Skip to main content

Ему

Я открыла глаза. Солнце заливало комнату ярким светом. Потянувшись, я вспомнила, что сегодня суббота, а значит скоро приедет мой Господин. Я соскочила и побежала в душ, на ходу придумывая меню обеда, и с ужасом и каким-то восторгом предвкушая нашу встречу. А ведь всего полгода назад наши отношения носили чисто романтический характер! Но все по порядку…

Безумно любимый мной муж часто уезжает в командировки. Сказать, что я скучаю без него -это ничего не сказать: тоска меня обуревает такая, что впору лезть на стену. И только верная подружка Лёлька всегда выручала меня в такие дни. Так и произошло и тогда. Я обрадовалась её звонку, а она в восторге взахлёб стала уговаривать меня посетить новый кабак, открывшийся буквально на днях недалеко от моего дома. Для меня это было что-то новое, раньше мы с ней ограничивались походами в театры, цирк и как-то полдня провели в зоопарке, угорая над обезьянами. Договорившись, что мы только немного посидим, а потом продолжим у меня дома, я быстро собралась.

Лёлька, впорхнувшая в прихожую, оглядев меня жутко возмутилась и заставила надеть все новое, вызывающе сексуальное: не так давно муж привёз мне откровенно прозрачное черное кружевное белье и очень тонкие чулки, с замысловатым узором, который красиво переливался на ногах при ходьбе. Довершив все это длинной юбкой с высоким вырезом, открывавшим бедро так, что видна была не только резинка чулков, но и часть нежной кожи над ней, Лёлька довольная отошла в сторону полюбоваться на меня. Затем недовольно хмыкнув, ринулась с головой в мой шкаф, что-то там выискивая, и с победным воплем выудила топ, который не только не скрывал, но и подчеркивал высокую грудь так, что соски выделялись на ткани двумя вишенками.

Тут я запротестовала категорически и надела тонкую блузку, ткань которой скромно стекала по высокой груди, чуть приоткрывая ложбинку между полушариями. Лёлька недовольно поморщилась, но уступила, хотя настояла на туфлях на высоких шпильках. Я крутанулась перед зеркалом и почувствовала, как меня заполняет гордость: выглядела я сногсшибательно. Вот приедет муж, я устрою ему красивый стрип именно в этом наряде.

В кабаке было очень красиво и уютно, играла живая музыка. Пели по очереди или вместе парень и девушка. Место нам нашли с трудом, пристроив за стол к двум молодым мужчинам. А вот, что дальше было и почему пошло не так, я помню плохо. Я только помню, что мы познакомились, потом много танцевали, даже пели караоке. Пили много. Я не любительница пить, но тут словно упала какая-то планка, и, в какой-то момент, я с шампанского перешла на водку с ликером. Но, что удивительно, но и Лёльку, которая никогда не выпивала больше двух рюмок, понесло. Сейчас, вспоминая это, я понимаю, что нам в напитки было что-то подлито, или подсыпано, но тогда мы просто веселились от души.

Проснулась я дома, почему-то в гостевой комнате, на разложенном большом диване. С трудом разлепив веки, я чувствовала сильнейшую головную боль, которая мешала что-либо соображать. Всё было на уровне инстинкта, который подсказывал мне, вернее требовал немедленно посетить туалет и залить в себя минимум литр какой-нибудь жидкости. С трудом поднявшись, я обнаружила рядом в постели абсолютно голого мужчину, который крепко спал, повернувшись ко мне спиной.

Решив разобраться позже, я, держась за стены, побрела в сторону туалета, а затем прошла на кухню. Скрежет ключа в замочной скважине заставил меня в недоумении выйти в коридор. Дверь распахнулась. На пороге стоял муж с кейсом и букетом алых роз. Он приехал раньше ровно на один день. Ситуация как в пошлых анекдотах. Краем глаза я поймала своё изображение в зеркале, всклокоченная, с ярко алыми губами, в одних чулках. Ужас обуял меня. Его и без того карий жесткий взгляд словно почернел, скулы заходили на щеках. Резко оттолкнув меня, он быстро прошел в комнату. Я кинулась следом.

Удар, ещё удар. Кровавое пятно растекалось по ковру на полу. Сбросив незнакомца с кровати, муж бил его сильно и безжалостно, не давая подняться. Я закричала и повисла на его руке, сейчас он мог убить мужчину. Брезгливо сморщившись, муж слегка двинул рукой, и я отлетела в другой угол комнаты, ударившись спиной о батарею, но тут же соскочила и вновь кинулась к нему. Несколько секунд дали возможность подняться мужчине. Он стоял, пошатываясь, тяжело дыша. Кровь и разбитого опухшего лица стекала на грудь, капая на пол. Я кинулась в ноги мужу, обняв их и крепко зажмурив глаза, заливаясь слезами, умоляла не трогать незнакомца. Тот, воспользовавшись этим, схватил одежду, быстро выскочил в коридор и пропал навеки из нашей жизни.

Дальше было то, что перевернуло мою жизнь навсегда. Приподняв мою голову за подбородок, любимый заглянул в мои глаза, черными от гнева своими, горящими злобой, похотью и ещё чем-то очень страшным. Я съёжилась, а он внезапно плюнул мне лицо и быстрым шагом вышел из комнаты. Утёршись, я сидела и тихо плакала, боясь выйти. Потянуло запахом табака. Мой муж, бросивший курить лет пять назад, сейчас курил на кухне!

Послышались шаги. Я, сжавшись, так и сидела на полу, боясь повернуться. Тишина несколько секунд и властный, жесткий голос: “Ползи ко мне!” Я, развернувшись, увидела его в кресле с тем самым букетом роз и поднялась, чтобы подойти, но голос с металлом и скрытой угрозой произнес:”Ты плохо поняла меня, сучка??!! Я сказал ПОЛЗИ!”

Как передать то, что происходило со мной? Ломка стереотипов, сознания, безумный ужас, безвыходность в ситуации, когда мольбы и слезы не помогут, панический страх от того, что сейчас сделаю что-то не так, адреналин, выплеснувшийся жаркой волной и лишивший вообще способности соображать и возбуждение. Оно, не смотря ни на что, медленно заполняло меня, усиливая состояние ужаса и непонимания происходящего. Но я послушно поползла к его ногам, чувствуя сильнейшее унижение, пытаясь внушить себе, что это игра, что это скоро закончится.

Я подползла к ногам и остановилась, не осмеливаясь поднять глаза на него. Вытянутая резко нога в ботинке чуть не ударила меня в лицо: ” Сними с меня обувь и носки!” Я покорно сняла с него обувь, осторожно стянув носки. Новый приказ: “Оближи!!!” – заставил меня поднять в возмущении голову. И тут же удар букетом по голой спине :”Я сказал облизать!”

Боль от игл, впившихся в нежную кожу, вырвала из груди крик. Я в слезах подняла опять лицо и стало совсем страшно: его глаза горели дьявольским огнем, в них было что-то ещё, что говорило, что пощады мне не будет, рука в замахе с букетом, с которого осыпались нежные лепестки на ковер, пропитанный кровью. Но самое главное: мой взгляд упал на его брюки, которые стояли колом. В ужасе, дрожащими руками я охватила ногу и неумело стала облизывать пальцы, проводя между ними горячим языком, а затем обсосала каждый. Затем на второй ноге.

Взяв меня за волосы, он приподнял голову и тихо, но грозно проговорил: «Соси, шлюха!» Член стоял уже колом, я взялась за него рукой, но он молча приподнял бедра и я также молча сняла полностью брюки и трусы. Не скажу, что запах был совсем отвратительным, но все равно не свежим. Я слегка сморщилась и замешкалась. Тут же шипы роз вновь впились в спину и я торопливо стала сосать, охватив его губами. И опять окрик: «Не торопись!»

Я не понимала,что со мной происходит, но от каждого приказа, что-то внутри сладко и томительно замирало, дрожь сменялась мурашками, а низ живота приятно ныл, наполняясь все бОльшим возбуждением. Я встала поудобней на колени и стала облизывать головку, стараясь захватить её полностью языком, проводя по уздечке, чуть захватывая губами и насаживаясь на него только ртом, гоняя головку от щеки к щеке языком.

Знакомый стон удовольствия всколыхнул во мне новую волну возбуждения, и я подняла голову в надежде, что прощена. Но не тут-то было! Его рука яростно насадила голову на член так, что он впервые, за все мои минеты, провалился в горло, перекрыв дыхание, а носом я ткнулась в волосы на лобке. В панике пыталась вырваться, но мне не удавалось. Его сильная рука насаживала и насаживала меня на этот огромный кол. Истекая слезами, слюнями, давясь, изредка вдыхая воздух, я раз за разом заглатывала член, мучаясь от рвотных спазмов.

А он страстно, яростно и безжалостно насаживал меня, хрипло дыша, иногда со стонами и называя меня матерными словами. И вот головка разбухла так, что с трудом проходила в горло. Я уже не вырывалась, и сперма, густая, обильная, накопленная за дни командировки, ударила в горло. Я судорожно сглатывала, боясь подавиться, но что поразило меня, я текла от дикого доселе невиданного возбуждения, от такого желания, что ломило в набухших губках. Кончив, он заставил облизать все то, что стекло мимо на его ноги и оттолкнул меня, внимательно рассматривая.

Я хотела кончить, до потери сознания мне этого хотелось. Я полезла рукой между ног, и вновь его грозный окрик остановил, вызвав новую волну желания и бешеного раздражения, что я не могу это сделать. «Ты кончишь, когда я разрешу, – бросил он мне, следя за моим лицом, – попроси меня об этом. Скажи: Господин, можно мне кончить?»

Всё внутри протестовало. Я гордо посмотрела в его черные глаза и вновь опустила руку вниз… Тотчас в воздух взметнулся букет и острые шипы оставили уже следы на груди. Я испуганно взвизгнула и тотчас уже не колеблясь попросила: «Господин, разрешите мне кончить?»

Он довольно развалился в кресле и приказал сесть, широко разведя ноги, так, чтобы он видел, как я буду это делать. Пылающая от стыда и возбуждения, я села перед ним и стала дрочить клитор, окуная попеременно пальцы в раскрытую до безобразия и мокрую в своем желании щель. Он поглаживал член, который вновь стал поднимать голову. Дальше все было как в тумане: я кончила как никогда в жизни не было, крича и извиваясь на ковре, и тут же муж, поставив меня на коленки, зашел сзади, чмокая в расширенную пещерку, а потом, окунув пальцы в ней, густо смочил анус и медленно стал вводить головку.

Я заплакала, пытаясь вырваться, но крепкие руки не выпускали меня ни на миллиметр, пока он не вошел весь, лишив мою попу девственности.
Я глубоко дышала, чувствуя, как боль отходит, и наслаждение наполняет тело. А его шепот на ухо: «Что, сучка, нравится???» с укусом плеча вообще свел с ума. Я не помню, сколько и как он потом меня драл, именно драл, безжалостно, обиженно, зло, как оскорбленный мужчина, как самец, отвоёвывавший своё право на самку. Очнулась я на полу. С трудом поднявшись в чулках порванных и залитых спермой, смешанной с моими соками. Придерживаясь за стены, я побрела в ванную. Муж сидел в другой комнате и смотрел телевизор.
Когда я вышла с ванны, он, не поворачивая головы, проговорил: «Я хочу есть» .

– Да… сейчас… только оденусь.
– А я разве разрешал тебе одеваться????

Я опять вздрогнула от этого грозно-насмешливого тона, почувствовав в нем угрозу, если я посмею ослушаться.
Он брал меня до глубокой ночи, где хотел и как хотел, наказывая за измену, не давая кончить, шлепая по ягодицам, оставляя красные пятна, щипая за соски до боли, вызывая все новые и новые приступы желания, злости и возбуждения. А потом ушел один спать на диван, бросив: «С этого дня ты моя раба.»

Вот так изменилась моя жизнь. С того дня он пользуется мной, как собственной вещью, когда захочет и как захочет. Впрочем, разрешая кончать, но на его глазах. Он накупил море разных девайсов для своих фантазий. А мне купил ошейник с несколькими бриллиантами. Теперь весь шкаф в нашей спальне заполнен приспособлениями, игрушками для наших безумных игр. Я не могу сказать, что мне это не нравится. Я стала другой. Наслаждение моего Господина – теперь цель моей жизни.

В замке заскрежетал ключ. Всё внутри всколыхнулось от радостного предчувствия. Я поправила ошейник, взяла стек и встала на колени у двери встречая своего Господина…

(Всего 139 просмотров, 1 сегодня просмотров)
7

3 комментария к “Ему”

  1. Прочитал уже не первый рассказ этого Автора.
    Могу сказать только, что у Автора занимательные фантазии. Хорошо и гладко рассказанные. Вот пожалуй и все.
    Самое увлекательное, что при вероятной реализации хотя бы малой части эпизода из этих фантазий, Автор будет сильно разочарована. Не соответствием возможной реальности и вымысла.

    «С этого дня ты моя раба.»

    На нормальном русском эта фраза тоже выглядит убого, но не до такой степени.

    0
    1. Спасибо,что читаете меня. 🙂 А что касается фантазий… Я пытаюсь это пропустить через себя, описать состояние,которое я бы испытала. Но вот вы правы,что это далеко от меня. Все это я слышала только со одной стороны: мужской. И на основе его рассказов и попыталась описать состояние обоих по его просьбе. Признаюсь, далось очень сложно, я пыталась вникнуть в Тему, но … не мое это, не мое. Однако, сохраняю здесь то, что получилось

      1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг