Грубость в электричке

Декабрь. Четверо мужчин вошли в последний вагон последней электрички. Не крупные, 60-80 килограмм при росте 165-175 сантиметров. Потертого и криминального вида. Осмотрелись, вагон пустой. Сели, тихо переговариваются. В вагон вваливается с соседнего вагона продавщица с сумкой и, по привычке, начинает: «Сухарики, чипсы, шоколад…» замечает, что здесь только эта четверка. За продавщицей входит девушка, возможно. её дочь, и несет еще одну сумку. Продавщица резко разворачивается, но четверка успевают её схватить за руки и девушку тоже.

– О, кто пришёл.
– Иди сюда, сядем, – мужчины потянули женщин к себе.

Сели вместе. Мужчина, женщина, мужчина. Напротив, тоже самое. Один положил руку на плечи продавщицы и сдавил шею, второй, с другой стороны, начал гладить продавщицу за волосы, периодически дергая за волосы. Первый начал гладить продавщицу по ляжке. Третий, который сидел с девушкой, открыл сумку продавщицы, достал оттуда “Сникерс” и предложил девушке.

– Да она ни ест сладкого, – сказал четвертый. – Видишь, какая худая, – и похлопал девушку по груди.
– Что-то есть, – возразил тот, который предлагал “Сникерс”, и стал мять девушкину грудь. Девушка сжалась.
– Прекратите, – прошептала девушка.
– Чего? Покажи, есть у тебя там что-то, или нет, – сказал третий и взглядом показал на грудь.
– Да, пусть покажет, – гоготал первый.
– Отстаньте от неё, – сказала продавщица.

Первый сразу сжал её шею, и она стала задыхаться, а второй вырвал клок волос из головы продавщицы. Продавщица застонала и из глаз хлынули слезы от боли.

– Мы тебя не обидим, показывай, – сказал девушке мужчина со “Сникерсом”.
– Тебе непонятно? – сказал тот, кто сидел рядом с девушкой, схватил за волосы и резко дернул назад. – У этой волосы крепче держатся, – все заржали.

У девушки хлынули слезы.

– Вставай и раздевайся, – сказал первый, который держал продавщицу за горло, обращаясь к девушке. – Если не слышите, что тебе говорят, мы тебе уши отрежем. И ты тоже, – он взял продавщицу за волосы и толкнул в проход.

Девушку толкнули туда же. В подтверждение намерений, первый вытащил нож, встал подошел к продавщице, схватил за ухо и потянул вниз до уровня пояса.

– Я разденусь, – закричала продавщица.
– А ты? – обратился мужчина к девушке.
– Оставьте её в покое. Она еще девочка. Я всё сделаю, – сказала продавщица.
– Да мы только посмотрим на твою девочку. Проверим, – опять гогот.

Девушка с продавщицей разделись. Один из мужчин кинул сумку женщине:

– Давай, начинай свой «сухарики, чипсы,…», что там у тебя.
– Сухарики, чипсы, шоколад, минеральная вода, жевательная резинка.
– А ты, иди сюда, – мужчина схватил девушку и поставил посередине между мужчинами.

Двое начали сжимать ягодицы, лобок и груди девушки. Остальные только смеялись.

– Видишь, какая худая, – сказал один и с силой сжал грудь первого размера девушки. –Вот, ничего нет.

Девушка заплакала от боли.

– Да нормально, еще разрастется. Тут, главное, массировать правильно, – второй взял за сосок и оттянул вперед сантиметров на десять.

Девушка опять скривилась от боли.

– Да, и жопа мелкая, как пизда, – сказал другой и сжал ягодицу так, что она посинела.
– Если как пизда, то будем её в жопу ебать. И девочкой останется.
– Ебите меня, – сказала продавщица.
– А ты, давай, вставай на колени, и мелкой пизду лижи, – приказал один из незнакомцев.

Продавщица начала медленно целовать девушку между ног.

– Глубже, мразь, – двое мужчин явно возбуждались.
– Давай, перекидывай эту через спинку сиденья.

Один взял девушку, перекинул через спинку сидушки  так, чтобы лицо девушки было направлено к остальным, а жопа на другую сторону сидушки. Один пошел трахать девушку, а остальные посадили продавщицу на сиденье, где через спинку свисала верхняя половина девушки. Пока один мужчина трахал девушку, девушка плакала, а продавщица сидела рядом с ней и тоже плакала. Трое мужчин сидели напротив продавщицы: один лапал продавщицу за сиськи и до боли сжимал и оттягивал соски, еще один одной рукой держал девушку за волосы, а второй давал её пощечины в такт фрикций первого. Четвертый достал воду и пил.

– Ебите меня, – ревела продавщица. – Я всё сделаю!
– Заткнись, мразь разъёбанная. Или тебе язык вырезать?

После первого семяизвержения, мужчина сказал:

– Не девочка, нихуя, – схватил продавщицу за волосы, притянул к жопе девушки: – Где девочка? – и ткнул продавщицу лицом во влагалище и анус девушки. – Еще кто хочет?
– Давай я, – метнулся второй. Вставил член и продолжил долбить девушку.
– Оставьте её, – продавщица встала и сразу получила под дых. Приняла позу эмбриона.
– Что с ними будем делать? – спросил мужчина, который кончил и показал на продавщицу.
– Ща выкинем в сугроб. Пусть жопы поморозят.
– Чё им морозить. До дороги дойдут, там за отсос подбросят.

В девушку кончили второй раз. Двое остальных не захотели девушку.

– Так, наденьте куртки, – сказал один из мужчин.

Другую одежду надевать не разрешили. Куртки прикрывали влагалища только когда руки опущены, если руки поднять, попа и половые губы становилось видно. Женщины оставались в сапогах.

– Иди сюда, – сказал один продавщице.

Двое мужчин взяли продавщицу на руки: один за правую ногу и за правую подмышку, другой  – за левую ногу и левую подмышку. Подняли продавщицу в вертикальном положении над спинкой сиденья, растянули согнутые в коленях ноги в стороны и бросили на сиденье. Продавщица упала промежностью на спинку сиденья и повалилась на бок.

– Пошли, – вышли из вагона вшестером и ждали пока уедет электричка. Когда электричка отъехала, на платформе остались только они.
– Ну что, хотите остаться в куртках и сапогах? – спросил один. Женщины закивали.
– Снимайте куртки и бегом до конца платформы и обратно.

Женщины сняли куртки и побежали. Вернулись. У мужчин только смех.

– Видели, как у продавщицы вымя тряслось, – пошутил один.
– Давайте, кто выше прыгнет, – женщины стали прыгать.
– Ладно. Хрен с ними. Берем, – сказал один из мужчин.

Мужчины по двое взяли женщин на руки, раскачали и кинули через перила вверх и в сугроб. Женщины подлетели где-то на два метра в высоту и вниз в сугроб. Следом полетели куртки. Женщины тряслись от холода и пытались вылезти, а мужчины, не торопясь, удалялись. Женщины прижимались друг к другу и растирали кожу от холода. Увидели огни домов в нескольких сот метров и направились к ним.

(Всего 304 просмотров, 1 сегодня просмотров)
1

37 комментария к “Грубость в электричке”

  1. Мне кажется, подобные рассказы нарушают действующее законодательство.
    Описывая со смаком ситуации, подпадающие под действие статей УК.
    Какая разница, что описывать?
    Как какой-то подонок трахает ребенка?
    Или уроды насилуют взрослых?
    Еще большой вопрос, сколько лет девушке – дочери продавщицы.
    Для кого пишутся такие тексты? Для тех мудаков, которые дрочат на педофилию и реальное насилие?
    Кол в жопу им всем!

    4
    1. DD
      Здесь, как и в обширных тематических интернетах, много рассказов с тэгом “По принуждению”. И тут вопрос – как написать, как описать ситуацию.
      В этом случае написано так чернушно, словно читаешь раздел “Криминальная хроника”. И хочется позвать героя рассказа “Триггер”, чтобы сразу яи преступникам отсекал без суда и следствия.
      Плохое послевкусие после прочтения.

      4
      1. И тут вопрос – как написать, как описать ситуацию.

        Ну вот именно. Тот же рассказ “Триггер”. Пусть даже говорили, что тут ему не место. Но никто не сомневался, что как таковой он имеет право на существование. Был сюжет, была концепция, было выслеживание злодея сыщиком-самоучкой. Миллионы детективов так написаны.
        А в этом рассказе – просто описание того, что делали 4 антигероев с 2 жертвами. Ладно, еще б с таким смаком оргия была бы описана, с добровольным участием персонажей, такими рассказами эронет тоже завален, но в них хотя бы вреда нет. Молчел, читающий такую литру, на правильные вещи возбуждается. А не от описания насилия в сопровождении плача и мольбы жертв. 1000 просто прочитают, а одному захочется воплотить.
        В этом суть моего отторжения подобных опусов. А не в отсутствии художественной ценности, что очевидно.

        3
        1. Ладно, еще б с таким смаком оргия была бы описана, с добровольным участием персонажей, такими рассказами эронет тоже завален, но в них хотя бы вреда нет. Молчел, читающий такую литру, на правильные вещи возбуждается. А не от описания насилия в сопровождении плача и мольбы жертв. 1000 просто прочитают, а одному захочется воплотить.

          Если бы автор написал, что жертвы возбудились во время изнасилования /такими рассказами тоже инет завален, когда жертвам внИзапно))становится хорошо в процессе/ – тогда я бы ему дизлайк поставила.
          Здесь же рассказ вызывает сочувствие к жертвам и ненависть к насильникам. Значит акценты расставлены правильно?
          А по поводу “один прочтет-захочет повторить” – это не аргумент) Людей с различными психическими девиациями хватает. Если брать это во внимание, то ничего писать нельзя. Они и в безобидном рассказе свои крупинки поймают, извратят.

          0
          1. Здесь же рассказ вызывает сочувствие к жертвам и ненависть к насильникам. Значит акценты расставлены правильно?

            Да, эмоции именно таковы.
            У среднестатистического читателя.
            Но не благодаря авторской позиции и сделанным в тексте акцентам. А всему тому опыту, суммарной концепции “что такое хорошо и что такое плохо”, набранному тем же читателем за свою жизнь, в том числе и воспринятому из эролитературы.
            Представим, что этот текст – первое, что прочитал инопланетянин, попавший на Землю. Или дикарь, живущий в первобытном обществе. Какой вывод он сделает?

            0
            1. Но не благодаря авторской позиции и сделанным в тексте акцентам. А всему тому опыту, суммарной концепции “что такое хорошо и что такое плохо”, набранному тем же читателем за свою жизнь, в том числе и воспринятому из эролитературы.

              А почему не благодаря авторской позиции? Впрочем, спорить о ней – дело неблагодарное. Но если судить по тексту – насилие здесь не романтизируется. Насильники тоже.
              Это как страшный слепок изнанки жизни. Бывает мол и такое. Да – бывает. И хуже бывает.
              Стоит ли об этом писать? Тут вечный спор. Искусство /любое/ – это отражение жизни, пропущенное сквозь призму художника.
              А что берет читатель из эролитературы – это уже зависит от его фильтра)
              Она разная. Тот же де Сад, к примеру.

              0
      1. Я не говорил, что в Вашем рассказе есть педофилия. Читайте внимательней.
        Я провел аналогию.
        Аналогия означает подобие, сравнимость, сходство.
        Не обязательно тождество и полное совпадение.
        Скажите, пожалуйста, DIM, на Ваш взгляд, какая из героинь (продавщица или ее дочка) заслуживает более строгого отношения?
        Первая, что потревожила покой почтенных людей?
        Или вторая, совравшая при свою якобы девственность?

        0
        1. В основном – первая. Оказалась не в то время не в том месте. Цель не в обосновании виновности женщин, а в том что для жестокости сексуальной поводов не нужно. Достаточно чтобы у кого-то встал и не было бы никого чтобы остановить. Животную стороны человеческой личности никто не отменял.

          0
  2. Хмм… Случайно попала на второе произведение автора. И что-то мне вспомнился Мамлеев с его черной иронией жизни, имморальностью прозы с оттенком “Груз-200”)
    Также есть отголосок кошмара жизни Петрушевской.
    Сильные авторы. Но много не прочтешь) Гомеопатической дозой принять, если чувствуешь, что розовые очки прилипли и пони с единорогами мерещатся.
    Что-то вспомнила, как один писатель говорил о Людмиле Петрушевской /цитирую по памяти/
    Типа — прочтешь её и такой ужас, такой беспросветный кошмар, а потом вспомнишь, что с Людочкой всё хорошо и она сейчас скорее всего чай с печеньем пьет – и отпустит)))

    1
  3. Я вчера прочитал и встав из за стола, не мог отделаться от чувства отвращения. Если бы сие повествование, несло в себе ценное зерно познания, для неосторожных дам, что такое возможно, тогда бы это и читалось с совершенно другим привкусом. А здесь некий садистский кураж. И 100 раз прав DD Большинство прочтут и оценят по достоинству, А кто-то возьмет на заметку и примет за основу – ЧТО ТАК МОЖНО… И самое страшное, что может случится, поспешит воплотить в жизнь, благо электрички поздние бегают, Рабочие поезда ходят с пустынными в ночное время вагонами. Войти на сайт подростку на раз плюнуть, Нажми кнопку что тебе уже есть 18 И читай просвещайся “Набирайся опыта”, а завтра в добрый путь. Сколачиваются в стаи и страсть как любопытно что у той вон бабенки под юбкой И главное сиськи “Седьмого” размера. Или сосок на десять сантиметров оттянуть. ЭТО НЕ РЕЗИНА. Финал у таких нападений и изгалятельств увы будет печален. После истязаний как правило жертва не нужный и опасный свидетель.

    1
  4. Если бы сие повествование, несло в себе ценное зерно познания, для неосторожных дам, что такое возможно, тогда бы это и читалось с совершенно другим привкусом.

    А разве не несёт?) Вот зайдет девочка-подросток, прочитает и ужаснется)

    1
    1. Согласен. Ужаснется. Но вот в чем вопрос, а дочитает ли девочка-подросток и станет ли читать каждая зрелая женщина. И на счет УЖАСНЕТСЯ Увы не каждая. Очень давно… Шел весьма специфический процесс Судили трех девочек-подростков За изнасилование паренька в особо страшной форме и убийство. ДОРВАЛИСЬ что называется… Возбудили, стянули шелковым шнуром, дабы не терял стойкость и вперед заре на встречу, а к утру утюгом по голове, да не раз, а трижды. Каждая по разу, мол все куражились всем и убивать. Так что на мой взгляд зерно зерну рознь. Все зависит от того как подать.

      0
        1. Согласен, не романтизировал. Не превозносил и не оправдывал (как маркиз де Сад, внушительная часть его текстов – это обоснование права одних на насилие над другими). Он просто описал то, что (якобы) произошло. Слегка приукрашенный протокол.
          А если вспомним другие рассказы автора, где женщин шантажируют и принуждают? Не является ли сюжет данного рассказа просто развитием (вполне логичным, кстати) данной девиации. Которая в каких-то отдельных случаях смешная игра, где-то серьезное отклонение, а где-то и преступление.
          Ведь почему-то нельзя публиковать технологию изготовления наркотиков или печати фальшивых купюр? Кто не знает, что это плохо и опасно? А вот просто нельзя (даркнет не считается) и все.
          Именно эта мысль и была в основе моего первого поста.

          0
          1. А если вспомним другие рассказы автора, где женщин шантажируют и принуждают? Не является ли сюжет данного рассказа просто развитием (вполне логичным, кстати) данной девиации. Которая в каких-то отдельных случаях смешная игра, где-то серьезное отклонение, а где-то и преступление.

            Мы сейчас обсуждаем именно этот рассказ. Без предвзятости-переноса /надеюсь/, на основании других рассказов автора.

            Ведь почему-то нельзя публиковать технологию изготовления наркотиков или печати фальшивых купюр? Кто не знает, что это плохо и опасно? А вот просто нельзя (даркнет не считается) и все.
            Именно эта мысль и была в основе моего первого поста.

            Но в литературе не запрещается описывать фальшивомонетчиков, наркобаронов и т.д.?)
            Они есть. О них пишут, снимают фильмы и т.д.
            И о насильниках пишут, и об убийцах. Пишут о концлагерях. Тоже не надо? А вдруг кому-то понравится?) Так обязательно – кому-то понравится) Психи есть. И что теперь? Писать только о розовых пони, какающих бабочками?
            Мне вот, например, не нравится тема инцеста /прямого и косвенного/, которая раскрывается игриво) Ну вот такая балованная Татьяна))) Но я не буду говорить автору, что его рассказ толкнет какую-то мать, мачеху на инцест, если она прочитает этот рассказ.

            1
            1. Но в литературе не запрещается описывать фальшивомонетчиков, наркобаронов и т.д.?)

              Не запрещается. А описание технологии… я даже не могу сказать (не юрист) явно запрещается или же каждый издатель (ресурс) понимает, что лучше не рисковать?
              Что касается других рассказов того же автора. По-моему, это обычный и вполне допустимый прием для анализа. Вскрываются тенденции и пристрастия автора, более или менее интересующие его темы. Хоть Чехова бери, хоть О`Генри.
              И еще раз, Annete! То, что мы видим наверху страницы, это не рассказ. Это (будем считать) пародия на больную фантазию индивидуума, который дрочит именно на это – насилие, унижение, издевательство, плач, беспомощность жертвы. Сомневаюсь, чтобы Вы видели в нем художественную ценность. Или фрагмент большого романа, в котором обличаются пороки современного общества. На самом деле это голимая порнуха, нацеленная на возбуждение определенной группы читателей. Обобщая – сопливых малолеток, которым хотелось бы отодрать училку за кол по алгебре. И обсуждая данное, с позволения сказать, произведение, мы оказываем целевой группе неоправданно высокую честь.
              Засим, окончу и я свое участие в данной дискуссии.

              0
              1. Засим, окончу и я свое участие в данной дискуссии.

                Поддерживаю) Мы уже достаточно обсудили и в частности, и в общем.
                Теперь подождем, что скажет автор. Он что-то молчит)
                А это уже напоминает вброс) Кинул и ежиком в туман)
                Если не дождусь пояления автора, буду в будущем проходить мимо молча)

                0
  5. Знаете, какой хороший (условно хороший, не для пострадавших, а для тех, кто может сделать выводы) финал мог быть у этого рассказа?

    …Робот Фёдор закончил описывать словами то, что засняли камеры скрытого наблюдения в электричке и на перроне. Следователь, широко известный в узких кругах под прозвищем “Триггер”, похвалил Фёдора, дал ему кусочек электризованного сахара, пролистал протокол задержания и распорядился рассадить подозреваемых по разным камерам СИЗО, оповестив блатарей через наседок, что их на новый год машками подогрели.
    “Пусть на своей шкуре почувствуют” – объяснил Триггер роботу. И тот, кажется, понял. Не каждый робот – бездушная железяка. Не каждая мразь – человек.

    3
    1. DD, класс!:-))
      Давно прошу! Если Блокнотик дописан или почти дописан… Порадуй читателя – переходи уже из раздела “реальные истории” в “Эротические приключения роботов” или что-то другое фантастическо-юмористическое в стиле “Дряхлый Дед”!:-)

      Личная просьба – где можно перечитать “Дряхлого Деда”?

      1
      1. Все может быть, ничего не утверждаю и ни от чего не отрекаюсь. )))
        Есть, кстати, у меня одна задумка, в стиле “Дряхлого Деда”, но раньше чем через полгода (а то и ближе к осени 2020 года), вряд ли я начну ее воплощать.
        Тогда, между прочим, мне твоя помощь понадобится. Потому что мне нужны будут реалии некоего зарубежного города. В котором ты или была, или наверняка есть знакомые, которые были (тот же Джордж из “Пасты”).
        Что касается предтечи, собственно “Дряхлого Дела”, то на общедоступных ресурсах, пожалуй, что и нигде его нет. Разве что пираты в свое время куда-то утянули, но я не в курсе. Могу прислать на почту. Или выложить на мой ресурс. Как тебе удобней?

        1
          1. Я не против, а очень даже “за”, большое спасибо!
            Но как-то можно организовать (технически), чтобы “Дряхлый Дед” (и, возможно, в будущем и другие тексты, если согласно пророчеству и просьбе Айрини я продолжу писать вне жанра “реальных интимных историй”) стоял особняком, не смешиваясь в “Моих работах” с рассказами данного жанра? Помимо отсутствия тега “реальные истории.
            Кстати, “Дом, в котором не живу” тоже стоило бы обособить. Наполовину реальная история из той же оперы, что частично беременная женщина )))

            0
            1. как-то можно организовать (технически), чтобы “Дряхлый Дед” стоял особняком, не смешиваясь в “Моих работах” с рассказами данного жанра?

              Пока, на вскидку, не могу придумать критерий, по которому данный рассказ можно было поставить особняком. “Мои работы” подразумевают ВСЕ работы автора. “Дряхлый дед” тоже Ваша работа, не так ли? Рассказы отличаются друг от друга по категориям – это Вы верно заметили. Но как отделить рассказ от рассказа – ума не приложу.

              “Дом, в котором не живу” тоже стоило бы обособить.

              А он и так обособлен в “Моих работах”: находится в разделе “Конкурсы”, а не “Рассказы”.

              1
              1. как отделить рассказ от рассказа

                А если вот так, для примера.
                “Мои работы” – действительно, все работы автора.
                А если дать возможность пользователю внутри “моих работ” создавать папки и распределять свои рассказы по ним? Если он этого хочет, конечно. Группирует рассказы в сборники. Или объединяет главы романа под одной обложкой, условно говоря. Если не хочет, то просто они идут общим списком, как сейчас.
                Примерно как это сделано, например, на сайте прозы-ру.
                Концептуально или технически реализуемо?

                0
  6. Знаете, какой хороший (условно хороший, не для пострадавших, а для тех, кто может сделать выводы) финал мог быть у этого рассказа?

    Ну и чем этот финал хорош, чтобы сделать выводы? Мне кажется он наоборот штампует веру /глупую/ – что всегда подоспеет кавалерия или зло будет наказано) А это не так, к сожалению.

    0
    1. Не обязательно.
      Хотя если не верить в лучшее, то зачем вообще жить.
      Ведь сама жизнь – инфекция, передающаяся половым путем, и имеющая 100% летальный исход.
      А вывод могут сделать те, кому насильники показались симпатичными.
      И кому (хотя бы мысленно) вдруг захотелось побывать на их местах.
      Пусть прикинут возможность и вероятность того, что окажутся на месте жертв.

      1
      1. А вывод могут сделать те, кому насильники показались симпатичными.
        И кому (хотя бы мысленно) вдруг захотелось побывать на их местах.
        Пусть прикинут возможность и вероятность того, что окажутся на месте жертв.

        Продолжу немного логическую цепочку: они прикинут и решат, что от свидетелей надо убить, чтобы не попасть на нары “машками”)
        Всё. Извините, выхожу из дисскусии. Самое время вспомнить милое-вечное “мы все разные”))
        Каждый имеет право на своё мнение и т.д.

        0
        1. Упс, все уже вышли из дискуссии, а я только вошла…

          Я тоже против эротизации и романтизации насилия.
          Но давайте признаем, что многих эта тема возбуждает, раз рубрика “По принуждению” достаточно популярна. Кого-то вдохновляет на соответствующие игры с любимым/сексуальным партнёром и совершенно не обязательно побуждает к насилию.

          На мой взгляд, проблема этого рассказа в том, что он одновременно ни эротический (а здесь сайт эротических рассказов), ни порно, ни возбуждающий, написан не очень (мягко говоря) и вообще напомнил мне чернушные рассказы в газетке “Спид-Инфо” в лохматых девяностых. Вот там такое криминально-чернушное было – читать противно, написано плохо, ни эротично ни разу. Зачем?

          Вот в рассказе Елены Стриж мне было понятно зачем – там действительно анти-пропаганда, манифест против насилия. А здесь?…

          Самое время вспомнить милое-вечное “мы все разные”))

          А откуда это?

          1

Добавить комментарий