Художник: Gesto di libertà

— Ну что ж. — Марко поправил свою шикарную шевелюру, которой гордился, — Это моя художественная студия.

Лейла осмотрела огромное, залитое солнечным светом, помещение. На полу лежал огромный белый холст, натянутый на раму и напоминал ей большую двуместную кровать. Она была далека от такого искусства, ее личное искусство ограничивалось работой, соблазнением, но ее чары с Марком развеивались, поскольку он сам был очарователен. В возрасте, с сединой в волосах, но очень стройный и особенной хитринкой в ярко карих жгучих глазах.  Сразу было видно, что человек он непростой, особенно, как долго он рассматривал Лейлу, когда только подъехал к «Сиреневым Фонарям». Ей было невдомек, зачем Марко ее выкупил, когда она имела крышу и деньги, частично не свои. У нее больше не было дома.

— Женское тело всегда было объектом искусства — продолжал Марко. — Женские формы всегда вдохновляли художников и секс — он всегда будет в моде, ведь нет ничего прекраснее человеческого ресурса. — он посмотрел на Лейлу и добавил. — Ты особенная. Ты совершенна, но и в совершенстве физическом есть пределы. Я хочу, чтобы ты стала частью вечности человеческой мысли. — Но Лейлу не трогали эти слова, она не понимала вдохновленного Марко, и в этот момент он все понял по ее глазам.

— Школу заканчивала?

— Да, скромно ответила Лейла.

— А университет? — Лейла промолчала в ответ.

— Не проблема, — сказал Марко. — Закончишь, какой захочешь. — он налил вино в бокал. Посмотрел своим глубоким взглядом  на девушку и сказал:

— Покажи себя. Разденься. — Лейла с лёгкостью спустила с себя платье и белье. — Что ж ты такая скованная? — добавил Марко и подошел к музыкальному центру. Она настроил музыкальный центр и из него полилась красивая симфоническая музыка.

— Ты говорила, что умеешь танцевать? Давай.

Лейле эта музыка была непонятна. Она поняла. что мужчина на своей волне и убедить в чем-то его нет смысла. Она закрыла глаза.

— Правильно, вслушивайся. — добавил он. — Как много бабочек слушает классику? — он налил себе еще вина. — Им не до классики. — с грустью в голосе добавил он.

Лейла стала немного двигаться с закрытыми глазами, пытаясь уловить волну. Понемногу движения стали шире, стали появляться жесты, Лейла начала слушать музыку сердцем, чего никогда не делала, встала на пальцы и сделала несколько па. Она немного волновалась и не спешила открывать глаз. Помещение было огромным, белым, с гладким паркетом и босыми ногами было легко танцевать обнаженной перед Марко. Она интуитивно стала делать более сложные движения и в какой-то момент она забыла, что за ней наблюдают.

В это время Марко взял планшет и карандашом стал намечать скетчи женского тела, увлеченно наблюдая за Лейлой, которая погрузилась в звуки незнакомой доныне ей музыки. В воздухе словно воспарила эротическая муза, управляя невидимыми энергетическими процессами в помещении, между ними. Это был невидимый тесный контакт ночной бабочки и художника. Но, музыка остановилась и Лейла села на пол. Она почувствовала ладони Марко у себя на плечах.

— Ты была великолепна! — восторженно и спокойно сказал он. — Если ты жива, запомни, все еще можно изменить. Как тебя зовут на самом деле?

— Кристина. — ответила девушка.

— Кристина. — засмаковал имя художник. — Теперь тебя будут звать Кристина. Отличный выбор псевдонима, мне нравится, но Кристина! Вот в нем ты настоящая.

— Что теперь? — спросила девушка.

— Я хочу посмотреть, как ты ешь.

Кристина очень была удивлена и голодна. Марко вышел из комнаты и вернулся с подносом фруктов.

— Ешь медленно. Поиграйся с едой. Давай сядем — он отошел в самый светлый угол комнаты. — Вот здесь!

Обнаженная Кристина села в угол, села в несколько поз, которые подсказал Марко, как будет выгоднее. В итоге она сидела широко раздвинув ноги, и ее розочку ярко освещало солнце.

Марко сел наискосок, чтобы его тень не мешала солнечному солнцу освещать тело Кристины, взял планшет, бумагу и что-то быстро рисовал карандашом.

Лейла с трудом сдерживала жадность. Ей хотелось чего серьезнее, но на подносе были только фрукты и бокал вина. Она начала с винограда, и когда желудок немного насытился, ей стало легче и она словила себя на том, что больше не смущается наблюдения Марко за ее телом. Она впервые за долгое время почувствовала себя прекрасной и стала заигрывать с ним. Марк стал улыбаться и что-то себе рисовать. Вначале она раздавила виноград и его соком намазала соски. Клубнику она чуть дольше держала в губах и в ее ясно голубых глазах стал появляться огонек. Гранат она сочно разломала и на лице остался брызнувший сок.

— Пожалуйста, не стирай его! — сказал Марко

Кристина продолжила. Она очистила банан и стала гладить им свою нежную персиковую кожу, касаясь пупка, сосков, шей, розочки. Медленно, с намеком на оральные ласки она его съела. Запивала вином, которое слегка разлилось по ее лицу, и помня, что Марку понравился гранатовый сок на лице, медленно стала разливать вино на себя. Кожа покрылась легкой држью от неожиданности и слегка перехватило дыхание девушки.

Марко это очень нравилось. Он подал руку девушке и повел ее к хосту.

— Я хочу сделать нечто особенное. Для себя и для тебя. Ложись. — Марко снял с себя белую рубашку и красивую цепь с шеи, оголив свое накачанное в зале, тело. Снял штаны и трусы.

Рядом стояли большие белые банки с краской. Холодные руки синей краски коснулись груди Кристины, от неожиданности она сделала глубокий вдох. Краска стекала по телу и попадала под спину на холст, на ее длинные русые волосы, на руки и ноги. Марко взял желтую краску и руками стал гладить ее бедра. Оранжевая краска коснулась ее лица, она слепила глаза и девушка их закрыла. На холсте лежать было неудобно, но от влажной краски, от того, как Марко водил руками по телу, было неимоверное возбуждение. Она почувствовала, как член Марко вошел в ее киску и медленно, по мере движения, становился более упругим, крепким, горячим. Девушка не смогла сдерживать удовольствия и стала ярко стонать. Марко перевернул ее на колени, обхватил своими большими руками уже непонятно, в какой краске, ее тело и стал ритмично управлять круглой и миниатюрной попкой Кристины, каждый раз меняя темп. Краски стали смешиваться, тела Кристины и Марко оставляли замысловатые разводы на холсте. Ей было очень необычно быть полностью покрытой краской и заниматься сексом со своим художником — покровителем. Они переместились на бок и их удовольствию не было пределов. Они были по своему прекрасны, обнаженные и разноцветные, они словно совершали сексуальный танец на холсте и он слегка поскрипывал, вот — вот готовые порваться. Но не порвался. Даже когда Кристина села на член Марко и стала яростно напитывать свою розочку наслаждением. Марко был в восторге от молодого тела Кристины и за все время страстного секса он гладил ее. Наслаждаясь упругостью ее груди и ягодиц.

После душа они собирались и вышли в город на ужин. Кристина была великолепна в облегающем иссиня — черном платье от Армани и Марко во время разговора учил манерам поведения. А после добавил:

— Если хочешь, живи здесь, в центре, в студии. Если хочешь. Я тебя не держу. Я готов платить тебе за жилье и университет, если решишь чему-то научиться. Я сфотографировал картину и отправил ее своем менеджеру. У нее прекрасное образование искусствоведа и она сказала, что картина настолько гармонична и сексуальна, что на выставке в Америке произведет настоящий фурор.

— А как же выкуп — удивилась Кристина. — Разве, я тебе ничего не должна?

— Дорогая, милая, девочка — улыбнулся харизматичными ямочками Марко. — Мы создали шедевр, полный любви и свободы. Ты мне ничего не должна, ты должна себе. Быть такой же прекрасной и позволять людям любоваться собой. Хочешь в этом убедиться? Может ты комплексуешь где-то из-за лишнего веса, короткого вздернутого носа, или ломкостью ногтей, но твоя целостность — он сделал широкий жест, показывающий круг — Важнее! Твоя сексуальность, она внутри. Ты ее прочувствовала, когда стала танцевать, я это почувствовал. Ты прекрасна в своей наготе, и важна и нужна в первую очередь себе. Я тебе даю полноценный выбор. Я художник и даже я не в состоянии завладеть твоей красотой, которой многие пытаются воспользоваться. Твое юное тело когда-то состарится, но ты все равно будешь сексуальной, потому что сексуальность меняется вместе с тобой, делает тебя уникальной. Ты как вино, которое со временем начинает приобретать новые оттенки. Люби себя.

Кристина сели поближе и положила голову на плечо Марко. Он обнял ее и сделал глубокий вдох, наполненный яркими и уникальными ароматами вечернего Рима.

 

(Всего 63 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Художник: Gesto di libertà”

  1. Симпатичное произведение. Единственное, что слегка портит впечатление — некоторые фразы. Например: «После душа они собирались и вышли в город на ужин». Подредактировать бы, и вообще отлично будет!

    1

Добавить комментарий