Дневник полковника разведки. Часть 7

Черный конь – мой друг единственный

Острый меч – защитник праведный

Я иду путем извилистым

Не привыкнув жить по правилам

Оп-па! Только мы выехали из леса – часовой тормознул! Да тут позиция зенитчиков. Лихо они замаскировались, просто молодцы. Юный лейтенант подбежал и бодро доложил – тут на пути бомбёров Геринга замаскированная батарея. Но в обслуге одни молодые девушки – военный выпуск. Вот только ночью вдали гудели самолёты и видны были парашюты. Понял!

Посидел я в “санитарке” и через полчаса, выскочив, рявкнул вовсю:

— Орудия к бою! Зарядить бронебойными! – ноосфера мне и выдала, что к нам движется немецкий десант при двух лёгких танках Pz-3. Опасная машина. А вот немного сзади – пять тоже лёгких танков Pz.-2. У них 20-мм автоматическая пушка – для пехоты это смертельно опасно!

И вскоре точно – тихо пылят “тройки” и “двойки”, за ними бегут немецкие десантники. Видя, что девушки при виде танков немного перепугались, я разрешил им залечь в окопчиках, а мы с лейтенантом навели отличную 52-К на первый танк. 85 мм – это вам не шутки, господа фашисты. Конечно, правильно говорить – “нацисты”, но мы уже так привыкли. А Лёше – подавать нам снаряды. Как там у Лермонтова:

Забил заряд я в пушку туго,
И думал – угощу я друга.

И мы угостим этих незванных “друзей”! Светлячок донного трассера втыкается под срез башни, вспыхивая мощным букетом тускло-фиолетовых искр. «Pz-3» еще продолжает двигаться вперед; гусеницы еще рвут траками нашу родную землю, но он уже мертв. Окончательно – и без любых вариантов. Я отчего-то знаю это абсолютно точно. В некий совершенно бесконечно-краткий миг перед внутренним взором проносится замедленное в тысячи раз «кино» последних мгновений жизни фашистского танка: вот тупоголовый снаряд «БР-350БСП» сминает баллистический наконечник о нижнюю скулу башни и проламывает крупповскую броню.

Вот расходящимся конусом разлетается сноп сколов, выбитых чудовищным, страшным кинетическим ударом с внутренней стороны брони; крошечные кусочки стали прошивают ноги сидящих в тесной трехместной башне немецких танкистов, рикошетируют от стенок и казенника орудия. Летящая следом шестикилограммовая болванка разрывает пополам тело заряжающего, на миг окутавшееся облаком кровавых брызг. Проходит по боеукладке правого борта, сминает и рвет гильзы унитаров, сразу мгновенно воспламеняя порох. Чуть изменяет направление движения. Под небольшим углом пробивает перегородку, отделяющую боевое отделение от моторного отсека, сокрушая двигатель. Взрыв. И ещё один! И вскоре вновь горит ещё танк! Молодцы мы с юным лейтенантом. И Лёша тоже молодец! “Накормили” мы этих негодяев! Горят все танки!  Девушки-зенитчицы выскочили из окопа и зацеловали нас. Картина Репина “Приплыли”! Горят и взрываются танки вовсю!

А храбрые, умелые, опытные, но прагматичные немецкие десантники сразу рванули обратно. Хитры, гады. Это наших бойцов можно на пулемёты послать под вопли политруков (из окопа) “Вперёд! За Родину! За Сталина”. Вермахт прорывает оборону танками и авиацией, а мы – солдатскими жизнями!

Лейтенант по лешиной рации связался со своим начальством, доложил о танковой атаке, нужны снаряды и продовольствие. Ну а мы вскоре рванули к столице. Тут нам делать нечего – у нас другая задача!

