Skip to main content

Дневник полковника авиации. Часть 7

Ну а утром, после завтрака, меня неожиданно вызвал генерал Петрушевский, в его кабинете находился также начальник разведки армии. Генерал выразил мне официальную благодарность за умелое руководство снайперами, сам видел, будучи на НП. Ну а сейчас — другой разговор. Дело в том, что они отправляют несколько РДГ — разведывательно-диверсионных групп, в тыл немцев и хотят узнать у меня, что я видел сверху, как лучше пройти в тыл. Ну ещё бы — мне сверху видно всё, ты так и знай!

Я и предложил следующее — провести разведку боем, а под эту марку группы переместятся в тыл, там сейчас «слоёный пирог», так что они легко пройдут. На карте я показал им два удобных места, потом, шлёпнув себя по лбу, я достал из своего командирского планшета знаки фельджандармерии, они даже светятся в темноте, так что если кто-то знает немецкий язык — это отличный вариант при встрече с немцами. Кроме того, я же сдал переводчику документы немцев, которые я добыл я бою — они же тоже могут пригодиться!

Показал на карте ещё места, удобные для прохода, как я их видел сверху. Ещё есть моё мнение, я как-то слышал разговор двух наших опытных диверсантов перед заброской в тыл — нужно всем группам взять на трофейном складе польские противотанковые ружья «Ur», два-три на группу, калибр небольшой — 7, 92, но патрон очень мощный, зато тогда не нужно рисковать жизнью, чтобы подорвать путь, а можно подбивать немецкие паровозы метров с триста. А с двести метров – вообще в упор! Ведь без паровоза любой поезд не поедет! Ну а если цистерна с бензином — «Ur» её легко пробьёт, а какой убыток потом фашистам! Нечем будет заправлять машины и танки, они все на бензине ездят.

И не надо подрывать пути, подбитый паровоз — ещё больше мороки, чем путь отремонтировать! Далее, раз уж вы хотите моё непредвзятое мнение — совсем не нужно брать в эти рейды радистов-женщин, они будут только тормозить, я так намучился с двумя девушками, выходя из тыла. А что сделать? — да всё просто! В рейд пусть идут жеребцы с радиоузла связи армии, им нести рации «Север» — да раз плюнуть таким амбалам, да и жирок стрясут. Ну а девушек тогда — да на радиоузел, девушки аккуратнее и внимательнее мужчин. Вот таскать им эти «Северки» — они просто «сольются» на втором километре — силы женщин и мужчин всё же несравнимы. Да и обучены разведчики для таких переходов! А девушки нет! И вдруг в рейде у них женские дела начнутся, что тогда?

Начальник разведки покрутил головой, да Петрушевский тут же написал секретный проект приказа и адью! Вперёд на радиоузел, пусть эти орлы готовятся! Вот теперь они не будут смеяться над девушками-радистками, а сами прекрасно могут пожевать их «хлеб» — прогулявшись в немецкий тыл. Заодно получат настоящие «боевые».

Ну а я, одев классную немецкую лётную куртку, шею обмотал шелковым шарфом добытым в «Шторьхе» — не натрёшь шею, раз в полетё приходиться крутить головой во все стороны, отличный трофейный лётный шлём с сеточкой внутри — голова не потеет, и лёгким шагом пошёл к землянке снайперов, решив их навестить. Обрадованные девушки расцеловали меня за вкусный шоколад, да и чай и кофе они пили с сахаром, как хотели. И кофе ещё есть, поутру так отлично попить весьма неплохой бодрящий напиток. Вот я также принёс им две банки нежнейших американских консервированных сосисок, так что после скромного армейского завтрака мы отлично перекусили и попили ещё и этого вкусного кофе, из пайков расстрелянных диверсантов — девушки были в восторге. И, вновь сладко расцеловав меня, твёрдо сообщили, что ждут меня вечером. А сейчас мы решили совместно прогуляться и осмотреть новые позиции — у снайперов их должно быть несколько! А тут новые приключения! Ну что, ну прямо ищут они меня!

