Дневник полковника разведки. Часть 8

Разбросал сквозняк сегодня числа,

Отрывные тонкие квадраты,

Только в этом не было и смысла:

Я давно забыл хмельные даты.

Не брожу по памяти я в прошлом

И до дыр не затираю шрамы.

Если честно, как-то даже тошно

Быть героем чёрно-белой драмы.

Сон этой ночью снова пришел ко мне странный,непонятный и тревожащий. Я астрономически неспешно передвигаюсь через клубящуюся тьму, что не тьма, со всех сторон то и дело вспыхивают крохотные искорки, там надуваются пузырьки, что вскоре схлопываются, я не ощутил никакого потрясения, поняв, что каждая искорка – Большой Взрыв, на их местах возникают на какое-то время вселенные, потом растворяются в пространстве темной материи, ничуть такому не удивился, во сне не включается чувство удивления, да и чему изумляться, я же в измерении, где фундаментальных законов то ли нет, то ли иные… Видимо это моя часть ноосферы сигналит!

Так что я прямо с утра стал ожидать неприятностей. Но вроде ничего такого. Ладно, взял свой “сидор”, может угощу врачей в госпитале, сел в “Виллис” и поехал. Толя молодец, все деньги, что я ему оставил – потратил, но еды полно. И всё долгого хранения. А то вдруг гости, так нужно их и угостить. Особенно если шеф заедет!

В госпитале пожилая санитарка на мой вопрос как-то так странно на меня посмотрела, затем на мой скромный букетик и тихо выдала:

— Вон туда, по коридору. Комната 18. Только тихонько зайди, дверь не на замке… И аккуратно там, госпиталь всё-таки…

Зашёл я тихо, всё же разведчик, ну и перекатываясь с пятки на носок, прошёл к плотной занавеске в углу. Я был спокоен, а вот Наталья… В данный момент, прогнувшись в пустой процедурной, она лежала грудью на столе и, задрав форменную юбку, она позволяла драть себя коллеге, врачу по имени Евгений, который давненько неровно дышал к моей жене. М-да, ситуация, Михаил Павлович. Причём я чётко видел, что особо Наталья удовольствия сейчас не получала. Странно, она такая страстная всегда была…

Эти прелюбодеи наконец закончили и, повернувшись, увидели меня. Евгений, застегивая брюки, просто побелел, увидев в моей рук пистолет, а Наташа так и остолбенела. М-да, выглядела она весьма пикантно – юбку держит задранной к талии, трусы на уровне коленей. Наконец я спрятал “ТТ” в кобуру и они, эти восковые фигуры, сразу и ожили. Наташа тоже слегка побледнела – знает мой характер. Но я был совершенно спокоен – да чему быть, того не миновать. Раз меня рядом с ней полгода нет, то конечно… А если бы я их не застал?

— Наталья, ну раз такое дело поехали? Как куда – в ЗАГС, будем разводиться!

— Хорошо, поедем, – гордо вскинула она голову. Всё равно ты меня как мужчина не устраивал и даже ребёночка не смог сделать, – Наташа быстро развернулась и гордо пошла вперёд.

Вот женщины, обязательно “укусить” должна или последнее слово за собой оставить. Но ведь хорошо нам было… Видимо она просто ребёночка хочет, да вот не получается. А кто виноват…

Этот молодой врач было рванул за ней, но… Удар в челюсть, а потом под дых вышли у меня великолепно. Удерживая его, хрипящего, за шиворот, я спросил:

– Понял за что?

– Дкха, кхмм,– с трудом только и смог выговорить он.

– Надеюсь, с Наташей ты будешь счастлив так же, как когда-то был счастлив я. Она хорошая… Была. – я швырнул букетик ему на грудь. И помолчи. а то такой же положу на твою могилу, – сразу побледнел

Отпустив его, отчего этот Евгений шлёпнулся на пол, я быстро развернулся и, почему-то сильно прихрамывая, направился к машине. Наталья молчала, что было совершенно удивительно. Вскоре мы были в ЗАГСе. Я зашёл в кабинет к заведующей один и, поздоровавшись с ней и с ещё одной сотрудницей в её кабинете, снял с плеча “Сидор”. И сразу без слов поставил к ней на стол бутылку “Столичной”, тушенку, две шоколадки и две бумажки по сто рублей. Вот тогда объяснил ситуацию – я служу в разведке, дома бываю не часто, а моя жена нашла новую любовь и хочет развестись со мной. Они закивали – как говорится, суду всё ясно!

Потом я позвал Наталью и она подтвердила мои слова. Водка и всё остальное волшебным способом исчезли со стола за одну секунду. Профессионалы!

Мне сказали заехать за бумагами через два часа. Получив их, я одну решил оставил в регистратуре с просьбой передать военврачу 3 ранга Сергеевой – она хотела быть на девичьей фамилии. Сел в машину, закурил, чтобы успокоиться. И тут вновь сюрприз! Но более приятный!

Я вышел из машины, обстучал колеса и, только собрался уезжать, как тут меня вдруг обхватили чьи-то горячие крепкие руки. Обалдеть, красавица-блондинка Ирина. Она горячо расцеловала меня и выдохнула:

— Миша, а я ждала тебя. Я была уверена, что ты найдёшь меня… И вот ты тут…  И, вытерла слёзы, вновь поцеловав меня. Ну и встреча!

И тут мне на шею кинулась её подруга – Юля. Юля была весьма симпатичной девушкой, с длинными черными волосами до попки, и черными как ночь глазами. С красивой фигурой, очень стройной. Грудь была небольшой, зато попка была как орех. Такой же упругой и сочной. Это я прямо сейчас как бы случайно узнал, отвернувшись от Ирины и потрогав попку Юли, спускал её на нашу грешную землю.

Девушки шли с дежурства, так что я предложил им не идти в общежитие, а поехать ко мне и отметить нашу встречу. Еды у меня полно.

— Миша, а твоя жена нам глаза не выцарапает? – хитренько спросила Юля.

— А у меня нет жены, милые девушки, Садитесь, поехали. Ничего покупать не нужно, у меня всё есть.

— Ну как же, раз мужчина отошёл на сто метров от дома, то он уже холостой, – коварно съехидничала Юля.

Мы поехали, а я вручил Юле свидетельство о разводе. Она заахала и показала Ире. Юля уже за столом, слегка смущаясь, сообщила, что Наташа уже три месяца с этим молодым врачом, но вот всё никак не забеременеет. Ну а у нас с Натальей вроде как и несовместимость, но… После наших чудесных посиделок мы сидели на диване и разговаривали. Может быть оттого, что я крепко выпил или от лёгкого стресса от увиденного в госпитале, я откровенно рассказал девушкам о наших с Наташей приключениях, потом о своих после расставания с Ириной. Приключения были опасные, но вот почему у меня на петлицах три шпалы и полно медалей и орденов. Девушки только ахали, а Ира крепко держала мою руку своими нежными горячими пальчиками, прижав к своей щеке. Потом девушки положили свои красивые головы мне на плечи и мы вот и сидели, слегка обнявшись. Мне было так хорошо… Это было какое-то единение наших душ… Я даже чуть задремал…

И в этот момент я ощутил странное прикосновение, словно нечто коснулось меня всего, всех моих клеток, нервов, аксонов и синапсов. Я замер, ощущение интересное, прикосновение не грубое, а напротив, звездное тепло продолжает пропитывать мое тело, словно горячая вода кусок прессованного сахара. Во мне что-то происходит, но это не выразить словами, нет таких в простом языке… даже образов нет, вон и хай-тек уже не оформить в словах для любого человека простого, а это вовсе не вообразимо, более сложное и грандиозное. Да нужно не устрашиться и держать себя открытым и верящим, что это такое неожиданное вторжение в мою суть вовсе не вторжение, а материнская или отцовская забота… И это так чудесно!

Ну да, вон же светлый, как луна, диск солнца, весь в пятнах и лохмотьях протуберанцев, отчетливо вижу гелиосферу, верхнюю часть атмосферы Солнца, через которую с дикой скоростью мчится голубой шарик-комок под названием Земля.

Так вот почему мои аналитические записки написаны так точно – это же прикосновение к ноосфере. Но кто из начальства любит горькую правду? Особенно если она идёт совсем вразрез с его начальственными указаниями и тупыми начальственными выводами! Девушки тоже молчат, видимо и им сейчас очень хорошо и спокойно… Ирочка ещё крепче обняла меня…

И тут пришёл Анатолий, он словно внёс струю радости и оптимизма в нашу компанию. Толя сразу стал ухаживать за Юлей, чётко поняв, что Ира неровно дышит ко мне. Ира ему рассказала про наши приключения в окружении, как я спас её, как мы с храбрыми пограничками отбивали немецкие атаки, чтобы наш санитарный поезд целым ушёл к своим. Мы чудесно посидели за столом, прекрасно пообщались. Толя всё глаз с Юли не сводил…

Ну Толя! Он вдруг сделал Юле предложение! Та конечно пожеманилась и, покрутив своим хорошеньким носиком, сказала, что подумает, но таким тоном, что Толя сразу и просиял. Так что мы достали бутылку шампанского и выпили за будущую новую пару молодожёнов.

А Толя прямо перья распушил, стал рассказывать смешные истории. Мы все хохотали. Ну девушки и меня попросили анекдот рассказать. Я и выдал из армейского фольклора:

– Женился пожилой генерал, примерно такой как я, ну может чуть старше, всего лет на тридцать, на молоденькой. Ну в первую брачную ночь он один раз и спать. А молодая жена не против повторить, да у него не стоит. Он и говорит молодке, чтобы она помяла руками его “заснувший” орган, и она давай стараться. Заснул генерал, а когда проснулся, уставшая девушка понуро сидит рядом и говорит:

– Мой дорогой муж, ничего не получается. У меня даже руки уже болят…

– Что же ты, такая-рассякая, с больными руками замуж выходишь!

От нашего хохота здоровых глоток аж окна зазвенели. И мы как-то стали даже ещё чуть ближе друг другу. Это был такой чудесный вечер во время войны…

А Ире я сказал в присутстии Толи и Юлии, что я всегда восхищался ей и, если подождёт, когда я остыну, то… Она не дала мне договорить и, крепко обняв и сладко поцеловав, громко сказала, что такого мужчину она ждала всю жизнь и подождёт ещё… Заодно она рассказала, как я лихо вёл себя в окружении, как ловко расправился с бандитами, как выводил из леса, она так восхищалась – Толя только головой крутил. Вскоре мы легли спать – жизнь продолжается…

Это была самая сладкая ночь в моей жизни!

Я, как и всегда, проснулся рано и, умывшись и сделав зарядку, пошёл на кухню и стал готовить завтрак. Затем я вновь прилёг на кровать и стал читать стихи:

Уводят наши женщины в туман,
Туман любви и наслаждений…
Стремление, вечность, слов обман,
Все дальше, в чащу искушений…
Выходят наши женщины на свет,
Где солнца яркие лучи…
Прекрасней чувства в мире нет,
И жизни музыка звучит…

Ночь заканчивалась. Утро неудержимо рвалось вперед, ловко и смело сжирая с чудовищной, прямо-таки тектонической прожорливостью последний минуты и секунды благословенной темноты. Ночь всегда лучше дня. Ночью можно поспать… или хотя бы надеяться на это. Ночь полна свежести и прохлады. Да и вообще, мне, как разведчику, нравилась ночь больше дня. Слишком яркий свет меня немного раздражал. Это значит что опять будет зверствовать егеря и Люфтваффе, меня, как разведчика РККА отлично будет видно этим подлым фельджандармам. А сумрачного неба, затянутого тяжелыми тучами, не ожидалось… И вот — забрезжил рассвет.

Ну надо же, никак не отойду от своей крайней “командировки”. Оп-па! – а рядом со мной спит красивая блондинка Ирочка. Как мне сладко с ней! Я был в невероятном удовольствии. Хотя немного меня жгло внутри – Наталья мне изменяла с молодым врачом, но… Ничего не поделаешь, такова “!се ля ви”, как говорят французы.

Я крепко обнял свою красивую подругу и с наслаждением вдохнул в себя чудесные запахи из её декольте. Да! О-о-о-о! Терпкий запах её духов, а как пахнет забытым запахом земляники её чудесная упругая грудь, да ещё плюс этот такой невероятно возбуждающий запах сладковатого женского пота. Ох и Ирочка! Она так сладко ответила на мой поцелуй и жадно, до боли, целуя меня, ловко раздвинула свои полные красивые ножки. По утреннему стояку я долго не кончал, а Ира была в восторге. Кончил я в её ротик, чуть не теряя сознание от невероятного удовольствия! Точно в песенке поётся: “Вы женитесь на медичках…”. Клянется, что будет всегда ждать меня. А зачем ждать, я теперь буду служить в оперативном управлении Генштаба. Но точно говорится – если хочешь насмешить богов, расскажи им о своих планах. Так и со мной…

Есть такое “прекрасное” человеческое чувство – зависть! Когда я ещё знакомился с новой службой и общался с руководителем отдела, так прямо чётко чувствовал, как мне в спину упираются три пары злых глаз. Они майоры, а я уже подполковник, да иконостас на груди внушает… Вот видимо поэтому на меня кто-то из них написал донос, мол я бывал в тылу немцев и меня могли завербовать. Но не имей сто рублей…

У Толика сосед служил в НКВД и этим же вечером между второй и третьей рюмками рассказал моему другу, что на меня пришёл донос. А я потом начальнику управления рассказал, а тот позвонил в разведуправление. Так что прямо через час я летел в Челябинск, там был аэродром подскока для переброса лёгких амерских бомбёров А-20 через Аляску. Мы ранее с ВВС США договорились, что по ленд-лизу пришлют и самолёт-разведчик. Что за жизнь! Мне почти постоянно приходится прятаться от наших особистов. Порой в немецком тылу мне безопаснее, чем в столице!

Я ждал три дня, а представитель разведупраления майор Сергеев приютил меня в своём снятом доме. Я нарубил дров, мы приняли баньку и тут подошли две сотрудницы его отдела. У меня потом было впечатление, что они точно с голодного края. Досталось и Сергееву, но меня эти аппетитные молодые женщины буквально затрахали. Мол, я же из столицы, вот и покажите нам, почти скромным девушкам, столичные штучки! Пришлось не ударить в грязь лицом! Старался вовсю! Утром мы с Сергеевым смеялись – сил у нас почти не было, но физиономии! Точно как у котов, дорвавшихся до неучтённой миски вкусной сметаны. Так что на вторую ночь мы этих девушек не приглашали, мол работы полно. Правда на третью ночь они нахально пришли сами, девушкам приглашения не нужно… Мы, скромные мужчины,  им всегда рады!

А эти красотки больше балдели от анекдотов и постоянно хохотали. А один даже записали и сказали, что теперь будут им пользоваться:

— Девушка, а что Вы делаете в субботу вечером?

— Мужчина, а Вы позвоните мне в воскресенье утром и я Вам всё и расскажу… – мы хохотали от души. И вскоре легли спать – девушки прямым текстом сообщали, что пора и спать лечь…

А к обеду майор Сергеев с трудом разбудил меня – прилетел мой искомый самолёт. Это был Spitfire PR Mk XI. Он был специально созданным отличным дальним высотным разведывательным вариантом, который был способен летать с аэродромов в Англии и фотографировать даже в Берлине. Ну и на нём я отправился обратно. Заправившись, мы облетели линию фронта и сделали очень важные фото. Затем и кучу фото также и Сталинградского фронта, погода была отличная и фото тоже. Начальник Генштаба Василевский был в восторге – он готовил операцию под названием “Уран” – окружение армии Паулюса. Так что я вновь был награждён за инициативу. Заодно Василевский перевёл меня вновь в разведуправление.

А меня начальник РУ генерал Ильичёв отправил опять в тыл, как ни смешно, он сказал, что там мне будет спокойнее. А доносчика уже выявили и его уже отправили на фронт. Как он бился в припадках в кабинете начальника, мол без него тут никак. Трус и стукач! Кстати, нас опять переименовали, теперь мы называемся немного иначе – Управление войсковой разведки Генштаба.

Ночь я провёл с Ириной на нашей тайной квартире – так было безопаснее. А то ведь оперативники НКВД в основном воевали со своими, такк им спокойнее. Ведь настоящие немецкие агенты могу и пулю в лобик пустить. Я туда и Толю позвал, а он пришёл с Юлей. Вылет у меня следующей ночью, так что мы немного “развеялись”. Ирочка была великолепна и такая просто невероятно страстная, я был в полном восторге. Она сказала, что не откажет мне ни в чём и вот тогда я точно вернусь живым и удача будет со мной. Её ротик был воротами рая, она даже разрешила мне навестить свою великолепную попку – я был в восторге! И тут новый поворот – Юля хочет узнать, какой будет муж у Ирины! Как она пошутила – народный контроль! Я был в лёгком шоке, а Ирина согласилась – мы не женаты, а живём один раз.

Толик тоже был в лёгком шоке, но для приличия посомневавшись, согласился на обмен. Всё же Ирина очень сексуальная и он потихоньку облизывался на её прелести. Так что у нас была просто невероятная ночь – ведь чужая девушка всегда вкуснее. Толя похоже разошёлся вовсю, а меня Юля просто заласкала. Но и я старался! Я с большим наслаждением двигал бёдрами, стараясь глубже проникнуть в женское чрево, а она подмахивала мне, идя каждый раз навстречу врывающемуся внутрь животика стальному стержню. Кончив очень бурно,Юля прошептала мне на ухо:

– Миша, хватит, я уже в раю. Как мне хорошо! Моё влагалище просто пылает, всё залитое соками любви и страсти! Миша, всё было так чудесно!

Утром Юля сладко меня поцеловала и сказал Ирине, чтобы она меня не упустила. Наталья всё врёт – и я и Толя, мы отличные мужчины! Это Юля чётко и громко утверждала. А Толик сказал, что мне с Ириной повезло – она просто сказка. Хотя он любит только Юлю и в награду получил сладкий поцелуй. Юля и Толя ушли. а я до вечера был с Ириной. У неё сегодня ночное дежурство. Я её аккуратно перевел в поликлинику Генштаба – нечего ей там встречаться с Натальей. Так мы до вечера почти не вылазили из постели. Нежности Ирина накопила много и всё досталось мне – я был счастлив! Она даже чуть-чуть ревновала меня – так чудесно меня похвалила Юля. Рано утром я вышел на улицу, легкая морось освежила моё разгоряченное лицо, а мои губы до сих пор обжигал прощальный поцелуй моей Иры-Ирочки.

Когда я приехал на аэродром, то все лётчики, стоящие возле АИР-6, глянув на меня, даже завистливо вздохнули. А я вручил своему лётчику пакет с приказом и картой. Мы одновремённо посмотрели вверх. Купол пугающе-фиолетового неба был беспредельно высок, треть занимает красная до ужаса луна, вся как выброшенный взрывом из ада гигантский уголь, все еще раскаленный, но уже с проступающими темными жуткими прожилками. Но… Приказ! Вскоре этот шустрый самолёт бодро скаканул в небесную высь.

(Всего 71 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

8 комментария к “Дневник полковника разведки. Часть 8”

  1. 10 за великолепную любовь к женщинам. Все остальное под большим вопросом. О ноосфере я уже писал, посему посоветовал бы автору ванговать. Тем более, именно во время второй мировой проявилось уникальная способность Ванги, во всяком случае по мнению ее почитателей, к которым я не принадлежу, видеть, предугадывать будущее. Или даже лучше мессинговать ибо Вольф Мессинг не только предвидел будущее, но и на свои деньги покупал самолёты.
    Правда, не Спитфайер, да еще такой мудреный, ибо по ленд-лизу его не поставляли. Более того, такая модификация самолета англичанами начала выпускаться с 1943 года, к сожалению автор допустил ошибку в обозначении модели фоторазведчика, что даже американцы их имели всего 12 штук. Советскими летчиками испоьзовался один раз на Северном флоте для обнаружения линкора “Тирпиц”. Как то так. Так что Алекс, Платон мне друг, но истина дороже.

    0
    1. Уважаемый Ulisses, Вы как и всегда, точно правы. Всё что написано, это из воспоминаний фронтовиков, но вот время я точно попутал. А за золото нам много чего поставляли, золото в закромах Сталина было полно, тем более из Испании нашими бойцами было вывезено около 600 тонн золота. Причём по просьбе испанской стороны. Вот и пригодилось.
      Шеф, а кого ещё любить, как не наших прекрасных милых женщин! Вот ГГ рассказа их просто обожает. Да и они очень часто совсем не против
      …Благодарю Вас а внимание к моему скромному рассказу и отмечание ошибок.

      1
      1. Алекс, а ведь много не надо, скопировать название модификации разведчика и загуглить его. И окажется много несуразностей, которые мешают нормально воспринимать текст. Ваша беда и проблема в том, что получив какую то интересную информацию Вы пытаетесь ее сразу использовать. Вот отсюда и проколы и приколы.

        1
  2. Но интересно другое развод гг с женой получился какой то скомканный неубедительный. Тем более в советские времена вопрос о разводе поднимался на уровне парткома. И не факт, что тот, кого обвинили в разрушении семьи, не положил на стол партбилет. Так что в любом случае работницы ЗАГСа поинтересовались бы мнением партийных товарищей.

    1
    1. Уважаемый Ulisses, ну во-первых, там имела место взятка, по военным временам очень неплохая. Потом, развод желала жена ГГ, да нашедшая свою новую любовь. А ещё вот, в-третьих, почти все партийные органы поудирали в эвакуцию и, после 16 октября 1941 года не спешили возвращаться. Ну а ГГ в крайнем случае просто получит выговор по партийной линии. И всё.

      1
  3. Что я скажу, пусть будет так, как хочет автор. Но развод, точнее требования о нем, могли добавить перца и в рассказ, и взаимоотношения героя с женой. Тем более, повторюсь, без партийного слова пару вряд бы развели, даже за ОГРОМАДНУЮ взятку – в военное время легко без суда и следствия загреметь под фанфары…

    1
    1. Уважаемый Ulisses, но хоть одно допущение можно сделать – в связи с переездом многих наркоматов, посольств и партийных бонз в славный город Куйбышев?

      0

Добавить комментарий