Уже ближе к столице мы опять сделали привал. Таня ловко сняла с меня стресс, её ротик творил чудеса. Ну и по рюмочке всем! Лёша нашел в густой дубраве небольшой ручей, мы нагрели вода, помылись, постирались и заодно почистились – нельзя же въезжать в столицу в зачуханном виде. Начищенные сапоги, свежие подворотнички, а ещё я сразу сообразил – девушек одели в военную форму, заодно я вручил им документы пропавших военфельдшеров, брошенные в санитарке. Они всё время теперь заучивали свои новые данные. А я теперь предался умствованиям, глядя в небеса.

У любого человека два мозга. Неокортекс (полушария) – отвечают за высшую нервную деятельность и разумное, логическое мышление. А в примитивном мозге – лимбической системе – живут все наши животные инстинкты. Неокортекс – штука дорогая и затратная в смысле энергии. Работает 10 % времени и только для решения важных задач. Все остальное время поведение контролируется более дешевыми в смысле энергии инстинктами и их проводниками – эмоциями. Которые зачастую работают по шаблону. Увидел два аппетитных округлых полушария женской груди, вдохнул носом дамские сильные феромоны, и тут же лихо сработал спусковой крючок полового поведения – релизер. Возбудился. Теоретически неокортекс может взять управление на себя и подавить любой инстинкт, заставить вести себя разумно. Но практически делает это редко. А зачем? Миллионы лет эти шаблоны работают, и работают хорошо. Вот так и у нас! И тут яркий луч солнца, ударив по глазам, прервал мои умствования – жизнь продолжается! И война тоже!

Солнце! Наше светило, наше Ярило, без него невозможен фотосинтез кислорода и, соответственно – жизнь на Земле. Я могу вообразить себя частью Солнца и не свихнуться, так как все живое в самом деле его часть, от самых мелких амеб и до человека, все растения, даже камни, пронизаны его лучами, его энергией. Солнечная энергия – важнейший аспект нашей жизни.

Мы живем в самой внешней части атмосферы Солнца и самой горячей, но не замечаем ее точно так же, как даже не замечаем плотного воздуха,  всем нам по-детски кажется, что двигаемся чуть ли не в безвоздушном пространстве…

Но вот ночь заканчивается, утро вступает в свои права. Заря здесь, в предверии столицы, сегодня какая-то страшноватая, никакой милой скромной алости, как на щечках молодой девушки, которую потрогал за попку и нежно поцеловал в сладкие губки. Сейчас тут страшноватый багрянец, что нарастает и нарастает, уже все небо горит и плавится, и вот тогда- то наконец выдвигается огромное оранжевое солнце, просто такое пугающе исполинское, а багровым мир кажется с утра горящим. Словно природа злится на войну. Но… Скоро все краски станут совсем обычнми, к которым мы привыкли.

Холодный ветер игриво теребит лацканы куртки, стараясь проникнуть под одежду, и резко затихает, притаившись. Сухие листья вместе с волной мутной пыли взметаются вверх, и плавно оседают на дорогу, замирая до следующего порыва. Нахмуренное темно-серое небо постепенно сменяется чернеющими сумерками наступающего дня. Солнца пока нет…

Поднявшись на вершину небольшого холма, я очень осторожно выглянул снизу из-под куста, чтобы не светиться. И на некоторое время замер. Красотища, обалдеть. Широкая лента реки, ясное небо, по которому ветерок гонит небольшие облачка, яркие, чистейшие леса. Примерно в километре дорога, узенькая, мелькает между двумя холмами и прячется в лесу. Никого! Тишина! Словно и нет войны…

А я тогда встал столбом и с возвышенности смотрел в бинокль на далекие маковки церковных куполов столицы, красным золотом сиявших в лучах осеннего восходящего солнца. Красиво. Все-таки умели раньше строить. Строителей давно и на свете нет, а красота, созданная их руками, осталась. Храм – это ведь не только архитектурный памятник, но еще и область Божественного присутствия. Святыня для русского человека. Нынешние этого не понимают, вытравили из них многие понятия, но среди тех, кто воевал, прошел через кровь, грязь, безысходность – атеистов нет. Они точно и совсем прекрасно знают, что ОН существует. недаром почти у всех под гимнастёрками на шнурках и цепочках – православные крестики. И, кстати, по приказу самого Верховного была привезена чудотворная икона. Ведь Волоколамское шоссе было свободно, и ничто не мешало немцам войти в Москву». Но… «Как гласит московское предание, чудотворная икона Тихвинской Божией Матери из храма Тихона в Алексеевском была трижды обнесена самолетом вокруг Москвы. Столица была спасена, а 9 декабря1941 года освобожден Тихвин».

Когда мы только подъезжали к границам московской области, уже были видны признаки цивилизации – телеграфные столбы, асфальт. Но мы заехали с наступлением ночи сразу в лес. Утром решили подъехать ближе. И вот утро. Красное небо ночи очень медленно превращается в сине-зеленое, лес просыпается, сонно вскрикивают тонкими голосами птички, мелкие зверьки высовываются из норок, зевают и сразу раздумывают: на охоту или еще поспать, – в воздухе появились первые стрекозы, согнанные с верхушек трав хозяйственными муравьями.

Рассвет начался где-то высоко, словно в другом мире, там уже не утро, а солнечный день, а мы еще едем через ночь, затем солнце стекло по стволам деревьев, как жидкое золото, но за ними густые кустарники хранят недобрую тьму. Но вот Солнце, день обрёл свои краски и вскоре мы поедем. А девушки на прощание и за спасение сделали нам с Лёшей по чудесному минету. Лёха ещё и Таню поимел за полуторкой, поставив её в позу “зю”. Так что все были довольны. Мы также и отлично поели – Таня прекрасно готовит.

Заехали мы в Москву в середине дня, после обеда. Утром и вечером стражи очень бдительны, а вот после обеда всегда расслабляются. Так и нас слегка проверили, просмотрели, но конечно больше всего на них подействовало моё удостоверение! Ну ещё бы, яркая надпись “Разведуправление Генерального штаба”. Так что я Надю и Таню отвёз прямо в наш Центральный госпиталь – их там главврач принял с восторгом. Лизу в гороно – там пожилой заведующий очень обрадовался. Кадровый голод! Ну всё, все девушки пристроены.

ЗиС-6 и полуторку сдал в транспортное управление, записали, как трофеи от майора Алексеева – мне в плюс, Лёша двинулся на базу – сдать рацию. А меня тут схватил за рукав наш особист – они вычислили “крота”, но вдруг тот не станет говорить с ними на русском, а я ведь отлично знаю немецкий. Так и вышло, работал тот в финансовом отделе и много знал и видел. И, как кадровый разведчик – разговор только на родном немецком. Ещё удивился: “У Вас такой чёткий берлинский выговор…” Ну как же, я ведь унтерменьш! Я и пошутил: “Вы в Москве, а я в Берлине работал. Скоро мы там все будем”. Скривился сразу. Потом я немного сообразил, когда его увезли – денег у него очень много. Закрыл глаза и тут мне чёткая подсказка! Взял кусочек марли, закрыл горлышко красивого хрустального графина и вылил воду в раковину. Точно – бриллианты! Коэффициент преломления у них одинаковый и в воде эти дорогие камешки не видно. Потом раздвинул две половинки стола – да тут ещё куча  денег и вновь бриллианты. Да крупные какие и очень редкие!

Так, тут 30 штук, там ещё десять, ну что – деньги пополам, бриллианты – пять в носовой платок и в сапог, остальные в мешочек и на выход. Часть денег и брюллики я сдал в Фонд обороны, эксперты опять полчаса ахали и меня долго не отпускали. Голубые алмазы! Как оказалось, при повышении каратов цена на них прыгает просто скачкообразно. А вот три чёрных -один эксперт даже за сердце взялся. Он таких ещё не видел. Да на одни эти бриллианты можно авиационный полк купить! Эксперты валидол под язык и стали готовить документы. Пришлось мне расписаться в трёх протоколах, да ещё лейтенант с НКГБ обыскал, но извинился – ничего личного, товарищ майор, служба! А я выдал, что больше ничего сдавать не буду – терпеть не могу мужских ладоней на своём теле. Так эксперты взвыли и пообещали, что в следующий раз меня девушка будет обыскивать. Вот это совсем другой разговор.

Побывал я в доме, Толик опять привёл двух податливых красоток, мы чудесно провели вечер и ночь – мне точно нужно снять стресс. Всё же трудный и опасный был “выход” у нас с Лёшей. Горячие какие нам попались, мол с женихами проблема, а организм своё требует! Утром девушки ушли – они работают учительницами в школе, все школы тут потихоньку открывают. А за мной приехали – генерал Голиков вызывает. Я взял старую трость и, чётко прихрамывая, мол, раны боевые ещё беспокоят, сел в машину.

Совсем рано, солнце ещё не взошло, но наше РУ работает в бессоном ритме. А вот ГРУ Хозяин подчинил лично себе – оно работает в Европе и САСШ. Туман с утра – видимо день будет жарким. Далеко впереди пронеслись призрачные кони, можно бы списать на клочья седого тумана, который несет ветер, но вот я отчетливо вижу каждую жилку и каждый выпуклый мускул. Целый табун туманных коней красиво и гордо промчался с длинными развевающимися гривами и пышными хвостами, а там канули в уходящюю ночь… Значит скоро будет день и Солнце вновь обогреет нас.

А новости не очень хорошие. Раз такая обстановка, то Хозяин быстро и срочно создал Сталинградский фронт. И, как ни странно, вскоре генерала Голикова срочно отправляет командующим 1 гвардейской армией. И вот два приказа! Прочёл и расписался – вот ловкий наш генерал! Первый по кадрам – я стал подполковником. Тут и за точные разведданные, за найденные и сданные деньги и ценности в Фонд обороны, за умело пригнанный состав со снарядами. Генерал Рокоссовский похадайствовал, да сам Хозяин похвалил. И вскоре мне нужно принимать важную должность помощника оператора-направленца Генштаба – восточный сектор. И второй – мне отпуск по ранению – три недели, раз я вроде хожу с трудом. И вот записка – мне в транспортном дадут “Виллис МВ” с крытым верхом. Ну и отлично, я чувствовал себя прекрасно, но Голикову “поплакался” на раны, мол и ЗиС-6 захватил, раз идти не мог пешком. А за автомашины и сдачу ценностей на большую сумму – мне премия, зайти нужно в финансовый, там сразу и выпишут. И в наградном – медаль “За отвагу”. Ну генерал, за таким командиром не пропадёшь. Жаль, что уходит. Ну ему сразу в петлицы три большие звезды генерал-лейтенанта. А меня Голиков тихо на ухо похвалил, мол я очень хитрый. Тут гроза бушевала – майор Алексеев как точно предсказал. Но негодяй, совсем не убедил – расстрелять его! А сейчас все в ГКО “остыли” и про меня и забыли – ситуация критическая! И тут я появляюсь…

Отлично, теперь я смело могу тратить “трофейные” деньги, да и машина мне в помощь, Москва есть Москва, тут пешком не находишься. И я сразу рванул в Центральный госпиталь – хотел сделать сюрприз жене. Но “сюрприз” вышел для меня. Интересный сюрприз! Правда, очень неожиданный! И, к сожалению, не совсем приятный!

 

(Всего 94 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

18 комментария к “Дневник полковника разведки. Часть 7”

  1. Хороший главный герой получился. Я вот только удивляюсь как отец-основатель теории ноосферы академик Вернадский этой штукой не мог пользоваться? Глядь, и сумел бы не только короткие заметки создать о ноосфере,, а нечто большее. С другой стороны возникает вопрос, а где полковник мог ознакомиться с работами Владимира Ивановича Вернадского и использовать их? Хотя жили оба то в Москве и могли бы где то пересечься..
    Правда, настораживает то, что не обошлось потом без сюрпризов. Но об этом и поговорим после.
    Интересные факты наводит Алекс, но как то они размываются, словно автор торопясь нанизывает всяческую информацию, как девок на свой шампур.

    2
    1. Уважаемый Ulisses, данная информация находится под грифом “Совершенно секретно”. Сами понимаете, что это значит. А самому Вернадскому некогда было данными вопросами заниматься, он ведь теоретик, а не практик.
      Это как с нейтрино, открыли его, так сказать – на кончике пера, а вот практически данным вопросом не занимались.
      А вот ГГ – после контузии получил такое свойство и умение

      1
      1. Уважаемый Алекс, не хочу Вас расстраивать, но придется. Вся проблема заключается в том, что свои краткие очерки о ноосфере Владимир Иванович написал в 1944 году. Улавливаете мою мысль?
        О какой формулировке “Совершено секретно” можно было говорить в 1942 году, если ноосфера в то время полностью находилась в мозгу Владимира Вернадского, на который поставить штамп “Сов. секретно” поставить было невозможно.
        И вообще-то проблема заключается в том, что большевики, а войсковые разведчики не исключение, были материалисты, а теория ноосферы основана на духовном единении человека и, скажем грубо, окружающего мира. То есть Владимир Иванович вышел на божественный замысел и реализацию создания человека и Вселенной. А, как известно, коммунисты отрицают все, что связано с Господом и считают, что все подвластно человеку.

        1
        1. Милостливый государь Ulisses! Вы невероятный педант. Представляю, как тяжело было Вашим подчинённым.
          Вернадский в 1941 году написал работу “Научная мысль как всепланетное явление”, но разрешено её было опубликовать в 1944 году. Также он написал книгу “Геологические оболочки Земли”, но её опубликовали в 1977 году. Просто многие мысли гения были довольно непонятны, вот почему.
          Мистер Labean написал, что у меня получился военно-фантастический рассказ с элементами эротики. Это же не документальная повесть.
          Вспомните моё напоминание в первой части этого рассказа.
          Пойду поищу валидол или Рибоксин

          1
          1. Согласен, Вы пишите не документальный рассказ, но цитируете, или точнее, пересказываете конкретную работу… В этом и заключается Ваша главная ошибка… Ну не мог гг пользоваться работой раньше ее автора…

            1
            1. уважаемый Ulisses, Вы страшный человек! Такого педанта нужно ещё поискать! Ну не мучайте меня, больше никаких намёков на работы гениев не будет. Хорошо, что Вы не мой Босс. Вы бы меня съели живьём!
              А я Вам отвечу словами незабвенного Лаврентия Павловича: “НКВД может всё!” И вспомните рисунок-девиз ГРУ – летучая мышь! То есть всепроникающие возможности военной разведки

              1
                  1. Ладно так уж и быть: разведка в тылу аналитику не поставляла, а исполняла роль акына: пою то, что вижу. Ладно, все равно каждый из нас останется при своем мнении.

                    1
                    1. Как Вам будет угодно, уважаемый Ulisses. Обычно я всегда соглашаюсь с Вами

                      1
    1. Дорогая леди Ночь, а красотой наших милых дам можно любоваться часами. Я вот иногда вывожу на экран фото одной милой и обаятельной молодой дамы и, любуясь её красотой, получая просто эстетическое удовольствие. И с хорошим настроением пишу продолжение данного рассказа. Вот в следующей части будет точно по Шиллеру “Коварство и любовь”.
      Благодарю Вас за внимание и комментарий, миледи Ночь

      1
      1. Уважаемый ALEX77! Вот почему у некоторых милых леди иногда щечки горят не с того не с сего, а оно вот оно что оказывается) Наверно…… Желаю Вам вдохновения и творческого полета!

        1

Добавить комментарий