Skip to main content

Дневник полковника авиации. Часть 2

Идя по пустынной просёлочной дороге, я набрёл на какой-то посёлок буквально из десяти домов, ну и, что естественно, подошёл к крайнему, весьма добротному. Постоял за углом, только хотел постучать в окно, как из дома вышла такая симпатичная и очень аппетитная девушка в халате и накинутом на плечи пальто и зашла в сарай. А я за ней, слегка напугав её, попросил немного еды и хоть кусок хлеба, а то от проклятых жёстких немецких галет уже язык болит. Поможешь нашему лётчику? Меня сбили и я иду к своим, к линии фронта…

Она покивала и пообещала дать еды и пошла в дом, хитренько так вильнув своими красивыми глазками, а мне сказала — ждать в сарае. Ага, щаззз! Ходы кривые роет умный ловкий крот, как часто шутил над моими манёврами в бою Панченко. Девица эта аппетитная в дом, а я заскочил за угол дома. Тут вскоре выскакивают из дома два полуодетых немца, в одних галифе, видимо уже собрались «оприходовать» эту фигуристую молодку, винтовки в руках, а та стала впереди, руки в бока и так ехидно и громко вопит:

— А ну, лётчик-налётчик, выходи побыстрее, сейчас тебя накормим! В лагере наешься! – и хохочет. Ах ты, подстилка немецкая! Предательница! В лагерь меня? Залупу тебе на воротник, как иногда грубит Саша Панченко!

Я и вышел, но не из сарая, а из-за угла, «Коровин» негромко кашлянул дважды, с пяти метров и кривой не промахнётся и оба героя Вермахта с лишними дырками в затылках повалились на землю.

Молодка завизжала изо всех сил и рванулась в дом, но от меня не убежишь — я был в ярости от подлой выходки этой девицы-предательницы, ворвавшись в комнату, я сбил её с ног и завалил на пол. Ну вот тебе и на! — а я вдруг сильно возбудился, лежа на ней и от души помяв её мягкую пышную грудь. Недаром раньше войскам всегда давали захваченный город в полное пользование на три дня — сейчас я был тем же захватчиком и победителем, ведь немчура валяются дохлыми, а я лежу на этой весьма аппетитной молодке.

Рывком поднявшись, я схватил её и бросил на кровать, опрокинув на спину и задрав её длинную юбку. А она уже и без трусов, светит мне своими прелестями! Стоя рядом, я сбросил пояс и приспустил галифе, а молодка, увидев мои действия, тут же понятливо раздвинула свои длинные полные ножки — сейчас со мной не повздоришь и только так она может заслужить прощение. Да и свою жизнь! Я просто кишел бешенством – она хотела меня сдать немцам! Может я и поступил подло, но вот именно так я и поступил! И она громко заохала подо мной, видно точно собралась дать немчуре. Обойдёшься без немцев!

А какой у меня сейчас был обалденный секс — я точно был не только в этой «подруге», но и в побеждённом городе! Но кончив, я сразу быстро стал собираться — пора и сматываться, вдруг тут ещё есть фашисты и они припрутся вскоре сюда. Я набрал в найденную холщовую сумку такой чудесной вареной картошки, ещё тёплой, буханку хлеба и здоровенный кусок сала — в дороге пригодится. Тем более, что я проголодался в дороге.

Только я собрался выходить, как мой взгляд упал на эту полуголую сволочь, какая она соблазнительная и какая подлая она предательница, я тебе ещё сейчас «отомщу». И я расстегнул кобуру. Она как будто прочла мои мысли в моём огненном взгляде и быстро встала в коленно-локтевую позу. Вот теперь я, несмотря на такую экстремальную ситуацию, получил ещё намного большее удовольствие, вновь кончив прямо в неё — а это ей опять в виде наказания. А интересно, как ей было, потому что эта негодяйка постоянно повторяла: «Ой, как мне хорошо! Ох, как мне чудесно! Ой, как мне сладко!» Хотя скорее видимо для того, чтобы мне польстить и остаться живой. Не исключено, ведь я получил удовольствие, расслабился и не смог выстрелить в неё, хотя и следовало бы. Ну и мыть моего «бойца» некогда и я так нагло сунул его в рот этой обалдевшей красотке, заодно показав ей свой кулак — через минуту мой «сокол» был облизан до полной чистоты — делала она это с удовольствием, вот и пойми, для неё это было наказание или ей в радость? Буду считать, что в наказание! Вот так поступают с предательницами наших воинов! Не знаю, поступил я подло или глупо – ведь могли и фашисты ещё заскочить, но природа взяла своё…

Связав её полотенцами, ничего страшного, через часик сама и развяжется, я вроде бы про себя, взяв в руки компас, громко прошептал для её обмана:
— Так, сейчас иду прямо на восток, стрелка компаса так меня и выведет, всё, пора, иду, — и, завернув кусок отличного немецкого мыла в полотенце, сунул в ранец одного из фашистов. Хорошо, что у них кусок шкуры на клапане — и в дождь ранец не промокнет.

И пошёл я на северо-восток, а вы, господа немчура, как вам и «надует» в уши эта немецкая подстилка, так и топчите по шкале компаса строго на восток — наши пути расходятся. Ходы кривые роет умелый умный крот! Ведь надо срочно пробиваться к своим — этот портфель и моя защита от особистов и важная информация для наших штабов. Хотя я и считаю это индульгенцией себе, но кто его знает — наши доблестные особисты смело воюют только со своими.

Но ведь наши бомбёры всегда воюют за линией фронта, то их могут и сбить. Ну а стоит вернуться к своим, как их тащат к себе эти герои тыла и сразу начинают бить по почкам, требуя признаться и подписать чистосердечное, что продался немцам. Для них мы все предатели — у них ведь план есть по разоблачению врагов народа. И ведь кого не собьют за линией фронта, тот ещё не вернулся, а уже заводят дело — враг народа! Скорее они сами врага нашего народа! Ну а ведь сами особисты — трусы все жуткие! Когда сбили нашего «Батю» — лихого командира полка, да прямо на нейтралке, то он сразу и выскочил к своим в окопы, а к вечеру его уже привезли на полуторке санбата в наш полк. И тут особисты, оба сразу, героически кинулись к нему, с воплями типа «Руки вверх! Сдать оружие!», то он им и сдал!

Быстро вытащил из кармана подарок пехотинцев — учебную «лимонку», знаменитую Ф-1 и, выдернув чеку, сунул старшему в руки,  вот мол тебе моё оружие — сдаю! Тот завизжал как недорезанная свинья, упал и обоссался. Герой! Ему пальцы потом полчаса разжимали. А второй залез в канаву и вылез с мокрыми штанами. Так они «Батю» больше не трогали и перевелись в другую часть — вслед им из-за спин постоянно слышался ехидный смех. А вот новый особист нашего полка прославился в первый же день. Явно тоже герой!

Он гоголем походил по аэродрому, всем сделал замечания — а тут налёт «лапотников», наскочили на наш аэродром Юнкерсы-87. Они включили сирены и давай пикировать. Прошлись один раз, ничего особо не разбомбили, видимо возвращались и решили немного покуражиться. Особист новый довольно ловко запрыгнул в яму, а когда по окончании налёта выполз оттуда, все стали ржать — он аж обосрался. Побежал к пруду мыться, а несло от него! Теперь у него была кличка «ООО» — особо обосранный особист. Вот такие герои тылового фронта вскоре ждут меня!

До ночи я добрался до густого леса и пройдя по компасу ещё немного, решил и передохнуть. Прилёг, вспоминания аппетитные стати этой молодой женщины, немецкой пособницы или, как их стали называть — «немецкой овчарки», я крепко заснул, всё же сильно устал, да и впечатлений море. С утра, позавтракав на ходу, я бодро прошёл пару часов, немного отдохнул и снова вперёд — Родина ждёт этот портфель, а особисты мою физиономию.

Ну что, война-войной, как говорят немцы, а обед по расписанию, так и я стал присматривать место для уединения, чтобы спокойно поесть и полчасика отдохнуть, как из кустов слышу щелчок взводимого курка и негромкий возглас:

— Стой! А кто тут идёт? Брось оружие и ложись! Бросил и иди ко мне, давай быстро! Давай быстро, а то я вдруг стрелять буду!

Ну что за идиотский приказ — я что, лёжа пойду? Сейчас я вам так «пойду», что зубы сразу считать будете! Стрелять “вдруг”? Идиотизм! Да голоса вроде точно женские и очень перепуганные… Разберёмся!

 

(Всего 37 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг