Skip to main content

Гуманоиды. Часть 2: Мастер-класс

Гуманоиды

Я лежала в палатке, укрывшись с головой одеялом. Крепко зажмурившись и закрыв уши руками, я всё равно слышала гулкие, отдаляющиеся шаги Егора. Сначала я безумно хотела снова пойти за ним и уже даже в очередной избавилась от трусиков… Но в последний момент передумала. Потому что понимала, что только так – сейчас оставшись в палатке, я смогу разорвать эту зацикленную саму на себя вереницу событий, сценарий и исход которых знала уже наизусть.

Неведомая сила подталкивала к тому, чтобы встать и побежать вслед за братом. Однако я твёрдо решила этого больше не делать. Но чем дальше от отходил, тем сильнее мне хотелось кричать и буквально грызть землю зубами. В ушах внезапно возник и стал нарастать какой-то звенящий шум. Я до боли прикусила губы и ещё плотнее сжала веки, но несмотря на это в глаза вдруг забил яркий свет.

Спустя минуту, когда я решилась их приоткрыть, надо мной уже не было полога палатки, и окружающие предметы тоже куда-то исчезли. Вокруг меня был только яркий свет, который окутывал, словно густой пеленой. Он был очень ярким, но не слепил и походил на какой-то светящийся изнутри туман.

Повертев головой, я осознала, что парю в воздухе в горизонтальном положении, источник белого свечения находится прямо надо мной, а палатка осталась далеко внизу и продолжает отдаляться. Я попыталась позвать на помощь, но крик буквально застрял в моём горле. Сноп света, бивший откуда-то сверху, непонятным образом поднял меня, протащил сквозь полотняный тент, не разорвав его, и теперь медленно, но верно несёт всё дальше от земли.

Вверху отчётливо различался диск инопланетного корабля. Он бесшумно завис над нашим лагерем и затягивал меня внутрь столбом белого свечения – в точности, как показывают в фантастических фильмах. Как ни странно, паники никакой это не вызвало. А возникший поначалу страх от неожиданного полёта стал сменяться ощущением смиренного покоя и даже некоторой эйфории. Шевелиться совсем не хотелось, я просто снова закрыла глаза и ждала, к чему приведёт моя левитация.

Через некоторое время я ощутила сначала лёгкое головокружение, а затем мои босые стопы коснулись какой-то мягкой, напоминающей ковёр, слегка пружинящей поверхности. Часто моргая, я пыталась рассмотреть вокруг хоть что-нибудь, но кругом был только белый, густой, светящийся изнутри туман.

Всё, что мне удалось сквозь него увидеть – это свои руки и босые ноги, которые стояли на мягком белоснежном полу. Из одежды на мне по-прежнему была только коротенька туника, прикрывающая бёдра лишь до середины. Я поняла, что нахожусь уже не на улице, а внутри летающей тарелки пришельцев.

Мало-помалу пелена стала рассеиваться, и мне показалось, что вокруг, в нескольких метрах от меня, тихо снуют какие-то тени. Вскоре я смогла различить уже примелькавшиеся мне силуэты серых головастых коротышек. Но, помимо них, здесь присутствовали и другие, куда более рослые существа.

Их кожа была совершенно белой – поэтому они поначалу и сливались с туманом. Их более чем двухметровые туловища выглядели подчёркнуто худощавыми, конечности – вытянутыми. Головы, в отличие от серых, имели не грушевидную, а яйцеобразную форму. А вот огромные чернющие глаза, крохотные нос и рот, и даже выражения лиц явственно роднили их с теми гуманоидами, что повстречались мне в лесу.

Инопланетяне двух очевидно различных, но во многом схожих между собой рас, окружили меня. Тех и других вокруг было много – несколько десятков, наверное, в общей сложности. Они все стояли и рассматривали меня с ног до головы. Я тоже на них смотрела, мне даже вспомнилось, что я таких белых и долговязых уже когда-то видела на картинках в Интернете. Мысль о том, что те, кто их до этого видел, а потом смог описать и нарисовать, вселяла надежду, что настроены они не слишком враждебно.

Туман тем временем быстро рассеивался, и вскоре от него не осталось и следа. Как ни странно, у меня так и не возникло даже намёка на испуг от всего происходящего. Было только крайне не по себе от того, что на меня сейчас пялятся несколько десятков пар огромных инопланетных зенок, а я стою тут перед ними в тоненькой тунике, босая, непричёсанная, и на мне нет даже трусиков. Несколько успокаивал, правда, тот факт, что никто из пришельцев не носил вообще никакой одежды.

Их тела были совершенно нагими и напрочь лишёнными какой-либо растительности. Среди серых наблюдались почему-то одни только мальчики. Их крохотные писуны и яички смешно мотылялись по сторонам при ходьбе. Я вспомнила, что они вытворяли со мной этими своими «карандашиками» недавно в кустах, и от таких мыслей у меня опять потяжелел низ живота и намокла киска.

А вот среди высоких белых пришельцев встречались представители обоих полов. С первого взгляда это было понять сложно, поскольку гениталии ни у тех, ни у других гигантским размером не отличались. У мужчин имелось всё, что положено, но в спокойном состоянии выглядело очень скромно, компактно и практически полностью вжато внутрь. У женщин промежность почти полностью занимал совершенно гладкий лобок, едва заметно расходившийся в самом низу на два тоненьких валика.

Никто из присутствующих совершенно не стеснялся своей наготы. Было похоже, что такой рудимент, как надетая на меня сейчас туника, вызывает у них даже некоторое недоумение. Несмотря на это вели они себя очень спокойно и сдержанно, не проявляя абсолютно никакого интереса к соплеменникам противоположного пола. Любопытство у них вызывала только моя персона.

И серые, и белые смотрели на меня вовсе не как на некую диковинную рыбину, случайно угодившую в рыбацкие сети. Скорее, их интерес ко мне носил какой-то познавательный или даже научный характер. Они не издавали ни звука, лишь молча пялились, периодически меняясь местами, чтобы у всех была возможность получше меня рассмотреть.

Худощавые гиганты двигались нарочито плавно, даже как-то заторможено. Их длиннющие нижние конечности перемещались особенно грациозно и осторожно. В самом низу сновали серые коротышки. Они тоже с серьёзными выражениями на физиономиях деловито разглядывали меня со всех сторон.

Моё же нынешнее состояние было похоже на то, в котором я пребывала ночью в лесу при нашем первом знакомстве с пришельцами. Я всё прекрасно чувствовала, воспринимала и осознавала, вот только тело моё мне не подчинялось. Я могла, разве что, моргать и двигать глазами по собственной воле, все остальные мои движения диктовались как бы извне.

Поначалу я вообще не понимала, к чему это странное собрание, и зачем они меня сюда притащили. Мне было неловко так вот стоять перед ними, но поделать я всё равно ничего не могла. А гуманоиды подступали всё ближе и ближе. Вскоре они подошли так близко, что высокие смотрели мне прямо в глаза почти в упор и бесцеремонно изучали моё декольте. Я даже ощущала их прохладное дыхание у себя на груди и лице. Мелкие же без тени стыда заглядывали под подол туники, приподнимая его руками для лучшего обзора.

Неожиданно все они, как по какой-то одной им ведомой команде, вдруг отпрянули и отдалились от меня на пару метров, обступив плотным кольцом. Но я почувствовала, что позади меня всё ещё кто-то стоит, причём очень близко. Так близко, что спиной я ощущала чьё-то тепло. По всему телу аж мурашки пробежали, но я не могла обернуться и посмотреть, кто это.

В следующий момент две тёплые ладони обхватили меня на уровне талии и скользнули на живот. Левая нежно прошлась кончиками пальцев по кромке рёбер, потом поднялась вверх и легла на правую грудь. Другая сделала несколько плавных круговых движений по низу живота, устремилась вниз, задрала короткий подол и вскоре нырнула под него.

Тысячи мелких иголочек укололи меня по всему телу. Я узнала эти руки и их прикосновения. Сомнений не было – это был Егор! Я ни с чем не спутаю эти плавные, сильные, но очень нежные сдавливающие движения его ладони, ласкающей мой правый бугорок сквозь тунику. Его толстые мужские пальцы тут же стали умело орудовать у меня между ног, сжимая и потирая мои, скользкие от горячей смазки, половые губки, теребить клитор и нырять на всю длину в мою влажную и трепещущую от внезапно нахлынувшего возбуждения норку.

Ноги мои будто подкосились, и я, повинуясь чьей-то воле, плавно опустилась на корточки. Егор, стоявший у меня за спиной, также плавно склонился надо мной, не прекращая ласкать мои нижние губки и не давая мне при этом свести бёдра. Теперь обе его руки оказались у меня в промежности. Все десять его пальцев проворно и страстно охаживали мои текущие в три ручья девичьи прелести.

При сидении в такой позе моя и без того мясистая киска ещё больше набухла. Весь лобок и внешние губки снаружи были увлажнены мылкими на ощупь выделениями, а изнутри налились горячей кровью и были особенно чувствительны к ласкам. Ярко розовый клитор вздыбился и трепетал в томном ожидании очередного скользящего и нежного прикосновения. А когда тёплые и мягкие подушки пальцев брата снова дотрагивались до его кончика, сжимали с двух сторон, а потом слегка вдавливали внутрь, буквально звенел от напряжения, даря мне нестерпимое наслаждение.

Я чувствовала себя стоящей на сцене виолончелью, на которой виртуозный маэстро мастерски выводит замысловатые музыкальные узоры на радость собравшейся публике. Пришельцы пристально и с интересом наблюдали, как Егор со знанием дела в очередной раз уверенно уносит меня своими неземным ласками в такую уже совсем близкую и манящую бездну оргазма, напрочь стирающего грани бытия.

Каждый из десяти его пальцев играл на каких-то неведомых струнах в моих розовых, неистово хлюпающих недрах. Моё тело в ответ пело и резонировало подобно деке античного музыкального инструмента. Брат тоже вошёл во вкус и с безумной страстью исполнял на мне эти бесконечные безумные мотивы. Он бесцеремонно перебирал и ласкал абсолютно все потаённые «эфы» и «эсы» внутри моей приоткрытой сейчас для него девичьей шкатулочки.

Он тёр, мял, сдавливал, теребил, дрочил, поглаживал и щекотал изнутри мою распростёртую девочку. А потом с особой нежностью снова нащупывал и вальцевал кончиком мизинца маленькую, едва заметную дырочку где-то под клитором – мою сикочку. И делал он всё это так здорово и умело, как не смог бы никто другой! Вскоре я уже была не в состоянии молча выдерживать это наслаждение. Я начала стонать, а потом даже вскрикивать.

Низ живота заныл сильнее обычного, его стали пронизывать нарастающие спазмы. Средний палец Егора нырнул глубоко в мою растопыренную пилоточку, его кончик скользнул по её скользкому верхнему своду и мгновенно оказался на точке «G». Ураган восторга и наслаждения тут же накрыл меня с головой! Я почти взвыла от неожиданности, сидеть неподвижно было выше моих сил.

Он почти не двигал во мне пальцем, лишь чуть давил им на заветную точку. Но всё моё тело тотчас затряслось мелкой и крупной дрожью одновременно. Расслабленное до этого колечко попки стало резко сжиматься. Стенки моей розовой пещерки сокращались, пуская волну и обсасывая вставленный в неё тёплый мужской палец. Где-то глубоко внутри меня как будто проснулся вулкан. От его извержения меня мотало из стороны в сторону и почти подбрасывало на месте.

Ещё около минуты я не могла ничего с этим поделать. Я тряслась и колыхалась, сидя на корточках. Я кончала, кончала и кончала в объятиях своего брата, обливая своими скользкими и горячими соками его нежные и такие ласковые руки. Егор тоже никак не мог остановиться. Он продолжал яростно онанировать мою изливающуюся тёплой влагой и пылающую от страсти голенькую письку.

Когда сознание стало медленно проясняться, я с удивлением обнаружила, что три пары белокожих пришельцев приблизились к нам, а остальные чуть отдалились, тем самым расширив круг. Женщины инопланетной расы, как и я сейчас, сидели на корточках, разведя в стороны свои тонкие бёдра. Мужчины же стояли позади и, склонившись над ними подобно Егору, орудовали своими трёхпалыми руками у них в гениталиях.

Пары явно перенимали у нас опыт плотских утех, которому мы с Егором только что придавались в весьма замысловатой форме. Они косились на нас, женщины копировали мои движения и позу, а мужчины старались повторить своими гуттаперчевыми пальцами те ласки, которыми брат всё это время с упоением охаживал мои голые прелести.

Получалось у них, честно говоря, не очень. Во всяком случае, на женских лицах не читалось восторга. Хотя, похоже, эта раса вообще скупа на эмоции, и узнать по мимике что у них на уме или в душе кажется невозможным. Впрочем, одна из ласкаемых дам неожиданно для всех и себя самой вдруг приоткрыла свой маленький рот и стала громко дышать. В её шумных выдохах послышалось даже что-то вроде едва различимого стона.

Все присутствовавшие тут же переключили своё внимание на неё. Инопланетянка опустила голову вниз и пристально наблюдала, как партнёр пальпирует её узенькую щель. Надо сказать, он оказался способным учеником и неплохо перенял у Егора искусство петтинга девичьих писек. Долговязый гуманоид, чуть прищурив огромные чёрные глаза, внимательно вглядывался в исследуемое им женское естество. Он смело вгонял в него уже не один, а сразу два своих длинных и гибких пальца.

Инопланетный женский оргазм случился довольно скоро. Его нельзя было назвать ни бурным, ни ярким. Женщина лишь пару-тройку раз содрогнулась и тут же обмякла. Подавшись вперёд, она уперлась плечами во все ещё ласкающие её мужские руки. Но это явно стало сенсацией. Толпа соплеменников моментально обступила пару и молча наблюдала, как мужчина то полностью вынимал, то снова погружал в женщину свои пальцы, увлажнённые её обильными выделениями молочного цвета.

Потом все как по команде встали и вернулись в круг, будто приготовившись наблюдать дальше за чем-то интересным. Встали все, кроме меня. Моё подчинённое чужой воле тело оставалось в прежней позе. А Егор выпрямился и подошёл теперь ко мне спереди. Я глазам своим не поверила! Оказывается, он всё это время находился рядом со мной совершено голым!

Его толстенный набухший орган раскачивался теперь прямо возле моего лица. До сих пор я видела его лишь раз, и то мельком. Однажды, ещё до его ухода в армию, я вернулась с занятий раньше обычного и не знала, что брат тоже дома. А он принимал душ после тренировки и, поскольку был уверен, что в квартире сейчас один, не удосужился запереться.

Я распахнула дверь и с разбега вломилась в ванную. Он стоял ко мне боком, всё произошло быстро, но я успела рассмотреть, как его красивое мускулистое тело омывают струи тёплой воды. Член был почему-то слегка напряжён и не висел, а увесисто пружинил в полугоризонтальном положении. Меня в тот момент будто молнией пронзило! Около секунды я стояла как вкопанная, а потом пулей вылетела наружу и громко захлопнула за собой дверь.

Было ужасно стыдно. А ещё я злилась. На него или на себя – не знаю. Но от обиды и необъяснимой досады ком подступил к горлу. Почему? Да потому что мне нестерпимо захотелось снова увидеть, а ещё лучше – потрогать то, что Егор столько лет скрывал от меня! Но я знала, что нельзя… И это было страшно обидно!

Он ничего не сказал про тот случай, просто сделал вид, что ничего не заметил. А вот я долго не могла успокоиться. Всю следующую неделю потом я просыпалась вдруг среди ночи и подолгу не могла заснуть. Мне ничего не оставалось, как избавиться от трусиков и, широко раскинув под одеялом ножки, изводить себя длительными и сладостными мастурбациями.

Зато сейчас все запреты били сняты, и пунцовая головка огромного и такого аппетитного члена была не просто доступна мне для близкого созерцания, я запросто могла бы прикоснуться к ней губами или даже попробовать на вкус. Могла бы, если бы моё тело меня слушалось…

В следующий миг мои руки внезапно вытянулись вперёд, обхватили Егора за упругие ягодицы и притянули к себе. Мой рот приоткрылся, и в него вплыла горячая и чуть солоноватая на вкус мужская елда. Закрыв глаза, я чувствовала, как такой желанный и твёрдый ствол брата входит в меня всё глубже и устремляется к самой гортани.

Было трудно дышать, из глаз полились слёзы, но я ни за что не хотела выпускать изо рта его эрегированный орган. Не веря своему счастью, я стала с наслаждением сосать этот глубоко вставленный в меня леденец. Вцепившись пальцами в мускулистые булки Егора, я нанизывалась губами на его член, принимая его в себя до самого основания.

Мой нос упирался ему в волосатый лобок, а к подбородку плотно прижималась пара его огромных яиц. Повинуясь своей страсти, я двигалась всё быстрее, моя глотка начала непроизвольно издавать характерные для глубокого минета булькающие звуки. А яростно обсасываемый мной мужской орган налился кровью и стал ещё толще и горячее. Его могучая твердь овладевала сейчас через рот всем моим телом.

Приоткрыв глаза, я увидела сквозь пелену слёз, что из числа зрителей выделилось несколько пар рослых пришельцев. Внутри круга они находились в такой же позе, как мы с Егором: мужчина стоит, а женщина сидит перед ним на корточках и сосёт ему член. Мои предположения о том, что эта высокоразвитая раса учится у нас тому, как надо заниматься сексом, заметно потешили моё самолюбие.

Мне захотелось проверить эту гипотезу. Я подумала о том, что хотела бы сейчас оставить на попе у брата одну свою руку, а другую запустить себе между ног и немного пошалить там пальчиками со своим опять звенящим от похоти клитором. Спустя пару секунд моё желание невероятным образом исполнилось. И вот моя киска уже вовсю поёт от наслаждения, млея от отточенных годами онанирующих прикосновений моего среднего пальчика.

Каково же было моё удивление, когда все сосущие партнёру член инопланетянки почти синхронно сделали то же самое – запустили себе меж раздвинутых бёдер свои тощие трёхпалые ручонки! Мой мизинец и безымянный палец в рукоблудстве не участвовали, так что им без труда удавалось в точности повторять все «секретные па», которые я выводила пальчиками в своей надроченной писе.

Серые коротышки, сновавшие всё это время тут повсюду, внешне никак не реагировали на происходящее. Лишь внимательно, подобно вездесущим папарацци рассматривали под разными ракурсами всё, что вытворяем мы с братом. Их роль стала постепенно для меня проясняться. Они не только удерживали контроль над нашими с Егором телами, подчинив все наши движения своей воле, но и каким-то образом считывали и транслировали своим высоким белым собратьям наши мысли и ощущения.

Так, считав мои намерения совместить исполняемый сейчас минет с мастурбацией, они транслировали это рослым гуманоидам и, получив одобрение, позволили моему телу делать то, что я хочу. Вероятно, по похожему принципу определялись и все остальные движения, которые диктовались нашим телам.

Обе руки Егора тем временем легли сначала мне на плечи, а затем плавно скользнули по задней части шеи вверх. Оказавшись на затылке, мягкие подушки его пальцев принялись ласкать мне голову у самых корней волос. Он прекрасно знал, как я схожу от этого с ума, ведь он часто так делал, когда мы часами сидели всей семьёй на диване перед телевизором. Гуманоиды-мужчины тотчас повторили за ним эти движения, вот только ни волос, ни, стало быть, корней у их партнёрш на голове не наблюдалось, и было сложно судить, насколько им это сейчас нравится.

Мои же удовольствия множились и усиливались. Потеряв всякий стыд, я с упоением сосала родному брату его огромный член. Он ласкал мне темечко и едва заметно подмахивал своим упругим задом, на котором лежала моя пятерня. Другой рукой я яростно охаживала себе клитор, собираясь в скором времени очень сильно и мокро кончить.

Я упивалась проникающим глубоко в горло минетом и чувствовала, как всё сильнее набухает и пульсирует во мне мужская залупа. Теперь уже и Егор не мог выносить это молча. Его басистые короткие рыки стали раздаваться всякий раз, когда я снова заглатывала в себя этот одеревеневший от возбуждения ствол. Его руки, гладившие мне макушку, теперь непроизвольно вцепились в волосы и стали тянуть на себя, чтобы поглубже насадить горлом на своё вздыбленное орудие.

Мой пальчик, описывавший круги и восьмёрки вокруг клитора, забегал ещё шустрее. Сладостная волна неги зародилась внизу живота и отдавалась нарастающими спазмами где-то внутри попки. И тут Егор вдруг затрясся, гулко застонал и стал выстреливать один за другим заряды спермы прямо мне в глотку.

Даже если бы я не хотела их проглотить, мне пришлось бы всё равно это сделать. Но я хотела, очень хотела! И мне удалось принять в себя всё, чем он меня наградил, не пролив ни капельки его густого, горячего и терпкого на вкус семени. Это дальнобойное дуло было всё ещё глубоко заправлено в меня. Мои рефлекторные глотательные движения плотно обхватывали его, выцеживая из жерла сладкие остатки спермы.

От этих новых и неожиданных ощущений меня саму тотчас тоже накрыл оргазм. Я тряслась и извивалась, словно меня било разрядами тока. А моя обезумившая писька конвульсивно сокращалась, извергая из себя обильные потоки скользких любовных выделений, которые стекали вниз до самого пола длинными тягучими паутинками.

Никому из инопланетянок так и не удалось довести до разрядки своего мужчину. Несмотря на это, все пары вскоре разошлись по своим исходным позициям. Невнятный результат первого упражнения с петтингом и вовсе отрицательный второго – с минетом – явно озадачил организаторов этого «мастер-класса». Вероятно, поэтому они решили немного поменять на ходу правила.

Серые гипнотизёры подняли меня, наконец, с корточек. Я стояла теперь в измятой тунике рядом со своим обнажённым братом. Спустя минуту из числа зрителей к нам направилась пара белокожих пришельцев. Мужчина встал позади меня, а девушка – спиной к Егору. Мне показалось, она была совсем ещё юной, так как ростом оказалась чуть ниже прочих присутствующих своих соплеменниц, и лицо её выглядело как-то моложе.

Я почувствовала, как трёхпалые конечности гуманоида коснулись сзади моих бёдер, подхватили тунику за подол и потянули вверх. Мои руки сами собой поднялись, и вскоре я рассталась со своим единственным одеянием. Инопланетянин скользнул пальцами по кромке моих рёбер в точности, как это делал недавно Егор. Одна худощавая белая кисть легла на мою оголённую грудь, другая скользнула вниз по животику и обхватила безволосый лобок. Самый длинный его палец мгновенно провалился между губок и утонул в скользкой горячей бездне моей щелочки.

Стоявший рядом со мной локтем к локтю Егор выполнял сейчас точно такие же манипуляции на теле высокой белокожей девушки неземной расы. Я с любопытством рассматривала её миниатюрный задик, но не могла видеть её лица. А мне так хотелось узнать её реакцию на действия брата.

Зато реакцию трогавшего меня мужчины я вскоре в полной мере ощутила своей голой спиной. Сначала едва заметно, но с каждой секундой всё явственнее где-то чуть повыше поясницы в меня стало упираться что-то твёрдое и тёплое. Учитывая рост белокожего гиганта, сомнений не оставалось – на меня встал его инопланетный член!

Судя по положению рук у меня на груди и лобке, сам пришелец не двигался. А вот головка его органа каким-то образом плавно перемещалась вверх-вниз у меня вдоль позвоночника от уровня лопаток до самой шеи, оставляя после себя всё более увлажняющуюся скользкую дорожку.

Я стояла, держа руки по швам, и прислушивалась к этим необычным, но таким волнующим ощущениям. А ещё я с завистью смотрела, как орган Егора тоже вздыбился и теперь болтается без дела горизонтально в воздухе, оказавшись меж чуть расставленных в стороны худющих бёдер белокожей инопланетянки.

Это продолжалось ещё пару минут, и мне стало уже нравиться, как извивается внутри моей похотливой письки необычно длинный и гуттаперчевый палец этого гуманоида. Но внезапно мужские руки синхронно прекратили нас ласкать. Мы с длинноногой пришелицей одновременно опустились сначала на колени, а затем встали на четвереньки, выпятив вверх голые попы.

Бёдра этой девицы были такой длины, что Егору нужно было лишь сделать шаг, и теперь, продолжая стоять во весь рост, он запросто мог бы с ней совокупиться. Моему партнёру, учитывая его и мой рост, пришлось присесть почти на корточки. Расставив в стороны колени, он был похож на богомола, пристраивающегося к самке.

Обе трёхпалые руки легли мне на талию, а попой я ощутила прикосновение его тёплого и какого-то бархатистого живота. Мне сразу вспомнилось, что животы серых коротышек были очень похожи наощупь, когда они по очереди шпилили меня в сику под кустом в том лесочке. Но я не могла понять, куда подевалось то внушительное достоинство, что недавно тёрлось головкой о мою спину? Я недоумевала, поскольку ни в попу, ни в щелку мне ничто сейчас не упиралось.

Не успела я об этом подумать, как в мою норку стало что-то вползать. Продвигалось оно плавно и медленно, будто изучая и исследуя меня изнутри. По ощущениям, это что-то было горячее и толще всех мужских членов, с которыми я успела познакомиться за свою жизнь. И было оно хотя и упругим, но более гибким, с лёгкостью повторяя все формы и изгибы внутри моего тела.

Заполнив моё девичье лоно целиком, инопланетный фаллос упёрся мне там во что-то, заставив тоненько заскулить, на мгновение изогнулся внутри меня дугой и стал также медленно отступать, выползая наружу из моей норки. На его конце имелось некоторое утолщение, напоминающее головку земного члена. И я чувствовала, как скользит в недрах моей мокрой пещерки этот горячий мягкий помпон, раздвигая и лаская её внутренние своды.

Сношающий меня гуманоид, казалось, не двигался вовсе. Он неподвижно завис в раскоряку, прильнув тазом к моей попке. А его необычный половой орган сам собой совершал возвратно-поступательные движения, выдвигаясь из его тела, как телескопическая антенна, и вторгаясь в моё, а затем прячась обратно.

С каждым разом эти вползания в меня становились всё более уверенными и быстрыми. Изучив глубину и строение моего влагалища, пришелец ритмично и размашисто вгонял в меня своего упругого гостя. Я стояла на четвереньках, закрыв глаза и чувствовала, как раскачивается моё тело от тех невидимых глазу толчков, которые я получаю сейчас прямо в письку.

Егор тоже очень старался. Он вдохновенно всаживал свой толстый багряный ствол по самые яйца в белоснежную щелочку молоденькой инопланетянки. Он всякий раз с силой припечатывался низом живота к её попе, она сотрясалась гораздо сильнее, чем я, а её огромная опущенная вниз голова моталась на длинной шее взад-вперёд подобно маятнику.

Не знаю, кто до меня обучал моего партнёра ублажать земных девчонок, но мне показалось, что он делал это не впервые. Это было заметно и по тому, как быстро и легко он выбрал позу, чтобы пристроиться ко мне сзади, и потому, как быстро он освоился в моей, новой для него письке, а также выбрал правильную глубину и направление проникновений.

Сейчас он набрал нужные обороты и пялил меня в щель очень грамотно и методично. Его навыку и темпераменту мог бы позавидовать любой земной Казанова! Инопланетный таран раз за разом выныривал из плотно прижатого к моей щелочке сопла и вновь устремлялся вглубь, пока не упирался в напряжённую шейку моего детородного чрева. Низ живота от этого налился свинцом, соски напряглись, а по всему телу забегали мурашки.

Особое волнение я испытывала от осознания того, что во многом темперамент пялящего меня сейчас пришельца продиктован разумом моего брата. Егор не мог сейчас даже обернуться и посмотреть в мою сторону, но я была почему-то уверена, что, сношая эту смазливую инопланетяночку, он наверняка думает сейчас обо мне и представляет, как головка его члена скользит внутри именно моей мокренькой щелочки.

В последнее время мне уже не привыкать быть доведённой до оргазма на глазах у многочисленных зрителей. Но я впервые могла наблюдать, как это делает Егор с другой, причём инопланетной особой. Он мертвой хваткой вцепился руками ей в задницу. Его массивные яйца раскачивались и с силой ударяли по её гладкому белому лобку. А пунцовый, со вздутыми венами, стержень то полностью скрывался в не такой уж и маленькой, как поначалу можно было подумать, щели, то вновь показывался, покрытый густым слоем её белёсых выделений.

Созерцание этого зрелища усиливало мои предоргазменные муки. Я млела и таяла от скольжения внутри меня шарообразной головки этого длинного, толстого и гибкого мужского органа. Он, как неутомимый поршень, сновал туда-сюда, полируя изнутри розовые стенки моей нежной вагины. Эти проникновения казались такими глубокими и неизбежными, что я невольно начала просто в голос скулить: «умм!.. умм!.. умм!..».

Юная девушка-гуманоид, с писей которой работал сейчас мой брат, окончательно разомлела от его неуёмной долбёжки. А вскоре затряслась всем телом сильнее обычного, подалась куда-то вперёд, соскочив с пялящего её члена, обмякла и уткнулась лбом прямо в мягкий пол. От неожиданности Егор не выдержал и выстрелил ей вслед тремя фонтанами спермы. Один из «снарядов» долетел до цели и звонко ляпнулся девушке на ягодицу.

Увидев, как из багряной залупы влетают мощные мутно-белые струи, я тоже захотела получить такие в себя. Закрыв глаза, я сосредоточилась на том, чтобы напрячь внутреннюю мускулатуру и посильнее сжать телескопический уд пришельца, когда он снова его засадит в меня на всю длину. Как ни странно, мне это удалось, и я ощутила, с каким сопротивлением он двигался назад, пытаясь вырваться из страстных объятий моей щелки.

Это привело к тому, что и мои ощущения резко усилились. Лавина восторга накрыла меня, превратившись в ураган наслаждения. Каждая клеточка моего тела напряглась и трепетала в сладострастных страданиях очередного, уже третьего подряд оргазма. Внутри попки возникали судорожные сокращения, а моя измученная ласками пися, наконец-то, получила в себя заслуженную щедрую порцию семенной жидкости этого инопланетного самца…

В висках стучало, голова гудела, в ушах послышался нарастающий гул. Всё вокруг виделось как в тумане. Потом этот туман начал светиться изнутри. Силуэты окружавших нас с братом гуманоидов стали различаться всё хуже. Поначалу это было уже знакомое мне белое свечение, но внезапно его цвет изменился на ярко-синий. Какая-то сила плавно оторвала меня от пола, приподняла и перевернула на спину. Всё ещё часто дыша после бурного секса, я вновь испытала ощущение левитации. Вокруг стало холодно, моё разгорячённое тело со всех сторон обдувал ветерок…

* * *

Наутро мы с Егором нашли себя мирно спящими в нашей палатке. Мы оба лежали на боку, укрывшись каждый своим одеялом и целомудренно отвернувшись в разные стороны. На мне была моя туника. Сунув руку под подушку, я нащупала там лиф от своего купальника и… почему-то трусики тоже!

Я помнила, как сняла верх, готовясь ко сну. Я всегда его на ночь снимаю, потому что моя грудь подросла по сравнению с прошлым летом, и спать в нём теперь было просто тесно и некомфортно. Но я никак не могла взять в толк, что сподвигло меня избавиться от трусов, ведь я знала, что буду ночевать в палатке со своим родным братом!

-Э-эй! Сони! Вставайте!.. – раздался снаружи голос отца с хорошо знакомой нам обоим интонацией.

Этой фразой он будил нас по выходным, когда мы самым бессовестным образом могли проспать чуть ли не до обеда.

– Ну, па-а-ап… Мы не «Сони»! Мы «Панасоники»! – по привычке парировала я придуманным и заученным ещё с детства штампом и перевернулась на другой бок, чтобы посмотреть, проснулся ли Егор.

– Панасоники!!! Подъём!!! – не унимался отец и громко постучал поварёшкой по какой-то кастрюле.

Это означало, что завтрак давно готов, и дальше заставлять себя ждать уже просто неприлично. Мы нехотя продрали глаза и выползли из палатки. Солнце вовсю припекало. Стоя с полузакрытыми глазами, я лила из фляги воду Егору на руки, давая ему умыться.

– Бли-и-ин… Я что-то совсем не выспалась… Глаза сами закрываются. И всё тело ломит, как будто я всю ночь вагоны с цементом разгружала… – посетовала я, даже не надеясь найти хоть каплю сочувствия у брата.

– Гм… Не думал, что такое скажу, но у меня тоже… такое чувство, как будто я не спал рядом с тобой в этой палатке всю ночь, а… – Егор прервался на самом пикантном месте своей наверняка весьма пошлой метафоры, засунув в рот щётку с зубной пастой.

Шутку свою он, конечно, замял, так и не закончив потом фразу. Пришёл мой черёд умываться. Я подставила руки и успела только смочить лицо первой порцией чистой прохладной водички. Но оказалось, что я спросонья вылила Егору на руки почти всё содержимое фляги, и ему пришлось бежать за другой баклажкой.

Я так и стояла, чуть наклонившись вперёд в ожидании новой порции воды для умывания. Услышав за спиной шаги Егора, я уже вытянула было руки вперёд, но он вдруг почти закричал:

– Так!.. Стоять!!! Это что это у тебя тут?!

– Где?! – опешила я и рефлекторно прижала рукой подол туники позади себя.

Но с подолом был полный порядок, и трусики я тоже давно уже успела надеть к тому времени. Но Егор показывал вовсе не туда, а куда-то вниз, на мои ноги. Вывернувшись спиралью, я стала рассматривать свои икры, именно на них и показывал сейчас брат.

Ничего особенного я не увидела, кроме нескольких странных не то царапин, не то синяков лилового цвета длинной в несколько сантиметров. Странных потому, что располагались они симметрично – по две одинакового размера и формы на каждой из икр, ближе к изгибу коленей. То есть имелось всего четыре почти идентичных царапины или следа от давления острым предметом – по одной слева и справа на каждой из ног, и ориентированы все они были горизонтально.

– Откуда они у тебя?! Вспомни, это может быть очень важно! – Егор присел и внимательно рассматривал «травмы» на моих ногах.

– Понятия не имею… Может о ветки в лесу поцарапалась… А с чего эти царапины стали вдруг такими важными?

– Потом объясню… Пожалуйста, скажи, что помнишь, где и как ты так «разукрасилась»?! – в голосе брата послышалась какая-то нотка то необъяснимой тревоги.

– Да брось! Они же вообще не болят. Я и забыла про них… То есть, я даже не помню, как и когда поранилась. А что тут такого-то?!. Подумаешь… Мы же на природе…

Егор молчал, долго смотрел и изучал эти две пары симметричных царапин на задней части моих ног. А я и в самом деле тогда не помнила, когда и где могла так «красиво» и ровно поцарапаться. Да и не болели они почти, только когда он специально пальцем на них надавливал, возникали какие-то ощущения. Я стеснялась и куда больше было обеспокоена тем, что брат так пристально рассматривает сейчас мои голые ноги и попыталась отшутиться:

– Да брось!.. Это ж даже красиво! Ха!.. – я игриво обернулась и снова посмотрела на свои ножки. – Говорят, теперь в Париже все так носят!

– Ага… в Париже…

Егор поднялся, на нём не было лица. Он был ужасно озабочен, как будто увидел на мне не простые царапины, а печать антихриста или что-то в этом роде. Но ничего толком так и не объяснил.

– Ты… Ты ведь видела его, так? – тихо спросил он меня, пока я умывалась.

– Кого видела?!. – удивилась я.

– Не притворяйся. Просто скажи, если видела. Только его одного или всех остальных тоже?

– Блин, Егор, ты меня сейчас пугаешь! Да кого я, по-твоему, должна была видеть-то?!. – искренне недоумевала я.

– Так! Ну, что тут такое?! Вы завтракать идёте или как? Мать второй раз уже разогревает! – вмешался в наш диалог возмущённый отец.

Пока завтракали, я пыталась растормошить и развеселить брата. Я толкала его в бок и повторяла заговорщическим шёпотом свой вопрос о том загадочном «ком-то», про которого он меня спрашивал. Я корчила страшные рожицы и приставляла себе к вискам указательные пальцы, изображая рожки некоего мнимого монстра.

Но Егор так и не проронил ни слова. Он сидел с каменным лицом и тревожно размышлял о чём-то своём. А потом заявил, что нам всем здесь больше оставаться нельзя, и нужно срочно вернуться в город. А ему самому – немедленно лично встретиться со своим бывшим командиром и сообщить куда следует о чрезвычайном происшествии, говорить о котором по телефону он не имеет права…

(Всего 65 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

57

Гуманоиды ...

Похожие рассказы:

0

Чертова гора. Часть 4 ... Автор: Tremere

10

Чертова гора. Часть 3 ... Автор: Tremere

0

Чертова гора. Часть 2 ... Автор: Tremere

Один комментарий к “Гуманоиды. Часть 2: Мастер-класс”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!