравится, а не какую подарил очередной проходящий любитель анала. Вибратор, подходящий по размеру и мощности только мне. Короткая плетка, которой можно пользоваться самой. Стильный кожаный ошейник с металлическими шипами и цепочкой. Красная повязка на глаза и красный же пластиковый шарик-кляп. И еще разные мелочи с вибро-режимом. Белье и чулки.

И с еще большим наслаждения я примеряла всё это богатство вечером перед камерой, под твоим пристальным и улыбающимся взглядом. Ты делал меня счастливой, вытаскивал меня из ямы отношений, зашедших в тупик. Ты был глотком свежего воздуха, источником новой живой энергии.

***

А я шла по дороге, вокруг толпились мысли и сны. Я не замечала их, не говорила с ними, я шла вперед, туда, где горизонт, где начинается Звездный мост. Я шла по Млечному пути, вперед и вверх, мое тело становилось легким и невесомым, а душа свободной. Она летела через Вселенную, прочь от проблем, от мыслей, от снов, в свободное пространство. И Вселенная замирала вокруг.

Этому научил меня ты! Алекс, я благодарна тебе.

***

Но мне уже хотелось большего, хотелось реальности, я искала параллельно иные пути, человека в реальности. Я уже готова была даже поделиться личным пространством. И я нашла мужчину рядом. Неоднозначного, сложного, но близкого по духу. Не нашла, а вернула или вернулась сама.

Еще ничего не определилось точно в моей голове, а вот ты исчез так же внезапно, как и всегда. Ни объяснений, ни слов, ни намеков. Тебя просто не стало в сети. Да, я писала, просила объяснить, в конечном итоге смирилась. Это ведь я выбрала не тебя… Алекс…

***

Николай, 41 год, самый сложный мужчина в моей жизни.

— Скажи, тебе было сложно вернуться?

— Спроси об этом себя.

«Как детство, ночь обнажена.

Земля становится просторнее…

Моя щека обожжена

пронзительным:

«Скажи мне что-нибудь!»

«Скажи мне что-нибудь!

Скажи!

Скорей!

Пусть будут звезды — до неба.

Заполони.

Опустоши.

И все-таки

Скажи мне что-нибудь!

Плати за то, что целовал,

Словами вечными, как прошлое…

Зачем

Учился ты словам?

Скажи мне

Что-нибудь хорошее…

За то, что ты не опроверг

Все мужество мое

Нарочное,

За бабий век,

Недлинный век —

Скажи мне что-нибудь хорошее…»

Святая

И неосторожная,

Чего ты просишь?

Правды?

Лжи?

Но шепчет женщина:

«Скажи!

Скажи мне

Что-нибудь хорошее…»

(Роберт Рождественский)

Мы встретились снова, и волна захлестнула обоих. Я видела слезы в его глазах, я не смогла устоять, я упивалась своей властью. Никто из нас не победил. А нужна ли победа? А может, просто БЫТЬ рядом? Желать друг друга, любить друг друга, выносить друг друга из пучины житейских вод. Наслаждаться друг другом и беречь.

Беречь нежность в душе и глубину отношений. И неважно, что нам обоим не нравится наша внешность. Разве это имеет значение?

***

Я нимфоманка. Я люблю секс во всех его проявлениях, я не могу без него жить. Но сейчас мне хватает одного мужчины, с которым секс круче, чем с сотней других.

***

Дорогой мой дневник, тоненькая тетрадка, я не сожгу тебя, не утоплю, не растворю в кислоте, ты останешься на полке с книгами. И потом, лет через десять, я достану тебя, прочитаю с улыбкой на лице и скажу: «Спасибо тебе, что терпел меня такую, какая я есть!»

Почему-то вспомнилось: «Перекрашу квартиру в розовый цвет. В спальне будет ночь, а на кухне рассвет…»

Может быть, опять на встречу ветру? Или остаться здесь и навсегда?

Диана Тим Тарис, 2017 г.

(Всего 53 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

2.13

Секс с пятым судьей иерусалимс ...

0

Душевный эксбиционизм ...

0

Превратности судьбы ...

Похожие рассказы:

13

Зеркало для героини. Глава 2в) ... Автор: DD

214

Дама в Сандалиях ... Автор: Чужой

0

Виктор – приключения в д ... Автор: Alex77

Diana Tim Taris

С такой женщиной одна ночь может быть визитом в рай, но жизнь с ней - это сущий ад. Слишком много у нее тараканов на квадратную извилину...

3 комментария к “Дневник нимфоманки (полная версия)”

  1. Съездить с такой женщиной в туропездку в Париж – это сказка! Но жить с такой просто невозможно – она душой в параллельном мире…
    Необычайный рассказ. Жаль, мне нимфоманки в моей совершенно нескромной жизни не встречались. Так что рассказ для меня – открытие

    1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!