Гуманоиды. Часть 4: Боевая единица

Взревев мощным битурбированным дизелем, внушительный фургон защитного цвета выпустил из трубы сноп сизого дыма и стремительно рванул с перекрёстка вперёд. Полноприводный монстр провернул на месте оба ведущих моста и стал быстро удаляться. Позади него на сухом асфальте остались четыре жирных чёрных полосы.

Не проехав и двух сотен метров, многотонный военный транспорт так же резко затормозил и заложил крутой вираж. Скрепя протекторами, он вписался в поворот, ведущий во двор типовой многоэтажки, в которой я и живу.

Всё это я наблюдал по дороге домой. В руках у меня было два тяжеленных пакета с колбасой, картошкой, яйцами, кефиром и прочей провизией, которую я прикупил себе на неделю в ближайшем супермаркете.

Я срезал путь и вошёл во двор через арку. Здесь ощущались отголоски переполоха, который устроило появление сразу двух огромных машин с военными номерами. Обе, вероломно пропахав колесами свежий газон, стояли сейчас в самом центре квартала у трансформаторной будки.

Из кабины той, что только подъехала, спешно выскочили три офицера и смешались с суетившейся здесь же дюжиной других людей в форме.

Я удивился всему этому, но не слишком, поскольку решил, что это очередное учение, в рамках которого военные из расположенного по соседству гарнизона отрабатывают действия при чрезвычайных ситуациях в городских условиях.

При входе в подъезд я столкнулся с двумя парнями в камуфляже. Один из них учтиво придержал для меня дверь. В ответ я благодарно кивнул и стал втискивался со своими пакетами.

– Ну, что? Сколько уже? – рявкнула рация в руках у второго солдата.

– С этими уже двенадцать. Но будут ещё… – вполголоса проговорил в микрофон коренастый парень.

Естественно, я не понял, что “сколько” и чего “двенадцать”. Но переспрашивать, само собой, тоже не стал. Мне ничего не оставалось, кроме как подняться в лифте к себе на этаж и войти в квартиру, ломая голову, что всё это значит.

На улице стемнело, но военные и не думали разъезжаться. Напротив, они выставили оцепление вокруг трансформаторной будки и протянули от неё к своим грузовикам какие-то толстенные кабели.

Я стоял у окна с тарелкой в руках, ел из неё пельмени с майонезом, и пытался найти объяснение всем этим странным манипуляциям у нас во дворе. А потом мне это надоело, и я пошёл спать.

Глубокой ночью меня разбудил оглушительный грохот и последовавшие за ним пронзительные женские вопли. Источник звуков был явно по ту сторону входной двери.

От мысли, что Коля – мой сосед напротив – снова напился, жена устроила ему сцену и не пускает теперь ночевать, мне стало не по себе. В прошлый раз, когда так случилось, пришлось пригласить его к себе, не ночевать же человеку на лестнице!

Исполненный мужской солидарности, я нехотя встал с постели и, почёсывая сквозь трусы зад, вразвалку направился в прихожую. Снаружи свет горел, но в глазок ничего видно не было – сплошной туман какой-то. Я приоткрыл входную дверь.

В нос тут же ударил едкий запах сернистого дыма. Где-то в середине площадки что-то сверкнуло, потом звонко лязгнуло, и какая-то непонятная красноватая тень метнулась в мою сторону. Я и опомниться не успел, как кто-то набросился на меня и с силой затолкал обратно в квартиру.

Меня накрыл приступ кашля от этого смрада, глаза страшно слезились. Поэтому я не сразу поверил им. Какая-то низкорослая, плотного телосложения девчонка с короткими чёрными волосами стояла ко мне спиной и отчаянно пыталась закрыть входную дверь.

Ей было трудно это сделать, поскольку в одной руке она держала огромный меч с широким блестящим лезвием, а в другой – щит из чёрного сплава с замысловатым узором по центру. Сквозь пелену застивших глаза слёз я никак не мог разобрать, во что гостья была одета.

Это было похоже на обтягивающий пурпурного-красного цвета эластичный комбинезон. В самом низу спины у неё мотался метровой длины хвост, его конец извивался и пружинил, не касаясь пола. А учитывая щит и меч в руках у девушки, я предположил, что это какой-то маскарад или розыгрыш. Моё недоумение по поводу её персоны росло с каждой секундой. В голове возникло сразу несколько гипотез, которые могли бы объяснить происходящее.

Но когда она наконец справилась с дверью и повернулась ко мне лицом, все мои идеи относительно того, кто она такая, рассыпались в пух и прах. Вовсе это был не костюм и даже не комбинезон – она была совершенно голой! Об этом красноречиво свидетельствовали торчащие сиреневого цвета соски на больших упругих грудях и совершенно лишённая растительности явно девичья промежность. Вот только цвет её кожи был весьма необычным – ослепительно красным.

Она зыркнула на меня исподлобья хищным взглядом своих ярко-жёлтых глаз с кошачьими зрачками. Затем воинственно тряхнула мечом в руке, после чего опустила оружие и заговорила:

– Мэба! Мэба купава!.. Куррыт!!!

– Эээ… и Вам здравствуйте… – промямлил я.

Гостья окинула меня с ног до головы каким-то оценивающим и в то же время снисходительным взглядом. Потом по-хозяйски поставила на пол щит, прислонив его к стене, и с мечом в руке отправилась осматривать моё скромное жилище.

Я последовал вслед за ней, она не возражала. На кухне её внимание привлёк холодильник. Держа меч наизготове, девушка свободной рукой приоткрыла дверцу. Не знаю, кого или чего она опасалась, но вид полок с продуктами её явно порадовал, даже развеселил.

– Каарга баддуба! – сообщила она мне взволнованно.

– Да-да, конечно, угощайтесь! – ответил я в замешательстве.

– Параллага буддаф!.. – её тон стал немного спокойнее.

В руке у странной воительницы оказалась палка сырокопчёной колбасы. Она брезгливо понюхала её, с недоумением посмотрела на металлическую скобу на кончике. Недолго думая, отсекла колбасный хвостик лезвием меча, снова понюхала и откусила приличный кусок.

Её необычно острые зубы с лёгкостью пронзили довольно плотную твердь мясного изделия. Она явно была не в курсе, что с колбасы обычно принято снимать оболочку. Но взгляд у гостьи был таким счастливым, что я не стал ничего говорить, а лишь молча созерцал.

Пока голодная дикарка с наслаждением жевала очередной шмат подкопчённого мяса, я смог рассмотреть её более подробно: ярко-красного цвета кожа, исчерна-чёрные густые волосы, уложенные в каре, совершенно лишённое прочей растительности мускулистое молодое тело, огромные груди, а на руках и ногах – огромные когти вместо ногтей…

Она то и дело бросала в мою сторону взгляд своих ярко-жёлтых глаз с продолговатыми зрачками. От их необычного блеска у меня по спине пробегал холодок. Я всё ещё с недоверием изучал заострённые кончики мясистых ушей и очень похожие на настоящие, хотя и не слишком большие, рога на голове, надеясь обнаружить хоть какой-то подвох.

Это всё ещё как-то можно было бы объяснить маскарадом и гримом, но не её хвост! У основания он имел сантиметров пять в толщину, а к концу сужался и становился не толще большого пальца. Этот метровой длины звериный рудимент произрастал из того места, где у людей находится копчик. Сейчас он был опущен и пролегал вдоль ложбинки меж ягодиц, далее направлялся почти вертикально вниз до самого пола. Венчал его ещё один внушительный коготь чёрного цвета.

Язык не поворачивался назвать её человеком! Первое и самое меткое слово, что пришло мне тогда на ум – демонесса! Мне не верилось, что это необычное существо стоит сейчас нагишом посреди моей кухни и уплетает колбасу из открытого холодильника. Мне было откровенно жутковато находиться рядом с ней, но и бежать было некуда.

Только спустя какое-то время я обратил внимание, что она не просто голая и босая, всё её тело было в пыли, пятнах грязи и потёках явно чьей-то чужой крови. Потому что на ней самой не было ни царапинки!

Я смотрел на неё, не отрываясь, и она ничуть не стеснялась меня. Даже когда я пристально рассматривал её внушительные груди с фиолетовыми сосками и аппетитную безволосую щель между ног, она не нашла повода для смущения. В ответ гостья взглянула на меня своими почти оранжевыми глазами, а затем довольно прищурила их, впиваясь клыками в жёсткое мясо.

Она разделалась с колбасой, бросила на пол обглоданный кончик со второй металлической скобой. Потом вытерла от жира руку о дверцу холодильника и извергла из гортани звук смачной отрыжки. Походя отодвинула меня с дороги, коснувшись плоской стороной меча, и направилась дальше исследовать моё холостяцкое пристанище.

Я решил пойти следом, наблюдая, как перекатываются при ходьбе упругие полупопия. Поравнявшись со входной дверью, дьяволица неожиданно обернулась и ткнула пальцем туда, откуда недавно пришла. Затем медленно провела когтём себе по горлу от уха до уха, скорчила страшную гримасу и тихо изрекла:

– Куррыт!!!

Если честно, я до сих пор гадаю, кто такой этот Куррыт, но не уверен, что хочу это знать. Зато стало ясно, что наружу выходить ей сейчас очень не хочется. Нелепая гипотеза о том, что между появлением демонессы у меня в доме и толпой военных во дворе есть какая-то связь, становилась всё более правдоподобной.

Дверной звонок прозвучал как гром среди ясного неба. Девчонка мгновенно и бесшумно схватила в руки свой стоявший у порога щит, вскинула меч и приняла боевую стойку. Действовала она на рефлексах, молниеносность её реакции и отточенность движений впечатляли.

– Откройте! Военная полиция! – раздалось требовательно снаружи.

Гостья зло и испуганно смотрела то на меня, то на входную дверь, из-за которой доносился мужской голос и звуки какой-то суеты.

– Придётся открыть, – еле слышно прошипел я, нарочито артикулируя губами. – Спрячься!

Демонесса не поняла моих слов. Тогда я жестом указал ей на место в коридоре за углом, где можно было укрыться. Она моментально туда передислоцировалась и на всякий случай вскинула меч над моей головой. Убедившись, что её не видно со стороны дверного проёма, я щёлкнул замком и приоткрыл дверь. Там стояло трое мужчин в военной форме.

– Что случилось?.. – промямлил я сонным голосом, поправил трусы и почесал зад, деланно щурясь от света.

– Доброй ночи! Капитан Ермолов. – представился коренастый военный. – Всё в порядке, посторонних в квартире нет?

– Каких посторонних?.. – удивился я и сладко зевнул. – Вы кого-то ищете? Я один тут живу, проверяйте…

Разумеется, я блефовал. Не знаю, был ли это Стокгольмский синдром, но мне вовсе не хотелось, чтобы мою гостью утащили с собой эти вояки. У одного из них в руках была винтовка, стреляющая патронами со снотворным. Второй держал нечто, похожее на оборудование для отлова собак, с проволочной петлёй на длинной палке.

Капитан несколько секунд молча смотрел на меня пронизывающим взглядом. Я повернулся боком к дверному проему, заслонив спиной демонессу, и сделал полицейским рукой жест, приглашающий войти. Я очень старался вести себя естественно, чтобы не вызвать подозрений.

– В этом нет необходимости. Простите за вторжение. Доброй ночи… – офицер коротко отдал честь, и троица направилась будить жильцов следующей квартиры.

А я остался стоять посреди прихожей в обществе этой странной воительницы. Надо сказать, она по-своему оценила тот факт, что я её не сдал. Поставив щит на пол у стены, краснокожая дикарка принялась рассматривать меня. Рукоять меча она зажала в опущенной руке, а острый клинок скрежетал по кафелю, пока его владелица неспешно вышагивала меня вокруг.

Сделав полный оборот, она остановилась, свободной рукой бесцеремонно оттянула резинку моих семейников и заглянула внутрь. Возражать я не посмел. Всё, что мне оставалось – наблюдать за её реакцией. Чёрные продолговатые зрачки немного расширились, а на лице появилась лукавая ухмылка.

Маленькая, но сильная рука скользнула мне в трусы глубже и обхватила член. Он к тому времени не то, чтобы напрягся, а скорее, немного набух до консистенции свежесваренной сардельки. Проворные пальцы стали совершать волнообразные движения, мастерски стимулируя мой орган.

Это неожиданно быстро отозвалось волной острого возбуждения, которая пронеслась по всему телу. А мой взгляд, направленный на её аппетитную и лишённую всяческой растительности щель между ног, ещё больше распалял желание присунуть поглубже этой бесовке.

Избавившись от меча, освободившейся рукой она стала мастурбировать. Чуть расставила ноги, немного присела и выпятила назад попу. Хвост при этом принял почти вертикальное положение. Средний и безымянный пальцы она целиком ввела во влагалище и совершала ими там ритмичные движения, похотливо подмахивая тазом. Со стороны это выглядело крайне возбуждающе.

Скоро моему стояку стало тесно в трусах, потому что пальцы демонессы проявили виртуозное владение искусством петтинга. Она так изысканно и умело охаживала ими мою оголённую головку, что наслаждение было просто умопомрачительным. Я даже от минета ничего подобного не испытывал.

Следующие несколько минут тишину нарушали лишь хлюпающие звуки раздраконенной вульвы, глубокое сопение её хозяйки и мои всё более частые выдохи. Сдерживаться было всё труднее, а кончать вот так, стоя в трусах посреди коридора, мне совсем не хотелось. Пришлось с трудом найти в себе силы ненадолго прервать это наслаждение.

Я ухватил чертовку за запястье заправленной мне в трусы руки и плавно, но уверенно потащил за собой, направляясь в спальню. Не знаю, как ей это удалось, но она умудрилась ухватить второй рукой свой кладинец. Об этом я догадался по характерному звуку, который издавало его лезвие, скользя сначала по кафелю, а затем по ламинату.

Оказавшись возле кровати, я хотел было повалить её на спину, наброситься сверху и начать наконец шпилить по-настоящему. Но стоило мне лишь рыпнуться, как против меня была молниеносно применена серия борцовских приёмов, окончившаяся броском через плечо.

Через секунду это я лежал спиной на кровати, а к моему горлу было приставлено острое лезвие. Воительница приняла боевую стойку: в одной руке она держала меч, в другой – свой огромный щит.

– Ну, ты даёшь!.. – с деланным спокойствием в голосе воскликнул я. – Когда ты успела?..

– Хоноху! Урра-вэй!!! – злобно пояснила она, зыркнув на меня с прищуром.

– Ладно, ладно… Был неправ. Не кипятись.

С этими словами я медленно избавился от трусов, взял в руку всё ещё твёрдый член и стал мерно подрачивать его рукой. Это немного успокоило мою собеседницу.

– Хамаба. Умма-катада… – в её голосе уже почти не было агрессии.

– Давай-ка, положи всё это где-нибудь аккуратненько, а сама или ко мне!

– Мэба… – краснокожая гостья окончательно смягчилась и даже улыбнулась, косясь на мою вновь набухшую елду.

– О да… Иди, иди к папочке, детка!.. Он сейчас тебе вдует! – бормотал я возбуждающим шёпотом, пялясь в потёмках на её блестящие от смазки валики половых губ и очень надеясь, что она не понимает точного смысла моих слов.

Будто вняв моим призывам, дьяволица сложила оружие на пол возле кровати, а сама встала на неё ногами. Она перешагнула через меня, и её стопы оказались по обе стороны моего торса. Затем присела и, упираясь одной рукой мне в плечо, другой направила мой стояк во приоткрытую щель у себя между ног.

Обе её руки легли мне на плечи, и я чувствовал тупую мощь когтей этой воинственной самки, которыми она ощутимо впивалась в кожу. Она стала размашисто двигать попой вверх-вниз, то вгоняя в себя мой член по самые яйца, то почти полностью выпуская наружу его пунцовую головку.

Меня впервые в жизни практически насильно оседлала девчонка. Но я старался не думать о попранном мужском самолюбии. Тем более, что ощущения от скольжения внутри её горячей и истекающей смазкой вагины оказались просто восхитительными.

Я решил не пытаться больше взять инициативу в свои руки и полностью поддался ритму и темпераменту своей новоявленной любовницы. А она всё больше входила во вкус. Пружиня на сильных ногах, всё выше вскидывала свою круглую попу, чтобы в следующий момент снова насадить себя до упора на член.

Мне вообще ничего не приходилось делать. Я закинул руки за голову и наслаждался процессом и зрелищем. Две огромные красные груди с фиолетовыми сосками то подлетали вверх, то снова опускались, громко шлёпая одна о другую. Женские колени совершали волнообразные движения, приподнимая её красивое, будто созданное для соития тело.

Длинный демонический хвост раскачивался из стороны в сторону, напоминая о том, что мой член сейчас находится внутри существа не из нашего мира. Впрочем, существо это было определённо женского пола, и это меня очень заводило.

Её необычно тугая и влажная щель умопомрачительно приятно обсасывала головку члена и ствол. Он не просто стоял, он звенел от возбуждения и желал снова и снова вторгаться в эту упругую женскую плоть. Мне безумно нравилось, как припечатываются к моему телу её пурпурные ягодицы, а похотливые девичьи недра жадно заглатывают целиком и мокро облизывают мой орган.

Если бы процессом было доверено руководить мне, я бы периодически на пару мгновений снижал темп, пропуская пару фрикций, чтобы контролировать подкатывающую волну оргазма. Но сейчас был не тот случай, и меня никто не спрашивал.

Эгоистичная краснокожая сучка, что скакала на мне, похоже, привыкла думать только о себе. Приоткрыв рот, она вскинула голову вверх и даже не смотрела в мою сторону. Она всецело предалась греховному наслаждению, и все её мысли были где-то глубоко между ног. Там, где, повинуясь её воле, сновала сейчас моя набухшая елда.

Мои ощущения её не волновали, но они скоро стали такими, что ни о каком контроле говорить уже было невозможно. Я стиснул зубы и прикусил язык, но это не помогало. Всё тело теперь содрогалось от возбуждения, и никак не получалось переключить мысль, чтобы на что-то отвлечься.

Не знаю точно, сколько я продержался, но в конце концов сдался и, импульсивно сотрясаясь, стал кончать прямо внутрь этой похотливой бесовки. Мой член стрелял и стрелял спермой, снова и снова глубоко засаженный в горячую женскую плоть.

Она не могла этого не заметить, но её, в отличие от обычных девчонок, совершенно не волновала вероятность залететь, и поэтому она только обрадовалась бьющему в неё фонтану из спермы. Теперь демонесса запрыгала на мне ещё интенсивнее, издавая животные вопли.

Это безумие продолжалось и продолжалось. Её озверевшее влагалище так страстно всасывало в себя мой член, что он и не думал опадать после разрядки. Даже стала подкатывать новая волна возбуждения. Я лежал и, прикрыв глаза, наслаждался пребыванием в этом пышущим страстью женском теле.

Внезапно кайф был прерван каким-то грохотом. На этот раз он раздался уже не в подъезде, а совсем рядом – буквально в паре метров. Я не сразу понял, что происходит, когда стена напротив моей кровати вдруг затряслась и её значительная часть стала исчезать вместе с висевшем на ней недавно купленным телевизором.

Из огромной зияющей дыры доносился звон мечей, чьи-то крики и прочие звуки горячей баталии. Отблески пламени стали озарять мою комнату оранжевыми всполохами. Едкий дым и сернистый смрад тут же заволокли помещение.

Я растерянно взглянул на свою дьяволицу – на её лице не было ни удивления, ни испуга – скорее, это была досада. Она не перестала двигаться, а наоборот ускорилась, будто надеясь всё-таки успеть кончить, «пока не началось». И мне оставалось лишь гадать, что именно может сейчас начаться.

Очень скоро послышались тяжёлые шаги. Кто именно приближается, видно не было, но это только добавляло жути. Кто-то высокий и грузный остановился прямо за спиной моей любовницы. Его огромная рука оранжевого цвета крепко схватила дьяволицу за середину хвоста. Вторая длань с чёрными когтями вцепилась ей на талию.

Я сжался от ужаса и понятия не имел, чего ждать в следующую секунду. А вот она, похоже хорошо знала того, кто стоит позади неё, и что собирается с ней делать. Тем временем над её рогатой головой возник невероятных размеров мускулистый, торс другого демона, определённо мужского пола.

Его кожа имела такой же пурпурно-красный цвет, но это меня уже не так впечатлило. Шокировал полуметровый размер убийственных рогов, растущих у него прямо изо лба, который венчал жутковатую, поросшую длинной щетиной брутальную физиономию. Пронизывающий взгляд его оранжевых глаз был направлен куда-то сквозь меня.

«Господи… никогда больше не стану даже флиртовать с замужними!» – клялся я себе мысленно. И бороду отпускать тоже зарёкся, потому что моя фирменная недельная небритость, которая должна была производить неизгладимое впечатление на женщин, выглядела сейчас как детский пушок в сравнении с грубой порослью на его почти звериной физиономии.

В следующий миг я почувствовал, как движения все ещё скачущей на мне наезднице вдруг прекратились, а потом возобновились, но совершенно с иным ритмом. Теперь она стала двигаться гораздо медленнее, но с куда большей амплитудой. Я даже не сразу понял, что произошло.

Позже осознал, что теперь этот адский демон держит бесовку одной рукой за хвост, а другой за ягодицу, и вгоняет свой инструмент ей в задницу, даже не удосужившись снять с моего члена. Такого стыда вперемешку со страхом и отвращением я никогда ещё не испытывал. Но выхода не было, и я продолжал оставаться невольным участником этого дьявольского тройника.

Так вот лежал и гадал, кем он ей приходился: мужем, братом, отцом?.. Вряд ли брат или отец станет таким образом вразумлять заблудившую девицу. Но поди знай нравы этой нежити! А может, это какой-нибудь её командир взвода? Или прапорщик? Хотя нет, прапорщиков я повидал, они немного другие.

Мой недавно кончивший ствол уже не испытывал тех ярких ощущений от скольжения в тесной и влажной щели. Но и не опадал, как это ни странно. А вот натянутая сразу в обе дырки девчонка сотрясалась от мощных толчков и всё громче стонала. Спустя минуту-другую и вовсе затрепыхалась, как краснопёрка на рыболовном крючке. Вскинула кверху свою рогатую голову и бурно кончила, завывая словно волчица.

Демон тут же вышел из задницы демонессы и волоком потащил её за хвост обратно в дыру, сквозь которую пришёл. Та с невозмутимым видом ловко извернулась и ухватила цепкими пальцами лежавшие рядом с кроватью свои щит и меч. В тот момент мне показалось, что подобное с ней проделывали уже не однажды.

– Арруф каммуба! – сказала она, глядя на меня. – Уррыза катада! – добавила и громко расхохоталась.

– Эээ… Счастливо… – пробормотал я с идиотской улыбкой и зачем-то помахал рукой.

С нескрываемой оторопью я наблюдал, как рогатый демон, размером с двустворчатый шкаф, медленно утаскивает за хвост из нашего мира обратно в свой эту краснокожую дикарку. А та смиренно волочится позади него, громыхая по паркету своим оружием, при том заливисто хохочет и глядит мне прямо в глаза.

Едва они прошли сквозь стену, портал мгновенно схлопнулся, и на невредимой стене снова красовался мой новенький телевизор.

Я до сих пор помню её взгляд. Он был разным. Сначала испуганный, потом лукавый, а теперь довольный. Было в её кошачьих глазах что-то неземное, завораживающее и искреннее. Честно говоря, я очень рад, что не сдал тогда её военным и даже помог спрятаться, когда её разыскивал какой-то злобный Куррыт. Но уж никак не думал, что буду по ней скучать. А сам вот теперь скучаю…

 

(Всего 108 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Гуманоиды

4 комментария к “Гуманоиды. Часть 4: Боевая единица”

  1. Спустя минуту-другую и вовсе затрепыхалась, как краснопёрка на рыболовном крючке.
    Хорошо сказано. Но почему для сравнения взята красноперка, а не другая небольшая белая рыба? Например, плотва?

    1
    1. Ну, просто плотву я никогда не ловил, а краснопёрок ловил. В детстве. И хорошо помню, как они трепыхались, когда я их из воды вытаскивал. А ещё краснопёрка – потому что у неё (у чертовочки) кожа красного цвета. У нас ведь тут нет табу на разговоры о цвете кожи? ))

      1

Добавить комментарий