Игра в карты на раздевание

После окончания университета я какое-то время работал в своем родном городе, а потом уехал в другой город и довольно редко встречал своих бывших одногруппников. Однажды, когда вечером  после работы я шел по улице домой, то увидел одну светловолосую девушку. Ее лицо показалось мне знакомым, но я не сразу вспомнил откуда ее знаю. Она шла по улице, неся большую дорожную сумку на плече и что-то изучая в телефоне. Когда она посмотрела на меня, то помахала рукой и подошла.

– Привет, Максим, – сказала она, – сколько лет, сколько зим!

– Привет, – ответил я, смущенно улыбаясь. Я вспомнил, что это была моя одногруппница, но во время учебы мы с ней почти не общались, она была вполне зарядной девушкой, и сейчас я даже не мог вспомнить, как ее зовут.

– Как дела? Ты сюда переехал что ли?

– Все нормально, уже полгода как здесь живу и работаю. У тебя как дела?

– Тоже все хорошо, вот в командировку сюда отправили с работы, но что-то там напутали, и сейчас бронь в гостинице не действует, а все номера заняты. Сейчас ищу квартиру на пару дней снять.

– Нашла?

– Нет еще, плохо ориентируюсь еще у вас, да и у меня налички не очень много, командировочные все еще не пришли на карту, что-то там совсем плохо организовали.

– Сама не проверяла что ли перед выездом?

– Нет, я даже не подумала, это же не мое дело документы оформлять.

– А, вот как оно … – сказал я и задумался. – Если хочешь – могу к себе пустить. У меня однокомнатная квартира, но место есть.

– Слушай, правда? Я тебе не буду мешать?

– Да вообще без проблем, тем более сейчас тебе сложно будет что-то найти, вечер уже, стемнеет скоро.

– Ох, спасибо тебе!

Мы пошли по улице, я забрал у нее сумку, и мы разговаривали, вспоминая учебу. Я все так же пытался вспомнить как же черт возьми ее зовут, но никак не мог. В памяти крутились разные имена, но я не был уверен в них.

– … А потом мне куратор и говорит: «Вероника, ты же диплом так не защитишь! У тебя мало практических примеров!» Ну я и начала …

Она продолжала рассказывать, но я почти не слушал, т. к. сразу с ее словами вспомнил как же ее зовут – Вероника. Правда, во время учебы все звали ее либо Вера, либо Ника.

Наконец мы дошли до  моего дома, поднялись на этаж и зашли в квартиру.

– Тут у меня беспорядок, – сказал я, – не обращай внимание.

– Холостяцкая берлога, – улыбнулась Вероника, – когда жениться-то собираешься?

– Еще не решил, – ответил я, – такие вопросы требуют серьезного рассуждения и обдумывания.

– Ой, да ну ты брось, – отмахнулась она, – у тебя то наверно поклонниц хватает.

– Увы, – вздохнул я, – в последнее время совсем не до этого, работа, дом, работа, дом, какая тут личная жизнь?

– Это уж точно, – согласилась Вероника, – у меня то же самое.

Беседуя, мы перекусили, потом сидели в зале, смотря телевизор и сидя в интернете. Вероника оказалась довольно интересной девушкой, и я пожалел, что не уделял ей внимания во время учебы. Учитывая, что я уже давно ни с кем не встречался, она показалась мне довольно заманчивым вариантом.

Вдруг картинка на телевизоре сменилась на рябь из помех, а подключение к интернету отвалилось. Позвонив провайдеру, я узнал, что у них авария на магистральной линии и они будут устранять повреждение. Поблагодарив их, я сел обратно на диван. Вероника села за мой комп в поисках какого-нибудь фильма, но там почти ничего не было, т. к. я привык все смотреть он-лайн.

– Может в карты сыграем? – предложил я.

– В дурака что ли? – спросила Вероника.

– Ну да, чем еще заняться.

– Давай, – она пожала плечами, – все равно заняться нечем.

Я достал колоду, сдал карты и мы начали играть. Я легко выиграл ее в первый раз и тут мне в голову пришла интересная идея.

– Так скучно играть, может как-нибудь по-другому? – спросил я.

– А как? – удивилась Вероника. – Я только в дурака умею, да и то плохо.

– Нет, в дурака, но только не просто так, а … допустим … на раздевание …

– Чего?

– Ну если кто-то проиграл, то снимает с себя одну вещь.

– Не знаю, Максим, – смутилась Вероника, – я как то стесняюсь.

– Да ладно, чего уж такого, – отмахнулся я, – мы же не маленькие уже.

Я видел, что она еще не решилась, поэтому добавил:

– Если захочешь, в любой момент можем закончить.

– Да? – обрадовалась Вероника. – Ну тогда давай.

Я был одет просто в трусы, шорты и майку, и немного уступал в количестве одежды Веронике, которая была одета в брюки и легкую кофту, а под ними наверняка скрывались лифчик и трусики. Чтобы она не напрягалась, я решил подыграть ей. Первые две игры я специально проиграл, оставшись перед ней в одних трусах.

– Черт, зря я похоже предложил поиграть, – сокрушался я с деланным видом.

– Ну ничего, – усмехнулась Вероника, –  мне уже самой интересно стало, что будет дальше.

– То есть я уже не могу отказаться и выйти из игры?

– Нет, ты же только мне разрешил это сделать.

– Нет, все-таки это нечестно, я выйду из игры, – почти обиженно сказал я, – тебе можно, а мне нельзя. Тем более тебе уже нечего бояться.

– А хотя да, – Вероника довольно заулыбалась, – все равно ты уже почти проиграл. Так что давай раздавай, играем до победного конца, никто не выходит из игры!

Я с трудом сдержал улыбку и начал раздавать карты. В этот раз я уже не поддавался, но и не стал внаглую мухлевать. Вероника явно расслабилась,  допустила несколько ошибок и сидела, набрав карты в обе руки.

– Уф, повезло, – сказал я, – мои трусы пока на мне.

– Да уж, повезло, – усмехнулась Вероника, вставая с дивана.

Она стянула свою кофточку и продемонстрировала мне свои небольшие груди, спрятанные за темно-синим лифчиком.

– Жарко уже стало, так что можно и так посидеть, – сказала она, стараясь скрыть свое волнение.

– В брюках тоже жарко наверно, – заметил я, рисуя в своем воображении ее мокрую от пота киску.

– А вот нет, – Вероника по-детски показала мне язык, что добавило интереса моим фантазиям по применению этого языка.

Она раздала карты и мы продолжили играть. В этот раз я попробовал простенькие штучки, кроя ее карты другой мастью того же цвета. Или крыл ее мелочь своей еще более мелкой картой, например девятку восьмеркой. Вероника абсолютно не обращала внимания на это, и в итоге я легко отбивался от нее, а потом нагружал ее своими картами.

– Все-таки брюки тоже придется снять, – заметил я.

– Ой, да смотри пожалуйста, жалко что ли, – с раздражением бросила она.

Трусики у нее оказались другого цвета, простые бежевые, и я сказал:

– Скажи: «Знала бы, что так будет, как капуста оделась бы», – пошутил я.

– Да, да, – недовольно бросила Вероника.

Я начал постепенно припоминать студенческие годы, и разговоры про плохой и вредный характер Вероники. «Ну что ж, видать родители избаловали тебя, не любишь когда идет не по твоему, придется тебя проучить», – подумал я.

Следующая игра неожиданно оказалась довольно трудной, мне шла одна мелочь и я с трудом отбивался. Под конец у меня осталась одна пиковая дама, а у Вероники – две карты. Она немного замешкалась, думая какой сходить, потом бросила на диван одну карту.

Я несмело посмотрел на нее и воскликнул:

– В масть!

На диване лежал пиковый валет. Вероника обиженно надула губки и бросила вторую карту – бубновый валет.

– Повезло, – улыбнулся я, – что покажешь: грудь или попку?

– Ничего не покажу! – зло бросила Вероника. – Так нечестно! Все, я не буду больше играть!

– Ну ничего себе! – возмутился я. – А как же уговор?

– Иди ты со своим уговором!

– Значит не держишь своего слова, – задумчиво сказал я, – тогда и я не буду держать, давай, иди отсюда, глядишь на ночь глядя найдешь себе уголок где переночевать в обнимку с бомжами!

– Максим! – испуганно воскликнула Вероника. – Ты чего? Выгоняешь меня что ли? Куда я сейчас пойду, темно уже на улице! Я же не знаю что где, я боюсь!

– А меня это не волнует, – отрезал я, – ты свое мнение на лету меняешь, а так нельзя что ли? Надо отвечать за свои слова.

Вероника покраснела и замолчала.

– Давай-давай, – поторопил я ее, – я по доброте душевной хотел помочь тебе, но ты, видимо, привыкла, что тебе во всем потакают, так что, давай, привыкай к суровой реальности.

– Ну извини, Максим, – пробормотала она, – можно я останусь?

– А зачем ты мне здесь? Будешь сидеть и принцессу из себя строить?

– Нет, нет, извини, я … сглупила … ты прав … надо уже самой за себя отвечать … Но мне как то все равно неуютно так играть, да и стесняюсь … Можно, я хоть руками прикроюсь?

Сказав это, она завела руки за спину и расстегнула лифчик. Прикрыв груди рукой, она повесила лифчик на диван. Вероника сидела, прикрыв свои маленькие сиськи и смотрела на меня.

– А как играть то будешь? – спросил я.

– Ну одна рука же свободна … – она попыталась улыбнуться.

– А раздавать как будешь?

– Э-э-э-э, не знаю … Может ты раздашь?

– Почему это я? Ты же проиграла!

– Ну пожалуйста … – жалобно попросила Вероника.

– Ладно, – великодушно ответил я, – за это ты мне должна будешь какое-нибудь одно желание.

– Ну … ладно … – она смущенно пожала плечами, не рискуя возражать.

Я помешал карты и, пользуясь этим, смог разложить их максимально удобным образом. Раздав себе и ей карты, мы начали играть. Веронике было сложно держать одной рукой свои сиськи, а другой рукой свои карты, к тому же она заметно переживала о том, как все идет, поэтому мне не составило особого труда переиграть ее. Под конец игры Вероника уже не могла удерживать  все свои карты, поэтому она уже начала раскладывать их кучками на диване перед собой.

– Между сиськами засунь, – советовал я ей, когда она пыталась рассортировать свои карты.

Когда Вероника поняла, что проиграла, она жалобно посмотрела на меня и сказала:

– Мне снять трусы надо, да?

– Ну больше же ничего не осталось, – я пожал плечами.

Вероника встала с дивана, и, по-прежнему прикрывая грудь одной рукой, другой рукой начала стягивать трусы. Я смог рассмотреть ее светлый лобок, потом Вероника выпрямилась и встала передо мной, закрывая руками свои прелести.

– Повернись, – попросил я ее.

– Зачем? – она попыталась возразить.

– Ты мне должна одно желание, потому что я за тебя карты раздал, так что давай не будем спорить.

Она покраснела и потом начала поворачиваться ко мне спиной. При этом ей пришлось убрать руки с груди и киски и я успел еще раз мельком увидеть их. Теперь она стояла ко мне спиной, закрыв руками свои ягодицы. Это только усиливало мое возбуждение, поэтому я попросил:

– А теперь наклонись.

Вероника наклонилась вперед, пытаясь руками прикрыть приоткрывающуюся промежность между ягодицами. Я встал с дивана и подошел к ней сбоку, что позволило мне увидеть ее грудки. Вероника быстро прикрыла их одной рукой, в другую руку положила на лобок. Усмехнувшись, я резко сделал шаг назад и успел полюбоваться ее попкой, прежде чем она успела вернуть руки обратно на ягодицы. Решив продолжить эту глупую игру, я сказал:

– Встань раком.

– А сейчас я как стою? – недовольным голосом спросила Вероника.

– Ну да, только раком прямо на полу, на четвереньках.

Она вздохнула и опустилась на колени. Одно рукой ей пришлось опереться об пол перед собой, а другой она по-прежнему глупо пыталась прикрыть свой анус.

– Выпяти жопу, и ноги пошире!

Она послушно сделала это, и я сидя на диване, любовался послушной сучкой, которая стояла передо мной раком и уже никак не могла прикрыть свои грудки.

– Так, а теперь ляг на спину и широко раздвинь ноги!

– Может хватит уже? – жалобно спросила Вероника.

– Может на улице спать хочешь?

Она горестно вздохнула и легла на пол. Несмотря на всю абсурдность, Вероника по-прежнему пыталась прикрывать груди и влагалище руками.

– Так, если уж у тебя руки лежат там, давай-ка поласкай себя, – сказал я.

– Зачем? – задала непонятный вопрос Вероника.

– Давай, давай, меньше слов, – настойчиво повторил я, – потискай свои сиськи и пощупай свое влагалище.

Вероника посмотрела на меня с полным отчаянием, потом глубоко вздохнула и начала медленно водить пальцами одной рукой по промежности киски, а другой рукой сжимать и поглаживать грудь. Я снял трусы и поглаживал свой возбужденный член, глядя как она ублажает себя. Постепенно ее дыхание становилось чаще, руки все интенсивней двигались по влагалище и грудям, и я решил присоединиться.

Встав на колени около ее головы, я начал своими руками тискать ее сиськи, сжимая и разжимая соски. Раскрасневшаяся Вероника схватила мой член освободившейся рукой и начала надрачивать его. Я подался немного вперед и мой член оказался прямо над ней. Вероника направила рукой его себе в рот и начала сосать. Я тем временем убрал ее руку с влагалища и прошелся языком по влажным половым губкам. Такая поза 69 мне была не совсем удобна, поэтому я прилег на бок, притянул ее к себе и мы продолжили ласкать  друг друга. Решив, что прелюдия закончена, я поменял позу, лег сзади Вероники, приподнял одну ногу и ввел член ей в мокрую и горячую киску. Я сразу начал трахать ее в быстром темпе и Вероника, уже не сдерживая себя, сладко стонала и помогала мне движениями своего таза.

Видя, что она наслаждается, я решил действовать немного пожестче. Положив ее на живот, я вытащил член из ее киски и начал водить им по ее промежности, залитой ее выделениями, особое внимание уделяя анусу. Хорошо увлажнив его, я рукой надавил на член и ввел его ей в жопу. Вероника вскрикнула, повернула голову ко мне, попыталась что-то сказать, но я сильными толчками загнал член на всю длину и начал интенсивно трахать ее. Вероника поскуливала и стонала, что еще больше возбуждало меня.

Чувствуя, что я скоро кончу, я крикнул:

– Кстати, забыл сказать, я же мухлевал в карты!

Вероника вскрикнула еще сильнее от моего резкого толчка и я спустил сперму в ее жопу. Тяжело дыша, я вытащил член и лег на пол. Вероника продолжала лежать на полу и смотрела на меня каким-то замутненным взглядом.

Она вздохнула и сказала слабым голосом:

– Мда уж, поиграли в карты … Оставил ты меня в дурах …

(Всего 522 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

7 комментария к “Игра в карты на раздевание”

Добавить комментарий