Год в женском коллективе

Только тот из мужчин, который хотя бы немного поработал в чисто женском коллективе, только тот меня поймёт! Эта работа — совершенно иной вид существования мужчины в этом змеином клубке! Один мой одноклассник, окончив пединститут, работал в школе и постоянно охал — да этот ужасный женский коллектив самого группенфюрера Мюллера съест без соли и даже не подавится! Да ещё война среди сотрудниц по привлечению к себе внимания «этих негодяев», то есть мужчин, которые интересуются футболом, рыбалкой, пивом наконец, а не прекрасной половиной человечества. А уж жениться — так только под дулом пулемёта!

Вот и мне случилось поработать в подобном коллективе. Окончив первый курс института, я решил далее учиться заочно и не тянуть деньги с родителей, а тут встретил свою одноклассницу — она работает в городском бюро путешествий и, нежно поцеловав своего школьного ухажёра, позвала меня поработать там.

И на следующий день секретарша шефа, обворожительная Наталья, пригласив меня к директору, серьёзному мужчине примерно 70 лет, который, подписав моё заявление, вновь стал дремать, представила всем сотрудницам. Вот тут вскоре всплыл один нюанс — лето! Может быть именно поэтому все сотрудницы одевались очень провокационно и мой молодой организм реагировал на это соответственно — мой член постоянно стоял колом! Ну вот пример — наша зав. отделом Валентина Ивановна. Она уже не молода, но всегда ходит на работу в довольно коротких шёлковых юбках, мотивируя это летней жарой. И что это мол её обычная юбка, но мне каждый раз видно, какого цвета у неё трусики, раз её стол стоит напротив моего.

А когда встаёт со стула, то задирает юбку чуть ли не до талии, так что мне хорошо видны её длинные, но ещё довольно крепкие ножки. И, так нахально поддёрнув трусики прямо передо мной, и, медленно опустив юбку, она игриво подмигивает мне, ну и конечно, покрутив передо мной своей круглой полной попой, выходит. А мой член сразу встаёт!

Или вот наша диспетчер Людочка, она невысокого роста, но чудесно сложена, постоянно ходит в брючках. Как она их одевает, просто непонятно, они так обтягивают её ножки и попку — в этих брючках можно только сразу и родиться. Когда она наклоняется к нижней полке, доставая путёвки, то её брючки немного сползают, чуть открывая её упругие полупопия и узкие трусики, а когда вновь натягивает брючки в прежнее состояние, мне сразу приходит мысль, что неплохо бы не брючки, а саму Людочку натянуть… пару раз. И от этих мыслей мой член опять стоит!

Ну а моя обворожительная одноклассница Наталья, её должность можно понять и без штатного расписания — секретарь директора! Это ведь совсем не должность — это призвание! Да какие она носит юбки, назвать их мини нельзя, они ещё немного короче, показывая миру мужчин её невероятно длинные стройные ножки. И провокатор она ещё тот — как только я зайду в её отдельную комнатку, в которой она стучит по клавишам пишмашинки, так она сразу задирает свою юбчонку и так подтягивает свои красивые трусики, что её половые губки просто рельефно выделяются. И сразу подкрашивает яркой помадой свои пухлые губки, напоминающие красный бантик. Ну и мне очень хочется всунуть мой член, который давно стоит, в нижние губки или в этот яркий «бантик», который я в школе целовал, хоть и не очень часто.

Или наша бухгалтер Светлана. Она является обладателем такой выдающейся груди, да ещё хорошо открытой таким вызывающим декольте, что туда просто больно смотреть. И тоже, она так весьма провокационно, причём постоянно, принося мне документы, прижимается своей волнующей грудью то к моему плечу, то к спине, так что мой несчастный член опять колом. А когда вдруг сядет рядом, то сразу поднимает свою юбку до самых трусиков и, видя её классные ножки, понимаешь, что они просто просятся лечь на мужские плечи. И моему члену опять приходится терпеть эту сладкую муку «стояния». А Светлана, явно заметив это по моим оттопыренным брюкам, возбудительно хихикает, коварная!

Так эти муки продолжились у меня почти полгода, но потом всё изменилось и как чудесно и сладко — в наш коллектив неожиданно и стремительно влилась моя неугомонная мамочка. И сразу она стала организовывать отмечание всех дней рождения, а на Новый год у нас был организован первый конкретный корпоратив. Новый год это особый праздник, его обязательно нужно отметить, хотя бы и символически. А вот выпить — без всякой символики, а конкретно, с чувством, с толком и с расстановкой.

Наша вечеринка прошла отлично, я сам и не ожидал. Директор наш поздравил всех, выпил пару рюмок и поплыл домой — возраст! А через пару часов наши весьма пьяные дамы ещё решили организовать и танцы, сдвинув в угол столы и включив принесённый мною магнитофон. Как единственный мужчина, я был просто нарасхват, да ещё все дамы, как юные, как и в возрасте, все ко мне так довольно нахально прижимались и целовали. Даже моя мамочка, чуть пригасив свет, в этом уютно-интимном полумраке, видно под влиянием крепких паров алкоголя и, соответственно, флюидов желания интима, вовсю тёрлась об мой стоящий колом член и хихикала мне на ухо, закинув руки мне на шею.

Вот когда меня приобняла Валентина Ивановна, она вдруг позвала меня сходить в кабинет директора, вот ключи, вдруг он не всё выключил, а она очень боится темноты. Но когда мы зашли, эта «боязливая» наоборот — выключила свет. И тут такое — её горячие сладкие губы, её не менее горячие сильные руки, а вот я целую её обнажённую грудь, тихо балдея от удовольствия. И вскоре как-то неожиданно оказалось, что она стоит «рачком» на тахте директора, на которой он любит подремать в обед, а порой и до конца дня. Её юбка задрана к талии, туфли на полу, а её богато дезодорированные трусики птицей полетели по кабинету и устроились на столе шефа.

А я весьма лихо и с восторгом трахаю Валентину Ивановну, стоя позади неё и крепко держась за её крутые тугие бёдра. К моему удовольствию, кончили мы почти одновременно, похоже, что она была возбуждена ещё больше, чем я, да ещё и разрешила кончить прямо в неё. И, когда я вышел из неё, Валентина Ивановна села голой попой на кушетку и, взяв мой ещё стоящий член в рот, старательно поласкала и облизала его. Потом, чмокнув меня, она оделась и, сказав, что всё было чудесно, мы по-одному, как шпионы, зашли к наш танц-зал.

Мы с Валей, как она попросила теперь её называть, дружно восполнили наши силы рюмкой коньяку и закусками, присев за стол, а вскоре мне предстояло ещё одно сладкое испытание — меня потащила танцевать наша восхитительная Наталья. Ещё не закончила музыка, как она пригласила меня в свою комнату секретарши. Сказала, что покурить – да она же не курит! А там, попросив снять пишмашинку на пол, сняла свою крохотную юбочку и легла грудью на стол, выставив свою круглую попку мне чуть ли не под нос.

Яркие звёзды на небе, посылая в комнату свой слабый свет, могли любоваться её обнажённой грудью — когда она успела снять свой лифчик? А я, полулёжа на её спине, наслаждался её упругой грудью и отвердевшими в предвкушении секса сосками, какая она классная стала через два года после школы! Да, нам уже по 19 лет! Сняв её влажные трусики, я даже в полутьме понял, что попка Натальи, светясь своей незагорелой частью, была приятной округлой формы, напомнившей мне о школьной курсе стереометрии и о свежих и горячих, как её попка, хлебо-булочных изделиях одновременно. Недаром такие сдобные ягодицы девушек все мужчины нежно называют «Булочками». Мои брюки и трусы как-то сами слетели к щиколоткам и я, тихо зарычав от вожделения, буквально влетел в горяче-влажную вагину Натальи.

Сейчас я испытывал большое удовольствие и от плотненькой киски моей школьной подруги, и от того, что она наконец дала мне и я с силой вонзаюсь в неё, крепко прижимаясь к её аппетитной попке, о которой я давно мечтал. Раз у меня был второй «заход», то я, как и обычно, долго не мог кончить. Зато Натали во время моих бурных фрикций получила два ярких оргазма, издавая сладкие стоны удовольствия. А вот её горячечный, прерывистый громкий шёпот:

— В меня нельзя! Не кончай в меня! Только не в меня! Не выходи ещё, побудь во мне, мне так хорошо. Ах, как мне хорошо! Подвигайся ещё, Женчик!

Да понимаю я, чего уж там, за год учёбы в институте меня научили не только наукам. И, почувствовав щёкотку на головке моего члена, я быстро вытащил его из гостеприимной плотной киски Натальи и нахально всунул в тугую дырочку её классной попки, чуть повыше. А она явно не против, выгнув спину и слегка оттопырив свою круглую попку в мою сторону. К удивлению, вошёл я хоть и туговато, но довольно легко и до конца, Наташа точно обильно смазала свою тугую дырочку, явно собираясь дать мне в свою восхитительную попку. От этого понимания мой «друг» отвердел ещё больше и вскоре тугая струя моего горячего естества лихо влетела внутрь попки Натальи. Это было так чудесно, просто не передать полученное мною сейчас удовольствие!

Одевшись, мы оба было в удовольствии, а Наташа, сладко поцеловав меня, сказала, что я негодяй, давно бы мог предложить своей школьной подруге такое. Ну пойми этих женщин! А когда мы пошли в комнату, то тут дикие крики восторга — приехали с маршрута наши автобусы и оба водителя зашли на «огонёк». Ну и мы с Натали незаметно зашли под шумок, водителям налили «штрафную», ну и мы с ними, заодно хватанув пару рюмочек благородных напитков, пообщавшись с полчасика и рассказав кучу анекдотов. Но тут моя лихая мамочка, позвав меня потанцевать, потащила в комнату секретарши, мол, пора и покурить. Ещё одна “курильщица” некурящая!

Ну и я пошёл, как бандерлоги за великим Каа, любуясь в коридоре, как мамуля крутит своей аппетитной полной попкой. А когда мы с ней зашли в комнату секретарши, где ещё стоял лёгкий, но очень возбудительный запах секса, то мамуля, поругав меня, что забросил совсем свою мамочку и бегаю зажиматься с другими, вдруг поцеловала меня в губы, крепко обняв. И, когда наш долгий поцелуй закончился, вдруг спросила, как она организовала нашу вечеринку предновогоднюю — я ответил, что великолепно. И вдруг обе горячие руки мамочки оказались у меня на шее и она, крепко меня обняв, вновь обожгла своим горячим поцелуем. Ах, какие у неё горячие полные губы, на удивление сладкие и возбудительно пахнущие коньяком! И такая чудесная пышная грудь – как сладко помять её! И вот мои нетерпеливые руки мнут её полную попку и задирают платье мамули – нежный шёлк трусиков мамочки так обжигает мои пальцы! Похоже мамуля, крепко выпив, была сильно возбуждена!

Когда горячая пелена возбуждения чуть сползла с моих глаз, я понял, что моя мамуля стоит в той же позе, как ранее стояла Людочка, платье у неё почти на лопатках, трусики спущены, а я с пылом и восторгом трахаю её, держась за её полные ножки выше манжетов чулок. Мамочка тихо стонала и охала в такт моим быстрым фрикциям, а вот она очень громко ахнула-охнула и тут её громкие сладострастные стоны удовольствия — она кончает! Обалдеть, я довёл мамочку до оргазма! Тут я, вынув член, присел и поласкал язычком её тугую дырочку, зная, что кончать в мамуля нельзя и желая воплотить в действие свой коварный план насчёт мамочкиной соблазнительной попки.

Встав, я сильно надавил на тугую дырочку мамочкиного зада, она охала, но не возмущалась и не упиралась — и вот я внутри чудесной попки мамули. Наконец исполнилась моя мечта ночных грёз! Было так возбудительно-сладко, я в полном восторге медленно двигался, стараясь продлить это невероятное удовольствие. Чудесный оргазм вскоре пробил меня насквозь и я буквально упал на спину моей любимой мамочки, весь в неге от этого неожиданного прекрасного удовольствия — мамуля дала мне! Многие парни мечтают поиметь свою мамочку, которая постоянно полуголая мелькает перед воспалённым взором юного парня. И какие крутые кульбиты мамочки моих друзей совершают в их ночных грёзах! А сейчас моя мечта была в реале! Я так чудесно кончил! Какое это оказывается блаженство – поиметь мою сладкую мамулю!

Приведя себя в порядок, мы с неё решили уйти по-английски, не прощаясь. Приняв дома душ, мы легли спать вместе и крепко уснули. Проснулся я от чудесного удовольствия — мой член нежился в ротике мамули. Я чудесно кончил и мы пошли завтракать.  А потом я неожиданно поимел её в знаменитой миссионерской позе, получив разрешение кончить в неё. Это оказалось так чудесно — кончить в лоно, которое выносило тебя. Да ещё  потом было немного пикантно — я лежу между широко раздвинутых ножек мамочки, мой член ещё пульсирует в ней, а она тихо шепчет мне, что счастлива так мамочка, которая смогла попробовать сперму своего сыночка, и который наполнил её лоно своим горячим естеством — это так омолаживает женщину. Так чудесно отдаться своему любимому сыночку, ставшему взрослым, а вот самый возбудительный и яркий секс — это когда сыночек берёт мамочку в тугую дырочку.

Эти невероятные признания так вновь возбудили меня, что вскоре после душа я кончал в шикарную попку мамули, весь в удовольствии. И все выходные мы с ней просто не вылазили из постели, тем более, что мой папан уехал на курсы повышения. Так что я отлично “омолодил” мамочку, накончав её полное лоно. Но вскоре прошли выходные и, ясен пень, я сильно смущался, появившись в своём бюро путешествий. Но всё прошло отлично — Валентина Ивановна вела себя как обычно, разве что нежно поцеловала в губы и сказала, что я классный. А Людочка также нежно поцеловала в своём кабинете, заодно шепнув, что вот Людочка и Светлана обижены на меня, нужно будет «исправиться». И, легонько ущипнув, добавила, что как с ней, чтобы они были довольны. И я получил ещё один сладкий поцелуй. Как поощрение и сигнал к действию – девушки ждут!

Да вскоре пришёл повод исправиться — так называемый «старый Новый год». После бурных возлияний я оказался в бухгалтерии со Светой и получил чудесный минет — я сидел на её столе, она на стуле, мой член наслаждался в её умелом ротике, а я с удовольствием мял её шикарную грудь. Бурно кончив в ротик Светы, я чуть не потерял сознание — так было классно, а она всю мою сперму проглотила, потом сказав, что при случае «это» обязательно нужно повторить, моя сперма ей понравилась. Желание женщины — закон и через неделю мы повторили. Света неожиданно сняла лифчик  – какое блаженство, бурно кончая в её ротик, мять её пышную голую грудь! А вот сейчас, через часик меня настойчиво позвала перекурить Людочка, а пойдя с ней, я вспомнил, что она не курит — она тут же предложила другой вариант вместо того, чтобы травиться никотином. У неё сегодня был безопасный день, как она тихо шепнула мне и я с восторгом кончил в её вагину. Поцеловав меня, Людочка шепнула, что сильно хотела дать мне — как встретишь Новый год, так он и пройдёт! А я всегда смотрел на неё огненным взглядом, но, полный негодяй, ничего не просил! Нужно ведь мужчине попросить, тогда “слабая женщина” …

А вот спал я опять со своей любимой мамочкой, с удовольствием кончив в её шикарную попку. Она была очень довольна, сказав, что до приезда моего папки её попка в моём распоряжении. Услышав эти возбудительные слова, я просто озверел и вскоре мамуля громко вновь охала — я вновь вошёл в её попку. А когда приехал мой папан, то меня с удовольствием «выручали» мои классные девушки-коллеги, только требуя, нахалки, чтобы я попросил их об этом, причём  «хорошенько», мол они не развратницы, совращавшие меня, а просто «слабые женщины». Как ехидно шепнула мамуля — «слабые на все дырочки», только успевай попросить. Ох уж это женское ехидство! Потом был праздник 23 февраля, но самый трудный – 8 Марта. После бурных возлияний и скромных моих подарков мне пришлось ублажить всех по очереди. Это было очень трудно, но какой восторг удовольствия! В этот день все наши весьма пьяные прелестницы разрешали мне всё! А моя мамочка, чуть поругав меня, следующей ночью дважды подставила мне свою пухлую попку! Это был такой чудесный праздник! Я запомнил его на всю жизнь – такого у меня больше не было!

Но к сожалению, всё чудесное вскоре заканчивается — в мае мне пришла повестка в нашу легендарную и непобедимую армию!

 

(Всего 171 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

Добавить комментарий