Skip to main content

Долг шамана

С детства я знал, что отличаюсь от других. Я не проявлял особого интереса к военным играм, предпочитая танцы и гимнастические упражнения, а вечерами вместо карт и костей читал взрослые книги. Мой отец, маг с университетским дипломом, сначала решил, что я пойду по его стопам, но когда простейшие магические упражнения в моём исполнении начали давать самые неожиданные результаты, он понял ошибку. Следующим вечером возле нашего дома остановилась самобеглая карета.

Я тогда сидел с книгой на веранде. Помню, это были «Рассуждения о природе Сил» Альбера Крайтора…

Из кареты вышел высокий худой мужчина, показавшийся мне тогда старым. На самом деле ему было не более тридцати зим — но мне, только увидевшему десятую зиму, все старше двадцати казались стариками. Его чёрно-красный плащ, изукрашенный смутно знакомыми мне по книгам знаками, свободно развевался по ветру, а длинные светлые волосы были заплетены в две косы.

Отец выбежал к гостю, пожал ему руку и повёл к дому. Остановившись возле веранды, мужчина несколько секунд рассматривал меня.

– Сотэр, поприветствуй чтимого Беара, – сказал мне отец.

Я встал с кресла, в котором уютно устроился, и поклонился гостю. Естественно, я уже знал, что «чтимыми» называют служителей богов или духов, и гадал — кто он, этот Беар?

Блондин вернул мне поклон, а затем, игнорируя моё удивление, обратился к отцу:

– Ты был прав, Фэрлон. Если он захочет, я даю согласие.

– Чего захочу? – спросил я.

– Учиться жить с духами, – ответил Беар. Больше мне ничего не нужно было объяснять — передо мной стоял шаман. Настоящий шаман, который считал, что у меня получится стать таким же.

Разумеется, я согласился.

***

Девять зим моего обучения подошли к концу. Наставник Беар посчитал, что я достоин самостоятельно войти в мир духов и что моё тело выдержит всё, что духам будет угодно сделать со мной.

Курильницы исходили цветным дымом, когда я вошёл во внутренний храм. Терпкий запах ритуальных благовоний заполнял цилиндрическую камеру духа, в которую я вошёл после того, как сбросил одежду.

Жрецы общаются с богами посредством слов и мыслей — как через прокладку из ваты. Мы же честнее и смелее — мы приходим в дома духов и отдаём им себя.

Ритуальные маракасы в моих руках зашуршали, выстукивая знакомый до последнего такта ритм. В него я вплёл свой голос — без слов, только вздохи и стоны. Моим духом был Глубинный Прежний, которому служат не войной и не мудростью, а открытым для вторжения телом.

Вторжение может быть двух видов — когда ты предоставляешь тело и душу для временного воплощения духу, который хочет войти в наш мир, или когда ты предоставляешь тело для наслаждения духу — неважно, в мире духов или в человеческом.

Шорох маракасов и звуки голоса в сочетании с ритуальными курениями открывают дверь в мир духов — и уже через несколько минут я шёл в цветном тумане, стараясь не сбиться с того ритма, которому меня учил Беар. Ещё несколько кругов, ещё шестьдесят вдохов цветного дыма — и маракасы исчезли из моих рук, а в тумане появился разрыв. Лёгкая дымка, окутывающая меня, была привычна — я уже входил в мир духов с наставником. Я знал всё, что меня ждёт — но ещё ни разу не совершал ритуал в одиночку.

 

…Из мягкого разноцветного тумана понемногу проступали очертания домика у пристани. Глубинный Прежний сегодня желал предстать передо мной в облике, близком к человеческому. Я видел его разным, когда наставник Беар показывал мне, что такое мир духов — но это ничего не меняло. Как бы ни выглядел мой дух, я мог узнать его и должен ему служить.

Старая скрипучая дверь медленно открылась, выпуская зелёный свет фонарика. В проёме появился человеческий силуэт. Почти человеческий. Почти.

Его руки были чуть длиннее, чем у людей, а на голове выделялся гребень. Глубинный Прежний, видевший прошлую разумную расу нашего мира, не желал отказываться от своих атрибутов даже в почти человеческом облике. И не должен был, разумеется — он дух и это его выбор и право — в каком виде принять своего служителя.

Моё тело было украшено узорами, облегчающими установление связи с духом — и выделяющими те области тела, которые особенно привлекают его внимание. Особая скрадывающая краска обволакивала мой мужской орган, делая его менее заметным — а подведённые красными линиями соски, наоборот, выделялись на слегка припухшей от специальных упражнений, почти женской груди. Безволосые ноги, покрытые паутиной чёрных линий, переходили в почти женский пухлый зад, готовый раскрыться под напором моего господина и покровителя — Глубинного Прежнего.

Я двинулся танцующим шагом, не забывая чуть поводить бёдрами — именно неопределённость пола привлекает Глубинного Прежнего сильнее всего. Порождение духа дочеловеческих обитателей нашего мира, он сохранил их стремления — и тех из служителей, кто сумеет полностью подавить в себе стремление к однозначному полу, мой покровитель награждает способностью выносить его детей…

 

Глубинный Прежний не произнёс ни слова — он вообще редко снисходит до словесного общения. Я просто знал, что привлёк его внимание — и, подойдя к высокой тёмной фигуре, взглянул в зелёные раскосые глаза с вертикальными зрачками, отбрасывая все защиты разума и вверяя свой дух и своё тело древнему духу тайного знания и изощрённой страсти.

Несколько наполненных тишиной секунд — и я развернулся спиной к Глубинному Прежнему, прогибаясь в пояснице и бесстыдно подставляя разработанный зад под то, чем духу будет угодно войти в меня.

Он не торопился. Длинные руки протянулись ко мне, перепончатые ладони обхватили припухлости на груди и я почувствовал покалывание в сосках, когда когти духа коснулись их. Секунда — и мои грудки крепко сжаты ладонями покровителя.

Моё тело выгнулось сильнее под этими нечеловеческими ласками, пришедшими из глубины времён — и я почувствовал ягодицами касание твёрдого стержня.

Мой собственный орган болтался, слегка налитый кровью, пока я выгибался под руками Глубиннного Прежнего — и когда твёрдый прохладный член властно вонзился в мою разработанную за время обучения дырку, возбуждение не привело к эрекции.

Твёрдый тонкий стержень вошёл в меня на семь дюймов, прежде чем мои ягодицы почувствовали касание прохладного тела духа. А затем пришло распирание — Глубинный Прежний свободно меняет своё тело, руководствуясь лишь своими желаниями. И в тот момент он захотел растянуть меня настолько широко, насколько это возможно.

Расширяющийся орган в моём заду был… привычен. Обучение включало в себя и это — и я радостно отдался ощущениям, превращаясь в один большой орган наслаждения, когда расширившийся почти до толщины женского запястья член Глубинного Прежнего начал резкие, властные движения в моём теле.

Каждый раз, когда он входил, моё тело содрогалось в жаркой волне наслаждения — ребристый, широкий, твёрдый орган массировал все чувствительные точки моей задницы, погружая в влажную, горячую негу абсолютной раскрытости перед духом, абсолютной пассивности, входящего с каждым толчком в плоть и кровь желания угодить Глубинному Прежнему, доставить ему наслаждение… Я уже висел на твёрдом как камень члене духа и его руках, покалывающих соски, когда очередное движение закончилось выбросом семени в глубины моего тела…

Это стало сигналом и для меня. Из моего органа начали капать ленивые, робкие капельки семени, а разум растворился в жаркой волне наслаждения, только усиливающегося с каждым новым выбросом спермы духа в мой зад…

***

Я очнулся в реальном мире, но из моей дырки продолжало течь семя духа. Наставник Беар стоял рядом со мной и с гордостью смотрел на столь явный след благоволения Глубинного Прежнего.

– Наш господин принял тебя, Сотэр, – торжественно сказал наставник. – Более того, он удостоил тебя особого акта — того, на что я не мог надеяться, когда сам вошёл в мир духов. Тебе следует продолжать тренировать тело и дух, прежде чем снова отправиться к покровителю — он может уже в следующую вашу встречу одарить тебя сосудом для семени.

Я попытался встать и почувствовал сильную руку на плече — это наставник удерживал меня на земле:

– Не вставай пока что, Сотэр. Семя духа впитается и начнёт изменять твоё тело. Я знаю, что тебя сейчас терзает голод… подожди немного, я уже послал за теми, кто поможет его утолить.

Через пару минут в залу вошли четверо служителей — мужчин, не могущих раскрыть себя духу, но могущих делать различную работу в святилище. В том числе и помогать в обучении шаманов…

Первый — высокий, мускулистый, абсолютно голый — лёг передо мной, приставив к моим губам напряжённый фаллос. Я лизнул головку, наслаждаясь чуть солоноватым вкусом и нежной кожицей, отвечающей языку едва заметной пульсацией… и втянул в рот горячий, твёрдый, восхитительно готовый пролиться в меня орган.

Плотно обхватив его губами, я начал двигать головой — вверх-вниз, каждый раз чуть-чуть не доводя головку члена до горла и прокатываясь по уздечке языком. Через минуту член выплеснул мне в рот сладковатую сперму — и я почувствовал, что с каждым глотком мой голод отступает.

– Это голод игрушки духа, – наставник всё так же придерживал меня за плечи. – Когда всё семя нашего покровителя впитается в тело, он исчезнет, а ты захочешь спать. Во сне твоё тело изменится…

 

***

 

После пробуждения я почувствовал изменения, о которых говорил наставник. Тело было… другим. Бёдра стали шире, вместо обычной утренней эрекции член набряк и безвольно болтался, а зад немного зудел, как после щедрой порции возбуждающего крема.

Я знал, что так и должно быть — в преддверии высшей чести, которую Глубинный Прежний может оказать своему шаману, он должен подготовить тело к выполнению несвойственной мужчине функции. Но это знание мало помогало в тот момент — желание было слишком сильным и ярким.

– Я провожу тебя к детям духа, – наставник Беар и сейчас оказался рядом со мной. – Они помогут тебе подготовиться к новой встрече с покровителем и будут питать тебя.

Я только кивнул — желание ощутить хоть что-то внутри не давало говорить.

Мы спустились в подземную часть храмового комплекса и наставник повёл меня полутёмными коридорами, в которых послушники и младшие служители почти не бывали. Магические светильники, расположенные на стенах, давали света ровно столько, сколько нужно, чтобы найти дорогу.

Через несколько минут блужданий по этим коридорам мы подошли к массивным каменным дверям. Наставник сделал несколько пассов, выпуская силу духа и тем показывая магическим стражам, что пришёл тот, кто имеет право войти — и отступил на шаг.

– Иди внутрь, Сотэр, – Беар ободряюще улыбнулся мне. – Дети духа дадут тебе всё, что нужно.

Я бестрепетно шагнул в зеленоватую полумглу Зала Щупалец, в котором раньше ни разу не был — но слышал достаточно, чтобы понимать, что меня ждёт внутри, и страстно желать этого.

 

«Пришедший к нам из времён Глубоководных дух желает постоянно держать своих детей в мире. И не нам оспаривать его права — Глубинный Прежний был Силой, когда наши предки ещё скакали по деревьям на южном континенте. Его дети не похожи на людей даже в той мере, в какой похожи были на людей Глубоководные — ибо такова суть Глубинного Прежнего, Силы тайного знания и изощрённой страсти. Они таинственны, ненасытны и великолепны.

Те из послушников Глубинного Прежнего, кто удостаивается чести стать сосудом для его семени, отправляются к уже рождённым детям духа. В зеленоватом тумане Зала Щупалец они проводят десятки часов, принимая в своё тело семя детей духа и изменяясь достаточно, чтобы Глубинный Прежний легко завершил трансформацию мужского тела в тело, способное выносить и легко родить новое дитя духа. Это сладчайший из жребиев, которые выпадают на долю человека — потому что дети духа дарят величайшее наслаждение своим любовникам.

Когда же в Храме нет ни одного избранника духа, в Зал Щупалец каждую неделю спускаются те, кого Глубинный Прежний принял как инструменты наслаждения. Их жребий не менее сладостен, но то, что они не могут полностью отдаться нашему покровителю, всё же наполняет моё сердце сожалением и сочувствием…»

Сотэр, Сосуд Духа. «О путях служения», внутренняя библиотека Храма.

 

Едва двери Зала закрылись за мной, из зеленоватого тумана взметнулись тонкие упругие щупальца, начавшие поглаживать моё тело. Их касания вызывали лёгкое, невыносимое приятное жжение, заставляющее тело изгибаться, бесстыднейше подставляясь под ласки и требуя всё новых и новых прикосновений…

Одним из последних сознательных усилий я раскрыл свой дух, показывая детям Глубинного Прежнего свою суть — суть того, кто избран, чтобы выносить и родить новое дитя. И когда в ответ на это что-то толстое и влажное ударило в призывно раскрытую дырку моего зада, сознание окончательно уступило место новым инстинктам — инстинктам биологической машины для наслаждения. Мой зад двинулся навстречу вторгающемуся щупальцу, сжался вокруг него — и послушно растянулся, когда Дитя начало расширять вторгшийся в меня орган. А рот раскрылся, ловя более тонкие, сравнимые толщиной с человеческим членом щупальца, втягивая их, целуя, облизывая, наслаждаясь солёным морским вкусом, требуя всё новых и новых движений — в едином ритме с тем толстым, твёрдым и властным, что расширяло мой зад, неся величайшее наслаждение…

Семя капало из моего безвольно болтающегося органа без перерыва. Я не знаю, сколько раз входили в меня дети духа, сколько раз они кончали в мой рот, на мою грудь, в мой зад, на спину, на ноги, на бёдра, на лицо… Я плыл в розовом жарком тумане наслаждения, испытывая то, что обычному мужчине недоступно — растянутый на нескончаемые часы пароксизм наслаждения, величайшее удовольствие, доступное телу…

 

Когда всё закончилось, я ещё некоторое время лежал в зеленоватом тумане, ожидая, пока семя детей духа окончательно впитается в моё тело — и закончит изменения, потребные Глубинному Прежнему. Затем я встал и с сожалением покинул Зал Щупалец — место, показавшее мне истинные возможности моего тела.

Дежуривший у дверей послушник сказал мне, что я провёл в Зале трое суток. Наставник Беар, когда я медленно вошёл к нему в кабинет, покачивая широкими бёдрами и непроизвольно трогая заметно увеличившуюся грудь, крепко обнял меня и поцеловал в ещё хранящие солёный вкус детей духа губы.

– Ты готов, Сотэр, – голос наставника дрожал от гордости. – Ты выспишься, а затем снова войдёшь в мир духов. И послужишь нашему покровителю так, как не смог служить я…

Я кивнул, а затем сказал:

– Я хочу отблагодарить вас, чтимый наставник. Желание доставить учителю наслаждение было невероятно сильным — и я опустился на колени, распахивая халат Беара, поместил его затвердевший орган между своих новых грудей и начал двигаться вверх-вниз, при каждом соприкосновении губ с нежной головкой немного втягивая её в свой ненасытный рот.

Беар продержался недолго — буквально через минуту он излился на моё лицо, специально подставленное под струи. Я продолжал движения, пока последняя капля семени не покинула член наставника, после чего поцеловал солоноватую головку, встал на ноги и пошёл в свои покои, спиной и ягодицами ощущая полный гордости и удовлетворения взгляд учителя.

 

Сон был долгим и сладостным. Мне снова явился в грёзах Зал Щупалец — место, которое мне предстоит ещё не одну сотню раз посетить в течение жизни. Место, в которое я стремлюсь так же, как щупальца детей духа стремятся в тело шамана.

Пробуждение, впрочем, не было огорчительным. Я знал, что впереди у меня — исполнение высшего предназначения избранников Глубинного Прежнего. И я знал, что это доставит мне только радость…

 

Проснувшись, я знал, что мне предстоит.

Снова внутренний храм был заполнен цветным благоухающим дымом, облегчающим вход в мир духов. Снова мой голос звучал так, как зовут мужской орган изнывающие от желания женщины. Снова туман взвихрился вокруг меня, затягивая туда, где меня ждал Глубинный Прежний.

Зеленоватый туман мира духов принял меня ещё быстрее, чем в первый раз — и я почувствовал удовлетворение, какое чувствуешь, возвращаясь домой из долгого путешествия. Это и был мой настоящий дом — место, где я могу служить своему покровителю так, как ему будет угодно. Место, где сила разлита в воздухе, а наслаждение является единственно возможным способом существования. И меня не пугали ни предстоящие изменения в теле, ни то, что последует за ними.

 

«Многие не понимают, каким образом мужчинам, избранным Глубинным Прежним, удаётся выносить и родить его дитя. Я слышал самые разные версии и могу засвидетельствовать, что они не слишком близки к реальности.

Когда Глубинный Прежний избирает сосуд для своего семени, он меняет тело избранника. Расширяются бёдра, сильно растягивается задница — но это не главные изменения.