Только я вышел на поляну возле землянки девушек, как смотрю — на эту громадную удобную поляну лихо опускается «Физилер-Шторьх», да так, как будто так и положено, я просто обомлел — я же его не приглашал! От стресса меня немного на юмор пробило! Хотя через минуту мне всё стало ясно — вон валяется опозновательное полотнище, брошенное немецкими десантниками — вот они и сели, ещё видимо не зная о разгроме десанта. Крикнув негромко девушкам, чтобы они спрятались и были готовы, я вышел чуть вперёд — в этой куртке меня сразу не распознать. Я со стороны — ну просто вылитый фашист! Выскочил пассажир, такой крученный, как ртуть и бегом ко мне и что-то лопочет на немецком, а я показал ему рукой — «Битте!», мол, идём туда. Ну а там его девушки и спеленали! Резко дернувшийся к пистолету пилот получил две пули в грудь от меня — мой трофейный «Вальтер» бьёт без промаха. Ну теперь соответственно — этого офицерика перепуганного мы все вместе быстро доставили в штаб. Так что вскоре в штабе был фурор — сам Пухов даже стал смеяться, мол, я стал просто специалистом по связным офицерам вермахта.

Да скоро все перестали смеяться — портфельчик у него оказался весьма интересным, так что командарм на следующий день приказал представить девушек к медалям, а меня к ордену БКЗ. Правда, самая главная награда для меня была поздним вечером — обрадованные снайперши заласкали меня, а двум я смог доставить удовольствие, да и себе тоже. И, конечно, с ними у меня небольшая комедия — кончать мне только в попку толстушки Ниночки, она родилась и выросла в Баку, вот там и приучилась к такому сексу. Как там лихо шутят — « у нас все девушки целые впереди и пробитые сзади». Я обещал её потом познакомить с Кирой, она тоже из Баку — Ниночка была в восторге! Встретить на войне земляка или землячку — большая радость и удача! Коварная и ехидная, как и все женщины, эта довольная девушка шепнула мне на ухо: «Так Вы и Киру тоже? И тоже в попку? Надеюсь, она была в восторге?» И сразу хитренько захихикала. Вот уже девушки из Баку — ехидные, одна в одну. Но сладкие какие! Удовольствия мне Нина доставила море! Так что спали мы все очень крепко, я по утреннему стояку ещё раз кончил, но уже в чудесный ротик красотки Зои, она потом крепко меня обнимала, вновь заснув аж до вопля дежурного — «Подьём!»

Так что на следующий день девушки, будучи в прекрасном настроении, после завтрака отправились в передовую дивизию и буквально устроили террор среди командного состава немцев, лихо меняя свои позиции, как я их постоянно учил. Так что немцы потом обстреливали пустые места — недаром мы готовились! Петрушевский и Пухов с удовольствием вручили нам награды — медали «За отвагу», они могут вручаться просто приказом командарма. Так что в столовую мы пошли, звеня наградами и просто счастливые. Новый политрук конечно толкнул короткую речь, тоже поздравив нас. А я, пообедав, неожиданно увидел в небе «Раму» и бегом отправился к начштаба. Рита, делая ему массаж, весело поздоровалась, а я с лёту выпалил, что нужно срочно переместить штаб, ведь нас точно засёк этот коварный и очень опасный «Фокке-Вульф-189», так что завтра рано утром точно прилетят зловредные «Лаптёжники», да ведь бомбят они исключительно точно. Ваше решение, товарищ генерал?

Эта «Рама» уже точно сделала снимки и вскоре их будут рассматривать подлые фашисты в своём фашистском штабе, думая, сколько бомбёров направить сюда. Нужно действовать и срочно! Вот что значит генеральская выдержка — только после массажа Петрушевский одел мундир, вновь став генерал-майором и отдал распоряжения. Всё же штаб армии — довольно громоздкая структура и теперь нужно не медлить. Так что поздним вечером штаб переместился вперёд, заодно двинув вперёд и 121 дивизию, а об этом срочно сообщив и в штаб фронта. Ну ещё бы, приказ 227 в действии, так что «Ни шагу назад!» А 13 армия сейчас уже второй раз идёт вперёд! А я вновь получил благодарность утром, когда наглые «Юнкерсы» успешно бомбили пустое место, я ещё попросил оставить на видном месте парочку красных флагов, мол, мы тут все ещё — так что, бомбите, ловкие «птенцы Геринга», на здоровье! Лесу нам навалите для наших полевых кухонь в полной мере! Заранее благодарим, асы Геринга!

Ну а вечером я получил ещё одну «благодарность», от прелестных четырёх девушек-связисток. Они узнали, кто сообразил и добился оставить их при штабе, а не допустить в тыл, так что поздно ночью две дежурили, а две отдались мне со всей страстью фронтовой благодарности. А на следующую ночь они поменялись местами и все были довольны, а я был на седьмом небе — чудесные были девчата, опытные и умелые! Похоже в своей спецшколе они обучались не только радиоделу. А какие они все горячие и сладкие — я обе ночи был в полном восторге! Похоже и девушки тоже!

Особенно мне понравилась невысокая девушка с отличной фигурой и крупной грудью по имени Светлана. Она точно как светом освещала эту полутёмную землянку своей красотой, своей белозубой улыбкой и чудесным смехом. В своей любимой коленно-локтевой позе она издавала такие сладострастные стоны, что я даже немного загордился — это же надо иметь умение, чтобы сделать девушке такое удовольствие! А утром одна из связисток, как оказывается, хорошо знавшая немецкий язык, прибежала в землянку, разбудив нас — она услышала, что в нашу сторону выдвигается немецкая танковая колонна. Нужно срочно доложить командованию! Ну вот неугомонная какая Света! — но пока я не кончил, чудесно устроившись между нежных ножек Светланы, никуда она меня не отпускала и никуда я не пошёл. Зато потом — бегом!

Утром сразу я это озвучил Пухову и, по моему предложению и его приказу, вылетел на По-2 в ближнюю разведку, а потом и в 174 авиаполк истребителей И-15. И конечно, что со мной во второй кабине был новый особист — я же был в немецком тылу и ещё под подозрением. Ах, если бы они с немцами воевали, а не со своими! Ну и чёрт с ними, вояками со своими — нам нужно громить фашистов! Этот вылез из По-2 и, узнав, что мы сразу залетали на немецкую территорию  и нас могли сбить – побелел как бумага и сразу в туалет. Орёл! Ладно! Ну что сказать про «Чаек»? Как истребители они, наши бипланы И-15, были уже полный швах, но как штурмовики! Шесть РС-132 и 300 килограмм бомб — вы меня извините! Да ещё на этом аэродроме базируется эскадрилья «Су-2», красивые лёгкие бомбардировщики, похожие больше на истребитель, чем на бомбёр. И бомб они несут уже 600 килограмм и восемь «Эрэсов». Вот только перед истребителями они беззащитны. Но как штурмовики – вы меня не извиняйте! Разгром могут устроить полный! Этот самолёт, кстати, лично заказал товарищ Сталин всем конструкторам, а победил малоизвестный тогда Сухой. Но вот в эту войну СУ-2 никак не вписывался – изначально это был самолёт чистого неба! Вот с японцами в 1945 году он блистал. А сейчас – снят с производства!

Так что через пару часов от немецкого танкового полка остались одни ошмётки! Правда, половина «Чаек» в ремонт, да главное — танки «Т-3» и десять грозных «Т-4» с новой пушкой, весь полк, все только на металлолом годятся. Ну а после, вторым вылетом я предложил совершить налёт на ближайший аэродром «Юнкерсов». И пилоты все разгорячённые успешной штурмовкой и рвутся в бой. Немцы нас не ждут, а у них в половине первого по расписанию обед. Орднунг! Генерал Судец, командир авиакорпуса, вначале засомневался, а потом, рассмеявшись про такую почти комичную и оригинальную ситуацию, дал нам «добро». Ну а налёт я предложил сделать со стороны запада — минута, пока будут думать немцы, что летят свои, может дать большой выигрыш! Так и получилось в результате. Мне полететь не удалось — особист чуть в припадках не бился! Я же могу улететь к немцам. Идиот!

Потеряли они три «ястребка», да немецкий аэродром совсем обезлюдел. А довольный командир авиакорпуса отправил в штаб ВВС представление на меня на орден и мою методичку по применению «Чаек» и «Сушек», ну а я хитренько после своей подписи подсунул эту методичку и генералу на подпись. И ему приятно и мне полная субординация! С подписью генерал-лейтенанта этой методичке внимания будет больше! Вот так — тонкая политика! Ведь много ещё «Су-2» настрогали, так что нужно только умело их использовать! Да и особист после благодарностей генерала и, узнав о представлении меня к ордену, умерил свой пыл насчёт моего бренного тела. Хотя и косился а мою сторону постоянно! Больные они — одни мысли дело завести! Ну они со своими только герои, а вот с фашистами… Когда я предложил ему слетать на разведку насчёт проверки разгрома немецкой танковой колонны, чуть в обморок не упал…

Но вот через пару дней, насыщенных походами то к снайпершам, то к радисткам, вдруг меня вызвал начальник разведки армии. Одна разведгруппа просит самолётом забрать важные документы, а наш трофей оборудован и для ночных полётов, как я доложил. А других лётчиков, умеющих летать ночью, нужно искать. Ну да, в этом «Аисте» есть два авиагоризонта и радиополукомпас, шкала приборов с подсветкой, летит он медленно, всего скорость у него 130 км, да очень тихо он летит, почти неслышно, ну а если немцы услышат и осветят прожектором, то снизу видна свастика, мой свой. И Петрушевский просит помочь разведке! Так что — такая просьба намного выше приказа! Только нужно, чтобы одна рация работала на меня, например — передавая музыку, а я по шкале радиокомпаса смогу точно прилететь на наш аэродром. Поставить на эту рацию я попросил радистку Таню, знающую немецкий язык, пусть и музыка звучит и время от времени она кричит: «Ахтунг! Абфарен» — известный мне сленг Люфтваффе. Тогда я знаю, что лечу правильно и меня ждут! Таня сразу поклялась, что будет всю ночь на рации и будет меня ждать!

Ну а разведка именно сейчас — самое главное. Ждём только радиограммы подтверждения от наших храбрых ребят в немецком тылу!

Ночь прошла прекрасно, две девушки-радистки, желая мне удачи в сложном предстоящем ночном полёте, так заласкали меня, что утром я проспал завтрак. Но самое главное — настроение у меня было боевое!

Радистка Таня, с которой я провёл ночь, явно была в восторге, когда я чуть проснулся и лежал в сладкой дремоте, то услышал:

— Девочки, как мне классно было с нашим капитаном, ну просто сказка. И вот в один момент, я стала кончать, мне так чудесно стало — чувствую, что всё, сейчас просто взорвусь, разлетевшись на миллион нежных карамелек, такая просто невероятная сладость изнутри стала распирать, а во влагалище моём словно огонь горит! И капитан так славно старается…

А потом вдруг — ба-бах в голове и в животе! Да ещё по всему телу таким испепеляющим жаром пронеслось, наступило такое сладкое сумасшествие, выворачивающее наизнанку, что даже сознание на пару секунд потеряла от удовольствия, словно сладкий водоворот меня затягивал в бездну потрясающего оргазма. И мы с ним просто агонизировали в конвульсиях великолепного удовольствия, сгорая в страсти и явно теряя разум. Как мне повезло, девочки!

— Танечка, недаром ты училась на преподавателя в своём институте иностранных языков, так красиво описала, — это уже красавица Светлана, вновь осветив своей потрясающей улыбкой нашу скромную обитель. И я тоже хочу этой ночью с нашим капитаном… Ну вот только сейчас… Пока наш капитан спит… Очень хочу… Ну хоть вот так, девочки… Таня, можно мне …

Это было самое сладкое пробуждение — мой «боец» вскоре нежился в горячем ротике второй радистки, этой красотки Светы, которая так возбуждала меня даже своим потрясающим грудным смехом. И это был просто полный восторг! Как мне повезло с нашими радистками!

Но после, поблагодарив красотку Свету за чудесное пробуждение и, грустно повспоминав другую Светлану, чудесного военврача и мою боевую подругу, я отправился к «Шторьху» — война ведь продолжается! Готовимся к полёту!

 

 

(Всего 35 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг