Два смешных случая. Часть 1

В гостиной полумрак, в камине потрескивают, догорая, дрова. Мы сидим перед камином на полу, обложившись диванными подушками. Отблески медленно затухающего огня на наших лицах придают им совершенно фантастические выражения. Разговоры становятся все откровеннее, а шутки раскованнее. Глаза поблескивают все ярче. Девушки явно затеяли какую-то игру, но я слишком много выпил, чтобы остановиться. Заводила была, конечно, Света, Таня никогда себя так не вела. Хотя, после третьей рюмки она стала раскованнее…

С ней хорошо выпить, поговорить о жизни, пострелять наконец. К женскому мозгокрутству она совершенно не склонна, а вот поди ж ты. Ну, девчонки, не я эту игру начал. Вокруг почти темнота, когда губы находят друг друга, руки касаются бархатной поверхности тела. Поцелуи становятся все жарче, руки проникают все глубже, одежды остается все меньше. Какое то наваждение, какой-то морок накатывает на нас, и три тела сплетаются в какой-то совершенно немыслимый клубок страсти. Я весь просто в огне!

Когда-то давно служба в армии нанесла моей психике и сознанию совершенно невосполнимый урон. Сколько бы я ни выпил, как бы поздно ни лег, что бы ни случилось, я теперь всегда просыпаюсь точно в шесть утра. Так произошло и на этот раз. Открываю глаза и оглядываю окружающее пространство. Ну что же… не приснилось! Приподняв одеяло, убеждаюсь, что лежу в чем мать родила меж двух девиц, столь же “очень” тепло одетых. Положительный момент сейчас был только один (если не считать приобретенного опыта): мы все-таки постепенно перебазировались в спальню. На громадной кровати вполне можно было разместить еще столько же… хм… а ни фига себе у вас фантазии, молодой человек! Хватит с вас и этого свального греха.

Осторожно выбираюсь из постели и отправляюсь разыскивать одежду. Одежда, причем не только своя, благополучно найдена и отправлена по назначению. То есть моя надета, а девичья разложена на стульях в спальне. Но утренний стояк во всей красе! Я быстро пристроился сзади лежащей на боку Светы и с удовольствием вошёл в её тугую вагину.

На удивление она была не против и быстро кончила, громко пробормотав хрипловатым спросонья голосом обычную фразу: «Только не в меня!» Но Танюша ведь совсем рядом и я тоже на боку, но со смазкой, вошёл в её чудесную попку, быстро кончив. Хорошо! Исполнив долг честного человека (самому смешно) и уничтожив наиболее бросающиеся в глаза следы «преступления», я отправляюсь дальше. В холодильнике, я точно помню, была минералка — так, уже легче. Туалет — с облегчением Вас, сударь, затем умывание. Приятно вновь чувствовать себя человеком.

Вскоре из огромной кухни по всему дому разнеслись такие чудесные запахи — подогретый шашлык лежал на большом блюде, салат, чай был заварен, а кофе только остывал в джезве. Ну кто первым придёт на кухню — Светочка или Таня? Пришли обе. Молчат, друг на друга и на меня стараются не смотреть. И как это у них получается? Надо как-то разрядить обстановку. И Остапа понесло. Придав лицу возможно более скорбное выражение, вопрошаю:

— Ну что, довольны? Я себя для своей будущей невесты берег, а вы… вы обе коварно воспользовались моей юностью и неопытностью… так совратив меня…

Татьяна, знакомая с моим специфическим чувством юмора, начинает первой ржать как необъезженная кобылица. Через секунду к ней присоединяется Света. Фух, вроде пронесло. Обе смеются и явно готовы лопать шашлык вовсю.

— Нет, вы на них посмотрите! Они еще и смеются! — восклицаю я голосом «тети Сони». — Ладно, садитесь есть! Но выпить не дам, а то вы меня вновь совратите или изнасилуете. Неоднократно! А я очень скромный! — они вновь хохочут от души. Сам удивляюсь, какой я скромный…

Но почему я с двумя чудесными девицами, тем более вот с такими классными и свежеиспечёнными специалистами с недавно полученными синими дипломами кувыркаюсь? Ну а этот мерзавец, другого слова не подберу, мой друг Коля, он дрыхнет вовсю и, как говорится, в ус не дует. Ему уже 22 года, а он ещё полный девственник! Ну дела-а-а-а-а… И это в нашем славном городе Херсоне, городе невест! Да на нашем «Бродвее», мы так называемом нашу закрытую для машин улицу Суворовскую, гуляя из конца в конец, не суметь снять девушку, которые толпами тут ходят, открыв своими дерзкими супер-мини свои классные ножки и так вызывающе постукивая каблучками… Ну я не знаю! Это надо очень-очень постараться! Да они тебя и сами «снимут»!

И вот этот мерзавец крепко спит, сунув под подушку свой диплом в красной обложке, а мне пришлось за него отдуваться. Хотя я не в претензии — девушки обе просто высший класс! Пять лет с ними учился и только теперь понял! Но так часто бывало ещё с третьего курса — я приводил на шикарную дачу Коли парочку не самых скромных девиц нашего политеха или просто с Суворовской. Ну что — эти девушки после чудесного ужина с прекрасными возлияниями молдавских или крымских вин, как говорится — были вскоре готовы к полному употреблению! Со всех сторон!

А Коля трусливо удирал, да ещё и запирался в спальне. И мне вновь и вновь приходилось отдуваться за двоих! Один раз было и чудесно и чуть смешно получилось — я устроился между ножек одной девушки, самой нетерпеливой и чудесно кончил. А на второй заход она подняла своим ротиком моего «орла» и я вовсю предавался страсти со второй. Ну а после лёгкого перекуса с вином — уже вторая своим весьма умелым ротиком придала моему члену былую стойкость. А первая уже и лихо трусики свои снимает!

Вот теперь вышло уже совсем круто — девушка стояла «рачком», а я долго не мог кончить, сильно балдея от такой позы. Но вот на следующий день в нашем политехе все девушки знали — какой я стойкий!  Даже от старшекурсниц не было отбоя! А после сдачи зачёта — наша молодая совсем преподаватель этой нудной марксистско-ленинской философии откровенно строила мне глазки и просила помочь отнести её вещи домой… Конечно отнёс – на летней сессии вновь нужно сдавать экзамен. Вот в её спальне я “экзамен” сдал точно – после моего умелого уже куни она орала на всю квартиру. Даже в стенку постучали. Позавидовали, гады! И, конечно, стучали женщины!

Вот с Колей получилось совсем юморная история после этой чудесной ночи на громадной даче его родителей. Мы сходили к его мамочке, папан был в командировке и с гордостью представили красивый диплом моего друга. Красный диплом! Маман была в полном восторге и вскоре стол буквально ломился от закусок и выпивки. И Коля «поплыл»! Наконец он осмелел после пятой рюмки пятизвёздочного «КВК» и, как только я слез с его пышной мамочки, в спальне лихо устроился между её уже раздвинутых ножек! Наконец он стал мужчиной, с бурными стонами восторга не менее бурно оттрахав свою мамочку! Причём неоднократно! Ну Колян! Утром, встав как и всегда в 6 часов, я заскочил в спальню — Колян, бурно охая, вновь вовсю «трудился»:

— Жека, извини, иди на кухню сам, я так ебаться хочу, — тихонько заржав, чтобы Коля не обиделся, я вышел. Шикарная аппетитная мамочка Коля, громко сопела, лежа с раздвинутыми ножками. Потом, как я понял, она проснулась, но ругала своего беспутного сыночка только за то, что он кончил в неё — папан имеет свою жену чуть ли не раз в полгода. Так что «оскомину» он ей сбил довольно основательно! Ну и я “помог”! Она была такая “голодная”!

Странно, она такая аппетитная и довольно сексуальная женщина! Будь я на месте его папана… Мы вновь крепко выпили за становление нового мужчины нашего общества, наконец потерявшего девственность. Мамочку вновь развезло и она, предусмотрительно и явно демонстративно выпив таблетку, чтобы не залететь, легла спать, как она заявила во всеуслышание. Коля вскоре вновь был у неё между ножек, а кончив, лихо хватанул рюмку и пошёл подремать в своей комнате. Так что я мог вновь убедиться в прелести шикарных статей его мамочки, дважды подряд кончив прямо в неё и заслужив похвалу за стойкость. Правда, в адрес сыночка — глаз она так и не открыла. Отлично пообедав в одиночестве, так как распутные родственнички спали в облаках дорогого перегара, я вновь возбудился и уже на боку опять поимел мамочку Коли. Но в этот раз кончив в её весьма пышную попку. Попка у неё… Она немного поохала, но простила «своего любимого сыночка». Юмор полный!

Вот один раз было просто невероятно! Зазвонил телефон, звонит папан Коли из Мурманска, она взяла трубку, а мы с Колей сидим на кухне и лопаем жаркое. Коля, заскочив в комнату и, увидев стоящую на коленях у дивана свою мамочку, лихо пристроился к ней сзади. И вот так, стоя на коленках, прижался к матери, просунув подмышки руки, обхватил за грудь, начал ласкать тело женщины, её крупную чудесную грудь через тонкую ткань.

Лариса недовольно повела корпусом из стороны в сторону, но никак не могла устраниться от этой ласки, уйти от бесстыдных прикосновений, стараясь делать вид, что её всё равно.

Она чувствовала биение пульса в его члене прижавшимся к спине, с каждым ударом набирающим силу, прикосновение нежных, ласковых рук отзывалось тянущей истомой в паху. Да она ещё с утра и без трусиков! Я, стоя у двери в зал, просто наслаждался чудесным инцестом в исполнении этих ужасно бесстыжих родственников!

Николаю этого было мало, видя, что мамочка не может бросить трубку, чтобы не прервать разговор, спокойно относится к его ласкам, начал вытаскивать подол юбки из-под неё. Женщина боясь, что он её порвет, а может по другой причине, немножко приподнялась, позволив задрать юбку выше талии, полностью обнажив её ножки и попку. Ну и тогда он, чуть присев, вошёл в её горячую вагину. Похоже что Колян на своей мамочке теперь будет восполнять все годы своего воздержания!

Теперь Николай прижимался к голой спине, лаская полную обнаженную грудь, животик, полные ножки, пышную мягкую попку. Его пальчики бродили вокруг сосочков, сжимали податливую плоть, слегка покручивая их, вызывая у зрелой женщины задержку дыхания, как будто она окуналась в холодную воду. Зрелище было невероятно чудесное! Я так балдел от такого видения!

Мелкие мурашки бежали по шее, рукам, ножкам этом шикарной женщины. Грудь наливалась, становилась упругой, соски увеличились в размерах, торчали, словно резиновые. Кончили они сейчас оба почти одновременно и мамочка потом призналась Коле, что такого оргазма у неё ещё не было. Хорошо, что она успела положить трубку, а то бы папан точно услышал бы её такие громкие сладострастные стоны!

Теперь мамочка Коли появлялась днем, в его присутствии, только с макияжем, когда в нижнем белье, когда без белья, прикрытым длинным целомудренным, скрывающим прелести халатом. Мысль, что она красится для сына, старается показаться ему красивой, привлекательной, желанной, её поражала, как она мне призналась однажды после пятой рюмки и второго оргазма. Но она ничего не могла с собой сделать, довольно старательно подводя свои красивые глазки и покрывая ярко-розовой помадой пухлые губы.

И сын чувствовал это. Молодое, неистовое тело требовало от неё все большего и большего. После долгих, продолжительных половых актов, она совершенно обессиленная лежала под ним, из последних сил стараясь двигать бедрами, а он все не унимался, насаживая её на стальной стержень, заставляя вновь и вновь свою мамочку переживать сладострастные оргазмы. Но, как только Коля засыпал, то его мамочка Лариса была совершенно не против дать и мне!

Но Коля был в своём репертуаре! Не может он без приключений! Через две недели мы поехали в Ялту — июль месяц всё же! Коля был как настоящий мачо, лихо знакомился со всеми девушками и спал со всеми, кто его приглашал. Потом, по приезду, он на неделю пропал. Идём мы втроём к нему домой, чтобы позвать на премьеру нового фильма и, встретив его возле дома, чуть обалдели. Он шёл злой как сто чертей! Мы вначале были в ступоре от его фразы:

— Иду на уколы. Зад как дуршлаг уже. А всё из-за вас! Негодяи, затащили меня в Ялту эту… Чего? Да триппер я там поймал и совершенно не знаю, на ком… Ещё пять уколов осталось! А всё вы виноваты! Из-за вас весь зад в дырках от уколов!

Гомерический хохот трёх наших глоток был ему ответом!

(Всего 175 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий