Гуманоиды

Я давно привыкла к тому, что у меня есть старший брат, который любит и всегда защищает меня. И если в школьные годы кто-то дразнил меня за то, что я была пышкой, он тут же интеллигентно, но весьма доходчиво объяснял любому невеже что к чему. Егор старше меня всего-то на пару лет, но я воспринимаю его как настоящего сильного мужчину.

Когда ему исполнилось восемнадцать, его забрали в армию. Спустя два года он вернулся повзрослевшим, возмужавшим и очень статным парнем. За это время я тоже успела стать совершеннолетней, но рядом с ним хочу по привычке казаться маленькой и беззащитной. Сразу по возвращении он устроился работать на завод, где всю жизнь трудится наш отец.

Родители очень волновались за него, пока он служил. И я тоже. Зато теперь нашей радости не было предела. Ещё задолго до майских праздников мы все вместе решили, что, если погода позволит, обязательно выберемся на эти длинные выходные на природу. Раньше, когда мы были детьми, родители летом часто выезжали с нами на излучину Дона. Мы брали с собой палатки, удочки и проводили за городом по несколько дней.

Весна в этом году выдалась ранняя. В наших краях давно уже стояла сухая солнечная погода. Ранним утром первого выходного дня мы погрузили в нашу старенькую «девятку» палатки, котелки, рыболовные снасти, резиновую лодку – всё то, что уже несколько лет валялось в кладовке без дела. Папа даже наш с Егором старенький велик привязал к багажнику на крыше.

Девственная, едва отошедшая от зимнего сна природа, встречала нас ласково и приветливо. Мы всей семьёй рыбачили, гуляли, ходили в ближайший лесок за грибами и даже купались, хотя вода и была ещё прохладной. Днём играли с братом в бадминтон, потом он катал меня не велике, усадив на перекладину, как в детстве. А на закате он ездил на нём в ближайшую деревню и привозил оттуда трёхлитровую банку парного молока после вечерней дойки.

Праздничные дни летели один за другим. Было так хорошо, что не верилось, что выходные когда-то могут закончиться. На третий день наши мужчины наловили целое ведро окуней, и мама сварила из них шикарную уху. А когда стемнело, мы сидели вокруг костра и пили чай с мятой и другими ароматными травами. Я сидела рядом с Егором, и, положив голову ему на плечо, слушала его байки про армейскую службу. От костра ввысь взвивались яркие оранжевые искорки и тут же терялись среди бесчисленных звёзд.

В какой-то момент мне стало казаться, что одна из звёзд, всё это время светивших в ночном небе, начала двигаться. Сначала едва заметно, но с каждой секундой она ускорялась, а её свечение становилось как будто бы ярче. Вскоре звезда превратилась в короткую и очень яркую полоску, которая устремилась к земле и быстро исчезла где-то за деревьями.

Я не стала перебивать брата, так как сама была очень увлечена его рассказом. К тому же, из школьного курса астрономии знала, что это наверняка был обыкновенный метеор, который сгорел в атмосфере. Впрочем, про себя посетовала, что мне тогда в голову не пришло загадать желание, глядя на «падающую звезду».

В нашем лагере было две палатки. Сначала хотели сделать, как и всегда – мужскую и женскую половину. Но уже на следующий день всё переиграли: одна палатка стала родительской, а вторая досталась нам с Егором.

Вскоре, сидя у костра, мужчины оживлённо заспорили о своей политике. А мама, закрепив на голове налобный фонарик, уединилась под их с отцом полотняным пологом с томиком детектива в руках. Мне стало скучно и захотелось спать. Я встала и направилась к небольшому лесочку неподалёку, чтобы сходить перед сном по-маленькому.

Я уже не раз навещала этот лесок в одиночестве, так что, несмотря на темноту, страшно совсем не было. Луна светила на редкость ярко, и очертания кустов и деревьев были довольно чёткими. Найдя подходящее укромное местечко, я приспустила плавки купальника и присела.

Неожиданно где-то совсем близко от меня – буквально за соседним кустом – кто-то зашевелился. Я даже испугаться не успела. В следующий момент сквозь листья стал проливаться какой-то зеленоватый свет. Было похоже, что там кто-то прячется с фонариком и подсматривает за мной. От неожиданности мои ноги сами собой спружинили. Выпрямившись в полный рост, я судорожно расправляла на попе, как назло, скатавшиеся жгутом трусики.

Решив эту проблему, я расправила подол коротенькой туники и была полна решимости пристыдить того, кто наблюдал за мной из-за кустов. В уверенности, что это мальчишки из той большой семьи, что приехала сегодня днём аж на двух машинах и остановилась неподалёку, я сделала шаг навстречу этому свечению и даже угрожающим тоном пару раз кашлянула.

Свет тут же погас. А через пару секунд в кустах снова кто-то зашевелился. Судя по звуку, тот, кто там был, медленно направлялся в мою сторону. Вот тут, если честно, мне стало как-то жутковато, но желание пристыдить негодников было так велико, что я стояла, как вкопанная, и ждала.

Сложно описать, что я испытала, когда увидела, кто ко мне вышел! Не знаю, сколько их там было всего, но я чётко увидела перед собой две невысокие фигурки серого цвета. Худощавые, ростом сантиметров тридцать-сорок, не больше. Стояли на двух тонких ногах, руки были тоже тонкими и длинными. А их грушевидной формы головы казались непропорционально большими. Рот и нос – крошечные, щёки впалые, зато глазища – огромные, да ещё и чёрные, как смоль!

Они просто вышли и смотрели на меня, не мигая. А я была не в силах даже закричать от испуга. Вместо этого я опрометью бросилась бежать прочь. Неведомые существа преследовать меня не стали. Не помню, как, но я добежала до палатки, залезла внутрь, зачем-то застегнула вход на молнию и укрылась по самую шею одеялом.

От шока я не могла ни говорить, ни кричать, ни плакать. Я прокручивала в голове увиденное и никак не могла найти этому объяснения. Показалось? Почудилось? Возможно, но ведь фигура была не одна, а сразу две, притом, совершенно одинаковые! И я их не только увидела, но сначала услышала, как они там в кустах копошились! А ещё это странное свечение…

Немного успокоившись, я решила, что до утра никому не стану об этом рассказывать, чтобы не пугать на ночь глядя. Вскоре брат с отцом закончили спорить, залили костёр водой из реки и отправились отдыхать. Когда Егор расстёгивал вход в палатку, я вся сжалась и зажмурилась от страха. Мне казалось, что сейчас сюда войдёт не он, а те пришельцы, которых я видела в лесу. До меня вдруг дошло, что «упавшая звезда» и увиденные мной в лесу существа могут быть как-то связаны между собой.

– Ты уже спишь? – окликнул меня знакомый и такой родной голос.

– Его-о-р… – обернулась я к нему. – А ты когда-нибудь инопланетян видел?

– Гм… Ты знаешь, у нас в армейке некоторые поговаривали, что наш прапор явно не с этой планеты. Хотя… А что?

– Ну, хватит!.. Я же серьёзно тебя спрашиваю…

– Да нет, откуда?.. А ты? Видела, что ль?! – спросил он не без иронии.

– Кажется, да! Только что!

– О! И где они? – Егор всё ещё был уверен, что я над ним подшучиваю.

– ТАМ! – привстав, я указала пальцем в сторону леса.

– И какие они?..

– Не знаю… но страшные!..

– Страшные?.. – Егор впервые предположил, что я не шучу. – А описать можешь?

– Ну… маленькие, тёмно-серого цвета… совсем маленькие – вот такие. – Я показала рукой их рост от земли.

– Ну, а если такие маленькие, чего испугалась-то?

– Ага! А ты глаза их видел?! Знаешь, какие чёрные, большие и жуткие!

– В том лесочке, говоришь? – Егор вял в руки фонарь и дважды щёлкнул выключателем, проверив его работу.

– Ты куда это собрался?!

– Пойду посмотрю, кто там тебя напугал. Хочешь – пошли вместе, дорогу покажешь…

Я судорожно замотала головой, поглубже кутаясь в одеяле.

– Фу! Ну, и сиди тут, бояка… сам разберусь! – сказал Егор и стремительно покинул место нашего ночлега.

Секунд десять я лежала в палатке неподвижно и слушала, как отдаляются его шаги. Потом мне вдруг стало за него так страшно, что страх за саму себя куда-то исчез. Я понятия не имела, как смогу защитить брата от этих странных человечков в лесу, но решительно откинула одеяло, схватила второй фонарик и бросилась вслед за ним.

– Оп-па! Ты что, серьёзно? – моё появление озадачило брата. – Я подумал, раз ты со мной не пошла, значит, выдумала всё.

– Гм! А куда тогда сам намылился? – обиделась я.

– Блин!!! Не поверишь, но мне просто надо отлить…

С минуту мы прошагали в полном молчании.

– А ты не врёшь? Давай тогда я уйду, а ты прямо здесь… ну… Только в лес не ходи один ночью, пожалуйста!!!

– Хах! Нетушки! Идём теперь туда вместе смотреть на твоих инопланетян! Тем более, что мы уже почти пришли. Далеко ещё до того места, кстати?

Мы пробирались сквозь поросль кустарника, которым был окружён тот лесок. Чтобы попасть на полянку, где я присела пописать, нужно было пройти ещё немного прямо и свернуть направо, огибая большую корягу.

Одной рукой я вцепилась в ладонь старшего брата, а во второй сжимала фонарь, помогая ему освещать путь. Егор хотя и старался выглядеть уверенно и решительно, но было видно, что он тоже напряжён. Его выдавало то, что он перестал болтать и троллить меня за трусость.

Через минуту мы стояли перед теми самыми зарослями, из которых ко мне вышли два приземистые существа. Лучи обоих наших фонарей были направлены на кустарник. Мы вглядывались в освещаемую листву, стараясь увидеть хоть что-то необычное, но ничего кроме веток, травы и листьев не увидели.

– Так… ладно. Выключи на время свой фонарь и отвернись, я сейчас быстренько полью это дерево и пойдём спать. Хватит уже дурью маяться!..

Я послушно отвернулась и погасила фонарик. Мне было и стыдно, и обидно, и по-прежнему страшно… А ещё стало холодно. Я обхватила себя руками за плечи, стараясь согреться. Мой взгляд то и дело снова и снова переносился в сторону того злополучного кустарника.

Внезапно оттуда раздался шорох. Точно такой, как я слышала до этого! Оторопев, я включила фонарь и направила его луч к тому месту, откуда исходил звук. В следующий миг в зарослях зажёгся яркий зеленоватый свет. Возня среди ветвей стала более заметной, они заколыхались, потом раздвинулись и из них прямо ко мне, щурясь от света моего фонаря вышел один из пришельцев.

– А-А-А!!! Егор, вот он! Смотри, вот он!.. – завопила я что было сил. – Что делать, Егор?! Давай убежим!!!

Но ответа не последовало. Я направила фонарь на своего брата, который стоял в нескольких шагах позади меня. Он невозмутимо застегнул молнию на шортах и с каменным лицом направился в мою сторону. Фонаря в его руках уже не было. В метре позади него вышагивали ещё два инопланетянина, их несуразно большие головы едва выглядывали из высокой травы.

– Они сзади, Егор! Уииии!.. Они тут везде!!!

Я визжала как резаная, судорожно кружилась и перепрыгивала с ноги на ногу, будто стараясь стряхнуть с себя какую-то заползающую на меня нечисть. Мой фонарик упал на землю и погас. Одновременно погасло и свечение в кустах. Но свет от яркой луны не дал воцариться полной темноте.

Со стороны спины у меня тоже оказалось двое пришельцев. Он стояли по стойке смирно, никак не реагируя на мои вопли и пляски. Их огромные чернющие глаза смотрели в мою сторону гипнотическим взглядом. И как только я подумала про гипноз, моё тело с каждой секундой стало всё меньше мне подчинятся.

Внутренне я была всё ещё страшно напугана и хотела убежать куда глаза глядят. Но мои ноги меня не слушались, вместо этого я просто замерла на месте, вытянув руки по швам. Ни кричать, ни вертеть головой тоже не получалось – эти инопланетные твари каким-то образом полностью контролировали сейчас моё тело, мои движения и даже дыхание. Они контролировали всё, кроме моих мыслей.

Сознание оставалось полностью ясным, но моё тело мне больше не принадлежало. Я как бы наблюдала за всем происходящим со стороны, но, в то же время, ощущала всё, что происходит со мной. С Егором, судя по всему, происходило нечто подобное. Он подходил ко мне всё ближе какой-то неестественной походкой, он был похож на марионетку, которой управляет невидимый и не слишком умелый кукловод.

Брат приблизился ко мне вплотную со стороны спины. Я ощутила затылком прикосновение его подбородка, а его волосатые колени щекотали тыльную сторону моих бёдер чуть ниже кромки подола туники. В следующий момент его руки проникли мне под мышки и сразу легли на груди, прикрытые лишь тонкой тканью короткого хлопкового балахона, поскольку лиф от купальника я сняла ещё в палатке, готовясь ко сну.

Он никогда ничего подобного себе не позволял! Да и я сама ни за что ему этого не позволила бы! Но сейчас мы оба не могли контролировать свои действия. Ими полностью управляли эти коварные пучеглазые коротышки, что окружили нас со всех сторон. Сначала я насчитала пять приземистых головастых фигур, но вскоре из зарослей вышло ещё несколько, и я сбилась со счёта.

Они обступили нас кольцом и молча смотрели, как брат лапает меня. Его руки, тем временем, помяв мои груди, стали опускаться ниже, прошлись по животу и скользнули ещё дальше, прямо к лобку. Одна ладонь Егора так и осталась на самом низу моего живота. А другая его большая и тёплая пятерня стала совершать круговые движения прямо на моей киске, стараясь нащупать пальцами сквозь ткань туники и трусиков от купальника ложбинку меж моих половых губ.

Потом его сильные пальцы начали собирать подол, задирая его всё выше. И вот я уже ощущаю его прикосновения только через податливую синтетическую материю купальника. Его толстый средний палец вмял ткань глубоко меж складок моей щелочки и плавно курсирует внутри образовавшейся глубокой бороздки. Я явственно ощущала клитором его мягкие ритмичные надавливания. Гладко выбритая абрикосинка у меня между ног от этого тут же пустила сок, и Егор наверняка чувствовал пальцем мою горячую скользкую влагу.

Текла я почему-то сильнее обычного. И когда мои, заправленные в щелку трусики, насквозь промокли, рука брата полностью нырнула в них, оттянув сверху резинку. Теперь я осязала каждой клеточкой своей возбуждённой промежности все пять его пальцев. Они мяли и плющили мои скользкие от смазки губки, крутились вокруг бутончика клитора и то и дело ныряли внутрь моей горячей норки.

Это было каким-то безумием! Всегда очень приятно ощущать между ног ласкающие прикосновения чьих-то рук. Это совсем не то, что ласкать себя самой. Меня ужасно заводит, когда тот, кто меня ласкает, без слов угадывает мои потаённые желания и надавливает или трёт именно там и точно так, как мне того хочется. Но от мысли, что меня сейчас ласкает родной брат, было как-то не по себе.

Мне особенно нравилось, когда его средний палец, углубившись на всю длину в мою горячую пещерку, медленно двигался назад, скользя по её верхнему своду. Он останавливался на некоторое время почти у самого выхода. Там, пониже клитора, он нащупывал узенькое отверстие мочевого протока и нежно массировал его подушкой пальца. Было ужасно стыдно, но невероятно приятно, потому что ласки сикочки (так я с детства её называю) – моя самая настоящая слабость!

Мне хотелось выть от наслаждения, когда он медленно и мягко вальцевал кончиком среднего пальца эту маленькую дырочку у меня между ног. Меня буквально распирало от сладострастия и бесстыдства. Внутренне я опасалась, что он сместит свою руку и станет ласкать меня в другом месте. Хотелось немного присесть и раздвинуть ноги, чтобы ему было удобнее ещё более чувственно надрачивать меня там. Но моё тело меня не слушалось.

Иногда, когда мастурбирую в постели, я тереблю одним пальчиком свой клитор, а другим тру и растягиваю себе это едва заметное отверстие, из которого писаю. У меня просто сносит крышу от этого! Я даже мечтала о том, как было бы здорово лечь на спину, сбросить одеяло, раскинуть в полном бесстыдстве бёдра пошире и дать кому-то возможность вставить мне в эту дырочку, например, наслюнявленную ватную палочку!

Особенно сладко у меня получалось кончать, в нужный момент ритмично надавливая на вход мочевого протока подушечкой мизинца, стараясь максимально приласкать его внутреннюю поверхность. Ради этого я даже ногти стала коротко стричь. Но сделать это самой всё равно сложно, поскольку дырочка слишком узка для пальца, а совать себе туда посторонние предметы я всё же побаивалась.

Я буквально таяла в объятиях Егора, предаваясь наслаждению от его сумасшедших ласк и своих похотливых фантазий. Теперь уже обе его руки бесчинствовали у меня между ног, стянув трусики чуть вниз на бёдра. Смазки выступило столько, что обе мужские кисти полностью обволокла мылкая и горячая на ощупь пелена. Проникновения больших сильных и тёплых пальцев в мою бесстыжую хлюпалку сопровождались громким чваканьем.

Инопланетные наблюдатели, что обступили нас кольцом, молча смотрели своими чёрными глазищами, никак внешне не реагируя и не пытаясь вмешаться в этот процесс. Я не понимала, кто они и зачем делают такое с нами. Всё происходящее казалось каким-то извращённым сновидением. Но мы с Егором были не в силах что-то изменить.

Внезапно он прекратил ласкать меня, опустился на корточки. Так как он стоял позади вплотную ко мне, теперь его волосатые бёдра обхватили мои голени. Он запустил руки мне под подол туники, ухватил там трусики и потянул их вниз. Спустя секунду синтетические плавки скатались жгутом и оказались у меня на лодыжках.

Егор сел на землю. Ухватив меня за верхнюю часть бёдер, он потянул меня на себя, ложась на спину. Мои ноги были связаны трусами, и я не могла сделать ни шагу. Но моё тело изогнулось вперёд, повинуясь чужой воле, а выглянувшая при этом из-под подола голая попа стала плавно опускаться назад. Таким образом через пару мгновений я уселась своими белыми булочками брату на низ живота.

Теперь он взял меня за плечи и снова стал тянуть назад, пока я не приняла горизонтальное положение, лежа спиной на нём сверху. Моё темя почти упиралось в его подбородок, а его руки задрали подол туники выше пупка. Ноги брата обвили мои ноги и с силой потянули их в разные стороны. Собранные на лодыжках трусики из эластичной ткани растянулись, затрещали, а в следующий миг соскочили с правой стопы и с огромной скоростью улетели влево, куда-то в кусты.

Руки Егора опять легли на мои груди, но теперь они нырнули под тунику, и его пальцы касались непосредственно моей нежной кожи, а мои стоячие соски упирались ему в центр ладоней. Его сильные ноги, с намотанными на них моими голыми ножками, стали сгибаться в коленях и расходиться в стороны. Мои ляжки при этом сначала приняли вертикальное положение, а потом и вовсе почти прижались к животу.

Я видела, как несколько серых пришельцев, что стояли позади нас, теперь перешли вперёд. Оттуда им было лучше видно все мои выставленные напоказ и изрядно надроченные до этого прелести. Стыд, смешанный со страхом, помноженный на мою полную беспомощность, сейчас почему-то только усиливал возбуждение.

Моя голова была немного приподнята, и я хорошо видела в лунном свете свой гладко выбритый лобок, расходящийся на две, блестящие от смазки, мясистые складки у себя между ног. Головастые коротышки тем временем сосредоточились впереди нас и выстроились в шеренгу. Я снова попыталась их сосчитать, но опять сбилась. Их было не меньше десятка.

Я разглядывала их, а они таращились своими здоровенным чёрными зенками на мою совершенно голую письку. Мне удалось рассмотреть, что у них в промежности тоже имеется кое-какое хозяйство. Это был совсем крохотный стручок и мошонка с парой яичек, каждое размером с фасолину. Все они явно имели какое-то отношение к мужскому полу. Но было совершенно не ясно, как, учитывая размер их достоинства, они могли бы сейчас мной воспользоваться. Я тогда и представить себе не могла, что произойдёт дальше!

Посозерцав мою наготу ещё с минуту, один из гуманоидов вышел из строя и сделал несколько шагов ко мне. Когда он подошёл вплотную к моим прелестям, мне была видна только его голова и верхняя часть серого торса. Моя пухленькая попка лежала сейчас на лобке у Егора, а распахнутая щель оказалась ровно на той высоте, где висело хозяйство пришельца. Но всё равно в голове не укладывалось, как и что он собирается делать со мной этим своим «комариным хером».

Впрочем, слово «висело» уже едва ли было применимо к достоинству инопланетянина. Когда он сделал шаг назад, чтобы подать какой-то одобрительный знак своим соотечественникам, я увидела его напрягшийся и увеличившийся в размерах орган. Но даже в таком состоянии он был размером и толщиной не больше огрызка простого карандаша.

Гуманоид приблизился ко мне вплотную и впервые коснулся меня. Он положил свои трёхпалые руки мне на лобок, а возбуждённым отростком упёрся в розовую мякоть моей мокренькой девочки. С виду его серое тело выглядело холодным и скользким, как у рептилии. Но на деле оказалось, что оно даже намного горячее моего, а кожа его вовсе не похожа на змеиную, очень мягкая и какая-то бархатистая.

Ухватившись обеими руками за возвышенность моего лобка, он начал совершать тазом ритмичные движения. Я чувствовала, как его эрегированный стручок вторгается в розовую мякину моих внутренних губ, тычется и утопает в пучине их влажной и тёплой плоти. Но это нельзя было даже с натяжкой назвать сексом. Скорее это было похоже на ковыряние в киске кончиком спички.

Ощущения от этого во сто крат проигрывали даже тем, что я сама себе могу доставить там одним только наслюнявленным пальчиком. И уж точно не годились в подмётки тем, что пару минут назад с моей, текущей в три ручья писюлькой, вытворял Егор, вальцуя подушкой пальца мою самую любимую дырочку.

Однако спустя каких-то десять секунд я рассуждала уже совершенно иначе. Через несколько практически холостых для меня фрикций микроскопический торчок пришельца вдруг тоже нащупал ту самую дырочку. Недолго думая, он направил его мне именно туда. Ощущение распирания заполняемой твёрдой и горячей мужской плотью уретры вызвало сразу целый ураган в моём, возбуждённом предварительными ласками, теле.

Он погружал его в меня плавно, но уверенно, пока его горячий лобок не впечатался мне в клитор, а мягкий шарообразный живот не расплющился у меня на лобке. Постояв так секунду, он также плавно, но довольно быстро вывел его из меня почти целиком, чтобы тут же вставить обратно. Я поверить не могла, что он делает это со мной на самом деле!

Он действительно шпилил меня своим крохотным писуном прямо в мою самую потаённую и сладкую дырочку! Ощущения от его вторжений в неё трудно описать словами. Каждое движение там его тонкого, но упругого органа было сравнимо с тем, что женщина испытывает на пике наслаждения. Иными словами, я стала кончать практически с первого его проникновения. Но это был оргазм, который не проходит сам собой через несколько секунд. Это ощущение может длиться столько, сколько он будет пялить меня таким образом.

Член гуманоида хотя и был чуть толще зубочистки, но он не был гладким. Он состоял из множества каких-то узелков и уплотнений. Втискиваясь в норку моей увлажнённой уретры, они ощутимо тёрлись о её внутренние стенки, нежно массируя и распирая изнутри. Мне раньше никогда самой не удавалось получить столько восторга от подобных ласк, хотя я, порой, подолгу оттачивала своё мастерство, лёжа в постели или в тёплой ванне.

Движения пришельца были монотонными и размеренными. Его немигающий взгляд выл направлен туда, где его микроскопическое, но весьма упругое достоинство столь умело натягивало меня, заставляя внутренне содрогаться и трепетать при каждом новом проникновении.

Егор подо мной почти не двигался. Его ладони мягко сжимали мои голые груди, а пальцы сдавливали и покручивали соски. Ноги удерживали мои широко расставленные пышные бёдра в приподнятом положении. Казалось, его целью сейчас было фиксировать моё тело так, чтобы этот пришелец смог доставить мне как можно больше удовольствия, а я полностью расслабилась и подставляла ему свою бесстыжую писюлю.

Инопланетянин же работал с ней, как заведённый! Было видно, что и ему этот процесс доставляет огромное удовольствие. Его глаза то округлялись, то немного прищуривались, когда он плавно, но уверенно полностью вгонял своё жальце прямо мне в мою мокренькую сикочку. В такие моменты мне казалось, что я вот-вот описаюсь.

Я не могла ни шевелиться, ни кричать от восторга, ни как-то ещё выразить ту эйфорию, которая мной овладела. Только спазмы изредка пробегали по всему телу, заставляя вздрагивать низ живота, и судорожно пульсировать колечко попки. А его шпиндель всё вальцевал и растягивал изнутри узенькую норку моего мочевого протока.

В какой-то момент пришелец вдруг остановился, как будто его кто-то пультом на паузу поставил. А потом вдруг бешено затрясся всем телом, его стручок тут же из меня выскочил и оросил мне правую ляжку несколькими горячими каплями. После этого гуманоид вытянулся по струнке, развернулся и зашагал прочь.

Я почувствовала себя словно скрипка, на которой маэстро только что виртуозно выводил замысловатые мотивы, а теперь вдруг отложил смычок в сторону и удалился. Однако, не успел мой первый любовник скрыться в кустах, как на его место направился второй, покинув стройную шеренгу.

Он приблизился, подобно своему соплеменнику положил руки мне на лобок и прильнул ко мне своим хозяйством. Я тут же ощутила, как его свисток налился кровью и затвердел. Вскоре он умело нащупал им мою сыкливую дырочку и вставил его туда.

Меня снова тут же понесло к небесам! Моя уже, изрядно надроченная сика, моментально стала откликаться сильнейшими волнами, которые разносились по всему телу. Я такого никогда не ощущала, даже трясясь под мужчиной в оргазме! Мои широко раздвинутые пышные ляжки едва заметно содрогались от пронизывающих сладострастных судорог.

Узелки и уплотнения горячего инопланетного органа неспешно втискивались один за другим в мою узкую горловинку, проникали всё глубже, лаская невероятно чувственную внутреннюю плоть. Это было настолько сильно и приятно, что всё тело стали пронизывать незримые молнии. Они десятками исходили из моей, текущей в три ручья, щелки и ударяли разрядами в самых отдалённых и неожиданным местах моего гладкого упитанного тела.

Оно стало реагировать на эти импульсы. Мои вскинутые к верху стопы затряслись мелкой дрожью. А распластанные по сторонам на траве руки стали подпрыгивать, когда гуманоид в очередной раз плавно, но напористо вводил в мой девичий проток свой жилистый и упругий поршенёк.

Так продолжалось ещё пару минут. А когда он, подобно своему предшественнику, затрясся и выстрелил мне на бритый лобок своей инопланетной спермой, меня вдруг накрыла такое мощное цунами наслаждения и сладострастия, что я едва не потеряла сознание, не выдержала и тоже прыснула из письки короткой струйкой ему на живот.

Потом меня по очереди поимели в сику все оставшиеся пришельцы из тех, что стояли рядом. А брат смиренно лежал подо мной, ласково мял мои нежные сиси и бережно удерживал в позе цыплёнка табака, чтобы я могла сполна насладиться этими, исполненными бесстыдства, проникновениями. Я в очередной раз сбилась со счёта, пытаясь понять, сколько миниатюрных смычков поиграли сегодня на моей скрипочке.

Любовники сменялись один за другим. Должна признать, что где-то в середине процесса я стала даже различать размер, форму и толщину их органов. Несмотря на кажущуюся похожесть и монотонность движений, у каждого из них был свой какой-то неповторимый ритм и темперамент.

Я поняла, что неспроста описалась, когда гуманоид сначала остановился, а затем резко вытащил из меня свой маленький торчок. Оказалось, что всякий раз в такие моменты моё наслаждение становится особенно невыносимым. Внутренняя мускулатура сокращается, будто желая удержать внутри покидающий моё тело этот горячий и скользкий стерженёк. Проходя этот пик, я на самом деле эякулирую, брызгая из уретры коротенькой струйкой горячего девичьего секрета.

Всё происходило как будто в тумане. Хотя моё сознание и оставалось ясным, но мой разум был не в силах анализировать и обрабатывать ничего, кроме упоительного восторга, которое мне дарили сотни или даже тысячи глубоких фрикций внутри уретры. Вполне возможно, что я даже на какое-то время отключилась от реальности и унеслась в настоящую нирвану.

Помню, когда очередной пришелец пристроился ко мне и вошёл в мою сикочку, меня стало колбасить сильнее обычного. Его смычок, будто вобрав в себя всю силу, опыт и мастерство своих предшественников, так сладко и умело охаживал мою скрипочку, что ощущения, которые были в самом начале, не идут ни в какое сравнение с теми, которые я испытывала сейчас.

Руки Егора тоже стали более подвижными. Теперь он не просто легонько покручивал мои соски. Каждый из его пальцев охаживал умелыми ласками мои нежные холмики. Иногда он скользил ладонью по моему мягкому уютному животику, доводя ею почти до самого лобка и вскользь дотрагивался кончиком пальца до перевозбуждённого клитора.

Эти его поглаживания и прикосновения вместе с ритмичными и бесконечными движениями горячего и упругого, но такого эластичного и, в тоже время, жилистого поршенька внутри моей самой стыдливой норки, лишили меня остатков рассудка. Не дожидаясь, когда кончит мой партнёр, всё моё тело стало трястись и подпрыгивать, содрогаясь от волн безумного испепеляющего оргазма. И мне показалось, что, окончательно теряя сознание, я снова описалась, причём на этот раз по-настоящему…

* * *

Трясясь от страха, я лежала в нашей палатке и ждала брата. Мне казалось, что сейчас сюда войдёт не он, а те пришельцы, которых я видела в лесу…

– Ты уже спишь? – окликнул меня знакомый и такой родной голос.

– Его-о-р… – обернулась я к нему. – А ты когда-нибудь инопланетян видел?

– Гм… Ты знаешь, у нас в армейке…

Он осёкся на полуслове, и мы оба растерянно замолчали. По его лицу пробежал холодок лёгкого ужаса от слишком уж реального ощущения дежавю.

– Мне одному кажется, что этот разговор у нас с тобой уже был?..

– Н-нет… мне тоже так кажется… А потом ты взял фонарь и…

– Да, взял фонарь и пошёл в тот лесок, до ветру, а ты за мной зачем-то увязалась…

Егор дважды щёлкнул выключателем и вышел из палатки…

Я знала, что будет, если я сейчас пойду вслед за ним. Знала, потому что делала так уже неоднократно. Начиная с третьего раза, я догадалась оставлять трусики от купальника здесь и идти в лес в одной только тунике, потому что помнила, как они мешали мне наслаждаться его предварительными ласками.

Находясь в лесу, я тоже знала, как мне лучше встать, чтобы потом удобнее лечь и сполна получить в свою любимую дырочку очередную неистовую порцию этого неземного удовольствия. Но я не знала одного: что будет, если я сейчас не последую за своим братом…

(Всего 1 049 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Гуманоиды

15 комментария к “Гуманоиды”

  1. Замечательный рассказ, спасибо, автор! 👍

    Но я не знала одного: что будет, если я сейчас не последую за своим братом…

    Надеюсь, это намёк на продолжение? 😉

    0
    1. Признаться, поначалу я не планировал продолжения этой истории. Однако, дописав до конца, решил оставить задел для дальнейшего развития событий. И в голове уже даже появились некоторые идеи. 😋

      1
      1. Согласен с Вами: продолжение просится однозначно, поскольку необходимо ответить на целый ряд вопросов:
        – гуманоиды знали о сексуальных пристрастиях героини, или просто случайно так всем повезло;
        – развитие отношений с братом;
        – попытки выбраться из марионеточного состояния (Ваш крючок в конце рассказа);
        – зачем вообще этих, лупатеньких, сюда занесло, и т.д.

        В общем, ждём проду!

        0
  2. Необычное произведение. Захватило и утащило за собой ))). Читала с замиранием сердца, и всё думала: “Что будет в финале с главной героиней?”. То-есть рассказ из разряда тех произведений, про которые говорят: “Читается на одном дыхании”

    2
          1. Алина, я совсем не льстец, я просто констатирую факт насчёт тебя. Это точно, после твоего комментария мне и добавить нечего, ты всё точно ичётко выложила, как говорят в авиации – “в ёлочку”.

            1
  3. Как-то летом на опушке, брат с сестрою зажигал,
    Подработал дирижером, он ей сиськи наминал,
    Не планетные артисты, заглянули в тот лесок,
    Каждый инопланетянин, приволок с собой смычок,

    Нот там нет и нет пюпитра, в голове девчонки хмель,
    Тонкий стрюк вогнавши в секель, шпилят как виолончель,
    Неземное наслаждение, сей концерт ей доставляет,
    Карусельной групповухой, день сурка напоминает.

    Мне очень понравился сей рассказ. Автору огромное спасибо “десять”
    Надеюсь что в последствии ей объяснят, что за симфонию пытались исполнить, эти инопланетные гастролеры виртуозы смычконосцы 😂

    1

Добавить комментарий