Skip to main content

Хвостик. Главы 1 – 3

1, 2, 3 главы из книги “Хвостик”

1 Выстрел

Доводилось ли вам видеть тополь в состоянии депрессии или кита в мрачном расположении духа, а может, льва с заниженной самооценкой, кошку, что не может расслабиться, или ворону, обремененную обидой? Нужно учиться жить настоящим. Это Ирина Алексеевна давно уже усвоила и вот теперь стояла на остановке и кричала на мужчину. Она то ревела, зло смотрела на него, то отворачивалась и, сканируя пространство, присматривалась к редким прохожим.

– Стоять! Вы арестованы!

Как только к ней подошли трое мужчин, она резко присела и тут же достала пистолет. Троица шла весело, они еще издалека ухмылялись, видя, как развивается семейная драма.

– Ты посмотри на нее, не ровен час запинает мужика, – сказал один из них и достал зажигалку, чтобы прикурить.

Но то, что произошло дальше, заставило их мгновенно перейти в оборону. Один бросился на женщину, но удар пистолета в грудь сломал нападающего пополам. Он взвыл от боли, что-то в груди хрустнуло, словно сырые ветки. Удар в лоб, и он упал, ударившись головой об асфальт. Двое других бросились врассыпную.

– Я за этим! – крикнул лжемуж и, достав пистолет, произвел несколько выстрелов в воздух. – Стоять!

Женщина не заставила себя ждать. Она с проворством кошки перепрыгнула через тело, что было приковано к земле, и бросилась за третьим. Последовало несколько выстрелов, она не услышала свиста пуль, лишь промелькнул страх за себя. Направила пистолет и нажала на спуск. Убегающий кувыркнулся, словно клоун, который хотел показать цирковой номер, и теперь зрители должны засмеяться.

– Лежать! – не опуская пистолет и готовая в любую секунду открыть огонь на поражение, прорычала она. И как только догнала, пригнула ему на спину. – Лежать!

Женщина еще несколько раз прокричала и, не обращая внимания на вой раненого, быстро скрутила ему руки. Редкие прохожие разбежались от греха подальше. Застегнув наручники и подняв с земли пистолет мужчины, она пошла к первому. Тот, похоже, уже очухался и пытался подняться с земли.

За этой бандой они охотились уже третью неделю. Громкое нападение на инкассаторов, их выслеживали, но они, будто чуя засаду, все время ускользали. И вот теперь Ирина засекла знакомое лицо, ей пришлось импровизировать и подпустить их как можно ближе к себе. Риск всегда присутствует, она не подумала о дочери с сыном, которые остались у ее мамы. Это теперь Ирина Алексеевна сидела на скамейке и тряслась от страха, но тогда было не до этого.

 

Света сразу же проснулась, как в коридоре послышался такой знакомый голос. На всякий случай еще немного полежала и, убедившись, что это мама, соскочила с кровати, закуталась в плед и, шлепая босыми ногами, побежала на кухню.

– Мам, – радостно сказала девочка и сразу прижалась к женщине. – Я соскучилась. Ты надолго?

Света привыкла к тому, что ее мама могла посреди ночи уехать на работу, а проснувшись, она с Егором (это ее младший брат) могли очутиться дома одни. «Работа», – так говорила Света, провожая брата в школу. Но мама не всегда пропадала, иногда они могли подолгу жить на даче, уезжать на море к бабе Римме. Вот и теперь мама приехала к ним, а значит, как минимум на неделю или даже две.

– Мам, – шептала девочка, обнимая ее за шею.

– А ну, надела тапки! – скомандовала бабушка.

– Да сейчас, – отмахнулась девочка.

Открылась дверь, появился Егор. Он, кажется, не понял, что произошло, идя только на голос, подошел и ткнул головой в плечо мамы.

– Как вы подросли, – она так всегда говорила, а после ставила их спиной друг к другу и смотрела, кто на сколько подрос. Егор тянулся, он хотел быть выше сестры, а та не отставала и поднималась на носки.

– Так не честно, – пробубнил он и, наконец открыв глаза, сел на пол.

– А это кто у нас? – в дверях появилась Оксана, дочка ее сестры. – Иди сюда, я вам кое-что привезла.

– Что? – был крик детей.

Мама Светы любила привозить подарки, смотреть на счастливые глаза, как дети распаковывали коробки и доставали свои игрушки. Но теперь девочки уже подросли, их не интересовали глупые куклы с рюшечками и кружевами. Настало время вздыхать и охать, коситься на мальчиков и заигрывать с ними.

– Спасибо, – сказала Света, тут же напялила на себя футболку с блестками.

– Мам, а это что? – спросил Егор.

– Это военный паек…

– Круто! – завизжал мальчик. – Мы с Лешкой сегодня пойдем в поход. А это… – он потерял дар речи, увидев, как мама достала из сумки складную сапёрную лопатку для выживания. – Ваще…

– Спасибо, теть Ира.

Оксана, так же как и ее сестра, сбросила с себя ночнушку и тут же надела голубую футболку с широким вырезом на шнуровке.

– Бесстыжие, – выругалась баба Римма. – Быстро оделись, хватит сверкать голым задом. Умываться и завтракать.

Девочки обнялись и тут же скрылись в спальне, откуда донесся их радостный визг.

2 Порка

Весь день пролетел словно праздник. Светлана жила в Тюмени, но на каникулы часто приезжала к своей бабушке. Она хоть строгая, но справедливая, за это ее уважали соседи. Чуть что шли к ней за советом. Бабушка говорила, что сильнее всего обижаются на правду и справедливость. Она не перебивала, знала, как могут ранить простые слова. Очень часто бабушка говорила не то, что хотели услышать приходящие за советом.

Света с Оксаной, две сестренки-одногодки, одна родилась весной, а другая глубокой осенью. Поэтому Светлана считала себя не просто старшой, а главной. Еще два года назад, в городе, когда Оксана пришла с ночевкой, они как бы невзначай чмокнулись, так делают все девочки. Привет и чмок, пока и чмок. Но Света ощутила странное, ранее неизвестное ей дуновение в груди.

– Не шевелись, а то улетит, – сказала она и снова поцеловала сестренку. – Ты чувствуешь?

– Нет, – призналась Оксана и постаралась вырваться из объятий сестры.

– Да не дергайся, а то укушу, – Светлана так часто говорила, конечно же, в шутку, но это означало, что она немного рассержена. – Еще разок.

Оксана честно простояла не одну минуту, подставляя свои надутые немного обиженные губы. «И чего пристала, шла бы к Егору, он всегда под рукой», – думала она. А ведь Оксана мечтала о своем брате, но кроме кота у нее дома никого не было. «Везет же некоторым», – опять подумала она и постаралась понять, что чувствует Светка. Через полгода, когда Оксана опять пришла с ночевкой, Светина мама постелила девочкам на полу, и те, прижавшись и нахихикавшись, притихли.

– Опять чмокаетесь, – сказал Егор.

– Замолчи, – огрызнулась Света и толкнула брата в бок.

Он всегда спал с ними, как-то так повелось. Маленьким он завидовал девочкам, что те не на кровати, а как в походе на полу, а после это перешло в привычку. Он мог втиснуться между ними, прижаться то к своей сестре, то к Оксане. Но девочки старались от него избавиться. Когда засыпал, он начинал пинаться.

Оксана ощутила тот самый ветерок, о котором говорила Света. Она смотрела в глаза сестре и думала, почему так?

– Щекотно.

Света вытянула голову и коснулась губами ее ресниц. Она была еще та заноза, если что задумает, то пока не сделает, не остановится. Оксана хихикала, морщилась, несколько раз ущипнула сестру, а когда на них шикнула мама Светы, они затихли и уснули.

Но это было два года назад, теперь ощущения стали более острыми, словно заточились, как ножи. Иногда их поцелуи были как игра, словно полет. Но иногда руки Светы давали себе волю, и Оксана подчинялась и уже не сопротивлялась. Это был их новый мир, в котором они могли пошептаться и, прижавшись друг к другу, ощутить, как бьются их сердца.

– Ах вы, малолетки… Ах вы, развратницы… – закричала баба Римма.

Девочки сжались и побелели от страха. Ее рука сдернула тонкое покрывало, которым они укрылись на диване. Уже скоро обед, Егор убежал с Андреем на рыбалку, мама Светы ушла к своей подружке, вот девочки и улеглись в зале на диван, почувствовав свободу.

– Вставайте, окаянные, и сюда!

Приказ бабы Риммы не подлежал обсуждению. Девочки, дрожа, слезли с дивана, поправили сбившиеся платья и, переступая с ноги на ногу, ждали вердикта.

– Сюда! – был конкретный приказ.

Света хныкнула, словно заплакала, Оксана покосилась на нее, но, заметив улыбку, немного успокоилась.

– Сюда, негодницы! Ишь, вздумали разврат в моем доме устраивать…

Оксана постаралась вспомнить, что они делали, но никакого разврата не смогла вспомнить. Жесткая рука бабы Риммы подтолкнула Свету к спинке дивана и, надавив на плечи, заставила ту наклониться вперед.

– А ты что стоишь? Ждешь приглашения?

Оксана быстро подошла к дивану и, встав вплотную к спинке, наклонилась вперед. Глаза девочек встретились, и у каждой был вопрос: «что дальше?»

– Я вас отучу от этого блуда.

– Ой, – только и успела сказать Светлана, почувствовав, как рука бабы Риммы задрала подол платья и шустро стянула с нее трусы. – Ой…

Оксана не знала, что происходит, но от страха сжалась. Звонкий шлепок…

– Ойййй… – протянула Светка и зажмурилась от боли.

По комнате еще несколько раз разнесся звонкий шлепок. Оксана поняла – это порка. Через секунду и ее подол был задран, но она была готова. Трусы сползли, и сразу шлепок.

– Айййй… Айййй… Айййййй…

– Все! Будете знать. И чтобы больше ни гу-гу. Вам понятно? – девочки дружно закивали. – Хорошо, а чтобы было чем заняться, вот задание вам…

Баба Римма зачитала список, что необходимо сделать по дому, и, больше не обращая внимания на девочек, вышла во двор.

– Больно…

– Чего это она так?

– Ой, болит. Покажи? – Оксана повернулась спиной. – О-го-го.

– А у тебя, – Света показала свой зад. – Теперь и купаться не пойдешь.

– Минимум пару дней. Но это и к лучшему, пойдем на гору искать кристаллы.

Широкая линейка, которая прошлась по их мягкому месту, спокойно лежала на столе. Света схватила ее и забросила за шкаф, будто она в чем-то виновата.

– Все, конспирация.

– Ага, – согласилась Оксана и, осторожно натянув трусы, еще пару раз айкнула от зудящей боли.

3 Мода

– Я очень часто жалею, что собаки и кошки живут намного меньше людей. Иногда хочется, чтобы некоторые из них стали друзьями на всю жизнь. А некоторых людей очень хочется превратить в бабочек-однодневок.

– Ты это серьезно? – спросила Света.

– Ага, хотя они ведь тоже зачем-то нужны. Вот посмотри на дядь Женю, он все время злой, словно собака.

– Бе… – Света вспомнила, как он их отругал только за то, что они надели на головы венки.

– Но ведь он какие кресла-качалки делает, у бабушки есть одно.

– Это он сделал?

– Да, красивое, такое переплетение прутьев. А так он ничего, очень даже хороший.

– Бе…

– Идем, а то опять бабушка застукает, – на этих словах Света потерла свой зад, вспомнив про вчерашнюю порку.

Оксана взяла сестру за руку и потянула в летнюю кухню, закрыла за собой дверь и, посмотрев в окно, повернулась к Свете. Она подошла робко, опустила взгляд и, взяв ладонь сестры, чуть сжала пальцы. Странное это состояние, словно под ногами земля шатается. Она прижала ее ладонь к своей груди и, опустив голову, коснулась ее лба. Девочки стояли и молчали, каждая думала о чем-то своем.

У Светланы черные волосы, она была в белой кофточке и черной юбке, а у Оксана наоборот — светлые волосы, черная кофточка и белая юбка. Прямо шахматная доска с черно-белыми клетками.

– Ты чего?

Но Оксана не ответила, а только чуть наклонив голову и прикрыв глаза, потянула к ней губы.

– Вы где пропали! – послышался далекий голос бабушки. Девочки тут же засмеялись.

Они выскочили во двор и пошли снимать развешанное еще утром белье, именно за этим их и послали.

– Мода — вопрос денег, а стиль — вопрос индивидуальности, – сказала Оксана и сняла с веревки огромный бабушкин лифчик.

– Дай, – приказала Света и тут же забрала его из рук сестры.

Большой безразмерный лифчик в ее руках выглядел неуклюже, даже как-то комично. Света отошла под тень болтающихся простыней. Быстро сняв с себя кофточку и всучив ее Оксане, посмотрела на бабушкин лифчик.

– Он тебе великоват.

– Знаю.

Но Света не остановилась, она надела его, но тот, словно нагрудный вещмешок, опустился на живот.

– Тебе надо немного подрасти, – сказала Оксана и, оттянув его на себя, заглянула внутрь.

– И как это так?

– Что?

– Ну, это, – она сняла бабушкин лифчик и, свернув, положила в тазик.

– На, может, подойдет, – Оксана протянула панталоны. Когда-то они были ярко-желтыми, а теперь выцвели от времени и стали похожими на осеннюю листву.

– Прикольно, с мамой ходили в баню, там была женщина, ну, может чуть постарше, чем мама, и у нее было что-то подобное.

Света быстро заерзала на месте и, сняв с себя юбку, шустро натянула панталоны.

– Хи… – не удержалась и захихикала Оксана. – Ты больше похожа на какого-то средневекового барона, чем на даму. – Оксана подошла, растянула в стороны панталоны. – Прямо галифе.

– Че?

– Галифе, раньше у военных была такая форма. А ты знаешь, в этом что-то есть. Пусть некрасиво, но практично, мне мама говорила, что раньше вообще не было трусов.

– Как так?

– Ага, барышни на балу, а там ничего. Панталоны с вырезом, ну, чтобы не расшнуровывать.

– Бред какой-то.

– Да, в одежде много смешного. Знаешь, отсутствие наряда иногда лучше, чем наряд, – на этих словах Оксана стянула с сестры панталоны и положила их в тазик. – Мы едим для собственного удовольствия, а вот одеваемся для других. На, – и она подала Свете бабушкину юбку.

Они простояли почти час, то мерили блузки, то ночную рубаху, в которую они вдвоем залезли и так рассмеялись, что чуть было не упали. Так девочки перемерили все, что висело. Сверху тазика положили старые, в некоторых местах заштопанные простыни и, кряхтя от тяжести, потащили тазик в дом.

– Я тебя жду на веранде, – сказала Оксана и, взяв яблоко, вышла из комнаты.

– Мам, пойдем загорать.

– Нет, дочка, не сегодня, может завтра, сходи с сестрой к деду Юре, он разрешил собрать вишню. А завтра сделаю вареники с вишней. Сходите?

– Ладно.

Света разложила высушенное белье, бабушка не любила, когда оно просто валялось горой, обязательно все должно быть сложено. Проверив свою работу, Света выпрямилась и взглянула в зеркало. Ее мама порой была жесткой, такой же, как и сама бабушка. Если что могла наподдавать подзатыльников. Света заморгала и не поверила тому, что увидела. Мама была в дальней комнате, но отражение в зеркале как бы подсматривало за тем, что там происходило. Женщина сняла юбку и стояла к ней спиной в одной кофте. Не это удивило ее, а то, что мамины ягодицы были все в красных полосах, точно такие же были и у нее еще вчера вечером, когда баба Римма устроила им с Оксаной порку.

Ее мама, такая властная, та, что ловила преступников, стояла, словно нашкодившая девчонка и смазывала кремом покраснения на коже.

– Ух ты, – шепотом сказала Света и тихо, чтобы ее не заметили, вышла из комнаты.

 

Отрывок из книги “Хвостик” Продолжение следует.

(Всего 217 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

7 комментария к “Хвостик. Главы 1 – 3”

  1. 10+… Весьма великолепное творение. Читал на одном дыхании, понравилось. Такое ощущение, что завалился за какую-то грань, мир совершенно другого человека. Сижу подслушиваю, подсматриваю, вникаю, что тот мышак, чей год наступит со дня на день. Автору Спасибо! Хорошо, но мало 😉

    1
              1. Мадам, таковы все мы, скромные и примитивные, даже где-то прямолинейные мужчины. Поесть, выпить и, конечно, мадмуазель. И я совсем не исключение, Вы уж извините меня

                0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг