Этот чудесный портал. часть 6

Этот чудесный портал. часть 1
Этот чудесный портал. часть 2
Этот чудесный портал. часть 3
Этот чудесный портал. часть 4
Этот чудесный портал. часть 5

Солнце уже показалось над горизонтом, и самые яркие утренние звезды сразу становились неразличимы в темной полоске на западе. Кому приходилось встречать рассвет в степи, тот знает, что в первые минуты на тусклый красный диск можно смотреть без опаски. Это чуть позже, когда солнце поднимется чуть выше, оно начнет обжигать своими лучами сухую землю и слепить глаза. Да и небо из синего быстро превратится в нечто такое, другое, почти серо-желтое, не имеющее ничего общего с красотой, обычно изображаемой художниками на картинах с помощью «синего кобальта».

Ещё рано, так называемый «Час быка», время, так необычайно красиво и великолепно описанное чудесным фантастом Ефремовым в одноимённом романе. Вокруг ещё совсем темно и видимость очень плохая, но это уже не ночь, а переход от ночи к утру — там вдали, на горизонте, виднеется уже краешек светлеющего неба.

А вот на востоке сейчас обозначилась светло-синяя яркая полоска, быстро пришедшая на смену непроглядной черноте весенней ночи Южной Африки, ещё немного — и солнце, следуя заведённому много миллионов лет порядку, чётко и уверенно вступит в свои права горячего вечного светила, нежно заливая нашу Землю, а Африку в особенности, своим ярким и горячим животворным теплом. Ах, наше животворное Солнце, наше светило, без горячих живых лучей которого невозможна жизнь на Земле и, конечно, важнейшая функция лесной природы Земли — фотосинтез кислорода. А ведь точно, да  судя по всем этим признакам — этому ярко-звёздному небу ночью, тишине утра и лёгкому туману, стелющемуся по земле, этот наступающий день обещает быть не только просто солнечным, но и даже аномально для нас с Георгием жарким — всё же это Южная Африка! Но, как говорил мой сосед дядя Витя – даже  сибиряки жары не боятся! Холод намного хуже!

В этот чудесный предрассветный час стояла необычайная, просто звенящая тишина утра. Вся природа вокруг замерла в предвкушении появления нашего прекрасного и главного небесного светила. Ну а мы с Георгием, как совершенно молодые мужчины, по нашему сейчас обычному утреннему стояку поимели наших невест, чему были довольны и мы и они. Хитрюга Жора всё же! Во время завтрака и ужина он пояснил девушкам, что они теперь наши невесты и, вот соответственно, мы должны ублажать девушек. Хитёр старый опер! Вот сейчас девушки внимали юному красавцу с должным пиететом — говорить и ловко “убалтывать” он умел. Оригинально – не девушки должны нам давать, а мы должны их ублажать. Тем более, что они совершенно современные молодые дамы и наши невесты. Ну а кончать — в их сладкие ротики! Или в не менее чудесные попки — они же совсем современные девушки! Ох и хитёр коварный совратитель Георгий!

Второй привал, уже перед самим городом, где находится штаб обороны Трансвааля и, самое для нас главное — банки, готовые принять наше золото и перевести деньги в Германию и Швейцарию, мы сделали в большом оазисе. Хитрый и умный опер Жора опять что-то задумал! Костры мы разожгли в небольших ямках, тогда далеко огонь не виден и всё тепло идёт вверх, на подвешенный котелок.

Ну и выставить охранение, а днём эти казаки по очереди поспят в любом фургоне. Да! Обалдеть — мы в Африке! И вроде адаптировались и даже чуток разбогатели, но всё я никак не привыкну. Мы с невестами нашими спали в фургонах, а привыкшие ко всему наши казаки — на земле, на попонах, когда не дежурили. Жора вновь был в своём репертуаре, сообщим девушкам, что вроде сейчас модно проверить, кто девушкам больше подходит. То есть, Анастасия может проверить «качество» Георгия, а красотка Лиззи, как она себя часто называет — лечь со мной. Это было вообще чудесно!

Хитрец Жора ночью дважды кончал в уступчивую попку Анастасии, а мне довелось так чудесно насладиться невероятным минетом в исполнении Лиззи. Да, это чудо – кончать в её ротик. Да это просто сказка интима! Мы оба были в восторге! Кстати, Лизхен прочла нам небольшую лекцию — откуда пошло название орального секса в форме «миньет». Всё же она три года обучалась медицине в Париже и усвоила не только умение лечить. Так вот…

Обеденный перерыв в Париже — «миди», и в это время на улицах столицы появляются молодые красотки «мидинетки» — девушки обеденного перерыва. Они работают в конторах различных фирм, в банках, ну, что и совершенно естественно — секретаршами или даже помощниками боссов. Именно в это время, свободное на полтора часа от работы, они могут пообщаться со своими женихами и ухажёрами. Но как им пообщаться теснее? Вот эти девушки и придумали — молодой (или не молодой) мужчина в парке становится за высокой спинкой скамейки, девушка опускает на землю маленькую подушечку типа муфточки и становится на неё на колени. И через минуту мужчина сразу закатывает глаза, оказавшись в раю — его девушка своим сладким ротиком и язычком делает ему «мидинет»! И девушка остаётся девственницей и мужчина в восторге! И вот со временем название сократилось – минет, или миньет. Что впрочем не изменило удовольствия мужчинам от такого вида секса, ну а девушки “этим” довольно крепко привязывали к себе женихов — кто же после откажется от такого невероятного удовольствия!

— Лиззи, я тоже закатываю глаза, когда кончаю в твой чудесный, сладкий  умелый ротик, — вот так и пошутил и похвалил я юную красотку 20 лет. А она вся чудесно зарделась в полутьме фургона — похвалу все любят. И вскоре мы уснули. Спали мы голыми, но всегда под одеялом — ведь ночью и по утрам в буше весьма и весьма прохладно.

Раннее утро, утро за городом, в этом оазисе, в почти первобытной глуши и тишине. Земля, обнятая зарёй, сейчас торжественно приветствует восход нашего вечного светила, чётко возвещающего о приходе нового дня после короткой летней ночи Южной Африки. Жизнь в этом уголке оазиса просто ликует, готовясь встретить брызжущий водопад яркого солнечного света, который вскоре обрушится на землю из-за невысоких гор на востоке.

И сразу загремит оглушительный щебет проснувшихся птиц, которые потом смолкнут и отправятся добывать корм для своих птенцов. Ещё тихо, ещё не засверкали огромными бриллиантами капли росы, ещё не потекло червонное золото солнечных лучей по склонам гор, ещё не принёс лёгкий утренний ветерок аромат лесных трав и цветов. Вот сейчас и вся природа притихла перед предстоящим утренним восторгом начала нового дня и утренней радости жизни. Ничто не оскорбляет эту хрустальную прозрачность ярко-синего неба, розовые вершины гор и чистую, невероятно прозрачную воду лесного озера и этого тихо журчащего родника. Такое утро в Африке — большая редкость, как говорят казаки. Все сейчас спят, особенно крепко наши невесты после бурной ночи, да и кто захочет вставать в такую рань?

Ну разве что мы с Жорой, по привычке встав совсем рано, с удовольствием отлили в траву переработанную почками жидкость, размялись, побрились и умываемся. Этим мы сильно отличаемся от заросших бородами буров. И тут привет от старых штиблет — к нам подъезжает огромный фургон и трое немцев начинают что-то такое тараторить. В чём дело? Выскочившая из фургона по моему зову полуголая Анастасия послушала их и стала смеяться. Оказывается, за ними вскоре будет полк английских пехотинцев, а эти трое немцев – они ведь наёмники, они обслуживают три пулемёта «Шварцлозе». Подошедшим казакам я рассказал об данном конфузе английской армии и через минуту всё вокруг нас пришло в движение — мы решили сделать засаду. Наглых лимонников очень не любят везде, а мы с Жорой и казаки — в особенности. Я быстро выбрал место засады — вот здесь, в этом узком дефиле. Англы ринутся отдохнуть к этому оазису и попадут в огненный мешок! Но, поскольку все так напряжены, я решил немного схохмить, продекламировав:

Мы сейчас идём тропинкой очень узкой,
Даже КГБ не сможет нас теперь поймать!
Мистер Жорж! Ну как это по-русски?
О, йес! Сэнкью вери мать!

Казаки. поняв только «Мистер Жорж» и переиначив на тот общий манер моё выражение про «чью-то мать», громко заржали, да и Жора «отошёл» немного. А немцам я вручил по золотому соверену и ещё по пять фунтов — теперь мы нанимаем их на службу! И вот ещё по три фунта, а Лизхен им перевела – «чтобы глаза были зоркими» Немчура вняли этому совершенно серьёзно и теперь я был спокоен — пулемёты не будут стрелять мимо! За такие деньги они будут “работать” отлично!

Как ни странно, вышло неплохо. Немцы, получив ещё по золотому соверену и, самое главное, полное уверение, что теперь их не будут расстреливать, а они поступают на службу в мой отряд,  старались вовсю! Мал золотник, да очень дорог — три пулемёта стрекотали, как швейные машинки по моей команде, вторые номера едва успевали направлять ленты. А Жора и двое казаков ловко забрасывали этих вояк в хаки гранатами, которых в фургоне было аж пять ящиков. Через 15 минут всё затихло, а с земли поднялось всего человек 30 перепуганных юных английских вояк с поднятыми руками — всё, что осталось от полка. Да, пулемёты это страшная сила! Вот тебе и “швейные машинки”, как шутили казаки! Ну а немцы за отличную «работу» получили ещё по золотому соверену — они заслужили! И вот ещё пять фунтов — оплата за месяц им, как нашим наёмникам. Наши теперь пулемётчики были очень довольны! И чётко объявили, что они готовы служить теперь в моём, весьма небольшом, но очень опасном для англичан отряде! И, чтобы исключить некоторые сомнения в отделении казаков, которые готовы были с шашками на врага в открытую, а не вот так — из-за засады, я выдал им только что пришедший в голову хокку (умницы японцы):

Война держит весы с двумя чашками,
На одной твоя жизнь, на другой — жизнь врага.
Какую ты выберешь свою долю, стрелок?

Казаки сразу перестали чесать свои, как они шутили — “чупрыны” и полностью согласились со мной. Выбор у нас был невелик — это война! И если эти наглые лимонники создали концлагеря и морят там голодом за колючей проволокой женщин и детей, то им должен быть адекватный ответ. Мы или они! Вот сейчас победили мы! Только так и не иначе!

В штабном фургоне мы конфисковали документы и сейф с такой совершенно гигантской суммой в сто семнадцать тысяч трансваальских фунтов. Четыре фургона с оружием, 30 пленных англичан, три пулемёта, фургон боеприпасов и трофейный фургон с медикаментами и двумя английскими медсёстрами! Так что мы смело двинулись навстречу своей судьбе. Перед нами через пару часов появился Блумфонтейн — столица Оранжевой республики. Сдав фургоны с трофейным оружием, пленных и документы в штаб обороны, большой фургон с чрезвычайно дефицитными медикаментами в госпиталь, мы стали намного богаче, получив ещё и чек с весьма кругленькой суммой от правительства республики. Заодно казаки и немцы получили ещё и премию от нас! И были этим очень довольны – денег много не бывает! Теперь они готовы за нами, как всегда говорится — в огонь и воду! А в нашем личном фургоне остались весьма серьёзные ценности!

Теперь наши стопы несли нас в «Государственный банк Оранжевой республики», куда мы с Жорой дружно вошли, оставив девушек на попечении казаков. Наличные уж всяко лучше, чем груда самородков. Особенно, мало ли что, идёт война, так что так лучше, когда иногда приходится быстро “сваливать” откуда-то… Мы с Жорой вовсю наигрались в солдатики и войну и теперь уже мечтали только о спокойной жизни. Тем более, что мы сейчас, можно даже сказать, что практически женаты… Хотя – шило в заду Жоры!

Ну, что день грядущий нам готовит? И этот банк! Но раз с нами наши невесты, то мы будем уверены — всё будет нормально! И постараемся радоваться жизни в этом невероятном параллельном мире, куда мы вошли через наш чудесный портал! Как говорил знаменитый Ришелье – “Всё к лучшему!”

(Всего 69 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Этот чудесный портал. часть 6”

    1. Мадам GETERAXXL, как говорил некто Шекспир “Есть много на свете, мой друг Горацио…” И дедушка Ленин нечто подобное твердил, пока его не убрали красиво, типа “Учиться и учиться”. Да ещё 44 тома всякой белиберды накатал. Вот его и попытались шлёпнуть, потому что сильно умных очень не любят.
      Но вот “минет” – это не белиберда, это просто чудо. Недаром есть ещё название, похоже как “Французский поцелуй”, если мне память не изменяет.
      Но то, что Вы этого не знали – я удивлён, миледи-мадам!

      1

Добавить комментарий