Хмурый февраль. Глава 4. Головная боль

-Жень может тебя все-таки проводить?- Сказал Артем осторожно пожимая Жене на прощание руку.

-Спасибо ребят  но не надо.  Я один сейчас хочу побыть.  Подумать.

-Ты только особенно-то сильно на раздумья не налегай.  Ни к чему хорошему это не приведет.  Сперва остыть надо. И уж потом , на трезвую голову все и обдумать.

-Да я понял Диан,  понял.  Вот только трезвую голову мне сейчас иметь совершенно не хочется. Наоборот.  Нажраться хочу. -Женя покачал головой.

-Тебе бы сейчас по-хорошему поспать  надо.-продолжала гнуть своё Диана. —  Утречком проснешься, а она уже и вернулась.  И все снова будет, как  раньше.

-Оптимистка ты  Дианочка.  Как раньше уже не  никогда будет.

-Ты  Жека главное её сходу не прибей. Я тебя конечно понимаю но  постарайся держать себя в руках.

Диана никак не прокомментировала слова Артема  но внимательно и несколько подозрительно взглянула не мужа  нервно теребя в пальцах брелок.

-Постараюсь.  Но ничего не обещаю.

Женя кивнул на прощание и вылез из «Опеля».

Они проводили Женю взглядами до тех пор пока  он не скрылся за дверью подъезда.

-Нда.  Что-то будет…-задумчиво протянул Артем.-наворотила  Лидка делов….

-Думаешь  она  так просто не выкрутится?-Вопросительно взглянула на мужа Диана.

-Однозначно.  Я очень сомневаюсь, что она вообще выкрутится.  В такой ярости я Женьку еще не видел.  Хотя я его  прекрасно понимаю.  За такие фортели и шею свернуть можно.

-Нда-а- искоса бросив взгляд на супруга протянула  Диана и непроизвольно  сглотнув  задумчиво потерла шею  оставив  наконец  брелок в покое.- Можно.

Тем временем Женя вышел из лифта  на пятом этаже и достав из кармана  ключи открыл дверь и вошел в пустую квартиру.

Привычно сняв ботинки он сунул ноги в любимые тапки и прошел в комнату.

Первое, что бросилось ему в глаза  это был уже немного выцветший  рекламный плакат с автографом  звездуна.   И с этого плаката висевшего на стене ЕГО,  пока еще его дома  ему лучезарно улыбалась отвратительная  морда  бывшей звезды поп-музыки Шуры Топтунова.   Того самого ушлепка, что только, что походя втоптал в дерьмо и самого Женю и всю его жизнь…

Со всей дури до боли сжатый кулак врезался в ненавистную харю .  А потом еще раз и еще…

Боли Женя не чувствовал он продолжал молотить разбитыми в кровь кулаками  бетонную стену прикрытую лишь только тонким слоем  раскрашенной бумаги.   Он продолжал бить до тех пор пока изодранный в клочья, забрызганный его кровью портрет  не слетел со стены на пол.

Несколько раз пройдясь по нему ногами  Женя начал немного успокаиваться.

Но ненадолго.  Его  взгляд упал на на большую напольную вазу подаренную им на десятилетнюю годовщину  Жениными родителями.  Круглая дата, как никак….И Женя с размаху пробил ногой по   разлетевшейся на мелкие осколки вазе.

Но этого ему показалось мало и он схватив стоявшую на полке со всевозможной сувенирной всячиной  красивую рамку для фотографий  на которой  были запечатлены они с Лидкой  во своего свадебного турне.

На фотографии они были молоды и счастливы..  Они стояли обнимаясь на фоне  залитого  ярким солнцем  песчаного пляжа и невероятно синего моря.

Море. солнце,  пальмы и горячий песок…  Они пили «Южную ночь»  и ели темный виноград.  Кажется он назывался «Изабелла».  Лиде очень нравился этот ни с чем не сравнимый вкус.  Они смеялись и радовались жизни.

Теплые волны ласкали их разгоряченные тела, когда они лежа  в полосе прибоя любили друг друга.   А южное небо  мягко укрывало их  темным, бархатным покрывалом…

Это было.  Было и ушло навсегда.  И больше никогда не вернется.   Все в прошлом.  Осталось только вычеркнуть и забыть.

Женя размахнувшись запустил рамкой в угол.  Раздался звон разбившегося стекла.  Вычеркнуть и забыть.

Он направился к шкафу совершенно не обращая внимания,  что с его разбитых рук все еще капает кровь оставляя на полу россыпь багровых   отметин.

То, что он искал, как и следовало ожидать было на месте.

Достав  початую бутылку настоящего  армянского  коньяка, за качеством поставок  в «Солнечную Долину» Карен всегда следил неукоснительно,  лично дегустируя каждую партию.  Коньяк у него и правда всегда был отличный.

Женя щедрой рукой набулькал себе изрядную порцию и выпил её залпом.   Тут же налил вторую.

Легче не стало.   На душе было погано и хмуро, так же как и раньше.   Оставалась одна надежда,  накидаться до состояния бревна.

Немного утихомирив свою агрессию и решив ограничится незначительными  разрушениями Женя приступил к выполнению поставленной перед собою задачи.

А именно сел бухать.

Вот только удавалось это довольно слабо.  От выпитого Женя дурел но  вожделенной отключки все  никак не было.

Лишь под утро ему удалось забыться коротким, беспокойным сном.  Нервная перегрузка вкупе с алкоголем сделали свое  черное дело.

Правда  толком отдохнуть ему так и не удалось.  Проснулся он когда уже рассвело,  хотя назвать рассветом царившую за окном уныло-серую хмарь язык не поворачивался.  А еще дико раскалывалась голова…. Вот блядство, нажраться до невменяемости так  толком и не удалось, а похмелье тут, как тут. Куда же без него родимого.

С тяжким стоном Женя прошел в ванную и сунул голову под струю холодной воды.

Во рту, как кошки насрали,  а в голове явно поселилось семейство дятлов ударников. А по всему телу носятся спятившие хомячки с заточенными  острыми коготками.

Холодная вода помогла, но слабо.  Женя полез в аптечку и достал оттуда аспирин.  Запив две таблетки  извлеченным из холодильника апельсиновым соком  он поплелся в комнату.

Телефон нашелся  довольно быстро. Так и есть. Отключен.

Женя включил аппарат и поморщившись от заигравшей задорной музычки проверил входящие.  Ничего важного.   Лидка так и не проявилась. Сука.

Первым делом он позвонил теще и договорился чтобы дети задержались у нее на все выходные.  В понедельник им надо будет идти в школу.  Теща особой радости не высказало но и не отказалась.  Хотя для порядку и поворчала.  Внуков она любила по-настоящему,  без  всяких оговорок и экивоков.  После смерти мужа, Лидкиного отца  для Тамары Викентьевны они  оставались единственным светом в окошке.  Если Лидка всегда жаловалась на довольно строгое воспитание матери,  учительницы с многолетним стажем,  то внуков та  явно баловала  всегда позволяя им то, что никогда бы не позволила собственной дочери.

Боль потихоньку начала стихать,  видимо аспирин начинал действовать. Боль не исчезла совсем, она спряталась где-то в глубине черепа время от времени напоминая о себе короткими  но весьма болезненными вспышками  спазмов.

Второй звонок Женя сделал своему, еще институтскому приятелю  Олежке  Ракитину по прозвищу Ракита.  В свое время Женя  ему  как-то здорово помог в одном довольно неоднозначном и весьма деликатном деле. С тех самых пор Ракита и чувствовал себя  по гроб жизни  ему обязанным.  Так что в такой малости  отказать не должен бы. Но…  Люди меняются.

Как и думал Женя  Олег не отказал.  Да и с чего бы ему не приютить на несколько дней ставшего вдруг бездомным друга. В его-то хоромах.

В распоряжении  довольно успешного бизнесмена  средней  руки Олега Георгиевича Ракитина  имелся просторный и комфортабельный коттедж в одном из  многочисленных коттеджных поселков ближнего  Подмосковья. Некоторые даже назвали бы этот  скромный домик особняком,  но  Олежка из прирожденной ему скромности  предпочитал довольствоваться простым словом коттедж.

К тому же в данное время сии хоромы чуть-ли  ни полностью пустовали.   После  очередного развода  Хозяин  проживал на данной территории практически в гордом одиночестве,. Если не считать  конечно приходящую  пару раз в неделю домработницу.  Он всецело наслаждался заслуженными тишиной и покоем,  постепенно восстанавливая  изрядно пошатнувшееся в житейских бурях душевное равновесие.

Побросав в большую дорожную сумку все самое необходимое Женя вызвал такси.   Он еще толком не знал, что будет делать дальше но оставаться дома просто не мог.  Конечно если до понедельника эта тварь не объявится  придется вернуться,  школу для детей ведь никто не отменял.  Но что-то Жене подсказывало,, что она скоро вернется, никуда не денется,  а вот как раз оставаться с ней под одной крышей Жене не хотелось категорически.   Перед глазами вновь встала  картина, как она ныряет в машину…Лживая тварь. В бессильной  ярости Женя заскрипел зубами.

Ему вообще встречаться с ней не хотелось.  Боль была слишком свежей.  Ему надо немного успокоится и пасторальные пейзажи подмосковного  тихого коттеджного поселка  подойдут  для этого в самый раз.  Конечно было бы куда лучше умотать куда-нибудь в глушь, в Саратов…  Но из ближнего Подмосковья до работы  добираться куда ближе, чем из Саратова.

Пилюкнула СМСка сообщив Жене, что возле подъезда его уже ждет белый  «Фольксваген»  под командой водителя  Насрулло…  Они, что там издеваются что ли?  Вот интересно. как этому самому Насрулло вообще здесь  с таким именем живется?  Хотя какая разница.   Имя водилы абсолютно  точно соответствовало внутреннему состоянию  самого Жени. Ощущение обосранности никуда не пропало.

Спустив в унитаз окурки Женя заглянул в комнату.  Убирать устроенный им давеча  беспорядок Женя даже и не подумал.  Если надо сама приберется, не переломится…

Еще раз проверив потушенность и погашенность  Женя  набросив на плечо сумку закрыл за собой дверь.

Внизу  пристроившись крайним  в неровном ряду припаркованных у обочины машин его действительно ждал видавший виды Фольксваген грязновато-белого цвета.   Водитель со столь неблагозвучным для русскоговорящего уха именем оказался парнем весьма разговорчивым и всю дорогу развлекал Женю  историями из  жизни  родного кишлака под акомпонимент  жизнерадостных напевов зурны.

Женя его особо не слушал но был благодарен, уже  хотя-бы за то,  что на этой  восточной волне вряд-ли начнут крутить  .песенки в исполнении  основательно  протухшего звездуна.   Вот уж что-что, а его побитые молью шлягеры  слышать Женя уже не мог органически.

С пробками,  этой извечной проблемой  Москвы и ближнего Подмосковья им повезло и вскоре за поворотом дороги показались  аккуратненькие строения  коттеджного поселка.

Осторожно  прикрыв за собой дверь Лида  осторожно выбралась в коридор.  Голова казалось была  готова взорваться от раскалывавшей её боли.

Спустившись на лифте в холл первого этажа она вышла на улицу и остановилась в задумчивости. Боль не давала сосредоточится но и так было понятно, что самой ей до дома никак не добраться.  Попросить денег на дорогу  у Шуры она постеснялась, а он сам конечно же не догадался.  Мужчины вообще  по своей природе очень недогадливы.

Лида  повернула голову и болезненно сморщилась.  Надо бы какую-нибудь таблетку от головы.    Ну вот зачем пила…. Да и вообще….

Надо у кого-то попросить телефон и позвонить….но кому?

По хорошему конечно-же Женьке, но звонить ему после вчерашнего…  Страшно. Он скорее всего злой до невозможности.  Что и не мудрено после того, что она натворила.   Это же надо так учудить. И ведь не пьяная была.  Сначала не пьяная.  Это потом уже шампанское в голову ударило.

И вот как объяснить Женьке то, что она сама себе объяснить не в состоянии.  Тогда в тот самый момент когда она стояла возле открытой двери лимузина казалось , что она поступает правильно.  Находясь в одном шаге от своей девичьей мечты взять и отказаться?  Вот так просто?.  В конце концов он же просто предложил покататься.  Да, она понимала, что на самом деле  далеко не просто покататься.  Но это же всего лишь на ОДИН РАЗ.   Всего одна ночь.  Воплотить сказку и вернуться  обратно в реальную жизнь….  Вот только сказка оказалась далеко не волшебной.  Брр.  Если бы она знала что будет дальше… Она бы никогда не села в этот проклятый лимузин. Но увы изменить прошлое невозможно. Главное чтобы  Женька понял.  Понял и простил.  Он ведь  добрый, а главное он её любит. Значит должен простить.

Но вот позвонить наверное лучше сначала не ему.  Дианка.   она ей обязательно поможет.

Откликнулся на ее просьбу далеко не первый прохожий.  Что делать, народ постепенно утрачивает былую неосторожность  учась не доверять как  незнакомым,  так и  хорошо знакомым людям..  И в общем-то довольно небезосновательно.  Мошенников развелось, яблоку негде упасть. Чем дальше. тем больше доверие становится весьма дефицитным товаром.

Немолодая усталая женщина лет пятидесяти с очень приличным хвостиком протянула  Лиде старенький мобильник  и сочувственно покачав головой произнесла

-Что милочка,  влипла?

-Еще как.- кивнула сморщившись от головной боли  Лида.

-Ну тогда делать нечего, надо выбираться.

-Постараюсь.

Номер Дианки Лида вспомнила далеко не сразу.  Головная боль не давала как следует сосредоточится.   Мысли ворочались  в мозгу с неимоверным трудом.    Но память все-таки не подвела.  После третьего гудка  Ди ответила.

Лиду она узнала не сразу.  А когда узнала…. Нет кричать она не стала просто спросила.

-Ты где?

-Я не знаю. Ди,  мне помощь твоя нужна.  Я осталась без денег, без телефона. …  И как отсюда выбираться понятия не имею…

-Я сейчас подъеду за тобой.  Адрес какой?

-Какой здесь адрес?-шепотом обратилась Лида к женщине.  Та хмыкнула и назвала адрес.   Лида продиктовала его  Диане и отключилась.   Она протянула телефон женщине и поблагодарила.

-Спасибо вам.  Выручили.

-Не за что.-  хмыкнув усмехнулась та.-Пить меньше надо.-потом покосилась на обручальное кольцо  у Лиды на пальце и  кивнув на него невесело добавила.- Теперь еще с мужем объяснятся придется.

-Придется….Но я даже не представляю как…-Лида  сокрушенно покачала больной головой.

Ди  появилась почти через час.  Лида уже извелась вся.  К головной боли прибавилась и дикая сухость во рту.  Невероятно хотелось пить.

Наконец  к обочине рядом с ней подкатил  знакомый красный «Опель». Лида распахнув дверцу плюхнулась на переднее сидение.

-Ди,  у тебя от головы чего-нибудь нет?  И попить.

-Для тебя  всегда найдется. Радикальное средство.  Французское.. Гильотина называется. Чик и дурной головы, как ни бывало.  Ты чего  вчера учудила мать? Ты хоть представляешь, что  там  потом было?

Диана  достала  аптечку и извлекла оттуда  бумажную упаковку анальгина.   Протянув Лиде таблетки  она взяла бутылку воды и отдала ее страдающей подруге.

-Женька сильно злой был?  Матерился наверное?

-А ты как думаешь?- Ди смотрела как подруга  выдавив из упаковки  белый кругляш  отправила его в рот и жадно припала к горлышку бутылки. -После того,  как чуть под колеса не попал,  все руки в кровь разбил и в ледяной луже искупался? Какой он по-твоему должен быть? Белый и пушистый?  Нет Лидочка он был мокрый,  грязный и невероятно злой.

Удовлетворенно покивав  головой и дождавшись когда поперхнувшаяся водой Лида наконец откашляется,  Ди продолжила- Но при этом  почти не матерился…  Молчал.  А это куда хуже, как ты сама понимаешь.    Когда злой мужик не орет и не ругается он думает.  А вот когда надумает что-то, то начнет действовать. А вот это остановить уже  будет гораздо сложнее.  Ладно,  ты мне лучше скажи оно хоть того стоило?

Услышав это Лида буквально взвыла.  Вкратце поведав подруге историю своих ночных злоключений. она закончила.- Вот так вот и можно считать, что почти ничего и не было.

-Вот.  Вот этого и держись.  Ничего не было.   Он может чего и хотел но у него ничего не получилось.  Во-первых ты не дала, во-вторых импотентом оказался.  Про то , что в рот у него брала ни слова.   Просто потряс перед тобой  своей висюлькой,  а тебя при виде этого и вырвало.  А он с пьяну и захрапел.  Выстави его смешным и жалким.   Тебе даже и врать почти не придется.  Просто кое о чем умолчать.

Ну, а в машину  ты села сдуру.  Он же просто покататься предложил.  А ты и поверила.  Вот такая ты дура.   И вот здесь ты Женьке скажешь чистейшую правду.  Дура и есть. Я понимаю если-бы по-тихому…. Ну понравился мужик. Все не без греха.  Но  вот так-то зачем?

-Ди.  честно   не знаю.  Как помутнение какое-то нашло. Когда поцеловал…закружилось все вокруг….

-Ну хоть целоваться умеет…. Слушай если он языком так хорошо владеет то…  Похоже не все ты его таланты раскрыла подруженька….

-Да, ладно тебе… Меня при одной мысли о нем  уже тошнить начинает.- Лида сморщилась и вновь отхлебнула из бутылки. -С Женькой-то мне, что  теперь делать?

-А что мы бабы в таком случае обычно делаем?  Кормить мужа повкуснее, тем что он  больше всего любит.  Мужики они на еду падкие.  Не даром ведь говорят, что путь к их сердцу лежит через его же желудок.  Ну и в постели ублажать так,  чтобы он больше ни о чем и думать не мог. Может у него какие фантазии есть.  Тебе  самой лучше знать.

— В попку он несколько раз просил.  Но я не давала.  Боялась.

-Ну, так в чем же дело.  Теперь дай.  А еще лучше сама предложи.  Пусть он тебя как следует в жопу выебет.   А ты еще и поори  при этом  погромче.  Слезу пусти.  Вроде, как он тебя и накажет.  И все довольны.

-Думаешь простит?-с надеждой в голосе спросила Лида.

-Не знаю.  Тут на самом деле сложно сказать.   Кто-то прощает, а кто-то и нет.  Твой Женька мужик  конечно добрый но  после того, что ты устроила…. Не знаю.

-И я не знаю…. Ди дай сигаретку.- Вздохнув попросила Лида.

-Ты же вроде бросила..  Возьми в бардачке.  Зажигалка там же.

-Бросила.   Уже сто лет не курила.  Но сейчас  без сигареты никак. -Лида достала из бардачка тонкую пачку «гвоздиков»  и золотистую зажигалку.

Она  глубоко затянулась ароматным табачным дымом.

-Голова пошла… Это из-за того что долго не курила.

-Зря снова начала.-Глядя на подругу  Диана тоже  потянулась за сигаретами. -Вредно это.

-Плевать.   Похоже это наименьшая из моих проблем.

-Да, кстати,  там на заднем сидении твоя сумка.  Ты ее у Артема оставила.

-Где?-спохватилась Лида и обернулась назад.  Обнаружив потерю она тут же её цапнула и начала в ней рыться.

-Пропущенные только от мамы…  Это потом…. Ди прозвони Женьке. Я сама боюсь.-Лида умоляюще посмотрела на Диану.

Та тяжко вздохнув набрала номер.

-Он не в сети.-сказала она через   несколько секунд. -Видно телефон отключил. Да ты не волнуйся  мы уже скоро подъедем.

-Вот именно.  Поэтому-то я и волнуюсь.  Страшно…. Ди,  а может ты со мной  поднимешься.  При тебе он на меня так орать не будет.

-Думаешь?- прищурилась скептически Ди -Я бы на его месте не только орала.  Я бы тебе всю морду расцарапала…. Ну ладно, ладно не хнычь…  Вместе пойдем.   А то действительно прибьет еще…

-Ничего не было.  Запони это раз и навсегда.  И твердо стой на своем.  Отмазка конечно так себе.  Не поверит конечно.  Но  прямых доказательств-то у него нет.   Может и выгорит.  Хотя я бы точно не поверила.- напутствовала подругу в лифте Диана.

Двери лифта с шумом открылись и подруги вышли в лифтовой холл.

Пару раз  Лида от охватившего её панического ужаса со звоном. роняла  на пол ключи  В конце концов Дианка не выдержав  отобрала их у нее и не открыла дверь сама.

Подруги прислушиваясь вошли в  прихожую.  В квартире было тихо и пусто.   Женькиной куртки на вешалке не было.  Не было и его ботинок.   Зато стояли домашние тапочки.  Мужа явно  жома не было.  С одной стороны из груди Лиды вырвался непроизвольный вздох облегчения,  тяжелое объяснение откладывалось  на потом..  Но с другой стороны ее охватило беспокойство,  а куда он собственно подевался?  Воображение тут же начинало рисовать одну картину страшнее другой.

Лида  осторожно заглянула в комнату.   Первое, что бросилось ей в глаза это был  заляпанный багровыми пятнами  измочаленный и изодранный в клочья  рекламный плакат  Топтунова…  Потом она  увидела кучу осколков оставшихся от напольной вазы  подаренной родителями Жени  и  валяющуюся  на полу в углу  разбитую фоторамку с их  портретом  сделанным во время свадебного  путешествия на море..

Она подняла фотографию аккуратно освободив её от осколков стекла и  отряхнув рукой от пыли.

На изображении они были молоды и счастливы…  шмыгнув носом Лида вытерла рукой сами собой навернувшиеся на глаза  слезы.  И тут она заметила маленькие бурые пятна  в разных местах испятнавшие пол.  Что это?  Кровь?  Ах да, Ди же говорила, что у Женьки были изранены руки.  Точно кровь.  Но как много…..  Как же так?  Она даже и предположить не могла, что до такого может дойти.

Лида еще раз посмотрела на фотографию в  своей руке,  на окружающий её разгром,  на пустую квартиру…. И тут страшная догадка вспыхнула у нее в голове.

Лида бросилась к шкафу-купэ и резким движением откатила дверцу.

Некоторых,  самых любимых  Женькиных вещей на месте не было….  Не было его старого, растянутого свитера,  который Лида уже давно порывалась выбросить  но Женька  все не давал этого сделать.  Не было  безразмерной толстовки с капюшоном  бессменно  служившей ему во время  утренних пробежек.  Не было его любимой клетчатой ковбойки….  Потертых джинсов. Не было всех тех вещей без которых ему было-бы  непривычно  и неудобно обходиться…. А это значит…. Нет.  Этого не может быть.  Этого просто не может быть…

Лида сидела на кухне и ревела.  Слезы сами лились из глаз неудержимым потоком.  Что же она натворила….Дура.

Рядом с Лидой сидела  Ди и пыталась её успокоить.

-Может так оно даже и лучше. Погуляет немного.  Напьется раз другой  и успокоится. А через пару дней глядишь и вернется.

-А вдруг не вернется?  Мало-ли случится что  может?  Он же  у меня   почти не пьет.

— А ты не думай о дурном. Вернется.  Никуда он  не денется.  Он же тебя любит.  И тебя и  Димку с Иришкой.   Вернется.

Диана обняла Лиду за плечи и прижала к себе.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

(Всего 216 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

18 комментария к “Хмурый февраль. Глава 4. Головная боль”

    1. На данном этапе Женя принял ЕДИНСТВЕННО разумное решение. Тайм-Аут. Чтобы сгоряча не наворотить дел. Мог ведь в сердцах и Лидку прибить. А оно надо. Успокоиться, а потом немного остыв и принимать решение. И не важно каким оно в конце цонцов будет. Главное, что оно будет обдуманным.

      2
            1. Самый страшный это первые часы когда очень просто сорваться и просто убить или покалечить. Их они пережили и пока все целы. Теперь им предстоит решить что делать дальше. Разойтись окончательно или попробовать как-то склеить осколки…

              2
  1. Однозначно правильное решение относительно «остывания». Никогда ещё горячая голова не делала ничего дельного и разумного. Обох жалко по-своему, на самом деле. И думаю, что дети здесь сыграют ещё не последнюю роль.

    2
  2. Нафаня, увы, надо признать: оригинал намного лучше копии. Я не берусь судить стилистику рассказа на английском. О переводе скажу коротко: полнейший отстой. Хотя многие, иногда даже автор «Знахаря…» восхищаются английскими текстами, переведенными на русский.
    Почему же оригинал лучше копии? Потому что ситуация, в которой оказалась героиня, более жизненная, чем в ситуации придуманной тобой.
    Я уже писал, не может 35-летняя женщина, без особых задатков бл…и, сесть на виду жителей белокаменной в автомобиль к «юному орлу».
    В оригинале — танцы. Один. Другой. Муж не обращает внимания.
    Процесс соблазненния — за кадром. Длительный. С разными приемами…
    У тебя, извини, нету даже намека на какую-то игру.
    Просто Лида захотела потрахать Шуру…
    Я наверное неправ, что осмелился это написать…
    Но…
    Истина дороже.

    1
    1. Это твое право Одиссей. Кому-то нравится одно, кому-то другое. Скажу тебе только что позже хочу написать еще один вариань с другими персонажами Но вот дойду до этого или нет пока не знаю. Переводы тоже попадаются вполне нормальные. Насчет нелогичных поступков я тебе уже говорил. В алгоритме человеческих действий ВСЕГДА заложен некий элемент случайности. Поэтому поведение человека и отличается от поведения машины. А по поводу Лиды. Ну вот надеялась она что муж простит. Если любит простит эту мантру твердят изменщики спокон веку… Щаззз. Взбрыкнул. Меня кстати куда больше чем сама ситуация с демаршем Лиды (это некая условно поставленная задача) интересуют здесь последующие действия персонажей. В оригинале Джим ныл-ныл и смирился с ролью оленя. Линда поняла что поступила жестоко по отношению к мужу когда сама побывала на его месте. До этого она типа считала «А чо такого ну трахнулась разок со звездуном. Это же всего на одну ночь». Правда самой смотреть вслед уходящим мужу с эскортницей ей почему-то было больно….
      Здесь как мне кажется действия персонажей куда естественней. Ну а делать из звездуна суперлюбовника и супермачо мне не захотелось. Марк в оригинале ЧМО но в красивой упаковке. А у меня он чмошник во всем.

      3
      1. Оригинала не я читал. Да и не хочется: «тонны нытья» ещё и на «буржуйском наречии» — звучит малопривлекательно! 🙂 Вам же я очень признателен за эту публикацию. Читается легко и с огромным удовольствием. Переживания героев переданы весьма красноречиво и правдоподобно. Осмелюсь даже предположить, что и они были удачно адаптированы. Во всяком случае, то, как Женя переживает случившееся, наверняка отличается от переживания Джима. Равно как и темперамент русского (украинского, белорусского… — славянского) мужика разнится с характером заокеанского/европейского джентльмена.

        1
        1. Совершенно верно Джим типичный белый американец рубежа 20-21 веков. С промытыми начисто мозгами и кастрированным чувством собственного достоинства. Потому и способен только сидеть и ныть. Женя наш человек и его реакции нам близки. И понятны.

          1

Добавить комментарий