Дневник полковника разведки. Часть 11

Чудный запах твоих волос,
Часто сводит меня с ума.
Ты – виденье ночных моих грёз,
Жаль, что жалости нет у тебя

Вот что ещё нужно – проведать моих “крестниц”. Заехал я к девушкам в нашу поликлинику – всё нормально у них. Особенно наш главврач в восторге конечно от Тани – опыт у неё… Потом поехал в школу к Лизе – мы в ответе за тех, кого мы приручили, как говорил Антуан де Сент-Экзюпери. О! Ну и Лиза! На фоне местного преподавательского состава она смотрелась как лилия в зарослях чертополоха. Она мне и в тылу глянулась. Вчерашняя выпускница педучилища, стройная блондинка просто с осиной талией, в белой блузочке с кружевными манжетами, бежевой юбке-карандаш до колен, лишний раз подчёркивавших её фигуру, на ногах лакированные туфельки на каблуке высотой на грани дозволенного. Личико почти детское, милый вздёрнутый носик и большие, смотрящие на мир словно бы с удивлением зелёные глаза…

Вручил я ей рюкзак с продуктами, что-то у неё слишком талия тонкая. Так что теперь она должна слегка увеличить объём своей талии. И нахально в декольте всунул 500 рублей, пригодятся. Девушкам деньги всегда нужны. Лиза вдруг заплакала и, крепко меня обняв, нежно-сладко поцеловала. Все остальные учителя смотрели открыв рты, как она такого бравого подполковника целует. Теперь и побоятся её обижать. Женский коллектив – это такой серпентарий!

Поехал домой. Ирина нашла в шкатулке мою сберкнижку и смеётся, мол когда я последний раз был в нашей сберкассе? А я и не припомню, года четыре назад, так что сейчас и схожу, посмотрю, может мне там рублей сто начислили. Толя и Ира громко засмеялись – за четыре года? Заедем.

Толя подвёз меня к нашей сберкассе, до неё немного далеко, она стоит за домами. Со скандалом выбил свои деньги – а они меня убитым посчитали. Ну а ваше какое дело, товарищи кассиры? Деньги мне начисляют, вот и считайте, а кто придёт – не ваше дело. С зубовным скрежетом выдали мне, видимо хотели себе прибрать, были уже такие случаи. Ну-ка, какие сейчас денежки? В 1942 году банкноты стали печатать на новой бумаге, освободив для нужд оборонной промышленности пеньковое волокно. Их внешний вид при этом почти не изменился. Так что мне вручили две пачки по сто рублей и две пачки по 25 рублей. И с раздутыми карманами галифе я вышел. А на сберкнижке ещё неплохая сумма! Вовремя я зашёл – будет подарок Ирочке!

В коммерческом магазине рядом набрал продуктов. Шесть палок отличной сырокопченой колбасы, копченый рыбный балык весом килограмма полтора, пять банок тушенки и купленные зачем-то пяток плюшек заметно утяжелили мой боевой “сидор”. Тяжело! Несмотря на довольно-таки прохладную погоду, мне стало даже немного жарко.

Пройдя сквозь лесок, я наткнулся на двух типов, преградивших мне дорогу. Здоровяк в пиджаке из-под которого виднелась тельняшка, высунув кончик языка, поигрывал основанием прилипшей к нижней губе папиросы. И уже достаточно взрослый высокий подросток в широких прямых брюках и куртке ковбойке – их изображения можно смело использовать в качестве точной иллюстрации к энциклопедической статье “Шпана уголовная мелкая”. Я резко развернулся обратно, не желая конфликтовать, но… тут же увидел, что мне и с той стороны перегородили дорогу еще двое типов взявшихся словно ниоткуда. У них типаж соответствовал предыдущим “товарищам” – кепки-восьмиклинки, и фикса, сверкнувшая во рту стоявшего к мне ближе всех. Он выглядел наглее и выделялся среди товарищей белым чубчиком, выпущенным из-под кепки – любимая прическа московской шпаны, полубокс.

И последний мазок на портрете – длинный грязноватый ноготь на мизинце левой руки – особый шик блатного урки. Таким что война, что чума – будут грабить не глядя на горести народа. Ну посмотрим, что будет.Но похоже, что придётся потратить патроны…

Так, двое спереди, двое сзади. Классика гопстопа! Жертва зажата между двумя парами гопников, лишена возможности сбежать. Я тут же повернулся спиной к стене, сделав шаг назад, чтобы держать всех в поле зрения. Фиксатый, похоже, молодой, но уже опытный блатарь, натаскивал и учил молодняк, как ловко и правильно обчищать фраеров. Он сделал едва заметное движение мизинцем с длинным ногтем, и один из молодых преступников отделившись от компании, занял место на выходе из двора, став на атасе. Ну прямо классика жанра! И, конечно, увидели, что у меня на ремне кобуры нет. Герои!

– Папироской не угостишь? – спросил фиксатый. Когда они уже накурятся!

– Бросил я курить. Вредное это занятие и тебе не советую, – ответил я.

– А дяденька-то жадный у нас, – также слащаво блажил фиксатый, продолжая медленно двигаться ко мне, – мы бедные дети, жертвы хражданской войны, беспризорники, потерявшие маму и папу, – продолжал он «заговаривать» внимание жертвы.

Я четко видел, что фиксатый как упругая сжатая пружина может выпрямиться в любой момент и нанести один быстрый и смертельный удар. Я сделал еще шаг назад, будто испугавшись, пытаясь при этом достать из кармана наган. Уперся спиной в стену.

— Значит весь народ воюет, а вы решили подполковника разведки ограбить, – громко произнёс я. И помимо того, что вы грабители, то нападая на командира Красной армии, вы становитесь пособниками фашистов. А это высшая мера…

— Да хорош базарить, защитник отечества, – ехидно выдал фиксатый. А вот этого нельзя говорить тем, кто воевал. Я просто “загорелся” от гнева! Сволочь, люди жизнью рискуют и погибают, а они людей грабят! Я выдернул наган и фиксатый с пробитой головой грохнулся на спину. Разворот вправо – оба уркагана, перекрывшие дорогу, получили по дырке в переносице – мой фирменный знак! Четвёртый сам грохнулся на колени и поднял руки. А он уже и финку кинул в траву! И трусится весь – увидел мою быструю расправу!

— Кто вас навёл на меня? – я щёлкнул курком нагана. Такой звук хорошо пробуждает мыслительную деятельность.

— Баба из сверкассы позвонила, мол жирный карась выйдет, получает двадцать кусков, – жалобно проблеял тот. Зовут Ираида.

— Понял, болезный. Пистолет сзади за поясом вытащи и двумя пальцами брось перед собой, иначе, – тот так и сделал. Тьфу ты – дамский браунинг. Хотя с трёх метров… Ещё вопрос – тебе пулю в лоб или пойдёшь сразу в военкомат? Что? У тебя грыжа и даже плоскостопие? И справка есть! Значит, в военкомат ты не пойдёшь? Нет! Ответ неправильный! – я не промахнулся. Воевать такой не будет, а станет продолжать грабить. Таким сразу – высшая мера социальной защиты! Как шутят в особом отделе – “лоб зелёнкой намазать”! Шутки у них!

Вернулся я в сберкассу и спросил Ираиду. Она подошла, такая вся из себя, брезгливо сжимая пухлые губы. А я достал наган, резкий запах пороха и она вся сразу сжалась. Я ловко вставил новые патроны в ячейки и тихо ей выдал:

— Ираида, а я жив, а они нет. Но я служу не на продскладе. а в контрразведке, – лихо соврал я. Так что я их вначале допросил, а потом они от стыда сами и застрелились. Все сразу!

— Вы не имели права, их нужно было сдать в милицию, – завизжала она.

— Кого их, Ираида? Тех кому ты позвонила и приказала меня убить? Они давно на тебя работают? Женщины, много у вас тут в окрестностях людей пропадало? – спросил остальных женщин, которые свои “локаторы” настроили вовсю. Глаза вытаращили, точно испугались, что и их могут привлечь…

— Семь человек, тут какая-то банда у нас. – Никакой банды у вас именно тут теперь нет, милые дамы – громко подчеркнул я, уже нет. Они от стыда застрелились сами. Вот так!Ну что, Ираида, идём к тебе или мне придти со следователем? Выбирай! Решила идти со мной. А две другие превратились в мраморные статуи…

Она накинула плащик и мы вышли. В квартире я нагло обыскал её – в чулке такой же дамский браунинг и ТК (Тульский Коровина) в сумочке. Понятно, хотела и меня пристрелить. Как тот парень и сказал, я дёрнул подоконник – в нише было полно денег! Хорошо пограбили! Надо уполовинить! Я достал “Вальтер” и переложил его в карман, оружие Ираиды и наган положил в “сидор”,глянув на неё,  а Ираида по-своему поняла.

— Ой, товарищ командир, не убивайте меня, я совсем молодая. Это меня тот бандит, фиксатый, заставил, он мне угрожал ножом, ударил даже и постоянно шантажировал меня. Я боялась, он нож мне к лицу прислонял и грозил мне порезать лицо, грозил, что он убьёт меня, вот и сообщала ему, – она вскочила с дивана, обняла меня. Делайте со мной что хотите, только не убивайте, – она ловко сняла юбку и трусы. Её красивые ножки в тёмных шёлковых чулках просто приворожили меня. Ох и хороша, чертовка! Короткая комбинация только попку прикрывает…

Я развернул эту аппетиную дамочку и она легла грудью на стол. Какая она сладкая, соблазнительная и сексуальная – да через несколько минут я сразу почувствовал, как волна оргазма накатывает, поднимает на гребень и с размаху бросает вниз. Мне стало очень сладко. Она тоже вся затряслась, выгнулась в талии и громко взвыла.

Тугая струя тугой горячей спермы ударило в женское чрево, делая Ираиду совершенно безумной. Она точно сильно “голодная” или хочет мне очень понравиться. Ираида опять затряслась, прижимая обеими руками мои бедра к себе и горячечно зашептала:

— Ой, как хорошо, ой мой миленький, ой мой сладенький, у меня давно не было, я от тебя с ума схожу, ой, как мне хорошо, спасибо тебе, – ну разве после этого кто-то сможет убить эту гадину. Ладно, живи!

Вытащив свой довольный член – Ираида всё же очень классная и сладкая, я нагло всунул его в её тугую дырочку. Она громко взвыла, но конечно особо не упиралась – побоялась! А это тебе в наказание!

Ираида принесла большую сумку по моей просьбе и вложила туда половину денег, как я ей и сказал. Бандитов я убил, теперь тебе никто не будет грозить. А денег тебе надолго хватит, я надеюсь, что больше никого не убьют. Эту сумку  я сдам в Фонд обороны, ну и ещё четыре пачки себе – деньги никто не отменял. Ираида так и продолжала ходить, только в блузке и чулках. Ну хитрюга она и соблазнительная какая – вскоре она опять лежала грудью на столе. Она вновь получила оргазм, видимо точно сильно “соскучилась”, а вот кончил я в этот раз, нагло всунув свой член в её ротик. Вытаращив глаза, она, чуть давясь, всё проглотила. Да, приключения совсем не отпускают меня. Причём опасное рядом со сладким! Ох и Ираида, и убить тебя готов и не готов!

Разгрузив дома рюкзак и вручив своей Ирине сберкнижку и деньги, она только ахнула, я съездил в Фонд обороны. Эксперты уже привычно поудивлялись, пересчитали деньги и, конечно,  вручили мне справку для предъявления в финотдел. Хитёр Хозяин! Обыскивала на этот раз меня по просьбе экспертов симпатичная девушка в форме НКГБ, это было намного приятнее. А один из экспертов, самый старый, сняв очки и поюморил:

— Он вон там может спрятать, Вы обязательно проверьте, – девушка без комплексов ловко залезла мне в ширинку.

— Да, хорошая штука у него, но к Фонду обороны это не относится. И я, к сожалению, сейчас на службе и не смогу попользоваться, а то бы с большим удовольствием, – да, эта девушка совсем без комплексов.

Но на следующий день наступила и “белая полоса” в моих приключениях!

Ты сладкое вино,
в невидимом бокале,
На трепетных твоих губах, –
такой пьянящий аромат.
И запах летних грёз,
Он сладок и реален,
Лишь отражает свет,
как огненный закат.

Ох и Юля! Ну Юля! Такое выдала – она очень хочет попрощаться со своей холостяцкой жизнью и потом быть самой порядочной женщиной столицы. Мы все хохотали, а ведь Юля говоила серьёзно. Так что вечером я отвёз Ирину на ночное дежурство, а потом мы присели втроём к столу – мы с Толей сильно проголодались. А Юля тоже “проголодалась”. Она потом немного поделилась со мной своими страстями и переживаниями. С Толей ей похоже было таким немного неудобно делиться…

Юля притушила свет и осталась в комбинации на голое тело и в чулках. И вот она перед чужим мужчиной, и он начинает бесстыдно трогать её тело. Руки мнут тугую увесистую грудь, раздвигают половые губки… Хотя какой я ей чужой после наших обоюдных страстей…

Она неожиданно так жадно, до боли целовала меня, словно прощаясь. Я провел ладонью по сосочку, он как-то сразу нахохлился, стал упругим, явственно ощущаясь под тонкой тканью ночной рубашки. Пальцы мои обхватили чувствительную плоть, нежно сжали, слегка оттянув вперед. В животике у Юли так сладко кольнуло, приятная, тягучая истома медленно поползла по телу.

Я чуть отстранился и приспустил комбинацию – она скользнула на пол. На меня призывно смотрела красивая полуобнаженная женщина с красными от слез глазами – Юля точно прощается. Соски на большой, белоснежной груди, со светло-голубыми прожилками вен, призывно торчали, окруженные яркими светло-коричневыми ореолами. Какая она сексуальная!

И вот вновь мужская рука, уже Толика, рука нежно поглаживает упругую грудь. В сосочке кольнуло, приятная истома поползла вниз животика. Необычное, незнакомое ощущение наполнило тело. Она тяжело вздохнула, закрыла глазки, откинулась на спинку дивана, в полутьме комнаты получая невероятное удовольствие – сразу двое мужчин страстно ласкают её. И вот вторая рука… Обхватив пальчиками упругий сосочек, мужчина чуть сильно сжал его, и мелкая дрожь побежала по телу. Нет, такого она ещё не испытывала никогда!

И вот мужской палец скользнул во влажную, пылающую расщелину и мелкие мурашки побежали по бедрам, заставляя ножки согнуть в коленках, чуть прогнуться, желая, чтобы он проник в неё, как можно глубже. Сразу четыре сильных, но нежных мужских руки ласкают её возбуждённое тело – какое невероятное удовольствие!

Но вот настойчивый член мужчины проник в неё, проскользнул, прижался к передней стенке влагалища, заплясал внутри. А ладонь надавила на крупный, словно спелая вишенка, клитор и Юлечка прикрыла глазки, приоткрыв ротик, высунула язычок, словно лаская незримый член. А вот и сам член! Бурная фантазия понесла её в страну эротических грёз, увлекая, кружа в водовороте неиспытанных страстей и наслаждений.

— «Что Вы делаете со мной, . .. не надо, . .. не хочу. .., – слетало с дрожащих губ. – За кого Вы меня принимаете, . .. я не такая, . .. отпустите. ..» – ох и фантазии у Юли… Интересно было бы заглянуть в её фантазии. А вот сейчас…

Два молодых, сильных, здоровых самца бесстыдно использовали два её природных отверстия, стараясь принести женщине максимальное наслаждение. Один – врывался сквозь слегка приоткрытые губки, а второй – старался проникнуть, как можно глубже, в разгоряченное, истекающее соками влагалище. Юля была в нирване!

Густая, горячая сперма ударила в рот. Она старалась проглотить всю, без остатка, но избыток потек по губам, подбородку, капая крупными каплями на грудь. .. Юля получила один за других два потрясающих оргазма! Это была сказка интима! Чудесное получилось “прощание”!

Я пошёл под душ, а Толя всё ещё был с Юлей. А она, взглянув в его бездонные глаза, полные любви и нежности к ней, тихо произнесла:

— Толя, я так благодарна тебе, что ты разрешил мне это безумство. Ирина тоже была не против проститься, но она беременна и, конечно, побоялась. Спасибо, Толик, ты мой любимый и ненаглядный.

А Толя, лаская её, говорил разные благости. И ведь совсем не важно, что говорит мужчина любимой своей женщине в такие минуты. Красивые и приятные слова, какие ей никто и никогда не говорил, теребили сердце, глубоко западали в душу, заставляя ответить взаимностью, идти ему навстречу. Юля была просто счастлива! Но вот встала и собралась в ванную… Из ванной она вышла вся в ароматах английского шампуня.

Но вот пришёл и я с кухни, довольный как слон, Юля тихо позвала меня, а Толик двинул в душ. И тут я вовсю прижался сзади к Юле. Я крепко целовал и целовал её, нежно лаская грудь, прижимаясь к попке вздыбленным членом. Натяжение запахнутого полотенца ослабло, и оно медленно заскользило вниз, обнажая женское тело. Юля хотела удержать его, но просунутые подмышками мужские руки не позволили этого сделать. Как ей было хорошо! И тут ещё! Сильная мужская ладонь нажала на спину и Юля легла грудью на стол, предчувствуя новые ласки.

Я присел, развел упругие полушария большими пальцами и язычок, острый, как бритва, пробежался по расщелине между ними, нежно дотронулся до анального отверстия. Как она вздрогнла. Её словно ударило током!

Нет, это было выше её сил! Она попыталась выпрямиться, отстраниться от нескромной ласки, но я не позволил этого, уверенно лаская влажным сильным кончиком язычка столь нежную и чувствительную плоть. Кончик язычка слегка проник в анальное отверстие, и Юлечка сразу почувствовала, как её бедра покрыла гусиная кожа, сладострастная волна бурно накатила, сильно перехватив дыхание. Она и представить не могла, что ласки сфинктера могут доставить такое острое, сладострастное ощущение. И тут я повернул смазанный вазелином палец внутри бархатистых глубин ее прямой кишки, чувствуя тонкую стену плоти, которая отделяла ее два прохода – Юля взвыла!

Но вот пришёл Толя и я уступил старому другу место у классной попки его подруги. Головка выскочила, прошлась по расщелине между ягодицами, коснулась коричневой розочки и сразу же Юлечка почувствовала приятное давление на прямую кишку. Расслабленные мышцы сфинктера, как-то нехотя сопротивлялись, и, почувствовав чуть больший напор, медленно начали расходиться, пропуская мокрую от соков и слюны напряжённую плоть в смазанное тугое отверстие.

Это было ни с чем несравнимое ощущение. Как потом Юлечка сказала мне, она не могла поверить, что таким острым и сладострастным может быть анальный секс. Это был первый в её жизни анальный оргазм, неожиданно и волшебно обрушившейся, как волна цунами, кружа, вертя, бросая из стороны в сторону, не давая ни малейшего шанса на передышку. .. Юля потом сказала, что такое удовольствие больше никогда не повторится, а жаль. Это была такая невероятная сказка интима!

Утром пришла уставшая Ирина и засмеялась, когда из спальни выползли две сонные, но очень довольные  физиономии – Толи и Юли. А я рано утром уже был на кухне – готовил завтрак любимой жене.

— Я голодная как волк, спасибо, мой милый Миша. Мишенька, я прямо сейчас хочу тебе кое-чо сказать… Чтобы ты знал… Я раньше стеснялась сказать. Миша, дорогой мой! Я ждала тебя с той самой жуткой минуты, когда фашисты так рвались к нашему санитарному поезду. А ты был такой уверенный, спокойный и все старался всунуть нам с Юлей побольше еды.

— Ты так орал, мол парни, спасём наших раненых друзей-соратников и наших дорогих женщин-медиков. Только мы сможем сделать это! Так что ты дважды спас меня, мой дорогой Миша. Я знала, что ты женат, но ждала только тебя, – Ирина вдруг заплакала. И я такая счастливая, что дождалась тебя!

Я успокоил её, мы вчетвером чудесно посидели за прекрасным столом. Но только я собрался и тут посыльный. Меня вызывают в Управление кадров Наркомата обороны. Я быстро собрался, сел сзади этого лихого мотоциклиста и мы рванули, как оказалось, к моей новой службе. Я вошел в кабинет начальника и точно обалдел! Генерал Голиков собственной персоной! Вот кого Хозяин назначил на эту ответственную должность. Маленков будет расставлять кадры в масштабе страны, а генерал Федор Иванович в масштабе наркомата обороны.

Он крепко обнял меня и показал проект приказа – я назначаюсь его первым заместителем! Только мне он может доверять! И он очень надеется на мои точные прогнозы насчёт наших генералов. Я понял, что с ним мы точно сработаемся и был почти счастлив. Но особенно теперь была счастлива моя Ирина – её муж с этой минуты  не исчезал в тылах немецких войск, а был рядом, в столице. Затем Голиков заехал ко мне домой – обмыть его награды и мою новую должность. И он рассказал невероятный случай в операции “Уран”.

Эта операция была отвлекающей – а через неделю должен был ударить Западный фронт под командованием шенерала армии Жукова. И вот момент настал – 5 армия пробила фронт, который держали 3 румынская армия и вот нужно двигать в прорыв два танковых корпуса. Командующий 26 корпусом генерал Кравченко стал тянуть время. Операция висела буквально на волоске!И тут звонит по “ВЧ” Верховный, а Ватутин отвечает, что нужно расстрелять танковых генералов – стоят на месте. И что ответил Сталин:

– Я думал, что танкисты – это настоящие мужчины. Пусть им будет стыдно, – и положил трубку.

Красный от стыда Кравченко выскочилиз штаба и, пустив красную ракету, заорал  бешеным голосом: “Вперёд! Кто отстанет – расстреляю! Вперёд!”

Взревели сотни танковых дизелей и страшная бронированная громада, поднимая до небес снежную пыль и ядовитый дым мощных танковых двигателей , рванула в прорыв, буквально сметая всё на своём пути! Это было жуткое зрелище! Несколько румын сошли с ума!

Операция “Уран” прошла успешно, в окружении оказалось 23 дивизии Вермахта. Ох и скрипел зубами генерал Василевский, встретив меня! Ну а генерал армии Жуков свою операцию провёл неудачно.

Что интересно, Верховный никогда никого не упрекнул, а после повысил в званиях и наградил танковых генералов. Расстрелом их было не испугать, но вот  хватило негромкой фразы … Вот какая харизма у Верховного!

На следующий день после лёгкого “представления” и поправки здоровья, я приступил к новым обязанностям.

Это было окончание дневника моего любимого деда.

(Всего 237 просмотров, 1 сегодня просмотров)
7

2 комментария к “Дневник полковника разведки. Часть 11”

Добавить комментарий