Во-первых, в животе перемещаются внутренности — так, чтобы поместилась матка. Во-вторых, меняется вся физиология. Пить нужно по-прежнему, но вот твёрдая пища становится практически не нужна.

Избранники Глубинного Прежнего получают все нужные для жизни вещества из магических токов и мужского семени. Поэтому нам требуется несколько любовных актов в день — и поэтому изменённое тело является величайшим даром Глубинного Прежнего своему избраннику. Да, мы теряем на время беременности возможность выступать в активной роли в любовном акте — но получаем величайшее наслаждение, отдаваясь.»

Сотэр, Сосуд Духа. «О путях служения», внутренняя библиотека Храма.

 

На этот раз я оказался на берегу тихой глубокой заводи.

Дул лёгкий ветер, приятно холодивший кожу. Я знал, что мне следует ждать на песке, пока Глубинный Прежний не пожелает явить себя мне. И я знал, что мне надлежит принять позу, позволяющую воспользоваться любым из моих отверстий, не тратя времени на приготовления.

Трава под моими локтями и коленями была мягкой и чуточку влажной — как и должно быть на берегу. Стоять было совсем не утомительно — туман мира духов словно поддерживал меня, не давая устать в ожидании покровителя.

Впрочем, ждать всё равно пришлось недолго — через пять-шесть минут я услышал тихие шлёпающие шаги. Ещё несколько секунд — и мой приглашающе оттопыренный зад сжали холодные перепончатые ладони.

Глубинный Прежний обхватил мои пополневшие бёдра и резким движением заполнил зияющую пустоту во мне. Когда я почувствовал промежностью прохладные яйца духа, ощущение недостаточности, незавершённости прошло. Теперь я был цельным и исполнял своё предназначение. Член Глубинного Прежнего заходил в моём растянутом, изменённом его магией заду, и я почувствовал столь желанные удары по самой горячей точке моего естества.Они не давали мне сосредоточиться, погружали в негу… и я чувствовал, что с каждым толчком моё тело меняется, обретая то, что необходимо для исполнения долга.

Мужской орган покровителя расширялся, уже не выходя из моего тела — и я чувствовал, как в мою новосозданную матку вливается семя духа. Он застыл без движения, надавив на ту самую точку в глубине зада — и вливая семя в меня, не выпуская ни капли драгоценнейшей жидкости из предназначенного ей вместилища — и я знал, что с этого момента во мне начнёт расти дитя духа. Это стало последней каплей — сознание окончательно затуманилось, отдавшись во власть невыносимого наслаждения…

 

Обычный мир встретил меня мерными ударами барабанов. Другие шаманы Глубинного Прежнего уже знали о том, что мне всё удалось и что теперь я на два с половиной месяца превращусь в вынашивающую нечеловеческое дитя похотливую девочку с члеником. И всё это время во мне будет расти не только дитя духа, но и сила шамана… и похоть. А затем, когда придёт срок разрешиться от бремени, меня покинет только дитя — но не сила и не страсть. И это — награда Глубинного Прежнего своему избраннику. Сладчайшая из наград, какие можно только представить себе.

Дитя духа ещё не ощущалось в моих внутренностях — зато грудь набухла, а растянутый членом Глубинного Прежнего зад блаженно зудел.

Наставник подошёл ко мне и провёл сильной ладонью по спине — от шеи до зияющего отверстия зада:

– Я горжусь тобой, Сотэр. Когда мы познакомились, я понял, что ты понравишься покровителю, но чтобы настолько…

 

«Глубинный Прежний открывает тайны своего времени только тем, кто доказал, что достоин его внимания. И чем более личное внимание шаман привлёк, тем более сложные тайны открываются ему.

Возможно, вы не знаете, что входы в Великую Паутину открылись тогда, когда я родил первое из выношенных мной детей духа. Глубинный Прежний посчитал моё служение достойным ещё и этой награды — в дополнение ко всему, что даётся избраннику духа.

Не нам оспаривать решения покровителя — но нам понимать их. Глубинный Прежний не желает давать силу в руки тем, кто излишне зациклен на видении, доступном обычному человеку — зато тем, кто смог выйти за пределы человеческого естества, он готов даровать знания. Это мудро — ведь иначе мир захлестнули бы нетерпимость, злоба и глупость…»

Сотэр, Сосуд Духа. «О путях служения», внутренняя библиотека Храма.

 

Два с половиной месяца спустя.

Мне было немного сложно двигаться — выросший живот смещал центр тяжести тела и я ходил медленно, переваливаясь с ноги на ногу. Во мне росли дети духа и с ними росла сила.

Дни летели быстро. В моменты, когда я не занимался ритуалами или перенесением на бумагу знаний, моё тело посещали мужские органы. Я млел от вкуса семени, зная, что эта густая жидкость даёт мне силу — и радостно принимал мужской сок в зад, зная, что он необходим вынашиваемым мной существам. Кроме того, мне с самого первого сношения с мужчиной нравилось чувствовать, как по растянутым внутренностям растекается горячая жидкость.

Наконец наступил день, которого ждал весь Храм — день, когда мне пришла пора разрешиться от бремени. Наставник Беар сопроводил меня в Зал Щупалец — и живущие там дети покровителя приняли меня в свои объятья.

Мои руки и ноги были объяты щупальцами детей духа. Спину поддерживал затвердевший воздух, а набухшую грудь сжимали тонкие острые отростки. Другие такие же развели мои ягодицы в стороны — и в этот момент я ощутил, как из созданной магией Глубинного Прежнего матки начинает вылезать тонкое существо.

Было почти не больно — покровитель в своей неизъяснимой мудрости пожелал, чтобы его избранники рожали легко. Однако я всё же чуть-чуть застонал — и тут же в губы ткнулся мужской орган одного из детей духа.

Я тут же приоткрыл губы, впуская дитя духа в себя — и щупальце задвигалось у меня во рту, лаская губы своей нежной кожей. Когда же мой до предела растянутый зад выпустил первое из растущих во мне детей духа, мой рот оказался залит сладковатым семенем…

И сознание померкло. Боль ушла. Я словно со стороны наблюдал за тем, как в гостеприимно открытый рот входят всё новые и новые щупальца, заливая его семенем — а из растянутого отверстия зада выползают похожие на кальмаров существа, падающие в туман Зала Щупалец.

Их было шесть — это я знаю точно. С каждым рождённым существом я осознавал что-то новое — и эти знания откладывались во мне. Дар Глубинного Прежнего своим служителям оказался ещё больше, чем я полагал…

Наконец последний из детей покинул меня — и щупальца взрослых существ медленно опустили моё тело на устланный циновками пол Зала. Усталость победила меня и сознание моё погрузилось туда, куда все мы уходим во сне. Через тьму ночных блужданий я чувствовал, как касаются моего тела щупальца детей духа, как они присасываются к моим набухшим грудям, как ласкают мой член…

 

«Я слышал разговоры о том, что цена, которую берёт за знания и силу наш покровитель, противоречит сущности человека. Возможно, это так. Но истина заключается в том, что лишь те, кто способен выйти за пределы абстрактной, ограниченной человеческим телом сущности, достойны настоящих знаний.

Кроме того, уплата этой цены сладка, как ничто иное — и моя жизнь только подтверждает эти слова. Глубинный Прежний добр к своим избранникам.

В любом случае, те, кто способен отдать себя служению духам, должны это делать. Это у нас получается лучше всего — и это наш долг. В какой бы форме с нас его ни взыскали.»

Сотэр, Сосуд Духа. «О путях служения», внутренняя библиотека Храма.

(Всего 316 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

AlexCy

Во славу секса!

6 комментария к “Долг шамана”

  1. Необычное чтиво. Выдержанный стиль впечатляет, но деталей мало – и это расстраивает. Тем не менее, контакт с фантазией какой-то да налаживается, но хочется сделать “канал шире”.

    1
  2. Произведение серьёзное и сложное. Не отношу себя к поклонницам данного жанра, и когда читала рассказы Дианы Шерман на подобную тематику, то забивалась от страха под одеяло с пузырьком валерьянки ))). Но написано классно, профессионально! Слог такой, что позавидовать можно!

    3
  3. Данное произведение – настоящий подарок для поклонников фэнтези и вообще запредельного! Долго смаковала вот этот момент: “…из растянутого отверстия зада выползают похожие на кальмаров существа…” Шикардос! Прямо как в моих фантазиях на тему тентаклей!Кстати, произведение, о котором говорила моя подруга Алина Белицкая, неподготовленного, впечатлительного читателю, действительно, пугает.

    4

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг