Skip to main content

Гуманоиды. Часть 3: Иной мир

С тех пор, как Егор вернулся со службы, он мог часами травить байки про свою армейскую жизнь. Среди слушателей были его родители, младшая сестра, многочисленные друзья и, конечно же, девушки. Но даже если бы среди них оказались агенты вражеской разведки, они ни за что не смогли бы догадаться по его рассказам о том, где он служил и в чём именно состояла его служба.

Сейчас он ехал в маршрутке, уткнувшись виском в боковое стекло. Егор напряжённо думал о чём-то, хмуря брови и покусывая нижнюю губу. Его волновало то, что недавно произошло с его любимой сестрёнкой. Нет, она не вляпалась в свойственные её юному возрасту неприятности, не подсела на наркоту и даже не взяла кредит у бандитов. Всё было куда серьёзнее. Вот только она сама пока понятия не имела о том, что с ней вообще что-то случилось. Точнее, она не может об этом помнить.

Уволенный в запас военный почти наверняка знал, что и он сам тоже не помнит многое из произошедшего за последние дни. Но все косвенные признаки указывали, что повод для беспокойства есть, причём очень серьёзный. Именно поэтому он и направлялся сейчас на встречу со своим другом и однополчанином Серёгой, который командовал их взводом во время службы.

Пассажирская «Газель» притормозила за перекрёстком на окраине города, и Егор направился по заученному наизусть адресу в типовую многоэтажку в спальном районе. Нашёл нужный подъезд, поднялся на пятый этаж и позвонил в дверь. Добродушный здоровяк, что открыл дверь, тут же расплылся в широкой улыбке и обнял боевого товарища.

– …складно рассказываешь. Но если бы я услышал это от кого-то ещё, точно не поверил бы!

– Да я сам себе до сих пор не верю, Серёга! Но всё ведь сходится, ты понимаешь? И голова болит как после того перехода, и стойкое ощущение дежавю не отпускает, да и она сама вела себя в то утро в точности так же, как остальные его жертвы. Как представлю – у меня аж мурашки от всего этого! Но главное – ты посмотри внимательно сам на её царапины!

Фото на смартфоне было нечётким, так как сделано было украдкой, чтобы не привлекать внимания и не нагнетать жути раньше времени. Но недоверчивый взгляд командира заметно изменился, когда он увеличил во весь экран те самые ранки, которые загадочным образом появились на задней части икр ног у Маши.

Серёга водил по экрану своим толстым неуклюжим пальцем, стараясь рассмотреть небольшие поперечные раны чуть ниже изгиба коленей девушки. Их размер, расположение, а главное – характерная форма красноречиво свидетельствовали об их вероятном происхождении.

– А она сама что говорит? Откуда они у неё такие взялись?

– Да не помнит она ничего – в том-то и дело! Говорит, что на пикнике в лесу поранилась. Наверное…

– А как, ты говоришь, она себя вела, в чём это выражалось?

– Ну… ты же и сам всё знаешь, – будто бы трахалась всю ночь напролёт во все дырочки, довольная такая, весёлая…

– Ясно. Но ты же понимаешь, что это ещё ничего не значит. Сам ведь знаешь, что это просто невозможно! – недоумевал Сергей.

– Да понимаю я всё! Но это ведь сестра моя… Давай проверим всё ещё раз вместе внимательно!

– Да, не вопрос! Конечно, давай проверим, мне нужно самому всё увидеть и пообщаться с ней напрямую. Думаю, картина прояснится, и уверен, что всё окажется не так, как ты думаешь.

– Я тоже на это надеюсь. Спасибо тебе!.. – Егор хлопнул друга по мускулистому плечу.

– Но, если что, машина с оборудованием как раз будет завтра в городе… – тихо добавил тот.

– Оборудование… Ох, не хотелось бы, чтобы моей Машке пришлось им воспользоваться!

– Надеюсь, до этого и не дойдёт. – Сергей в ответ похлопал по плечу Егора. – Давай сделаем так: ты привози её ко мне, я вначале её осмотрю, поговорю с ней вкрадчиво, а там уже по обстоятельствам… Лады?

– Угу. Вкрадчиво – это ты умеешь! – невесело улыбнулся Егор.

– Я вечером пришлю тебе адрес, куда вам с ней надо будет подъехать.

– Отлично. Попробую её уговорить. – Егор опять прикусил губу и нахмурил брови.

– Но, мне кажется, начать нам надо с тебя.

– С меня?!

– Да. Думаю, сначала лучше бы тебе самому всё вспомнить. Вы же все вместе, ты говоришь, были на том пикнике. Наверняка у тебя тоже не все воспоминания сейчас на месте. Мало ли какие сюрпризы могут всплыть, тебе следует быть подготовленным.

– А ведь ты прав!.. Ну, что? Освежишь мне память, тряхнёшь стариной?

– А чего ж не тряхнуть? Руки-то помнят!.. – Сергей пару раз хрустнул костяшками пальцев. – Садись вон в кресло, верхнюю пуговицу на рубашке расстегни.

Военный специалист протянул сослуживцу небольшую подушку, чтобы тот положил её себе под шею. Сам задёрнул шторы, взял стул и устроился напротив Егора. В комнате на минуту воцарилась гулкая тишина, а затем зазвучал тихий, умело поставленный голос боевого гипнотизёра…

Егор возвращался домой, мягко говоря, в состоянии глубокого смятения. Благодаря сеансу регрессивного гипноза ему удалось вспомнить те странные события, которые произошли с ним и Машей за последние сутки.

Он вспомнил в мельчайших подробностях буквально всё. И то, что он сам вытворял с юным телом своей родной сестры в лесу, когда разум их обоих контролировали Серые коротышки. И то, как они всей командой по очереди овладели ею потом в весьма извращённой форме. И всё, что происходило позже, уже на борту корабля высокорослых Белых пришельцев.

Егор будто бы заново пережил все ощущения от того, как он, широко раздвинув своей младшей сестрёнке бёдра, публично ласкал её оголённую киску и даже заставил при всех бурно кончить. А потом у него был страстный секс с молоденькой долговязой инопланетянкой, а его Машульку в это время здесь же рядом энергично шпилил один из яйцеголовых обитателей иноземного корабля.

Для кого-то основным шоком от таких всплывших вдруг воспоминаний были бы образы пришельцев и сам тот факт, что ему пришлось побывать внутри настоящей летающей тарелки. Но для Егора всё это было в порядке вещей, а вот послевкусие после совершённого им в беспамятстве инцеста никак не давало сейчас покоя.

По долгу службы, и он, и Сергей, как и ещё несколько десятков офицеров отряда специального назначения не раз контактировали с разными расами пришельцев и неоднократно оказывались на борту их межгалактических транспортов с целью проведения переговоров. Помимо Серых и Белых, с которыми им доводилось общаться наиболее плотно, достоверно известно, что наш мир регулярно посещают представители и других рас. Наибольшее беспокойство вызывали так называемые Лиловые и Чёрные.

Все четыре упомянутых вида пришельцев относятся к антропоморфным гуманоидам. То есть, в большей или меньшей степени они походят на людей. По крайней мере, внешне. Но к инопланетянам относились только Белые – наиболее развитая раса – и Серые. Они тесно сотрудничают между собой и частенько путешествуют вместе. Что касается Лиловых и Чёрных, то тут всё гораздо сложнее.

Дело в том, что двум последним не нужно никуда лететь, чтобы оказаться на нашей грешной Земле. Они живут здесь же, как сейчас модно говорить, в «параллельном измерении». Выражение это в корне неверное, но, если не вдаваться в основы мироздания и дебри квантовой физики, вполне приемлемое для среднестатистического обывателя.

Любая из перечисленных рас, равно как и другие, вероятно, была бы не прочь поработить или даже истребить нас. Но Белые для этого слишком интеллигентны, Серые находятся у них «под каблуком», а Лиловые и Чёрные не имеют для этого ни развитых военных технологий, ни стабильных способов проникновения из своего мира в наш и обратно. Впрочем, последнее утверждение верно лишь отчасти. Не так давно в результате не до конца объяснимого катаклизма возникла долговременная брешь между мирами, которую никак не могли устранить несколько месяцев.

В результате Лиловые – туповатые монстры с коротким хоботом на морде и огромными клешнями вместо рук – повадились являться в нашу реальность. Поначалу никто не видел в их визитах ничего такого уж страшного, поскольку они ни на кого не нападали. Во всяком случае, никто про это не рассказывал, правда, случайно повстречавшиеся с ними очевидцы не на шутку пугались. Приходилось потом тратить уйму сил и времени, чтобы убедить их, что им это только привиделось.

Однако вскоре компетентные службы всерьёз обеспокоились нездоровым интересом Лиловых к молодым половозрелым девушкам, которым они стали всё чаще наносить визиты и вступать с ними в контакт довольно своеобразным образом. Сами девушки не помнили ничего об этих встречах, всё выяснилось по случайно отсмотренным записям камер видеонаблюдения.

Чёрные – мускулистые, поросшие жёсткой шерстью приматы с огромными демоническими крыльями за спиной – и вовсе почти никогда не были замечены в нашем мире. Контакты с ними носили весьма поверхностный характер и смогли состояться лишь как побочный эффект от изучения мира Лиловых. Надо сказать, нрав у этих бруталов был довольно скверный, и договариваться с ними о чём-то было бы крайне сложно. Впрочем, мудрые космополиты Белые настоятельно посоветовали нам с ними ни в коем случае не ссориться. И лишь много позже стало ясно, почему.

Разговор с Машей получился непростым. Она крутила пальцем у виска и говорила, что Егору самому надо показаться доктору. Подействовал только запрещённый приём: брат шёпотом пообещал ей, что, если она согласится съездить с ним завтра ненадолго к Серёге, они приоткроют ей завесу самой настоящей военной тайны – расскажут немного о том, чем на самом занимались во время своей службы.

Огромный фургон с военными номерами и надписью на борту крупными буквами «ФЛЮОРОГРАФИЯ» стоял на пустынной парковке возле закрытого на ремонт торгового центра. Егор припарковал рядом отцовскую «девятку», и они с Машей стали подниматься по крутым металлическим ступеням, чтобы оказаться внутри этого загадочного грузовика. Девушка подозрительно покосилась на толстенный чёрный кабель, тянущийся из окна подвального помещения и подключённый к разъёму на фургоне.

– Привет! Знакомьтесь: Маша, это Сергей… Сергей, это Маша…

– Очень приятно! – коренастый круглолицый парень в белом халате галантно поцеловал даме руку.

– И мне очень приятно… – сестра Егора была явно польщена таким жестом широкоплечего здоровяка и даже состроила ему глазки.

Общение завязалось как-то само собой. Егору даже не пришлось особо вмешиваться. После нескольких заготовленных фраз о погоде, вчерашнем дожде и недавней рыбалке, умелый психолог виртуозно подвёл тему разговора к пикнику, на котором семья Егора и Маши побывала на минувших майских праздниках.

Маша, сама того не замечая, уже охотно и очень подробно отвечала на интересующие профессионала вопросы. Сергей, имитируя саму наивность, выведывал у девушки важные для него детали их пребывания на природе, которые могли пролить свет на произошедшие там загадочные события. Минут через пятнадцать, когда Маша навзрыд хохотала над очередным мастерски вплетённым в контекст анекдотом Сергея, он украдкой взглянул на сослуживца и очень невесело утверждающе кивнул.

– Так… Серёг, ты не обижайся, мы не хотим отвлекать тебя от работы. Мы же, вообще-то, на минутку заехали… Взгляни, пожалуйста, быстренько на Машины ножки, да мы и поедем уже!.. – вмешался в разговор Егор

– Ах, да!.. Заболтался я что-то… Машенька, Вы же не будете возражать, если я одним глазком посмотрю на Ваши царапинки. Мы просто удостоверимся, что там нет заражения или ещё чего нехорошего…

Вспомнив о целях своего визита сюда, девушка сделала серьёзное лицо.

– Да ну!.. Там и смотреть не на что! Прошло всё уже почти.

– И всё же, Маш!.. Не зря же мы сюда ехали… – строго сказал старший брат.

– Ну, я не знаю даже… для этого же придётся джинсы снимать!..

– А чего же ты в джинсах-то припёрлась? Надела бы платье или юбку – не пришлось бы раздеваться!

– Ага! Юбку… Чтобы все пялились на эти мои… царапины?..

– Так, значит, там всё еще есть, на что смотреть? – подловил Машу Сергей, лукаво прищурившись.

– Брось стесняться, Сергей ведь доктор, как-никак…

– Ой, ну, ладно… Где тут можно у вас переодеться?

Сергей указал рукой на ширму в углу напичканного аппаратурой фургона. Девушка там уединилась, а Сергей и Егор обменялись несколькими безмолвными жестами. Оба были крайне напряжены и сейчас согласовывали дальнейшие действия.

– Я готова, если что… – раздался Машин голос из-за ширмы.

Сергей достал из кармана халата круглые очки и нацепил их себе на нос для пущей солидности. Маша стояла в одной футболке и атласных голубых трусиках, обтягивающих красивую попку. Доктор отодвинул край ширмы, сел на табурет и склонился, чтобы повнимательнее рассмотреть две пары ярко-розовых горизонтальных царапин на девичьих икрах чуть ниже изгибов коленей.

– Не болят? – участливо поинтересовался врач у пациентки, пальпируя кожный покров вокруг.

– Немножко… и чесаться сегодня стали почему-то. – созналась Маша.

– Ясно… и гиперемия вокруг вон пошла, смотри, Егор… Такое бывает от попадания в ранку частичек хитинового панциря.

– Да, вижу… Вот блин!!! – вторую фразу он почти выкрикнул, чем не на шутку озадачил сестру.

– А чего «блин»? – обернулась она. – Пройдёт же? – с надеждой спросила она у Сергея.

– Да, конечно, пройдёт! – нарочито весело ответил доктор. – Я выпишу тебе мазь, и всё пройдёт.

Маша не была ребёнком и без труда уловила сейчас фальшь в оптимизме врача. Она повернулась к мужчинам передом, представ перед ними в одних трусиках и футболке. Растерянно хлопая глазами, девушка смотрела то на Сергея, то на Егора.

– Вы про какой хитиновый панцирь сейчас говорили? Я же раков не ловила и даже не ела, я их вообще не люблю…

– Зато они тебя любят!.. – грустно иронизировал брат.

– Да о чём вы?!! Какие ещё раки?.. ­– чуть не плача спросила окончательно сбитая с толку девушка.

– Маш… Помнишь, что я тебе обещал, когда мы сюда ехать собирались?

– Ну, да… тайну военную какую-то там раскрыть… – безучастно подтвердила Маша.

– Садись на кушетку, Серёга сейчас тебе всё объяснит. Он у нас мастер проводить беседы с жертвами фекундации… – серьёзно сказал брат.

– Чего-чего?!. – от неожиданности Маша послушно плюхнулась попой на кушетку, так и позабыв снова надеть на себя джинсы.

Превентивная фекундация

Для начала Сергей продемонстрировал девушке несколько зарисовок, сделанных профессиональными художниками со слов очевидцев, повстречавшихся с Лиловым ракообразным монстром. Она недоверчиво пялилась на картинки и слушала комментарии к ним, не очень-то понимая, какое отношение это всё имеет к ней.

– …всё происходит, как правило, довольно быстро и неожиданно, девушка даже не успевает ничего понять… – пояснял здоровяк тихим басом.

Вторым этапом, на котором жертвы подобных контактов обычно начинают осознавать свою причастность к ним, является отсмотр документальных видеоматериалов, полученных, как говорят военные, при помощи «средств объективного контроля».

Маша прильнула к экрану монитора. Камера видеонаблюдения была закреплена где-то в верхнем углу комнаты. В кадр попадала неубранная односпальная кровать, книжные полки, какие-то разбросанные на полу вещи, примерно половина окна и край письменного стола.

Первое время никакого движения не наблюдалось. Внезапно оконная рама широко распахнулась вовнутрь, занавеска отшатнулась в сторону, затем в комнату метнулась странная тёмная тень и тут же исчезла из кадра. Спустя несколько минут открылась дверь, и в неё вошла невысокого роста девушка. В руках она держала домашнюю косметичку, одета она была в тонкое домашнее платье. Всё говорило о том, что она собирается готовиться ко сну.

Хозяйка комнаты подошла к столу и включила музыку. Чуть пританцовывая, она принялась мазать лицо и шею ночным кремом, периодически поглядывая в настольное зеркало. Минут через пять она выключила музыку и встряхнула руками свои волнистые рыжие локоны. Затем плюхнулась спиной на кровать прямо поверх одеяла, так и не сняв домашнее оранжевое платьишко в синий цветочек.

Девушка некоторое время неподвижно лежала на спине, думая о чём-то своём. Верхний свет ещё горел, и ей было явно неохота вставать, чтобы его погасить. Ленивица так и валялась на своём тонком одеяле с разноцветным рисунком. Внезапно она резко обернулась и испуганно вскочила с кровати.

Огромный тёмно-лиловый силуэт приблизился к ней и замер неподвижно. Лица видно не было, но его необычной формы вытянутый лысый череп и явно различимый короткий хобот внизу физиономии красноречиво свидетельствовали о том, что это едва ли был человек. Помимо хобота, в кадр попала и одна из его верхних конечностей. Вместо предплечья на ней имелась огромная клешня, похожая на те, что бывают у раков или крабов, только гораздо крупнее.

Маша с широко раскрытыми глазами наблюдала, как девушка в кадре, беспрекословно подчинившись воле монстра, перестала метаться от страха и замерла перед ним, вытянув руки по швам. Вскоре она послушно снова улеглась на кровати на спину. Лиловый тоже сделал шаг и сел в изножье её спального места. Левой раздвинутой клешнёй он ловко подцепил правую ногу девушки и поднял её, держа как раз в том месте, где у Маши были царапины.

Правой он проник под ткань хлопковых трусиков и потянул вверх. Попа девушки сначала оторвалась от простыни, но через секунду снова рухнула на неё, поскольку зубцы на клешне разорвали тонкую ткань её нижнего белья. После этого монстр подхватил правой клешнёй вторую девичью ногу и зафиксировал её точно так же – впившись зубцами в нежную кожу с тыльной стороны чуть ниже изгиба колена.

То, что произошло дальше, повергло Машу в настоящий шок. Лиловый нагнулся и плотно прильнул хоботом к поросшей редким кудрявым пушком оголившейся киске своей жертвы. Он присасывался к девичьей промежности всё сильнее своим хоботом. Хобот сжался в гармошку и вскоре стал совершать продольные волнообразные движения, будто бы высасывая что-то из молоденькой девичьей щелки.

– Что это оно делает с ней?! Что он там из неё высасывает?! – с брезгливой гримасой на лице спросила Маша.

– Это только кажется, что он из неё что-то высасывает. На самом деле, наоборот… – спокойно пояснил Сергей.

– В смысле – наоборот?!.

– В том смысле, что внутри хобота у этих тварей находится длинный и гибкий… назовём его – язык. Они вводят его глубоко во влагалище своим жертвам, раскрывают зев шейки матки и проникают внутрь.

– А зачем это?! Фу!.. Какой кошмар…

– Для того, чтобы оставить внутри свой особый половой секрет.

– И что? Она потом забеременела от него? Да?! – Теперь Маша с ужасом посмотрела ещё и на Егора.

– Нет, слава богу, такое невозможно. Но его жидкости несут в себе необычный материал, способный повлиять на генетический код будущих детей этой девушки. По маточным трубам он потом попадает в яичники и воздействует там непосредственно на все её ещё не созревшие яйцеклетки.

– Бее, мерзость какая!..

– Да, выглядит это, прямо скажем… – согласился Сергей. – Мы, кстати, между собой прозвали этих гадов «гинекологами».

– И что потом? Её дети станут уродами?!.

– Ну, можно и так сказать. Внешне они будут совершенно нормальными, но инородный ген будет спать в них лишь до поры. А когда придёт время, по команде извне, его носитель станет послушным рабом своих хозяев.

Сергей старался спокойно и доходчиво объяснить суть этого необычного явления, которым в последнее время были всерьёз озадачены «компетентные службы», к деятельности коих они с Егором имели самое непосредственное отношение. Информация эта являлась режимной и по настоятельной рекомендации источника разглашалась лишь в самых крайних случаях.

– То есть, как мы полагаем, таким образом эти гады готовят в нашем мире настоящую «пятую колонну», которая рано или поздно позволит им с нами расправиться. – добавил свои «пять копеек» Егор.

– Да, но откуда… откуда вы всё это знаете? – недоумевала обескураженная Маша.

– Это неважно. Скоро сама всё поймёшь. Машунь, главное сейчас – чтобы ты нам верила. Вон, смотри, что дальше будет… – Сергей доверительно положил руку ей на плечо и указал взглядом на монитор.

Видео шло без звукового сопровождения. Девушка в кадре тем временем уже вся тряслась и металась головой по подушке от того, что вытворял с ней «гинеколог». Было видно, что она не то стонет от страсти, не то кричит от боли. Её рот был постоянно приоткрыт, а веки опущены. Монстр, глубоко проникнув своим извилистым языком к ней в матку, вероятно, прямо сейчас вливал в неё свои половые жидкости, проглатывая получаемые взамен обильные выделения из её возбуждённого влагалища.

– Выключите это! Не хочу я больше на такое смотреть!!! – не выдержала, наконец, Маша.

Сергей тут же остановил запись. Маша по инерции пялилась в чёрный экран и молчала примерно с минуту, видимо, переваривая полученную информацию.

– И много у вас таких… видосов? – со слабой надеждой на отрицательный ответ спросила она.

– Больше, чем хотелось бы. – разочаровал её Егор. – Это мы тебе ещё не самое жёсткое показали, поверь!

– Нет уж!.. Увольте…

– Как скажешь… Ты прости, конечно, но иначе ты бы не поверила, а нам нужно было тебя убедить.

– Убедить в чём?.. – бедолага с мокрыми от выступивших слёз глазами до сих пор внутренне пыталась всё отрицать.

– В серьёзности происшествия, Машенька! – вмешался Сергей.

– Но почему вы оба так уверены, что и со мной произошло что-то подобное?

– Потому что все признаки: и прямые, и косвенные на это указывают.

– Почему тогда я ничего не помню об этом?! – девчонка скуксилась, изо всех сил стараясь не заплакать.

– А никто не помнит. Уверю тебя, на утро эта девушка тоже проснулась и, как ни в чём не бывало, пошла в свой колледж, даже не подозревая, что внутри неё уже живёт чужеродный ген. Это тоже есть на видео. – констатировал военный доктор.

– Эти твари каким-то образом не дают мозгу жертвы вспомнить про их «общение». Очень продуманно – ничего не скажешь! – пояснил Егор.

– Мальчишки! Да вы чего?!. Не может такого быть! Я ведь наверняка в лесу о ветки покорябалась… Я не верю, что могла бы такое забыть! – ныла Маша, сама не доверяя своим аргументам.

– Ну, для меня – так всё очевидно теперь. Хочешь тоже знать всё наверняка? – серьезно спросил её Сергей.

Маша неуверенно кивнула.

– Но имей в виду, эти воспоминания могут оказаться травматичными для твоего сознания. Не спрашивай, откуда я это знаю, но далеко не всё, что ты вспомнишь, будет непосредственно связано с этим происшествием. Будет и ещё кое-что, и это может тебя, скажем так, сильно впечатлить. Ты уверена, что этого хочешь? – после этих слов Серёга незаметно покосился в сторону стоявшего рядом сослуживца.

– Угу… – снова кивнула девушка.

– Тогда приляг сейчас на кушетку. Я укрою тебя простынёй, чтоб ты у нас не замёрзла, и мы проведём небольшой сеанс гипноза, который поможет тебе вспомнить правду. Поверь, я сто раз такое уже проделывал – это не больно. Да и Егор всё время будет рядом.

Девушка посмотрела на брата. Встретив его одобрительный взгляд, робко улеглась на кушетку и укрылась по шею простынёй. Сергей быстро и ненавязчиво взял у неё из пальца обязательный в таких ситуациях экспресс-анализ крови и поместил в автоматическую мини-центрифугу. Егор отвернулся и безучастно смотрел сквозь небольшое окно на пустую парковку. Он поморщился и снова до боли прикусил нижнюю губу, осознав, что Маша теперь в числе прочего тоже вспомнит абсолютно всё, что с ними приключилось.

Гипнотическая регрессия

Опытный боевой гипнотизёр быстро и без труда ввёл девушку в транс, позволив её мозгу задействовать обходные пути и преодолеть установленные барьеры, блокирующие скрытые от сознания образы и воспоминания. Егор стоял, скрестив на груди руки, и скрежетал зубами, слушая, как часто дышит и постанывает его сестра, снова ощущая его вероломно-ласковые прикосновения и последовавший за этим секс с Белым пришельцем на их корабле.

Сергей монотонно повторял своим тихим голосом гипнотические мантры, параллельно контролируя ход сеанса. И когда переживаемые Машей воспоминания подошли к чему-то, с его точки зрения, значимому, он дважды щёлкнул пальцами, чтобы привлечь внимание Егора.

Маша лежала на кушетке теперь совершенно спокойно, лишь её частое поверхностное дыхание выдавало то, что она не просто спит. Её сознание и разум сейчас заново переживали стёртые из памяти воспоминания, ощущения и эмоции.

Она парила в воздухе в горизонтальном положении. Ярко-белый свет застил глаза, не позволяя различать окружающие предметы. Между ног было очень мокро, измятая во время сношения с пришельцем туника была собрана на животе. Всё тело ныло от усталости и отголосков только что пережитого оргазма. Внутренне она была рада, что всё закончилось, и теперь, вероятно, эти странные инопланетяне несут её в луче света обратно в палатку, где она до этого пыталась заснуть.

Внезапно цвет свечения изменился. Сначала последовало несколько коротких вспышек, а затем ярко-белый свет стал вдруг каким-то тёмно-синим. Подул прохладный ветер, запахло озоном, как после грозы. И вскоре спина девушки ощутила довольно жёсткое приземление на твёрдую влажную поверхность.

Открыв глаза, Маша поняла, что находится уже вне инопланетного корабля. Но пейзаж вовсе не походил на то место, где был устроен пикник. Никакого леса поблизости видно не было. То тут, то там росли странные приземистые кустарники с листвой тёмно-фиолетового цвета. Закат на горизонте отливал ярко-лиловым оттенком. Ей никогда не приходилось раньше видеть ничего подобного.

Было довольно холодно. Девушка попыталась встать, но голова кружилась, и ноги её не слушались. Тогда она предприняла ещё одну попытку, встав сначала на четвереньки. Внезапно откуда-то сзади послышались чьи-то тяжёлые шаги.

– Егор!.. Это ты?.. – странное гулкое эхо разнесло её оставшийся без ответа вопрос.

Шаги становились громче. Маша обернулась и попыталась разглядеть приближающийся к ней сзади высокий силуэт. Он был тёмным и каким-то уж слишком широкоплечим, мало походившим на её брата. Ей показалось, что в обеих руках у того, что к ней направлялся, было нечто увесистое, напоминающее какое-то оружие.

Испуганная девушка попробовала убежать, но, так и не успев толком встать на ноги, была повалена на землю сильным боковым ударом в плечо каким-то тяжёлым предметом. Несколько раз перекатившись по холодной земле, она лежала теперь на спине и с ужасом рассматривала того, кто её настиг.

Тёмно-лилового цвета кожа, лысый вытянутый череп, два маленьких глубоко посаженных глаза, а вместо рта и носа – двадцатисантиметровый хобот примерно в руку толщиной, заканчивающийся широкой массивной присоской. Больше всего внимание привлекли его руки. Точнее – верхние конечности, увенчанные не кистями, а парой огромных отливающих перламутром клешней с большим острыми зубцами с внутренней стороны.

Монстр безотрывно смотрел на сбитую им с ног девушку и поочерёдно пощёлкивал своими грозными щипцами, то синхронно, то поочерёдно. От увиденного бедолага потерла дар речи и замерла неподвижно в ожидании своей участи.

Лиловый лобстер обошёл несчастную и встал со стороны её ног. Маша попыталась прикрыть свою наготу подолом задранной во время падения туники, но получалось это плохо. Огромный гуманоид гулко рухнул на колени прямо возле Машиных стоп. Она невольно притянула их к себе, согнув ноги в коленях.

Незнакомец тотчас ловко поддел их раскрытыми клешнями, больно врезавшись зубцами Маше в икры ног немного ниже изгиба коленей. От страха и неожиданности девушка не смогла даже закричать. Сильные клешни тем временем впились в нежную плоть, властно раздвинули и приподняли её ножки ещё выше, плотно прижав бёдра к животу.

Хобот на физиономии монстра напрягся и вытянулся, направившись к распахнутой и всё ещё влажной от смазки обнажённой девичьей промежности. Всё говорило о том, что в ближайшие секунды начнётся самое настоящее оральное изнасилование.

Сил, чтобы кричать, у Маши почему-то не нашлось. Крик будто застрял у неё в горле. Она лишь раскрыла широко рот и шумно вдохнула воздух полной грудью, когда её безволосый лобок и чувственные половые губки накрыла массивная и влажная поверхность огромной холодной и липкой присоски. В следующий миг она ощутила, как нечто извивающееся, прохладное, мягкое и скользкое, раздвигая податливую розовую плоть вагины, нагло и уверенно поползло в самую глубь её девичьих недр.

Клешни больно вонзились зубцами в белую кожу у девушки на ногах. Маша даже почувствовала, как вниз от этих мест по задней части бёдер потекли тонкие струйки крови. Но сопротивляться ей совсем не хотелось, всё тело будто размякло и не подчинялось сейчас её воле. Всё внимание было сосредоточено на ощущениях от проникшего в неё глубоко меж раздвинутых ног и снующего туда-сюда гибкого и подвижного языка гуманоида.

Его большая присоска с силой прилипла к валикам Машиной киски. Хобот насильника становился то толще, то тоньше. Одновременно с этим изменялось и создаваемое присоской разрежение. В результате девичья попка то приподнималась, то снова опускалась на фиолетовую траву, увлекаемая сильным хоботом, ухватившим несчастную девчонку прямо за письку. Всё это сопровождалось характерными громкими и весьма неприличными звуками.

Возбуждённый клитор монотонно тёрся о скользкую внутреннюю поверхность присоски. А гуттаперчевый язык пришельца тем временем уже охаживал упругий столбик эрегированной шейки матки. Проворный орган гуманоида тёрся и тщательно вылизывал Машино естество в таких местах, где это ещё никому и никогда не удавалось сделать. Вскоре подвижный кончик огромного языка нащупал сомкнутое отверстие маточного зева, приоткрыл его и пополз внутрь.

Новые ощущения были непривычными и несколько болезненными, но на фоне не прекращающихся вакуумной мастурбации и онанирующих скольжений на клиторе девушка не придала им особого значения. Её щелка буквально пела от возбуждения, заставляя хозяйку млеть и мерно постанывать, обильно изливаясь сосущему её монстру горячей и солоноватой на вкус смазкой.

Густые и маслянистые половые выделения гуманоида стали впрыскиваться небольшими порциями из кончика его языка прямо в детородный орган в некотором смысле оплодотворяемой им сейчас девушки. Попадая ни слизистую, они смешивались с естественными выделениями матки, чтобы впоследствии подняться по узким протокам и достигнуть её яичников – обиталища всех яйцеклеток, находящихся в теле женщины с момента её рождения.

По ощущениям для девушки это было похоже на томительно-болезненный оргазм, но длилось гораздо дольше и было значительно более выматывающим. Как и все прочие жертвы подобной фекундации, Маша отчаянно стонала и мотала из стороны в сторону головой, пока «гинеколог» работал в её беззащитном теле, погрузив свой огромный язык до основания в самую глубь её половой щели. Монстр шумно и жадно проглатывал все соки и выделения, которыми она его щедро потчевала.

От мощного засоса внешние и внутренние половые губы, как и клитор девушки набухли и увеличились в размере примерно вдвое. Одновременно такой прилив крови многократно усилил и их тактильную чувствительность. Этот необычный и долгий куннилингус сопровождался покручивающими движениями кончика длинного органа гуманоида, глубоко введённого в зев матки. Там он всё это время изливался струями густой вязкой жидкости, осеменяя детородный орган захлёбывающейся от изнеможения жертвы.

Когда же дело, наконец, было сделано, он с громким чмоком отсосал присоску от набухшей киски, медленно вынул свой извивающийся орган из раздраконенной им вульвы и втянул его обратно внутрь хобота. После этого медленно отстранил свои острые клешни от порезанных ими стройных Машиных ног, позволив им оказаться на земле в безвольно раздвинутом положении. Девушка продолжала лежать на спине неподвижно с закрытыми глазами, не осознавая, где она находится и что с ней только что произошло.

Последние несколько минут в гипнотическом трансе Маша провела довольно бурно. Она постоянно вскрикивала, стонала и сучила ногами. Это привело к тому, что укрывавшая её простыня сначала сбилась в комок, а потом и вовсе оказалась на полу.

Прикасаться к телу пациента, подвергаемого регрессивному гипнозу, категорически нельзя. Поэтому обоим мужчинам оставалось только делать вид, что они не смотрят сейчас на широко раскинутые по сторонам аппетитные девичьи бёдра и её обтянутую атласной тканью тонких трусиков гладко выбритую щелку.

В отчётливо различимой ложбинке меж складок половых губ проступило сначала небольшое, но быстро разросшееся пятно от обильно выделившейся смазки, красноречиво выдававшее пережитое девушкой сильнейшее сексуальное возбуждение.

Дождавшись, когда пациентка начнёт моргать перед тем, как открыть глаза и окончательно прийти в себя, Сергей подхватил с пола простыню, расправил в руках и в последний момент снова заботливо укрыл девушку, чтобы не смущать её еще больше.

– Ой!.. Что это было?.. – Маша вскочила и села на кушетке.

Прикрыв лицо обеими руками, она что-то бормотала, всхлипывала и отрицательно мотала головой некоторое время.

– Ничего страшного, это совершенно нормальная реакция. – успокаивал не то её саму, не то её брата Сергей.

– Егор!.. Ты тоже там был… Это в самом деле случилось?! – тихо спросила Маша, не отрывая рук от своего лица.

Он молча подошёл, сел на кушетку рядом с сестрой и крепко обнял её. Девичье тело часто вздрагивало от почти неслышных всхлипов. Бедняга была не в силах сейчас даже открыть глаза. Она лишь уткнулась брату в плечо и молчала некоторое время. Потом вдруг как-то слишком спокойно изрекла:

– Да. Я видела его. И знаю, что он сделал это со мной. Вы были правы.

– Да, Машенька, это так. И экспресс-анализ твоей кровушки это тоже подтверждает.

Военный врач оторвал от портативного принтера фрагмент ленты с распечаткой результата недавно завершённого исследования крови на предмет наличия маркеров инородной ДНК. В самом низу длинного перечня замысловатых и труднопроизносимых параметров компьютером был вынесен неутешительный вердикт: «Вероятность заражения: 98%».

– И что мне теперь делать? Есть от этого лекарство или этот, как его… антидот?

– А вот тут, я боюсь, и начинаются сложности… – Сергей смутился и не знал, что говорить дальше.

– Сложности? – Маша открыла глаза и посмотрела на Сергея. – Но ведь должен же быть способ как-то это исправить?!

– Маш… есть две новости, как обычно: хорошая и плохая. Хороша состоит в том, что способ есть, а плохая – в том, что он тебе не понравится. – Егор старался говорить спокойно, но голос его немного дрожал.

Речь шла о его сестре, и ему было нелегко рассказать, через что ей придётся теперь пройти, чтобы избавить своих будущих детей от воздействия инородного гена. Дело в том, что ни облучение, ни антибиотики, ни хитроумные бактериофаги или другие известные нашей науке препараты помочь никак тут не могут.

Единственное вещество, эффективно блокирующее развитие чужого гена, было подсказано всезнающими Белыми. Но даже их технологии оказалось недостаточно, чтобы синтеировать на его основе стабильный препарат, который можно было бы какое-то время хранить и при необходимости ввести в организм жертве превентивной фекундации. Субстанция оказалась настолько неустойчивой, что после получения её от донора она неминуемо распадалась в течение считанных минут.

– От донора? – уточнила Маша. – Значит, это что-то вроде вытяжки из крови или спинно-мозговой жидкости, верно?

– Да… но не совсем… – промямлил Егор.

– Верно, оно содержится в жидкости. Но не спинно-мозговой, а в сперме. – помог закончить мысль Сергей.

– В сперме?.. – девушка расплылась в улыбке. – Так в чём проблема? Разве же кто-то пожалеет для меня немножечко своей спермы?

– Маш… не в человеческой сперме. – уточнил Егор.

– А в чьей? В бычьей, что ли? – повеселевшая Маша опять приставила пальцы к вискам, изображая молодого бычка. – Мууу!..

– Эх… Если бы… Этот генно-блокирующий секрет содержится только в сперме Чёрных гуманоидов из параллельного мира. И единственный способ им воспользоваться – это отправить тебя на время в их мир для прямого переливания. – вынес свой пугающий вердикт Сергей.

– Как это «прямого переливания»? – Машино веселье внезапно куда-то улетучилось.

– Ты правильно всё поняла. И да, процедура эта довольно… инвазивна, особенно учитывая параметры тел их самцов.

Маша сидела на краю кушетки и хлопала глазами, глядя на парней в надежде, что они её разыгрывают. Но они были серьёзными и старались не встречаться сейчас с ней взглядами.

– Вы что… серьёзно, что ли?! Вы отправите меня… туда… чтобы они… эти монстры меня там… – у девушки язык не поворачивался такое даже сказать.

Минут тридцать Сергею с Егором пришлось потратить на то, чтобы заставить Машу согласиться с необходимостью этой опасной, но неизбежной в её ситуации процедуры. Они наперебой заверяли девушку, что ежесекундно будут контролировать весь процесс и не допустят, чтобы с ней там случилось что-то непредвиденное.

– Пойми, другого выхода нет. – резюмировал военный доктор. – Да, и медлить тут нельзя, это гарантированно подействует только в первые несколько суток. Но ты не переживай, мы с Егором уже проводили такой катарсис для… – он замялся, вспоминая точную цифру.

– Для ста пятидесяти двух жертв. И в ста сорока восьми случаях – удачно. – помог ему педантичный Егор.

– Час от часу не легче… – схватила себя за голову Маша. – А что с остальными четырьмя? Ну… у которых неудачно.

– А… Так мы их туда второй раз отправили… Там случаи были крайне запущенные…

– И что?

– Ну… со второго-то раза подействовало, конечно!.. – успокоил девушку опытный психолог.

Спустя пару секунд Маша вдруг разразилась приступом нервного смеха. Круглолицый здоровяк тоже колыхался от хохота рядом на своей табуретке. И даже сидевший всё это время на кушетке Егор не выдержал и засмеялся, продолжая обнимать за плечи свою полураздетую сестру.

Инвазивный катарсис

Чтобы выполнить эту неоднозначную процедуру, Маше предстояло осуществить краткосрочный переход сквозь пространство-время в параллельный мир, совершенно чуждый для людей и родной для расы Чёрных гуманоидов.

Для этих целей не без участия технологии Белых наставников была построена так называемая переходная камера. Как ни странно, но авторы фантастических фильмов на подобные темы удивительно точно подметили одну деталь: проходить сквозь грань меж мирами может только живая материя. То есть перемещаться Маше в иной мир и обратно предстояло исключительно в голом виде.

Впрочем, эта новость на фоне всего остального уже не так обескуражила девушку. Она стояла за ширмой, избавлялась от остатков одежды и слушала наставления Сергея о том, что и как ей нужно будет делать. Инструктаж включал в себя и некоторые важные рекомендации относительно того, как следует себя вести в обществе этих брутальных и своенравных крылатых приматов.

– А откуда ты знаешь, что он выйдет ко мне один? Вдруг их там цела свора на меня накинется?

– Об этом не волнуйся, свора не накинется. Он выйдет к тебе один. Но ты должна помнить, тебе надо с первой же секунды продемонстрировать свою полнейшую покорность и желание всецело отдаться ему. Поняла? – говорил сквозь ширму Сергей.

– Поняла… А если он мне не поверит, тогда что?

– Может ударить. И даже не раз! А потом всё равно грубо изнасилует, тебе от него не сбежать. Сама всё поймёшь, когда увидишь его…

– Ну, вот… мне опять страшно! – ныла девчонка.

– Уж лучше я тебя здесь сейчас напугаю, чем ты там перед ним от страха описаешься… Ой, кстати!..

Сергей встал с насиженной табуретки и достал из шкафчика с препаратами литровую бутыль на три четверти наполненную прозрачной маслянистой жидкостью. Затем вынул из ящика огромный двадцатимиллилитровый шприц, вскрыл упаковку и, не крепя к нему иглу, наполнил содержимым бутыли. Маша с любопытством наблюдала за действиями военного медика, выглядывая поверх ширмы.

– А это ещё зачем?! – удивилась она, когда Сергей направился в её сторону.

– Так… Теперь повернись спиной, чуть наклонись и раздвинь ягодицы…

– Да что же это такое?! Зачем это, я спрашиваю?!

– Не волнуйся, никаких уколов не будет. Видишь, даже иглы у меня нет!

– Маш… делай, как он говорит. Так надо. Это любрикант по фирменному рецепту Сергея. – вмешался Егор.

– Да вот… пришлось изобрести, чтобы попы у вас там не рвались от их членов. – мимоходом пробормотал здоровяк в белом халате.

– ЧЕГО?!! – выкрикнула Маша, округлив глаза.

– Да… понимаешь, мы не стали сразу тебе говорить, но иметь он тебя будет, скорее всего, в задницу. – цинично информировал сестру Егор.

– А что поделать?! Иначе они вообще не соглашались с нами сотрудничать! – простодушно оправдывался доктор.

– Охерели, что ли?! Вы это серьезно?!!

– Боюсь, что серьёзно, Машенька. Давай, моя хорошая, повернись и раздвинь руками попочку. Потом только спасибо мне за это скажешь… – Сергей старался быть с Машей как можно ласковее.

– Да пошли вы оба!!! Я так не согласна!.. И потом… Как, спрашивается, его сперма во мне подействует, если она в зад ко мне попадёт? Я-то думала, она должна в матку проникнуть?

– Это не совсем так. На самом деле, антитела из его спермы должны попасть к тебе в кровь. А при сношении через попу… ну… вероятность такого события только увеличивается. – Спокойно повествовал здоровяк.

– Но это ведь больно, наверное!.. Идите вы сами в жопу! – Маша злилась так, что на висках у неё даже вздулись вены.

– Машунь… не вредничай!.. – Егор подошёл к ширме и погладил сестрёнку по голове.

– Вот бли-и-и-н… – хныкала девчонка, нехотя раздвигая перед доктором свои белые ягодицы. – Ты-то хоть отвернись! – фыркнула она брату.

Тот послушно отступил и повернулся к ширме спиной. Сергей быстро и умело впрыснул девушке внутрь попки всё содержимое шприца. Маслянистая жидкость на основе глицерина, оливкового масла и ещё парочки ингредиентов, ведомых только военному доктору, проникла в недра тугого и тёплого девичьего очка и разлилась там каким-то неожиданно приятным согревающим теплом.

– Вот и умничка!.. А состав проверенный, ты не сомневайся. И в нём, кстати, есть немного анестетика, чтоб попка не так ныла и болела. Ты же в первый раз в неё давать будешь, верно? – спросил врач почти шёпотом.

– Угу… Но это не твоё дело… – буркнула в ответ недовольная пациентка.

– Ну вот… Теперь зажми потуже и пальчиком вот тут придерживай, чтоб не вытекло раньше времени. – мужчина взял смущённую девушку за руку и поднёс её средний палец к тому самому месту.

Переходная камера под управлением Егора тем временем уже вовсю издавала какой-то гул и другие невнятные звуки. Сергей отодвинул ширму, взял Машу за локоть и проводил к небольшой дверце, ведущей в крошечное помещение, где, согласно проекту медицинского автомобиля, предполагалось делать флюорографические снимки.

– Значит так… стоишь вот тут неподвижно, даже не дышишь, поняла? Когда окажешься там, делай всё, как я тебе говорил. Постарайся заметить его издалека, чтобы заранее повернуться к нему лицом. Но в глаза не смотри, они этого не любят!.. – повторял краткий инструктаж Сергей, закрывая дверь камеры.

– Ох… Мамочки… – хныкала Маша, трясясь от страха.

– Ну-ну-ну… Не волнуйся ты так, двадцать минут пролетят незаметно! Потом тебя неизбежно перебросит обратно. – голос Сергея звучал подчёркнуто спокойно, а его сосредоточенный взгляд был направлен в монитор, на котором он ещё раз перепроверял гиперпространственные координаты и другие параметры перемещения.

– Шесть… Пять… Четыре… Три… Два… Один… – стиснув зубы, вёл обратный отсчёт Егор, чтобы не слушать, как приглушённо хнычет внутри камеры его голая младшая сестрёнка.

Низкочастотный гул на несколько мгновений стал просто оглушающим. Затем раздался громкий хлопок, в воздухе запахло озоном, а в трёх близлежащих кварталах в этот момент ощутимо моргнул свет. На мониторе было видно, как камера заполнилась изнутри густым синеватым свечением, которое обволокло силуэт девушки, после чего она просто исчезла…

Холодный ветерок скользнул по обнажённой девичьей спине и плечам. Маша открыла глаза и часто моргала, но густая сиреневая мгла не спешила рассеиваться. Спустя какое-то время плотное облако тумана стало медленно улетучиваться. В воздухе пахло сыростью, грибами и какими-то неведомыми местными растениями.

Где-то далеко за горизонтом садилось большое лиловое солнце. Местность вокруг оказалась довольно пустынной. Под ногами пружинила не то трава, не то толстый слой лишайника. То тут, то там виднелись большие камни-валуны и приземистые кустарники с тёмно-сиреневой листвой.

Помня про инструктаж, Маша стала спешно озираться, чтобы понять, с какой стороны к ней подойдёт тот, кто совершит над ней акт анального насилия. От всего этого мысли путались. Девушке не верилось, что это всё происходит с ней на самом деле. Она даже попыталась ущипнуть себя, чтобы скорее проснуться.

Чёрный возник совершенно внезапно, когда Маша уже в третий поворачивалась вокруг себя в поисках хоть какого-то движения или признака чьего-то присутствия. Его высокий силуэт неожиданно оказался всего в паре шагов прямо перед девушкой. От испуга она громко вскрикнула, рефлекторно отпрянула назад и, оступившись, едва не рухнула навзничь.

И там было, чего испугаться. Тот образ местного гуманоида, который живописал ей Сергей, был хоть и ужасающ, но не настолько, каким он оказался в реальности. Более чем двухметрового роста мускулистое мужское тело, поросшее плотным слоем жёсткой щетины, выглядело просто гигантским.

Никакой одежды на нём не было и в помине. Широкие плечи, рельефный живот, накачанные бёдра и огромные стопы с когтями вместо ногтей на пальцах. Такие же сильные руки свисали вдоль туловища, а в промежности спереди болталась громадная ярко-оранжевая мошонка и невероятных размеров такой же красноватый половой орган.

В лицо Маша старалась ему не смотреть, но краем глаза всё же успела заметить хищный немигающий взгляд его светящихся желтоватых глаз. Вытянутые вперёд скулы, мясистый чёрный нос и заросшее короткими жёсткими волосами лицо роднили его, скорее, с волком, нежели с приматом. Вот только округлый и совершенно лысый череп с почти человеческими ушами свидетельствовали об обратном.

Но всё это отошло на второй план, когда он резким движением расправил таившиеся до этого за спиной два огромных чёрных крыла. С ними он был похож уже даже не на волка, а на самого настоящего демона из преисподней. Каждое крыло имело размах не менее двух метров и состояло не из перьев, как у птиц, а подобно крыльям летучих мышей – из кожистых перепонок, натянутых на остроконечную скелетную основу устрашающей формы.

Чёрный демон знал, что фокус с крыльями испугает девушку, и теперь с ноткой садизма во взгляде наблюдал, как бедняжка, потеряв над собой контроль от испуга, медленно опустилась на корточки. Затем он обошёл жертву вокруг и оказался теперь позади неё. Маша ощутила, как ей на затылок легла огромная тяжёлая ладонь, которая в ту же секунду с силой толкнула её вперёд.

Она успела выставить перед собой руки и упереться ими и коленями в землю. Огладываться не посмела, но предприняла попытку снова подняться, которая была грубо пресечена властным гуманоидом. Крепко ухватив девушку сзади за шею, он тем самым велел ей не просто оставаться на четвереньках, но и согнуть в локтях руки, чтобы попа оказалась вздёрнута высоко вверх.

Не смея перечить, девушка подчинилась, тем более что она помнила, зачем она здесь оказалась. Знал это и Чёрный. Он с интересом рассматривал непривычно белое для него тело девушки из другого мира, которая явилась к нему, чтобы добровольно подставить свою нежную попку его огромных размеров члену.

Ярко-оранжевый орган гуманоида тут же отреагировал на зрелище и предстоящую возможность полакомиться этим таким юным, беззащитным и крайне аппетитным телом. Демон, сложив крылья, сделал шаг вперёд и склонился над девичьей спиной. Его огромные руки легли Маше на поясницу, а сжатым колечком попки она ощутила прикосновение чего-то горячего упругого и массивного.

Медлить гуманоид не стал. Его огромный конец с силой упёрся девчонке в анус и надавил. Имевшееся у неё в попке согретое масло сделало своё дело, и огромная налитая кровью залупа вероломно вторглась Маше в задний проход. Сильное распирание и резко возникшая тупая боль заставили её громко вскрикнуть. Неопытная девчонка не догадалась вовремя расслабить попку, чем только усугубила болезненность от первого в жизни анального вторжения в своё тело.

Но это не остановило насильника, он продолжил заталкивать Маше в тугую заднюю дырочку свою эрегированную дубину всё глубже. Толщина и длина его члена была просто чудовищной. Маше казалось, что он разорвёт её изнутри, а он всё продолжал и продолжал вползать в неё, растягивая очко, словно резиновое.

Наконец, проникающее движение внутрь попы остановилось, и половых губок Маши коснулась мошна с парой гигантских и оттого тяжеленных мужских яиц. У бедолаги к этому моменту были выпучены глаза, а на лице застыла страдальческая гримаса. Она не сопротивлялась и изо всех сил пыталась расслабиться и смириться с нахождением в попе такого длинного, толстого и твёрдого предмета.

Не дав ей опомниться, брутальный насильник начал двигать своим орудием в тугой и такой желанной для него девичьей попочке. Он крепко удерживал Машу обеими руками за талию, а сам, пристроившись сзади, принялся глубоко и размашисто шпилить несчастную девчонку в узенький задний коридорчик.

Как она ни пыталась сдерживать стоны, переходящие в крики, у неё это не получалось. Она в голос вскрикивала, ойкала, охала и ахала на все лады, когда толстенный инструмент этого демонического вида гуманоида раз за разом вторгался в её тело на всю длину. А затем столь же настойчиво и уверенно выползал наружу из её тёплой и тугой норки, чтобы чрез мгновение заново заполнить её своей горячей твердью.

За время сотрудничества с земными военными этот Чёрный успел поднатореть в ебле молоденьких девичьих попок. Всё, что он проделывал сейчас с Машей, было исполнено какого-то едва уловимого мастерства. Он знал, как, под каким углом, на какую глубину и с какой скоростью нужно драть девичью попку, чтобы получить от этого максимум удовольствия самому и, по возможности, не нанести серьёзного вреда нежной неопытной плоти.

Затаив дыхание, девушка ждала, когда разгорячённое и вставшее не её наготу мужское естество в очередной раз со звериным темпераментом ринется внутрь её нежного тела. Для неё это был первый в жизни анальный опыт, и все ощущения были сейчас в новинку. Было всё ещё страшно, больно, но почему-то хотелось познать все эти новые ощущения сполна.

Закрыв глаза и стоя на четвереньках, Маша опустила голову вниз и вспоминала наставления Сергея о том, как следует себя вести во время такого изнасилования. Изо всех сил она старалась расслабить своё трепетное очко, чтобы орган гуманоида беспрепятственно проникал внутрь, излишне его не травмируя.

Постепенно ей стало это удаваться. К отголоскам тупой ноющей боли в попе добавились сладострастные спазмы где-то в самом низу живота. Она почувствовала, как из оставленной сейчас без всякого внимания её красивой щелочки потекла по бедру прозрачная капелька выступившей смазки.

Демонический поршень не останавливался ни на секунду, скользя своей жилистой поверхностью по внутренним стенкам анального отверстия девушки. Заранее влитое в попку масло позволяло этим движениям быть плавными и равномерными. Входивший в состав смазки анестетик притуплял боль от неизбежных повреждений слизистой, что давало девушке шанс тоже начать ощущать неведомое доселе наслаждение от этих глубоких и умелых анальных проникновений.

Маша потерла счёт времени. Однако конца и края не было этим сильным и бесконечным толчкам. Гуманоид снова и снова вгонял в её попу свою мужскую елду по самые яйца. Это сопровождалось ощутимыми шлепками увесистой мошонки по возбуждённой и текущей в три ручья гладко выбритой девичьей щелке.

Постепенно к Машиным стонам добавились отрывистые басистые рыки насильника. Он с наслаждением глубоко и умело ебал в попочку свою громко стонущую жертву, вцепившись своими ручищами ей в бока. Огромный, ярко-оранжевого цвета таран ритмично и размашисто штурмовал недра белоснежной девичьей задницы. Гуманоид был неподдельно увлечён этим занятием, и всё ближе подходил к пику своего наслаждения.

Как ни странно, но к тому времени и Маша с удивлением для себя осознала, что ощущения от анальных проникновений теперь вовсе не столь болезненны, а, скорее, возбуждающе приятны. Это было сродни обычному сексу, но только как-то глубже, сильнее и гораздо более страстно и чувственно. А от осознания того, что её сейчас не просто ебут, а насилуют в попу, стало подкатывать какое-то новое, необычно сильное возбуждение.

Ещё примерно через минуту-другую Чёрный ёбарь вдруг нарастил темп и глубину проникновений в машину заднюю норку, чем заставил обезумившую от страсти и сотрясающуюся всем телом от его мощных ударов девушку громко вскрикивать. Всё её тело на мгновение покрылось мурашками, а потом она вдруг затихла и затряслась в немыслимых судорогах.

Чёрный не собирался останавливаться. Он яростно пялил попку уже бурно кончающей под ним земной девчонки. Её судороги каким-то образом повлияли и на него. Он сделал ещё полтора десятка размашистых фрикций, после чего вогнал в изнасилованное им анальное отверстие свой огромный штуцер до упора и с довольным протяжным рыком заполнил тёмные девичьи недра до отказа своей горячей и липкой спермой.

В тот момент, когда он извергался в Машу своим семенем, он перестал двигаться, чтобы ни капли его кончины не пролилось мимо, поскольку знал, что именно ради этого извержения девчонка пришла в его мир и подставила ему для проникновений свою нежную попку…

На этот раз раздавшийся хлопок и скачок напряжения в близлежащих кварталах оказался куда более значительным. Сергей и Егор ожидали этого события в напряжённом молчании и теперь синхронно бросились открывать дверь гиперпространственной камеры, где на четвереньках стояла зверски выебанная в попку и обессиленная Маша.

Егор тут же подхватил сестру на руки и уложил на кушетку, а Сергей заботливо укрыл девушку простынёй. Сейчас она не могла издать ни одного внятного звука кроме сбивчивого дыхания и всхлипов. Егор склонился над ней и держал за одну руку, а Сергей снова присел на свою табуретку и взял Машу за свободную руку, чтобы измерить пульс.

– Ну, как?.. Всё получилось? – спросила девушка через некоторое время.

– Машка!.. Ты как?! – встрепенулся Егор.

– Это ты мне скажи! Получилось?..

– Ну, насколько я могу судить, всё должно быть отлично. Ты только полежи так примерно с полчасика, не вставай. – вмешался Сергей.

– Мммм… Вот и замечательно… – пробормотала немного повеселевшая Маша и закрыла глаза в блаженной полудрёме.

Пока она дремала, Сергей провёл повторный экспресс-анализ крови, который не вывил присутствия маркеров ДНК «гинеколога».

– Ну, что ж, будем считать, вы легко отделались. – тихо констатировал доктор, передавая бывшему сослуживцу распечатку с результатами.

– Спасибо, дружище! Что бы я без тебя делал! – Егор пожал Сергею руку. – Сейчас она чуток полежит, в себя окончательно придёт, и я отвезу её домой, пусть отсыпается!

Минут пять мужчины провели в пространном молчании. Вокруг воцарилась такая тишина, что было отчётливо слышно, как глубоко и ровно посапывает во сне удовлетворённая вынужденным анальным соитием Маша. Неожиданно раздался приглушённое жужжание, это был вибровызов лежавшего на столе телефона. Доктор встал с табуретки и ответил на вызов.

– Угу… Понял… Понял… Так точно! Есть, товарищ полковник!..

Разговор был лаконичным, но после него Сергей изменился в лице.

– Это был Зябликов? – осведомился Егор.

– Ну, да… – голос Сергея прозвучал как-то неожиданно растерянно.

– Что? Неужели опять инцидент?

– Ага… и не один, а целая серия! Приказал срочно сниматься с места и прибыть к месту ЧП.

– Быть того не может!.. – теперь и голос Егора стал растерянным. – Неужели опять началось?

– Не могу пока тебе всего рассказать, сам понимаешь, но там появились новые нюансы!..

(Всего 85 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Похожие рассказы по категориям

12

Представь: мы собираемся в гости… ... Автор: AandY

Один комментарий к “Гуманоиды. Часть 3: Иной мир”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг