Игра в покер в провинциальном городке

Всё начиналось достаточно весело, легко и игриво. Не невинно, но игриво.

У приятелей Андрея, моего мужа, в течение многих лет раз в месяц происходили встречи друзей и одноклассников, но с одной фишкой — без жён и подруг. Они их называли мальчишниками, и Андрей уверял меня, что это не имеет никакого отношения к безумствам перед свадьбой, а название связано с тем, что на этих вечерах присутствуют только мужчины. Никаких женщин! Здесь, на юге России, в этом тихом уголке России их встречи не были чем-то необычным. Иногда это была «ночь покера». Чаще всего это было посещение дома их друга, местного жителя по кличке «Танк», с его темным, невзрачным милитарным интерьером, но с мишенями для дартса, развешанными повсюду, в которые они могли непрерывно пулять своими детскими стрелками, вперемежку с бокалами пива и водки. Дети, да и только!

Ребята любили делать ставки друг с другом почти на всё и по любому поводу. Могли быть и другие занятия, но только четверо из них могли определять в своих ежедневниках дату их очередной встречи, даже в сезон отпусков, Они встречались даже несмотря на плотный рабочий график или какие-нибудь прочие семейные события, и никогда, ни при каких обстоятельствах эти одноклассники не проводили максимум больше шести недель без этих встреч.

Остальные жены и девушки мужских особей этого закрытого кружка не обращали на это никакого внимания, так что я была единственной, кто действительно чувствовала себя обиженной. Я думаю, они однажды решили, что для их супругов очень даже полезно регулярно собираться вместе и выпускать из себя мужской пар, и это был правильный способ сохранить устоявшийся семейный быт и прочный тыл. Приятели мужа были нормальными, трудолюбивыми парнями. Их конечно, нельзя было назвать не то что бы интеллектуалами, но хотя бы любителями МХАТА с Бузовой, но они были просто хорошими людьми, работягами, которые своими руками создали фундамент своей жизни, позволяющий не думать ежедневно о каждом рубле.

Моя подруга Кристина как-то сказала мне, что её Родик всегда возвращался домой с этих мальчишников в хорошем настроении и становился более открытым, разговорчивым и, попросту, ласковым в постели после каждого из них. Когда я спросила её: «Почему?» (А у меня было довольно хорошее представление о том, сколько они выпили во время своего мальчишника), она просто рассмеялась и отмахнулась от меня.

Я была единственной не местной среди всех супружеских пар в нашем городе. Мои корни произрастали с Патриарших прудов Москвы и находились в тысяче километров отсюда, что в культурном отношении равносильно нескольким световым годам и парсекам во вселенной, примерно на Альфе Центавре.

Однажды летом, после окончания очередного курса в МГУ, я встретила Андрея в экспедиции на плотах по реке Мзымта в Краснодарском крае. Он был инструктором в нашей группе, и сразу же покорил моё сердце. Добрые голубые глаза, темные волосы, клочковатая борода лесоруба, красивое длинное стройное тело, фланелевые рубашки и джинсы, немного застенчивая, даже неловкая улыбка. Этакий американский ковбой краснодарского разлива!

Андрей совершенно не соответствовал тому типу мужчин, что меня обычно до сих пор привлекали. Мне нравились умные или, по крайней мере, образованные типы, что невозможно соотнести с образом Андрея. Не то, чтобы он был не умен… по-своему, Андрей даже смышлён, но, скажем так… вы точно не увидите портрета Кафки на тумбочке в его спальне.

Мы поженились на следующий год после моего выпуска из университета, и я переехала к мужу. Он работал в отцовском бизнесе, в магазине по оптовой торговле оборудованием, и довольно скоро я увлеклась его семьей, соседями и друзьями, то есть влилась в провинциальную повседневность.

Первые два года были фантастическими. Я просто отдыхала, пребывая вдали от интеллектуального соревнования, которое могло быть порой беспощадным в Москве. После череды всё более коротких и неудовлетворительных отношений со сверстниками в университете я была счастлива, что у меня наконец-то наладилась стабильная, в том числе сексуальная, жизнь с хорошим и надежным мужчиной. В первые два года мы много работали вместе, потом появился наш первый сын Ванечка, а затем и второй Фёдор. А после двенадцати лет брака у меня был дом, полный мужчин, и в основном, он был хорош и нравился мне.

Андрей отлично ладил с сыновьями, водил их на рыбалку и в походы, на тренировки в спортивные секции, проводил с ними много времени на выходные. Прошедшие годы были частенько сложными в наших семейных отношениях, но все конфликты благополучно разрешались, и мы с Андреем обычно находили способ заняться любовью хотя бы раз в неделю.

Но я немного обижалась на то мужское товарищество, которое Андрей создал со своей группой школьных приятелей, не уделяя мне достаточного внимания, не поделившись со мной тем, чем он делился с друзьями. И были времена, когда мне казалось, что его сплоченная школьная команда для него была важнее меня. Это была ревность не к женщине, а к чему-то непонятному.

В ту среду лучший друг мужа Илья приехал к нам после работы. Он был достаточно крупным парнем, широкоплечим и довольно красивым в своей грубой рабочей форме, словно солист из мужского стрип-шоу, и, как и большинство других парней, являлся одноклассником Андрея по средней школе, которую они вместе закончили. Его темные волосы уже стали редеть, но у него была рельефная грудь и небольшой пивной животик, хотя он и старался поддерживать свой вес на приемлемом уровне. При всех своих возрастных недостатках он выглядел довольно привлекательно, как мужчина.

Мне всегда нравилось смотреть на его мускулистые предплечья, когда он закатывал рукава своей клетчатой рубашки, как работают его сухожилия, когда он держал пиво в руках или нажимал на дверную ручку, открывая дверь и пропуская меня вперёд. Илья был в рабочей рубашке и джинсах. Когда я вошла в дом с продуктами из магазина, он с мужем разговаривал на кухне за парочкой больших бутылочек Клинского. Был июль и было жарко, так что они стояли у окна с видом на лужайку перед домом.

— Привет, симпатяшка, — произнёс Илья свое стандартное приветствие.

— Салют, Илья, как дела?

Илья руководил небольшим строительным бизнесом, нанимал восемь, иногда десять человек в свою фирму, и хотя он не имел обыкновения получать крупные контракты на застройку, его команда построила добрую дюжину или около того домов в городе с тех пор, как я переехала сюда, а также провел множество ремонтных работ для мэрии.

— Никаких проблем, всё путём, — пожал он плечами, и мы немного поговорили о погоде, детях и шансах «горожан» на победу в чемпионате. Мне импонировала его жена Люся, мы были с ней подругами. Илья сообщил, что она собирается на выходных навестить свою сестру в станице неподалеку от города. Люся была большой девочкой во всех смыслах этого слова. Высокая, с широкими бедрами, большой грудью, копной темных непослушных волос и широкой легкой улыбкой. Двое их детей тоже стремительно приближались к габаритам своих родителей.

Затем Илья бросил быстрый взгляд на Андрея.

— Покер состоится в следующий вторник вечером у вас дома, детка, ты ведь не против? — Спросил меня Илья.

Я скривилась, как будто положила в рот дольку лимона, так как на той неделе надеялась на совершенно другое. Дети отправлялись в лагерь на десять дней, и для нас с Андреем это стало бы хорошим предлогом, чтобы кое-что сделать вместе, может быть, пойти куда-нибудь пообедать пару раз, чтобы мне не пришлось готовить, и мы могли притвориться, что снова вдвоём, как несколько лет назад, взбодрить повседневную жизнь, которая стала меня, честно говоря, немного утомлять.

Я бросила на Андрея резкий взгляд, но либо он не уловил его, либо просто проигнорировал. Выражение его лица было мягким, как и член в его штанах в последнее время.

— Это единственный день в нашем рабочем графике, когда мы все будем свободны в следующем месяце, — вкрадчиво произнёс муж. Его глаза прищурились, и он погладил свою редкую бородку одной рукой, а другой глотнул пива из бутылки.

Я была раздражена по нескольким причинам, возможно, даже по целому букету причин, которые я не могла точно определить в тот момент. Обычно парни не разговаривали с жёнами на эту тему, просто объявляли даты, когда покер будет в одном из домов, и женщинам приходилось заниматься готовкой и, конечно же, уборкой. Это не было чем-то катастрофическими, но всё же это была лишняя работа.

Думаю, информация о покере во вторник была похожа на правду, и это меня беспокоило.

— И я тоже смогу поиграть? — Спросила я. Честно говоря, это был рутинный вопрос с моей стороны, я всегда просила разрешения присоединиться к их карточным играм и неизбежно получала отрицательный ответ. Им нравился их мужской стиль игры, ставки, которые они могли делать, не опасаясь разборок в случае проигрыша, и они не допускали к игре своих жён.

— В любое время, когда захочешь. — Неожиданно для всех присутствующих ответил Илья с широкой, на всё лицо, и расчетливой одновременно улыбкой, оглядывая меня сверху вниз, словно раздевая. — Любой из нас всегда мечтал поиграть с женами…

Андрей, не сдержавшись, усмехнулся, и я была готова ударить его в этот момент между ног так, чтобы он скорчился от боли и взмолился о пощаде.

Я страшно разгневалась, и чтобы позлить его, изобразила на лице знойную и немного пошловатую улыбку.

— Так что же мне одеть на игру с вами, великими игроками? — задала я довольно бессмысленный, но провокационный вопрос. Мне было интересно увидеть их реакцию на мой ответ.

Илья посмотрел на меня долгим, медленным и задумчивым взглядом.

— Ну… для начала… тебе понадобятся туфли на высоких каблуках, — произнёс он, глядя на мои ноги. — Короткая юбка…? Короткий топ…? Да ладно, вы, девочки, и без меня хорошо знаете, как следует играть с мужчинами в азартные игры.

Его глаза буквально дразнили меня, а с лица Андрея сползла его дурацкая улыбка.

— Ты, Илья, чертовски хорошо знаешь, что я не ношу высоких каблуков. При любых условиях. А вот короткие юбочки в моём гардеробе присутствуют, — в ответ подразнили Илью мои глаза.

Андрей встал на ноги и хмыкнул.

— Ну, ни одна из других жён нашего покерного кружка никогда не играла в карты с нами, и я не вижу причин, почему так не должно оставаться в будущем. — И он немного театрально скрестил руки перед собой. — Это мужская ночь, и да будет так, — закончил он, словно масон в масонской ложе. — Амен!

Я бросила на мужа слегка раздраженный взгляд, но на лице Ильи сохранилась слабая улыбка.

Пока я разгружала продукты из сумки, мы успели поговорить на другие, менее провокационные темы.

Позже той ночью в в нашей супружеской постели мне захотелось заняться любовью с мужем. Прошло немного времени после ухода Ильи, и я с удовольствием обнаружила, что моё небольшое раздражение, вызванное дурацким поведением мужа, полностью исчезло. Я хотела его, и желала, чтобы он хотел меня. Я не могу забыть, каким он красивым был при нашей первой встрече, и каким искренним и красивым парнем он продолжает оставаться.

У нас с годами сложился довольно простой способ сообщать друг другу о возникшем желании заняться любовью, по крайней мере, с моей стороны. Я обычно первая ложусь спать, так как люблю почитать в постели перед сном.

Когда Андрей через некоторое время устраивается рядом, и не важно, собирался ли он пролистать на ночь журнал или нет, я просто кладу руку ему на промежность и слегка ласкаю его член через трусы. Это достаточно ясный сигнал, и хотя Андрей иногда сообщает мне причину, по которой он не готов к сексу, а их частенько бывает масса: здоровье, усталость, другие якобы отвлекающие его факторы, да всё что угодно, но чаще всего это всё, что нам нужно, чтобы начать заниматься сексом друг с другом.

Сегодняшний вечер не стал исключением. На его лице появилась легкая улыбка, мы сразу выключили свет и смотрели друг на друга под лёгкими простынями в эту жаркую летнюю ночь.

Как обычно, он начал с того, что поцеловал меня в шею, зная, что меня это всегда заводит, растрепал мне волосы, а я провела пальцами по его узким бедрам и пенису после того, как сняла с него трусы. Он был уже твердым, как всегда милым, родным, знакомым до малейшего изгиба, и подрагивал от возбуждения.

Но потом что-то нашло на меня, даже не знаю почему. Я вдруг поняла, что вся эта сексуальная рутинность меня просто, если можно так выразиться, заебала, и мне захотелось, чтобы в нашей жизни снова появились прелюдии, какие-то разговоры, может быть фантастические, необычные беседы, которые смогут разбудить какие-то новые грани моей сексуальности.

Обычно делиться с мужем своими фантазиями было для меня непросто. Андрей — тихий осторожный человек, и такие разговоры всегда были для него немного неприятными, по крайней мере, копаться в своей душе, исследовать её закоулки — это не было его коньком. Думаю, Андрей всегда боялся придумать какую-нибудь фантазию, которая оттолкнёт меня или заставит чувствовать неполноценной… ну что-то в этом роде. И я не уверена, насколько ему было комфортно размышлять, фантазировать на сексуальные темы, это не было, что называется, «фишкой» среднестатистического обитателя Юга России, где «практичность», казалось, была доминирующей темой для всех.

Для меня же сексуальные грёзы были потрясающей частью моей жизни. Конечно, девяносто пять процентов моей сексуальной жизни в подростковом возрасте приходились на область вымысла, и хотя пришедший через пару лет настоящий секс ощущался актуализированным, непосредственным и приносящим более сильное удовлетворение, в фантазиях по прежнему были приятные моменты.

Тем не менее, я довольно рано в нашем браке заставила Андрея признаться, что ему понравилось бы спать одновременно со мной и другой девушкой. Он немного смутился, когда рассказал мне об этом, и на самом деле, идея поделиться мужем с другой женщиной, мягко говоря, немного тревожила меня. Я даже не могла себе представить, кто может подойти на эту роль, кого я могу представить по другую сторону от мужа, женщину, играющую с его пенисом, желающего его интимного внимания так же, как и я.

Каким-то образом, прежде чем мы очень далеко зашли в любовных ласках той ночью, я снова заставила его поговорить об этом. Я могу сказать, что эта идея и в дальнейшем всё еще возникала у него в голове время от времени. Когда я спросила мужа, есть ли кто-нибудь у него на примете, кто может принять участие в этой его фантазии, он ответил уклончиво… но не отрицательно.

Может быть, у него и не было хорошей визуализации всего этого, возможно, это была просто идея фикс, когда две абстрактные женщины одновременно ласкают его член, доставляя ему удовольствие, две девушки вместе, два набора сисек для игры с двумя возбужденными промежностями, жаждущими, чтобы его пенис проник в них, ничего более конкретного, чем это. Я упомянула в разговоре с ним некоторых другихпривлекательных женщин в городе, как возможных подружек в постели, друзей друзей, даже некоторых местных незамужних девушек, которых он считал милыми. И каждый раз Андрей твердо отрицательно качал головой.

А потом, чтобы особо не зацикливаться на этой теме, я спросила его об обратном, а именно, что он ощутит, если я буду лежать в постели не только с ним одним и его собственным мужским пенисом, но и с ещё одним мужчиной.

Я почувствовала, как тело Андрея напряглось от этого вопроса, думаю, я застала его врасплох, заставив забурлить его мозги.

Он хмыкнул, улыбнулся и… немного задумался. Как я поняла несколькими мгновениями спустя, единственное, что его волновало в этот момент, это то, что я найду другого парня лучше него, и, конечно, он беспокоился о нарушении местных обычаев, создании прецедентов, угрозе репутации, о том, что это может означать для его будущего. Сложности для того, что уже считалось хорошим браком.

Однако, когда я продолжила интересоваться этой темой, стало ясно, что она его всё-таки немного взволновала. Казалось, что если он сможет осмыслить это моё предложение, тогда, возможно, его собственная фантазия тоже уже не покажется такой безумной. Ведь это нормально — раздвигать возможности сознания, выходить за рамки обыденного. Мне показалось, что в этом есть и что-то рациональное, что поможет нам достичь гармонии в браке.

Но, во-первых, это было абсолютно невозможно для него, делиться со мной своими сексуальными фантазиями здесь, в нашем тихом, очень маленьком и хорошо организованном мирке. Но если мы делаем это, то  тем самым мы нарушаем нормы псевдо морали, разрушаем границы мещанской психологии, делаем что-то отвратительное, тайное… но такое захватывающее. Я думаю, что чем больше Андрей думал о том, что он сможет увидеть кого-то ещё в паре со мной, то пока он не будет чувствовать угрозы со стороны этого человека, и пока он тоже сможет участвовать в этом действе, тем больше будет его это волновать и возбуждать.

Мне казалось, что другой частью этого проекта, возможно, мог бы стать триумф, который случится, если он поделится мной, зная, что в партнерах у него был бы менее привлекательный мужчина, чем он. Это было бы удобно для Андрея, и он мог позволить себе быть великодушным к остальным участникам этой троечки. Чтобы простимулировать его воображение, я попросила мужа немного поговорить о том, что, по его мнению, было бы забавно делать в постели трём партнёрам.

Меня в Москве никогда не считали особой красавицей, но в нашем южном городе я была редкостью среди жен друзей моего мужа из-за того, что была подтянутой, спортивной, и с относительно узкой талией. Я знала, что иногда ребята говорили мужу, как хорошо я выгляжу, и он гордился этим.

В городском бассейне я была одной из немногих женщин в нашей возрастной группе, которым было комфортно в раздельном купальнике. На меня смотрели и мужчины, и женщины, но эмоции, стоящие за этими взглядами, были диаметрально противоположными — одни были настроены похотливо, остальные завидовали или, может быть, не одобряли. Я была живой, интересной женщиной, но не для юга окраины России.

Что-то в словах Андрея заставило меня дрожать от чувств, охвативших меня, которые можно охарактеризовать, как смесь возбуждения и опасности. Всё это время я играла с его пенисом, мягко водя пальцами вверх и вниз по всей его длине, и он стал очень твердым. Член его чрезвычайно красивый, изогнутыйсаблей и гораздо толще, чем вы себе можете представить, учитывая его телосложение, и он меня никогда не разочаровывал. Его большой член был нашим общим развлечением с тех пор, как мы впервые встретились. Нам обоим нравился как сам процесс приведения его в боевое положение, так и то, что получилось в результате.

Что ж, чего бы ни стоила наша дискуссия, остаток вечера был превосходным. Андрей был очень пылким, целовал меня и поигрывал с моей грудью и сосками, а затем завис на коленях над моей головой и провел нижней стороной своего твердого члена по моему лицу и щекам, прежде чем я его лизнула и немного пососала, обещая долгий и захватывающий секс.

Я вздрогнула, когда пенис мужа раздвинул губки моей вагины. Этот момент проникновения никогда не перестает быть захватывающим, одним из тех чарующих постоянных удовольствий жизни. Андрей был очень взволнован и в конце концов приложил все усилия для того, чтобы мы оказались на небесах.

Я сама была очень близка к тому, чтобы достичь оргазма гораздо раньше, чем обычно. Я, что интересно, почти никогда не могла достичь оргазма, просто спарившись с мужем, словно самка животного, мне всегда требуется дополнительная работа мужа до или после коитуса. Но его член так сладко пульсировал внутри меня, в то время как его тонкая кожа в анусе задницы дрожала на кончике моего пальчика, который я воткнула в него во время кульминации нашего соития.

Некоторое время после этого он лежал на мне, отдыхая, обхватив меня своими длинными сильными руками, и мы целовались и обнимались, его пенис всё еще находился внутри моей вагины. Затем он опустился между моих бедер и буквально прикончил меня своим ртом. Это была самая настоящая так называемая золотая пуля. Это был очень сладкий, действительно приятный и продолжительный апогей. Я оказалась на седьмом небе.

Следом мы погрузились в прекрасный, глубокий, теплый сон, который обязательном следует за хорошим любовным сеансом.

На следующее утро он внимательно посмотрел на меня во время завтрака, когда я принесла ему яичницуи сок. Похоже, ему было интересно, действительно ли мы обсуждали всё это прошлой ночью.

— Итак, кому бы ты меня доверил? — спросила я, приподняв брови и пытаясь понять, о чём он думал.

Я угадала, что наши мысли совпали, Андрей вздрогнул, после чего выглядел смущенным, словно школьник, уличенный в нарушении правил.

— Ну… не чужаку, это точно. Хотя… не уверен, что с любым, с кем мы дружны, это сработает. — И он как-то странно посмотрел на меня, осматривая моё тело с головы до пят. Казалось, он пытался представить, как другой парень пытается достаточно вольно вести себя со мной.

— Как насчет Ильи? — спросила я с легкой улыбкой на губах. — Ты можешь доверять ему, ведь тебе прекрасно известно, что я никогда не променяю тебя на него. Или может быть кто-нибудь другой, — сказала я после небольшой паузы, — но ты ведь знаешь… и можешь быть уверен, что ты мой парень. Навсегда. На всю жизнь!

Андрей слегка кривовато улыбнулся мне, и выражение его лица было сочетанием удивления и интриги.

— Да, может быть, — наконец тихо произнёс он, а затем осторожно переключил разговор на другую тему, но я знала, что произошла какая-то неожиданно успокаивающая перемена в его настроении. Андрей обычно немногословен, но я могу читать язык его тела (и настроения) лучше, чем кто-либо другой, включая его маму и любого из его родственников, и вдруг поняла, что мне теперь есть о чём подумать.

Так что следующие несколько дней стали для меня интересными, будоражащими кровь размышлениями. Мои частые грезы были наполнены захватывающими сценариями, от которых буквально сжималось моё влагалище. У меня созрел небольшой план, или, скорее, некая почти военная наполеоновская победоноснаяоперация, когда я сумела собрать пазл из мелких деталей в один большой кулак, который позволит мне одержать победу в сражении за мужа и нашу долгую совместную жизнь.

Мысль о другом пенисе в моей жизни и внимании другого мужчины, пусть даже разового, заставила меня провести языком по губам. Когда Андрей будет наблюдать за мной во время секса с кем-то другим, кто желал меня и хотел заниматься сексом со мной — мысль об этом заставляла меня дрожать.

Я не могла поверить, что смогу реализовать свой план, поскольку он становился всё более и более сложным… всё ли в результате выстроится правильно, сумею ли я пройти по лезвию бритвы наших семейных отношений, или я потеряю самообладание и наша семейная жизнь разрушится. Но я всегда умела строить планы, уточнять детали, знать, как работать с точками воздействия на партнёра, и, прежде всего, иметь чувство правильного выбора времени.

— Но частенько игра в карты — это залог удачи, — сказала я сама себе,— Иногда удача гораздо лучше мастерства, и вы можете разыграть выигрышную партию без особых усилий. Конечно, я знала, что Андрей всегда будет спорить со мной, по крайней мере, во время покера, но в большинстве случаев этот навык важнее удачи.

Я с удивлением для себя вдруг обнаружила, что много улыбаюсь про себя и с нетерпением ожидаю вторника. Мы отправили наших детей в летний лагерь в воскресенье днем. Позже наш дом казался мне странным — слишком тихим, слишком большим, немного пустым, пока мы вдвоём грохотали внутри.

Я немного поразмышляла о том, что надену во вторник, но знала, что мне ни в коем случае нельзя переборщить с откровенностью.

У меня в гардеробе было бежевое летнее платье из шёлка, до середины бедра, с завязками сзади, плотно стягивающими мою талию, и я знала, что хорошо в нём выгляжу, поскольку Андрей всегда это подчёркивал.

Моя грудь без бюстгальтера могла бы красиво скользить в нём, но этот наряд не был чем-то чрезмерно вызывающим. Ребята не сразу заметят, что у меня пропал бюстгальтер, только по прошествии некоторого времени и неосторожного движения с моей стороны, которое я обязательно допущу тем вечером. Вырез на моём платье не слишком глубокий, но, наклонившись достаточно низко, я знала, что окружающие меня игроки в покер смогут получить хороший обзор моих сисек, когда я этого захочу.

Большинство других жен нашей компании очень недовольны своей грудью, и воспитание детей сказалось на всех нас по-разному. В университете у меня была двоечка для большинства бюстгальтеров, иногда тройка, но теперь, в связи с некоторым дополнительным весом, который я набрала с возрастом, я чаще покупаю в магазине именно троечку. Моя самая большая претензия к моей груди заключалась в том, что мои соски были заостренными и всё время торчали, словно я непрерывно возбуждена, а не круглыми и мягкими. Они постоянно выстреливали наружу и расходились в разные стороны по лифу платья.

Естественно, они раздулись, когда я кормила каждого из наших детей, и Андрей обожал их временное расширение, он не мог оторвать от них глаз, хотя, как ни странно, он пугался моего молока, даже когда я предлагала ему насладиться его вкусом во время наших скудных интимных моментов перед сном.

Они, конечно, немного опали после того, как я перестала кормить грудью, но мне всё ещё нравилось, как они выглядели в зеркале, выпячиваясь в моём платье. Их острые концы были моим ценным преимуществом, и я знала, что мои соски немедленно восстанут, как только коснутся шёлковой ткани моего платья.

Я оставила свои волосы распущенными, вместо своей обычной кички, как я всегда делала в летнее время. Но на левое запястье я одела резинку для волос на случай, если позже мне понадобится снова уложить волосы. Когда я подумала, зачем мне придётся это сделать, моя промежность сжалась от предвкушения наслаждения.

Затем я, и для меня это необычно, одела черные стринги, которые Андрей подарил мне однажды на Рождество, скорее, как шутку, чем как настоящий подарок. Я знаю, что ему нравилось выбирать бельё для меня в одном магазине, где он эти супер стринги в результате и отыскал. Мне они не нравились, эти любимые мужчинами трусики, потому что их нитки реально врезаются тебе в задницу, это что-то жесткое и действительно неудобное, но в чём им действительно не отказать, так это в том, что они действительно заставляют тебя чувствовать сексуальной, желанной, и способной на щелчок управлять мужчинами.

Наконец, я натянула на ноги черные чулки, так гармонично сочетающиеся с моим платьем. Во всяком случае, на первый взгляд, это единственное, на что продолжают обращать внимание мужчины, выходя за обыденные рамки в общении с женщиной.

Ребята во вторник приехали к дому поодиночке на своих пикапах и, как обычно, припарковались по очереди на подъездной дорожке, но все они были в пределах пятнадцати минут друг от друга. Иван оказался первым. Он был невысоким парнем с маленькими темными усиками и вездесущей бейсболкой, немного напряженный и серьезный, но его карие глаза были добрыми, а осанка была неестественно прямолинейной, как будто он так компенсировал свой невысокий рост. У него были нервные руки, которые всегда с чем-то возились — ключи, очки, ручка.

— Привет, Марина, — сказал он и быстро поцеловал меня в щеку, а затем пожал руку Андрею.

Илья приехал прямо из карьера, каменная пыль всё ещё была на его ботинках. Его крупное лицо деревенского пацана, чисто выбритое, с красными щеками, всегда делало его на десять лет моложе других одноклассников Андрея. Руки у него были сильные, а плечи широкие. По большей части он обычно был довольно сдержан, но был способен на громкий, шумный выплеск энергию, когда его окружала группа его собратьев по мальчишникам.

Родик, почти по традиции, прибыл последним, и я уже позаботилась о том, чтобы у каждого мальчика в руках была первая бутылочка Клинского.

— Привет, хорошо выглядишь, — сказал он, как обычно, а его глаза бегали вдоль моего тела вверх и вниз. Уверена, что он заметил мои чулки, потому что подарил мне легкую веселую улыбку. — Асфальтовый цвет… мой любимый! И без каблуков. Значит, ты не будешь играть сегодня вечером вместе с нами. — И он быстро поцеловал меня в щеку.

Я почувствовала руку Родика на своём бедре, когда он наклонился для поцелуя, но, что не было обычно для меня, для моего сознания… мне было интересно, сможет ли он определить по тонкой ткани моего платья, что на мне практически нет трусиков, лишь шнурки стрингов. Мой пульс в разы участился.

— Что ж, посмотрим? — ответила я, может быть, немного озорно. — Ночь ещё не наступила.

Он вопросительно посмотрел на меня, но тут же повернулся к остальным ребятам.

Они сразу уселись за маленьким квадратным деревянным четвероногим столиком, выдвинутым к центру кабинета, который был более уютным местом, чем гостиная, и начали игру.

Я сидела вдалеке от них в течение первого часа игры или около того, за бокалом вина за кухонным столом, где могла взглянуть между делом на карточные розыгрыши и слышать разговоры игроков. Я заходила в кабинет пару раз, чтобы долить пива в бокалы и посмотреть, нужно ли что-нибудь кому-то из ребят. Мне показалось, что Родик однажды взглянул на меня дольше, чем обычно, с расплывчатой распутной улыбкой на своём лице, и взгляд его задержался на моей груди. Я убедилась, что он её хорошо разглядел, наклонившись как можно ниже.

Около восьми вечера прошел марафонский розыгрыш, с кучей затяжных торгов, и я чувствовала, как в воздухе витало большое напряжение, когда ставки увеличивались, а парни говорили всё тише и меньше подшучивали. Наконец раздался возглас Ивана, и я услышала кучу кукареканья о выигрыше банка, жульничестве, а также жалобы и нытье по поводу «Госпожи Удачи» от остальных игроков.

Я увидела, что лицо Андрея было мрачнее тучи, ему было нелегко проиграть, и догадалась по шуткам, что он поставил и проиграл больше всех.

Осознав, что настала пора действовать, я неспешно вошла с подносом пива и открыла бутылки для всех.

— Похоже, кто-то выиграл больше, чем обычно, — сказала я небрежно, глядя на ребят.

— Иван немного поправил свой бюджет, — скривившись, сказал Родик, и добавил, — и не могу до сих пор поверить, что он сделал нас двумя парами.

— Всегда тяжело проигравшим. — Я произнесла эту фразу с преувеличенным сочувствием, хотя думаю, что только Родик уловил мой тон.

Он окинул меня долгим взглядом, переводя взгляд с моих чулок на мои уже стоячие соски под платьем.

— Твой муж только что нанёс очень тяжелый удар по вашему семейному кошельку, делая ставки, как сумасшедший, — сказал он. — не уверен, что сегодня ночью он сумеет залатать пробоину в вашем бюджете.

Обходя игроков вокруг стола, я удостоверилась, что они видят движения моей груди внутри платья. По выражению лица Андрея я поняла, что он впервые заметил это моё безрассудство. Его глаза отражали одновременно интерес и тревогу.

Глаза Ильи жадно следили за мной, как будто он никогда раньше не видел, чтобы грудь девушки свободно двигалась в вырезе платья.

— Ну, мы не можем допустить, чтобы бедняга Андрюша дулся весь оставшийся вечер, это испортило бы жизнь всем, — произнесла я, и сделав глубокий вдох, «случайно» позволила открывалке для бутылок выпасть из моей руки и упасть под стол. Я поставила поднос рядом с картами и наклонилась под стол, чтобы достать открывалку.

Рука Андрея тоже потянулась к ней, но я остановила его прикосновением руки. Моё сердце колотилось.

Я пролезла под стол, зная, что, возможно, часть моей попки будет видна игрокам вместе с широкими черными кружевными краями на моих чулках. Так или иначе, я рассчитывала, что хотя бы некоторым из них посчастливится насладиться этим зрелищем, пока я буду искать открывашку.

Под столом, конечно, было темнее, чем в остальной части комнаты, но я смогла увидеть промежности всех парней, устроившихся на своих четырех сиденьях. Пахло потом, немного затхлым, солоноватым, несвежими носками, ботинками, кожей и прочими мужскими ароматами.

Я подлезла к промежности Андрея, с замершим от страха сердцем, расстегнула ремень на его джинсах и вытащила член из трусов. Ребятам потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что происходит.

Как всегда, мне нравился его запах. Немного вспотевший, но с особым собственным запахом промежности, который никогда не переставал волновать мой нос и обоняние. Его пенис был мягким, но, слегка посасывая головку члена, и проводя языком по уздечке, я заставила его быстро затвердеть.

В это время остальные игроки сообразили, что я слишком долго не вылезала из-за стола с открывашкой в руке, и один за другим до них дошло, что там на самом деле происходит.

Воцарилась ошеломленная тишина, перемежающаяся нервным кашлем.

Я остро осознавала, что время неумолимо замедлялось, что я переступаю через некую красную черту, точку невозврата к предыдущей жизни, и моё невидимое присутствие пробило огромную брешь в сознании каждого из этих парней. Но всё, что они точно знали… так это то, что я была там, прямо рядом с ними, но внизу, и я делаю с Андреем что-то, что обычно происходило только наедине, для всех из них лишь в тишине и уединении их собственных спален, со своими собственными женами. Но их старый друг — хозяин этого дома… в их присутствии… как это возможно? Они всё уже прекрасно понимали, что в это время, пока они, как идиоты, замерли, прислушиваясь к тому, что происходит под столом, член их друга банально сосут.

За столом было неестественно тихо, разве что, может быть, пивную бутылку случайно уронили и снова поставили на стол. Все прекратили разговор и прислушивались к малейшему звуку, доносившемуся из-под стола, было понятно, что чувства у всех были начеку. Я представила, как они все смотрят на лицо Андрея, пытаясь понять, насколько ему нравится, когда его пенису доставляют удовольствие. Сначала он немного противился продвижению моего ротика к его яйцам, отталкивая меня своими бедрами, но быстро сдался. На самом деле, я не оставила ему никакого выбора.

Мне было приятно чувствовать, как его член растет у меня во рту, становится твердым, таким гладким и набухшим на моём языке и губах. Я специально стала издавать немного больше шума, чем обычно при минете, звуки мокрого облизывания, причмокивания и тому подобную дребедень, которые я подсмотрела в порнофильмах, зная, что ребята наверху будут внимательно прислушиваться к этим звукам.

Я прекрасно понимала, что в пределах досягаемости моего рта и рук были еще три вздыбленных члена. Чтобы добраться до любого из них, от меня не потребуется больших усилий. Под столом было темно, пространство было замкнутым, почти клаустрофобным, но чрезвычайно соблазнительным. Моя пизда стала влажной. Я снова почувствовала себя девушкой-подростком, делающей что-то опасное и смелое на первом свидании, что могло доставить мне неприятности или о чём я могла бы пожалеть на следующий день.

Наконец, раздался нервный смех, и Илья сказал: «Ну, похоже, чувства проигравшего успокаиваются. Последовал небольшой смешок, немного натянутый.

Через несколько минут, которых было достаточно, чтобы Андрей успокоился и начал немного подмахивать мне своим членом. Но едва я почувствовала, что он приближается к финалу, то тут же отступила от его пениса и снова села на корточки. Пришлось склонить голову, не было места, чтобы нормально сесть. Я еще не выходила из под стола.

Последовало долгое неловкое молчание. Я начала задаваться вопросом, собираюсь ли я давать инструкции игрокам, вроде бестелесного голоса феи из-под их ног, чтобы продолжить игру, когда Родик, казалось, интуитивно понял, что произойдёт дальше.

— Думаю, что сейчас моя очередь проиграть, — сказал он уверенно, и я услышала, как он тасовал и раздавал карты по очереди остальной команде, после чего начался еще один раунд покера.

Я смотрела на каждую промежность, одну за другой, пытаясь представить, как может выглядеть член под их брюками. Мои нервы были на пределе, следующая часть моего плана теперь реально меня очень волновала.

Шутки за столом звучали намного реже, чем обычно, и были немного надуманными. Эта партия оказалась намного короче, и Родик проиграл, а Илья снова немного выиграл.

Мои руки слегка дрожали, когда я возилась с ширинкой и поясом Родика, хотя когда-то давно, в студенческие годы, я была очень хороша в такого рода тайных начинаниях и приключениях. Наконец, его член вырвался наружу, не совсем вертикально, но вряд ли мягко. Я провела языком по его крайней плоти вверх и вниз пару раз, и почувствовала, как его тело напряглось, когда я взяла его головку в рот для первого движения.

Ребята молчали, и я снова представил взгляды всех игроков на внезапно застывшем лице Родика.

Мой ротик двигался очень медленно, поднимая и опуская губы по гладкой, возбужденной головке его члена, и Родик очень быстро застыл с блаженным, как я представила себе, выражением лица. Моё сердце колотилось. У меня не было никакой обратной связи от экипажа игроков в покер, кроме их нервных телодвижений на стульях, и нескольких неуклюжих слов и, конечно же, движений бёдер Родика, когда он был под воздействием моих чар. Он пытался удержать их неподвижно, но безуспешно, непроизвольные конвульсии время от времени сотрясали его тело.

Это был мой первый член, кроме пениса Андрея, за последние двенадцать лет. Пенис Родика действительно отличался от члена Андрея. Головка на члене Родика была узкой и заостренной, и его крайняя плоть легко скользила вверх и вниз, когда мой рот обхватывал его, и по какой-то причине, мне нравилось просто касаться пальцами этого хуя, поглаживать его, баловаться с его крайней плотью, сдвигать её вверх и вниз, массировать яйца, наблюдая, как его член выходит из ножен, а затем снова покрывается ими.

Но нескольких минут работы моим ротиком было достаточно, чтобы его бедра начали беспокойно двигаться, и я остановилась. Я хотела, чтобы каждый из них был полностью возбужден больше всего в своей жизни к тому моменту, когда я вылезу из-под стола во второй части представления моего самого интересного вечера.

Следующим «неудачником» опять оказался Андрей, его твердый член снова комфортно лежал у меня во рту, а затем вновь повезло Родику. Первый недовольный ропот сверху за столом наводил на мысль, что теперь возникли некоторые сомнения в том, действительно ли все игроки с одинаковым энтузиазмом играли на победу.

Когда Родик проиграл, ещё до того, как я взяла его член в рот во второй раз, Илья настоял на том, чтобы посмотреть карты, которые Родик сбросил в то время, когда последний игрок всё еще делал ставки.

— Королева! — возмущенно сказал он. — Ты сидел на Королеве!

Илья «проиграл» следующую раздачу, и в этот раз я нервничала даже больше, чем в первый раз с Андреем, когда я всё это только начала.

Я понятия не имела, чего мне ожидать, но мне уже давно хотелось вытащить член Ильи и посмотреть, что он из себя представляет. От него приятно пахло опилками и потом, и я чувствовала тепло, исходящее от его промежности.

Пенис Ильи был уже чертовски тверд, когда мои губы добрались до него. У него была большая круглая выступающая головка, его ствол показался мне очень толстым, настолько, что я не смогла полностью обхватить его пальцами и не смогла удержаться от того, чтобы одной рукой поласкать его яйца. Он раздвинул ноги, чтобы облегчить мне доступ к его богатству.

Моя собственная промежность в этот момент сочилась, я чувствовала, как жидкость из неё начинает течь по моим бёдрам. Моё воображение разыгралось настолько, что мне так хотелось выбраться из-под стола, может быть, на кровать, и чтобы член Ильи начал проделывать со мной разные милые вещи.

Я действовала медленно и тщательно, возможно, проводила с членом Ильи больше времени, чем даже с Андреем, и его член был твердым и прямым, словно охотничий шомпол, направленным прямо вверх, без малейшего изгиба. Головка хуя казалась мне прекрасной в тусклом свете, и на кончике её вдруг показалась прозрачная капелька. Я тут же слизала её, ощутив во рту солоноватый и немного терпкий привкус

Я провела под столом около получаса. Достаточно времени, чтобы каждый член получил хотя бы один подход моего ротика и шаловливых ручек и немного слишком, чтобы моим коленям стало окончательно неудобно. Иван был последним, кому я отсосала под столом, и он казался мне единственным слабым звеном в моём плане.

Иван был ярым христианином, единственным в группе, кто никогда не пропускал ни единой воскресенной службы в церкви. Он был предан своей жене Софии, невысокой, невзрачной, почти безвкусной женщине в возрасте всего около тридцати пяти лет, и если кто-то собирался отказаться от моего минета или тем или иным образом создать проблемы в реализации моего хитроумного плана до конца вечера, то это был именно он.

Но к тому времени, как он проиграл, я обнаружила, что ещё до того, как я начала вытаскивать его член из штанов, он уже был твердым. Как скала. Я ободряюще крепко сжала его яйца и обнаружила, что головка его члена уже выскочила за крайнюю плоть, которую я стянула вниз до конца. У него был маленький и тощий пенис, но его возбуждение не подлежало сомнению. Мне не составило никакого труда полностью взять член Ивана в рот и даже незаметно для себя проглотить его головку размером с лесной орешек.

Тогда мне в голову пришла странная мысль, что, возможно, София никогда и не сосала его. Я бы не удивилась, если бы узнала, что на протяжении всей своей совместной семейной жизни они трахались только в классической миссионерской позе, потому что Библия не допускает иного совокупления. Возможно, это были первые губки, которые когда-либо касались пениса Ивана.

Другие парни молчали, пока я работала с их другом, и довольно скоро его бедра начали содрогаться. Я держала их всех под контролем, и мне это нравилось, поэтому я решила продолжить мою собственную игру по моим правилам, и остановилась, выпустив из губ головку Ивана, после чего сознательно, очень медленно выбралась из-под стола.

Я встала с достоинством, и мои колени были благодарны мне за этот перерыв. Я встряхнула головой, чтобы выровнять волосы, поправила платье и по очереди посмотрела на каждого из игроков.

Сначала вопросительно взглянула на Андрея, и его глаза блестели. Затем приподняла бровь, и он слегка утвердительно кивнул.

— Отлично, ребята, это было очень мило! —  Посмотрела на каждого из них с искренней улыбкой. Мой голос был мягким, вкрадчивым и ободряющим. — Наконец-то, после стольких лет жизни в этом городе мне удалось сыграть в покер.

Родик с трудом подавил смешок.

— Хочу вас обрадовать. Мы можем продолжить в том же духе, если вы все на это согласны.

Игроки нервно посмотрели друг на друга, особенно внимательно изучив лицо Андрея, и кивнули. Затем я почувствовала, что их глаза уткнулись в моё тело, лаская взглядами его формы, мои ноги в чулках и мою грудь, свободно лежащую в моём платье. В сосках у меня покалывало. Они буквально торчали сквозь платье, каждое моё движение возбуждало их касанием тонкой ткани.

— Пара вещей! — Мой голос был почти на грани срыва, но мне удалось сохранить его спокойным и ровным. — Во-первых, это, наверное, единственный раз, когда мы получили такую уникальную возможность сотворить то, что нам всем доставит истинное наслаждение. Дети уехали. Маловероятно, что повторитсякогда-нибудь снова.

Мне показалось, что Родик и Иван выглядели немного смущённо, но все кивнули в знак согласия.

Я не могу и не хочу удерживать вас от обсуждения происходящего сейчас между собой, но обещайте мне мне, что больше не будет никаких разговоров после того, как вы покинете стены нашего дома? Никакого упоминания об этом за пределами этого небольшого круга друзей?

Их головы энергично закивали.

— То же самое касается и меня, — сказала я. — конечно, я поговорю с Андреем! — И я многозначительно посмотрела на него, а он одарил меня нежной улыбкой, — Но больше ни с кем. Никаких жен!

При этих словах Иван нервно вздрогнул.

— Или кого-либо ещё. Пусть это будет нашим маленьким секретом. Больше о нём никто, никогда и ничего не узнает.

— Тебя это устраивает, любимый? — Мой взгляд перешел на мужа. — Я, в любом случае, полностью принадлежу тебе.

Думаю, мне нужно было устное подтверждение от Андрея, но теперь я была совершенно уверена, что он хочет продолжения этого вечера так же сильно, как и я, даже если он и не совсем понимал, к чему всё идет.

Муж подошёл и страстно поцеловал меня, а затем сжал одну из моих ягодиц. Итак, я получила ответ на свой вопрос.

Я села на мягкий стул в углу комнаты и сильно наклонилась вперед.

— Мальчики, вы меня взволновали, — сказала я, глядя на каждого из них долгим похотливым взглядом. — Так почему бы вам не сбросить с себя свою амуницию и не дать мне познакомиться поближе с каждым из вас… ещё немного?

Они переглянулись. Родик первым снял ботинки и носки, затем рабочие штаны и боксеры. Его пенис, толстый и твердый, торчал примерно горизонтально, высовываясь из-под рубашки. Мой рот моментально наполнился слюной.

Он медленно подошёл ко мне, сначала украдкой взглянув на Андрея, который тихим взглядом подгонял его ко мне.

Родик пристально смотрел на меня сверху вниз, а я смотрела на головку его члена, в паре сантиметров от моего лица. Он был большим, опухшим и красивого красно-пурпурного оттенка. Я закрыла глаза и взяла его в рот.

Он был таким гладким, таким полным, распухшим от желания. Я шарила одной рукой по его яйцам, беспокойно двигая их пальцами в тугом мешочке, и слушала, как другие ребята снимают с себя обувь и штаны.

Мой рот был вынужден растянуться, чтобы пройти по его стволу, и я медленно поднялась по нему и вновь опустилась. Это был не тот член, который я могла принять в себя полностью, как миниатюрный хуй Ивана.

Следующие пять минут были восхитительны. Я не сосала его член непрерывно всё это время, и на самом деле, мне особенно нравилось держать его пенис в вертикальном положении в одной руке, пока я лизала его огромные яйца, беря каждое из них в свой рот и сосала. Краем глаза я могла видеть других парней, прикованных к происходящему на сцене, некоторые из них держали руки на своих членах и слегка подрачивали их.

Но скольжение губами по стволу Родика… затем остановка на линии его головки, чтобы языком немного поиграть с её венчиком и легкая игра губами по этому острому, чувствительному краю — это было супер-сладко. Он держал руки на бедрах, и я не осмеливалась смотреть ему в лицо, но знала, что он смотрел на меня, наблюдая, как я держу его здоровенный хуй во рту.

Я закрыла глаза и почувствовала, как непроизвольно сжимается моя пизда. Мне ужасно захотелось заставить его кончить сейчас, прямо мне в рот, а потом, через некоторое время, когда он снова сможет, уже в мою пизду, а если не сумеет, то мне поможет кто-то из его друзей.

Чувствуя его растущее возбуждение, я увеличила темп своих подъемов и выходов и лизнула нижнюю часть его члена, ту длинную центральную трубку, по которой проходила сперма. Затем, ускорив движения губ на головке его члена, почувствовала, как бедра Родика напряглись.

Ещё несколько сильных глубоких заглатываний, и головка члена стала стала разбухать прямо у меня во рту, и тут внезапно прилетела моя награда — пять, а возможно и больше, хороших сильных выстрелов спермы. Сила первого застала меня врасплох. Хуй отчаянно рвался вглубь моей глотки, сперма была теплой и густой.

Мне понравилось, как его пенис ритмично сокращался у меня во рту, мои губы обнимали его и буквально ощущали силу наслаждения, которое он испытывал благодаря мне. Постепенно сокращения задницы Родиказамедлились, пока я продолжала ласкать головку его члена, мои движения стали мягкими и нежными, потому что я знала, что мой муж, обычно, не выносил большого внимания к его пенису после того, как он кончал.

Наконец я выпустила член Родика изо рта. Головка его уже заметно уменьшилась, но вся она, как и стержень хуя, была влажной от моей слюны и блестела в матовом свете лампы в кабинете.

Я позволила себе взглянуть на Родика. Его лицо было красным и напряженным, но довольным.

— Хорошо, — произнёс он неестественно тихим, но удовлетворенным голосом. — спасибо, Марина.

Ну просто идеальный джентльмен. Он выдохнул, и небольшая дрожь прошла по его могучему телу.

Остальные игроки в такую прекрасную, как оказалось, игру в покер, стояли вокруг нас, взволнованные и напряженные. Андрей позже сказал, что мои глаза в этот момент светились от волнения и счастья.

Остальные парни смотрели на меня голодными глазами, словно впервые видели наяву возбуждённую женщину. Думаю, в этот момент я могла бы попросить их выйти на улицу и попрыгать голыми на лужайке перед домом, и они бы так и сделали, если бы я им пообещала, что после этого разрешу им пострелять спермой в моё тело.

— Иван, — неожиданно для себя хриплым голосом произнесла я. — иди ко мне! — Мне хотелось закончить с ним как можно скорее, дабы отрезать ему малейший путь к отступлению.

На его лице появилось какое-то странное выражение, и на мгновение я подумала, что он может струсить. Но Иван уверенно подошёл ко мне, и его маленький член настолько комично подпрыгивал по пути ко мне вверх и вниз, что я чуть не рассмеялась.

Сняв с запястья резинку для волос, я собрала волосы в хвост. Я намеревалась сделать это раньше с Ильёй, чтобы не мешать моим волосам, и им легче было бы двигаться на случай, если что-то запутается в них.

Бросив на него самый непристойный взгляд, на который я была способна, я уткнулась носом в его яички и лизнула нижнюю часть его члена. К тому времени, как я скользнула губами по головке его члена, бедра Ивана уже подрагивали от возбуждения.

Мой визави продержался совсем недолго. Мне было весело опускаться ртом полностью вниз до основания его члена, уткнувшись носом в каштановые волосы в его промежности, а затем облизывать и посасывать головку его маленького члена. Несмотря на размеры, его хуй был просто чертовски, несгибаемо, яростно возбужден. Это меня так завело, что я протолкнула его головку себе в горло, хотя на этот раз это было и нелегко. Мне пришлось широко открыть горло, потому что длины члена Ивана было недостаточно, чтобы заглотнуть полностью его головку.

Подходя к точке извержения, он стал издавать самые ласковые звуки, на которые был, вероятно, способен, вроде серии выдохов: «Ха, ха, ха!», а затем случилось быстрое неистовое сокращение его бедер, и я постаралась поймать его сперму. Её было немного, и вязкое вещество выскочило из его пистолетика за пару тройку-секунд, как будто он опустошает на время обойму автомата на стрельбище.

— О боже! — Это всё, что Иван смог произнести на выдохе в конце спермоидальной очереди из своего оружия.

Я заглатывала головку его члена до тех пор, пока она полностью не отстрелялась сладковатой на вкус спермой, и он без малейших усилий вытащил свой мгновенно опавший член из моего рта. Иван посмотрел на меня с самым дебильным выражением лица, какое я видела за всю свою предыдущую жизнь, затем открыл рот, как будто хотел что-то сказать… закрыл его, повернулся и рухнул на стул в углу комнаты, и его член звонко шлепнулся о бедро. К счастью, это был один из немногих в нашем доме стульев с чехлом, и я легко смогу отмыть его от наших выделений.

И тут я встретилась глазами с Ильёй.

Он медленно подходил ко мне, и его член покачивался из стороны в сторону, словно шарик на приёме у психолога. Мне нравилось, насколько тяжелой выглядела головка члена, как хорошо его эрекция сочеталась с остальной частью его высокого сильного тела. Как только я представила, что мои губы сейчас окажутся на том же самом месте, которое только что покинул хуй Ивана… эта мысль тут же буквально залила потом мои глаза, и моя пизда снова обильно потекла.

Илья встал передо мной, и я провела пальцами по его члену, тут же нетерпеливо сдвинула крайнюю плоть полностью вниз так, чтобы была видна тяжелая, набухшая, багровая головка, и позволила ей упасть мне в рот.

Его пенис был возбужден, если оценивать в бальной системе, примерно на четвёрочку, и до сих во время секса с мужем мне всегда нравилось играть с его членом именно в таком состоянии. Он достаточно мягкий, чтобы проникнуть дальше в моё горло, и ощущение, как затвердевает пенис во рту, а его головка в горле, просто волшебно, и я частенько оргазмирую в этот момент. Это остаётся одним из моих самых любимых сексуальных приколов.

Кожа на члене Ильи была такой гладкой, что практически незаметно для меня он проскользнул в моё горло. Он стоял, уперев руки в бедра, я ласкала его хуй языком и облизывала до тех пор, пока он не стал твердым, как сталь, а затем я уткнулась носом в его яйца и водила его крайней плотью вверх и вниз.

Это был очень красивый член, один из самых прекрасных, что мне довелось до сих пор видеть, с фиолетовыми прожилками, твердый и прямой. Мне даже показалось, что он был такой же мускулистый, как и тело Ильи. В мою голову нахлынул водоворот мыслей: о Люсе, о том, как она берет его в рот, или как он вонзается в её влагалище и сбрасывает туда свою сперму. Как часто они это делают, громко ли она кричит, когда они занимаются любовью. Эти мысли меня ещё больше взволновали.

Илья излился в мой рот целым озером спермы, на несколько хороших глотков, и всё это богатство оказалось внутри меня, а его яйца чувствовали себя просто волшебно в моих руках, и я продолжала сдавливать их, сжимала, закачивая сперму в мой рот.

Закончив, он осторожно отошел в сторону.

Наконец настала очередь моего Андрея. Он долго и пристально смотрел на меня. Я знала, что он был предельно возбужден, и не только по выражению его лица, но и от того, как он смотрел на свой твердый, как камень, член, направленный почти прямо в потолок. Я поняла, что мне следует действовать с ним медленно и осторожно, иначе он мог немедленно эякулировать и опозориться перед товарищами.

Встав со стула, я опустилась перед мужем на колени, всё время глядя ему в лицо, хотя мне хотелось буквально заорать: «Ребята, смотрите, я сейчас устрою для вас невероятное шоу.»

Взяв пенис Андрея в руку, я стала осторожно водить его крайней плотью вверх и вниз. Мне никогда не надоедало смотреть на то, как головка мужского члена выходит наружу, а затем кожица его крайней плоти снова прячет его в ножны, этакая оригинальная игра в прятки.

Я поклонялась, словно иконостасу, его яйцам, лизала кожу под ними, наслаждаясь их ароматом. Все игроки в покер собрались вокруг нас, и я, возбуждаясь от этого внимания, взяла поочерёдно каждое его яйцо в рот, чтобы от души пососать, а его волосы в промежности при этом нежно щекотали мне нос.

Мне пришлось потянуть пенис мужа вниз левой рукой, чтобы, наконец, он попал мне в рот. Я держала его яйца в другой руке, пока продвигалась медленно, очень медленно по его члену, губы скользили по его стволу, останавливаясь на пару мгновений, чтобы обхватить и пощекотать головку его члена, стараясь не держать подолгу её во рту.

Я провела его членом по моему лицу,  волосам, лбу и щекам. И я лизнула его снизу вверх. Это было прекрасно.

Ребята молчали, и чувствуя на себе их взгляды, моя пизда текла настоль обильно, что мне пришлось воткнуть в неё два своих пальцы, словно затычку, а когда это не помогло, то и всю пригоршню моих пальцев. Эффект был противоположным, потому что я вдруг задергалась в неконтролируемом оргазме. Когда я очнулась, то поначалу мне стало стыдно, что такое произошло на глазах у в общем-то до сего дня посторонних мне мужчин, но мозг, работающий в это время параллельно с чувствами, подсказал мне, что таким выплеском эмоций нужно гордиться, и я тут же успокоилась.

Я не могла вспомнить, когда в последний раз делала Андрею минет таким образом, стоя на коленях перед ним. Когда такое изредка случалось, это всегда было немного озорным действом, но в то же время благоговейным, словно священнодействие в церкви. Обычно я сосала ему член в нашей постели, это была прелюдия к совокуплению, хотя иногда всё заканчивалось его эякуляцией во время этого процесса и моим оргазмом. Последний раз, когда я стояла перед мужем на коленях и отсасывала его хуй, было моментальное приключение на улице, когда мы вместе гуляли по магазинам, и тогда всем процессом управляла скорость, срочность и неконтролируемое желание.

Я взглянула на лицо мужа. Его глаза сияли страстью, и я нежно взяла головку его члена в свой рот. Сначала я медленно продвигалась вдоль его головки, одной рукой обхватив яйца Андрея, а другой гладила его ягодицы. Боже, я поняла, что он пребывает сейчас на небесах.

Но, между тем, мой муженёк был уже близок к эякуляции, и я начала двигаться быстрее, скользнув губами к яйцам мужа, чтобы убедиться, что его головка хорошо втягивается в моё горло во время движения. Он наклонился и положил руки мне на плечи, так что я почувствовала, как его вес переносится на меня. Мне пришлось собраться, чтобы удержать нас обоих в вертикальном положении.

Теперь он начал толкать свои бедра, яростно прижимая член к моему рту и кряхтя, как сумасшедший старикашка, неистово трахая меня в рот, с силой пропихивая головку своего члена в мою глотку.

Андрей кончал долго и мощно, первый выстрел спермы из его члена был невероятно сильным, но я выдержала не только его, но и все шесть или около того непроизвольных толчков его члена, чувствуя при этом, как его ягодицы непроизвольно сжимаются. Сперма Андрея была ужасно знакомой по вкусу, но такого мощного семяизвержения, как сейчас, я никогда не видела. Я почувствовала легкое головокружение… головокружение от наслаждения, от страсти, с которой меня ебут в мой нежный ротик. Моя пизда сжалась, и я ощутила, как нарастает моё собственное возбуждение, как она течёт, и мне так захотелось заорать, что мне просто необходимо, чтобы меня прямо сейчас выебали во все мои дырочки. Я глотала головку его члена и сперму из неё… даже больше, чем могла проглотить, а затем остатками потерла каждую из моих щек, наслаждаясь мокрыми следами его истощённого пениса.

Я встала, и мы обнялись, это было так прекрасно, чувствовать его мокрый пах, прижимающийся к лифу моего платья, и, вероятно, оставляя на нём следы спермы и моих выделений. Андрей поцеловал меня в шею и прошептал мне на ухо.

— Так жарко, солнышко, так сладко…

Признаюсь, это были не те слова, которые я обычно слышу.

Я думаю, что первым нам начал аплодировать Родик, а затем к нему присоединились остальные парни, хлопая в ладоши и ухмыляясь, словно пьяные посетители масленичной ярмарки.

— Вау! — воскликнул Иван. — Это просто удивительно.

Я посмотрела на ребят, на их всё ещё влажные, но сморщенные и опущенные вниз пенисы, и поняла, что мне всё еще не хотелось, чтобы ночь закончилась именно так.

— Подумайте хорошенько, может быть, кто-нибудь из вас способен на большее? — Мои глаза вспыхнули, бросая им вызов.

Игроки посмотрели друг на друга, и Иван кивнул первым. Андрей бросил на меня приободряющий взгляд: «Давай, вперед, я с тобой».

Моя возбужденная промежность направила меня прямиком в спальню. У меня не было ни малейших сомнений в том, что за мной последуют все мужчины в моём доме.

Я выпрямилась в полный рост и посмотрела на четырех. Моя пизда теперь была полна решимости получить собственное удовольствие. Мои соски напряглись и торчали сквозь шёлк платья, и я поклялась, что снова сделаю члены моих мальчиков твердыми. Голова кружилась от необычайной смеси мыслей, движимых похотью.

— Почему бы вам, ребята, не сделать пит-стоп в ванной, а затем отправиться со мной в спальню. Больше уединения, больше удобств.

Я внезапно осознала, насколько потенциально мы были видимыми в нашем маленьком групповом исследовании сексуальных тайн друг друга, ведь до сих пор все события происходили в кабинете нашего дома, и все наши действия могли быть настоящим зрелищем для любого прохожего, если он прогуливался в это время на улице.

Я вышла на минутку вместе с мужем в спальню.

— Уверен? — спросила я, внимательно глядя ему в лицо.

— Ты такая… невероятная, — прошептал он, приподняв брови. — Я не видел тебя такой… взволнованной, волнующей… давно… вернее, никогда.

Его голос затих. Я не была уверена, что именно какие мысли стояли за его словами. Может быть, это был какой-то мимолётный удивленный трепет самца, но не мужа, всплеск сексуальной энергии, которую вызвали мои усилия? Насколько сильное вожделение витало в воздухе… ?

— Могу я попросить тебя об одолжении?

— Каком? — Спросил он, широко распахнув глаза, возможно, немного обеспокоенный моей просьбой.

— Могу я оставить секс с тобой напоследок, на потом, когда все уйдут? Мне бы это на самом деле доставило невероятное наслаждение.

— А ты не слишком устанешь для меня?

Очевидно, в этот момент это было единственной заботой моего мужа.

— Нет, совершенно нет.

Мы поцеловались и обнялись.

Затем большая фигура Ильи заполнила дверной проем, а остальные сгрудились позади него.

— Давайте, ребята! — вкрадчиво выдохнула я. — Можете также снять с себя всю остальную одежду, в этой комнате сразу станет теплее.

Родик засмеялся, и мужчины моментально, без всякого стеснения, сняли с себя рубашки и всю остальную одежду. Все они выглядели прекрасно — хорошие, сильные мужские тела в расцвете сил и лет, привыкшие к физическому труду.

И вдруг я была застигнута врасплох, правда, впервые в ту ночь.

Иван вышел вперед и торжественно произнёс: «Я думаю, мы должны немного поправить ситуацию», — осторожно сказал он. — Какая с нас плата за тот приём, который ты нам устроила?.

Мне понравилось, с какой интонацией он произнес это слово: «приём».

Моё лицо немного покраснело, но я была благодарна ему за это предложение. Иван и Илья расстегнули моё платье сзади, сняли его и мои туфли. Иван буквально обомлел, увидев мои микро крошечные стринги, его рот приоткрылся, как у карпа, вытащенного из воды. Однако я всё ещё хотела оставить на себе свои чулки с поясом. Как ни странно, но без них я почувствовала себя более уязвимой.

Я остро осознавала, что комната, полная мужчин, смотрела на моё почти обнаженное тело и наслаждалась им. Если бы в их глазах были лазерные лучи, мои соски были бы сильно обожжены.

Игроки в покер уложили меня на кровать и принялись за работу.

Я могу вам откровенно сказать, что это было довольно мило. Сильные энергичные руки, четыре пары рук, одновременно воздействующие на каждый уголок моего тела. Невероятный эротический массаж. Я лежала на животе и чувствовала, как расслабляются мои плечи, мои ноги, спина, попочка — везде и всюду. Через пару минут я просто закрыла глаза и позволила накопившемуся во мне напряжению уйти.

Одна за другой руки на моём теле исчезли, и я осталась наедине только с Иваном сверху, оседлавшим мои бедра, потирающим мои плечи, его руки сжимали моё тело, сосредоточившись на попке и расселинке между ног. Я чувствовала, что его пенис затвердел и покоился на моей пояснице. У меня пробежала легкая дрожь от предвкушения вполне традиционной ебли в пизду… для начала!

Я оттолкнула его и перевернулась на спину. Беглого взгляда на Илью и Андрея было достаточно, чтобы они взяли по бокам мои трусики и стянули их с меня, плавно спустив вниз по моим ногам в чулках.

И теперь моя грудь и пизда были выставлена на всеобщее обозрение. Я чувствовала себя совершенно уязвимой, но в то же время это меня очень возбудило. Одновременно, признаюсь, что впервые за вечер у меня закрались сомнения в том, что я до сих пор творила. Что я делала? Я всю свою супружескую жизнь была верной женой Андрею, преданной матерью Ванечки и Фёдора, а теперь я, почти обнаженная, за исключением пояса и чулочков, с открытым на всеобщее обозрение эпилированным лобком, широко раздвинутыми бедрами приглашаю насладиться моей пиздой пенисы лучших приятелей моего мужа?

Я знала, что как только я взяла член Родика в свой рот, а может быть, даже, когда я впервые вытащила член Андрея из его штанов под карточным столом, я перешагнула порог, который уже никогда не смогу полностью пересечь назад и вычеркнуть из моей жизни. И, конечно, ворота окончательно захлопнулись, когда я проглотила невероятное количество спермы каждого из этих парней, которая сейчас всасывается в мою кровь.

И здесь, на кровати, мой мозг просто взрывался от нетерпения, которое я у себя просто не могла раньше себе представить… что в меня вольют невероятное количество спермы сразу нескольких мужчин. И они никогда — несмотря на моё стремление к сохранению секретности — никогда не смогут снова взглянуть на меня тем же самым взглядом, как раньше, до этой игры в покер. И я на них тоже.

Я словно была на краю десятиметрового трамплина для прыжков в воду, смотрела поверх своих ног в глубокий конец бассейна, и мой живот задрожал от страха и нетерпения.

Но я осознала в этот момент, что мне бы хотелось, чтобы эта ночь никогда не закончилась. Я отчаянно хотела поближе познакомиться с каждым из этих парней, почувствовать желание, страсть, которую они испытывают ко мне, испытать их возбужденные, упругие члены, двигающиеся в моём теле, их сперму, струящуюся в мои внутренности, доставляя им удовольствие и испытывая моё собственное наслаждение. А потом отпраздновать окончание этой ночи с мужем. По крайней мере, я на это надеялась.

Моя пизда победила моё сознание, и не впервые в жизни. Она сжалась от предвкушения пиршества и бурно потекла, и моё сознание помутилось от силы этого моего мощного вагинального возбуждения.

Я стянула с волос резинку, удерживающую мою кичку, и встряхнула их, чтобы они были распущенными и растрепанными. Андрей всегда говорил, что его возбуждает, когда мои волосы разложены по подушкам в постели. Он утверждал, что так я выгляжу намного более распутной — манящей и соблазнительной. Глаза мужа заблестели, когда я сделала это, глаза же остальных и без того были возбуждёнными и голодными.

— Сначала всё-таки ты, — хрипло попросила я Андрея, — потом Родик? Ты ведь можешь меня немного разогреть?

Я сжала пальцами свою промежность и чуть не застонала от желания.

— Господи, мне так мало надо.

По их лицам я увидела, что они поняли, что я имела в виду.

Муж немедленно устроился между моих ног и лизнул мою пиздюлинку. Это было мило, он догадался, что не ему не следует торопиться, и я почувствовала, как губы моей вагины возбуждались ещё больше, когда его язык двигался вверх и вниз между них. Но это было мне так знакомо, настолько банально, что мне не терпелось, чтобы Родик оказался на месте Андрея, и хотя это не входило в мой первоначальный план, но мне вдруг так захотелось, чтобы его рот оказался возле моей пизды. Я грубо оттолкнула голову Андрея и жестом пригласил его друга занять место возле моего влагалища.

Его щетина на подбородке слегка вздрагивала, и его язык действовал совершенно иначе, чем у Андрея, хотя он тоже был мягким и нежным. В это время думала о том, как язык Родика исследует пизду его собственной жены, Кристины, и представляла её большие бедра и таз, нетерпеливо двигающиеся во время кунни, которое он ей делал.

— Иван, иди сюда.

Я жестом указала ему на свою голову и поставила его рядом со мной на колени. Я хотела цирковой номер с двумя жонглёрами. Его пенис был только наполовину твердым, и я снова взяла его в рот на несколько минут.

По мере того, как он стал расти у меня во рту, нарастало и моё возбуждение. Я не была уверена до конца, как долго он продержится во мне, но он уже один раз кончил, и во втором раунде, вероятно, сумеет не спустить в меня, по крайней мере, немного дольше, чем в первый раз.

После быстрого минета, в основном, для собственного развлечения, но также для подтверждения готовности его члена войти в меня, я подтолкнула его к своему лобку, пока Родик уступал ему дорогу. Было приятно получить наслаждение из двух разных источников.

У Вани было глупое выражение лица, и его маленький жесткий член довольно легко проскользнул в моё влагалище.

— Не торопись, — посоветовала я ему, и он начал толкать мои бедра, пытаясь как можно дальше просунуть свой корешок.

Ну, он следовал моему совету и двигался в моей пизде относительно медленно, может быть, первую дюжину толчков или около того, а затем не удержался и довольно быстро набрал темп. Вскоре его тощие бедра сильно прижимались ко мне, а корень его пениса красиво врезался в вершину моего холмика.

Но от быстроты его движений мне показалось, что на меня напал сумасшедший хорек. А может, со стороны это выглядело, словно сценка из тех старинных детских игрушечных мультиков, где миниатюрный дровосек пилит бревно. Вначале, казалось, вдумчиво, а потом всё быстрее и быстрее, бессмысленно, методично, механически.

Я попросила Родика подойти ко мне, потому что до сих пор он просто глазел на меня, смирно дожидаясь своей очереди. Это была одна из моих давно придуманных фантазий, в которой я даже не признавалась Андрею, о том, что за мной одновременно будут ухаживать два члена.

Прикоснуться к его яйцам и взять его член в свой рот, в то время как Иван отчаянно толкал свой хуй в мою пизду — это было невероятно. Моё воображение всегда представляло, что это должно быть прекрасно, но в реальности всё оказалось ещё лучше.

Пенис Ивана быстро и легко скользил внутри моей пизды, и я могла расслабиться, чтобы насладиться вкусом и ощущением члена Родика у меня во рту. И снова мне нравилось водить его крайней плотью вверх и вниз по головке его члена, запах и вид его пениса с близкого расстояния прямо перед моим лицом просто завораживали.

Я окунулась в свой собственный маленький мир, даже не обращая особого внимания на парней, делающих всё это со мной, просто сосредоточившись на яйцах перед моим лицом и хуем во рту, и на восхитительных ощущениях, исходящих из моей пизды внизу. Это было чудесно.

Но Ваня вдруг начал неистово толкаться, издавая рык, похожий на звериный. Я положила одну руку на его задницу, чтобы почувствовать, как она сжимается, а другой провела пальцами вверх и вниз по члену Родика, твердому и гладкому. Иван вдруг уронил свою голову мне на плечо, и я почувствовала, как внутри меня дёргается его член. Ритм движений его бёдер изменился, он больше не был безумным, а лишь долгим и настойчивым, и он вошел своим пенисом так глубоко в меня, насколько только мог, последние толчки были такими сильными, что я почувствовала, как сильный и мощный поток спермы, довольно неожиданный для столь тощего хуя, залил моё влагалище, настолько мощный, что несколько капель тут же вылилось из моей пизды. Я даже представить себе не могла, что такой относительно небольшой и худенький член может хранить в себе такое огромное количество спермы, и к тому же, во втором подходе к моему телу.

Иван вытащил свой член, изобразил довольную улыбку, поцеловал меня в грудь и встал, а я, выпустив член Родика изо рта, сказала ему, чтобы он быстро занимал освободившееся место.

Он осторожно устроился на мне сверху, и я с каким-то животным наслаждением нюхала его волосы и терпкий соленый запах подмышек. Он был настолько крупнее и тяжелее моего мужа, что мне было интересно узнать, насколько хорошо я смогу поддерживать его тело на себе. Но Родик, казалось, прекрасно осознавал, несмотря на возбуждение, нашу разницу в размерах и был осторожен.

Он использовал одну руку, чтобы аккуратно уложить свой пенис в мою пизду, а затем плавно приподнял мои бёдра, прежде, чем я осознала это. Он двигался поначалу подчёркнуто аккуратно, его пенис был намного толще, чем у Ивана, и мне нравилось, как губы моей пизды обхватили его, когда он начал свои сильные, медленные, восхитительные движения внутри неё и меня.

Я нашла взглядом Илью, он тоже подошел к изголовью кровати и опустился на колени рядом со мной. Я смотрела на его лицо, пока мои пальцы гладили его пенис, не сильно, а нежно, а затем засунула его большую круглую головку в свой рот.

И снова, уже во второй раз за последнее время я получила удовольствие от пениса на противоположных концах моего тела. Это было намного лучше, чем я когда-либо могла себе представить, и я могла позволить в эти мгновения своему сознанию отправиться в любом направлении вселенной, даже в том, о каком ранее я даже не смела помыслить. Я чувствовала один твердеющий член у себя во рту и другой, энергичный, двигающийся внутри моего влагалища, растягивающий края моей пизды, делающий прекрасные отметки на стенках моей матки и дразнящий мой клитор.

Родик, должно быть, каким-то образом удерживал на мне часть своего веса, поскольку я не чувствовала себя придавленной его телом. Он двигал своим тазом в разные стороны, не сохраняя надолго один и тот же ритм, поначалу быстро, затем замедлялся, а следом делал странные движения из стороны в сторону.

Член Ильи у меня во рту стал довольно твердым, я заставила его бёдра оседлать мою голову, чтобы я могла лизать и сосать его яйца.

Это изменило для меня всё. Я больше практически ничего не видела, лишь одна гигантская возбужденная промежность на моём лице, сладкие набухшие яйца во рту, в то время как Родик продолжал ебать мою пизду.

Раньше, чем мне бы хотелось, Родик начал набирать скорость. Его внимание, должно быть, полностью переключилось на ощущения в паху, так как его тело теперь казалось мне очень тяжелым. Я положила руку ему на бедра, чтобы почувствовать, как их мускулы будут сокращаться во время эякуляции. Он сильно сдавил мою задницу, можно даже сказать, что яростно, и стал кончать, его рот прижался к моей шее, и я ощутила, как его пенис задёргался последним мощным толчком, из него внутрь вагины вылилась первая порция спермы, а затем последовала медленная серия толчков и извержений.

 

Илья, наконец-то, слез с моей головы, и я смогла увидеть, как в это время с моей пизды сползает Родик. Он удовлетворенным взглядом окинул моё тело, словно поле битвы, и мне доставила чисто эстетическое удовольствие картина, на которой его член был запечатлён в сумрачном свете комнаты, мокрый, болтающийся у него между ног, только что появившийся на свет, словно дитя, из моей горячей, приветливой пизды, которая только что страстно удерживала его в себе. Член Родика продолжал медленно опадать, и я знала, что через несколько минут он будет выглядеть почти безжизненным и крайне неприветливым.

Илья, между тем, несмотря на довольно плачевную ситуацию с его детородным органом, не унимался, и проведя пальцами по моей груди, стал щипать мои соски, пока я не вздрогнула, почувствовав неприятную боль, и непроизвольно прижала руки к моей промежности, словно ища защиты. Он встал на колени, всё это время довольно напряжённо глядя мне в глаза, и одной рукой приложил головку своего вялого члена прямо к моим губам. Илья немного подразнил меня, водя своим пенисом вверх и вниз по ним. Непонятно, что тому было причиной, возможно, что вялый член возбуждает даже больше, чем стоячий, но я невероятно возбудилась и мечтала, чтобы хоть кто-нибудь хоть что-нибудь засунул хоть в какую-нибудь из моих дырочек.

А затем Илья медленно толкнул меня на кровать и лег на меня сверху. Он застал меня врасплох и начал целовать, его язык двигался у меня во рту, его руки пытались объять необъятное, ласкать одновременно мои соски, клитор и анус.

Ощущения мои перемешались вместе с его пальцами. Илья не был Андреем. Его тело было больше, а движения совершенно другими. Как два мужчины могут трахаться совершенно по-разному? Казалось, в конце концов, это один и тот же процесс. Но нет. Он по другому целовал меня, водил руками по моему телу, и его пенис делал прекрасные вещи внутри моей пизды.

Я понимала, что тело и мозги Ильи буквально разрывало от желания. Кажется, как говорится, механизм пошёл в разнос, этому самцу хотелось покрыть меня всюду своим телом, сверху и внутри, и это было невероятное ощущение.

Его огромное тело, наконец, полностью накрыло меня, его сильные руки крепко держали меня. Это было опьяняющее состояние души и тела.

Внезапно все мы были ошарашены, услышав звонок мобильного телефона. Это был телефон Родика, и он отчаянно рылся в скомканных джинсах, валяющихся на полу, в поисках правого кармана.

— Привет, Кристиночка, — сказал он немного запыхавшись, схватив телефон и, наконец, ткнув пальцем в кнопку. Мы все прислушались, пытаясь понять, что она говорит, но не смогли разобрать слов.

— Ах да… сегодня немного задержались. Но скоро я буду дома, — немного смущенно произнёс Родик.

Иван с трудом подавил смешок.

— Ах, нет… Всё в порядке. Только мы с ребятами ещё не закончили игру, всё еще развлекаемся. Но это не надолго.

Ивану пришлось закрыть лицо руками, чтобы заглушить смех.

Мне вдруг мучительно захотелось схватить телефон и притянуть его к промежности, чтобы Кристина уловила звуки, издаваемые моей пиздой, когда из неё выходил на мгновение член Ильи, который всё это время не переставал трахать меня. Я вслед за Иваном чуть не рассмеялась вслух и почти не начала громко стонать, чтобы Кристиночка могла услышать, что у нас тут происходит. Хотелось крикнуть, что я только что наслаждалась густой и вкусной спермой из пениса её мужа.

— Да, хорошо, дорогая… да, скоро увидимся, — и Родик закончил разговор с пунцовым лицом.

Движения Ильи были очаровательными. У меня не было другого члена, на который я могла бы сейчас обратить внимание, поэтому я сосредоточилась на движениях его пениса, на том, как его пах приятно прижимался ко мне, как он тёрся о мой клитор. Илья целовал меня страстно, глубоко впиваясь своим языком, и он двигался в моём рту, ощупывая его закоулки и скользя внутри него.

Язык Ильи сдвинул, если так можно выразиться, моё возбуждение ещё на одну ступень вперед. Я с удивлением для себя обнаружила, что задрала ноги вверх, обхватив ими его бедра, позволяя ему тем самым максимально глубже войти в меня. Он нашел хороший ритм, и кульминация, к которой я стремилась весь вечер, внезапно начала ускоряться.

Илья просунул руки мне под задницу, немного раздвинул её половинки, и вдруг, совершенно неожиданно, воткнул палец мне в анус. Моё сознание тут же взорвалось от наслаждения, меня настиг невероятной силы оргазм, и моё тело непроизвольно стали сотрясать мощные конвульсии, моё дыхание полностью покинуло меня. Обычно я не издаю много шума во время оргазма, но рот мой вдруг взорвался гортанным клёкотом после продолжительного выдоха, когда моя вагина ритмично сжалась вокруг пениса Ильи. Это была кульминация, усиленная всей энергией, которую я вложила в этот вечер. Его член казался чудесным, живым и сильным. Андрей скромно сказал мне позже, что я была гораздо шумная, чем обычно.

Илья ещё не кончил и продолжал меня ебать. Моя пизда была до краёв наполнена коктейлем из спермы моих предыдущих партнёров и моих соков, так что, когда член Илья выходил и входил из неё, раздавался громкий чавкающих звук, и внезапно эта комбинация меня сильно завела, и я почувствовала приближение нового оргазма. Мне пришлось освободиться от поцелуя Ильи, чтобы не прикусить в порыве неконтролируемой страсти его язык. Я повернула голову набок и резко кончила, многократно сжимая бедра. Волны оргазма накатили на меня, моя промежность прижималась к члену Ильи, мои бедра бесконтрольно дрожали, мышцы пизды сокращались, буквально вагинально дроча член Ильи.

Конечно, он мог бы всем рассказать, что со мной происходит под ним, этот огромный Илья, но он молчал, сопел, хотя я думаю, что мои собственные действия подстегнули его. Он начал толкаться сильнее и глубже, а потом я почувствовала, что он тоже спустил, сильными настойчивыми толчками в конце, когда он буквально врезался в мою матку.

А затем сокращения бёдер Ильи замедлились, ещё несколько последних глубоких толчков, и он замер. Внезапно его тело стало ощутимо тяжелее, и я вдруг ощутила запах волос Ильи и его дыхания. Нельзя сказать, что эти ароматы мне понравились. Он поцеловал меня, и это было необычный эксперимент. Поцелуй после секса не мужа, но, в общем-то, постороннего мужчины. Не скажу, что мне это понравилось.

Наше дыхание постепенно нормализовалось, хотя я продолжала гладить руками спину Ильи. Но, в конце концов, он поднялся с меня, и я с удовольствием увидела, каким маленьким и истощенным был его пенис, когда он вышел из моей пизды. В этот момент я ощутила, насколько никчемны самцы, что домогаются нас, и какой властью обладает наше тело над ними. Но отдадим должное Илье, он прекрасно справился со своей работой.

Илья встал возле кровати, протянул мне руку и поднял меня с неё. Андрей в это время подкрался ко мне сзади, обнял, и мы обменялись теплыми поцелуями. Но в моей пиздюлинке всё еще покалывало от возбуждения.

Никто из нас, как я вполне резонно предполагаю, не знал, как закончить всё это сексуальное пиршество, конечно, мы никогда раньше не делали ничего подобного, но вместе с тем мы все более или менее осозновали, что эта часть вечера уже закончилась.

Все начали собирать одежду и вещи. Гости оделись тихо, осторожно, за исключением Андрея, который, не стесняясь, свободно натянул брюки и рубашку, не утруждая себя застёгиваем наглухо всех пуговиц на одежде, просто одев их достаточно для того, чтобы она не спадала с его тела и позволила ему проводить его друзей к входной двери в презентабельном виде.

Прежде, чем покерная команда вышла из спальни, друзья остановились и каждый из них робко поцеловал меня. Я постаралась на прощание слегка погладить промежность каждого сквозь ткань их штанов.

Я слышала обрывки их разговоров, когда они уходили, похлопывания в ответ на слова прощания Андрею.

— Господи, Андрюша, она чертовски горяча!

— У неё сиськи, за которые можно умереть, удачливый ты ублюдок!

— Марина… она, конечно, сосёт, как Бог.

— Понятия не имел до сих, что ты обладал таким сокровищем, чувак.

— Покер здесь у тебя, в любое время, когда хочешь, Андрюха.

А потом дверь закрылась, и мальчики ушли.

После того, как игроки ушли, наступила небольшая тишина, и я услышала, как Андрей запирает входную дверь, выключая свет, прежде чем направиться к задней части дома. Я стояла, прислонившись к двери в спальню, и ждала его.

И тут я внезапно напряглась. Что этот вечер сделал с нами? Кажется, я поступила немного опрометчиво. Если честно, то не «немного», а полностью. До сих пор, во время нашей совместной жизни, мы двигались по накатанной лестнице, всё больше сваливаясь в подвал, и наконец-то я решилась кое-что проверить с Андреем, кое-что, о чём мы раньше разговаривали, обсуждая нашу сексуальную жизнь, но мы определенно не проговаривали вместе произошедшее сегодня заранее. Я не знала, о чём он думал именно в этот момент, ибо теперь я была почти парализована от страха и беспокойства за наше будущее.

Его объятия, когда мы добрались до спальни, меня немного успокоили. Я чувствовала, как его голая грудь прижимается к моей столь же обнажённой груди. Он крепко обнял меня, и я обнаружила, что буквально растворяюсь в нем.

Мы с удивлением посмотрели друг на друга.

Я стояла перед ним достаточно долго, и вдруг почувствовала, что часть всей этой спермы всех его друзей внутри меня начинает капать вниз из моей пизды, и снова неуверенность в нашем будущем поселилась во мне.

— Ты хочешь, чтобы я сначала приняла душ? — Спросила я Андрея. Мне пришло в голову, что это может иметь значение для него, что его может нервировать, если от меня будет попахивать ароматом других мужчин, ему, вероятно, хочется, чтобы я немного помылась, избавившись от запаха тела его разгоряченных приятелей-игроков и их спермы.

В ответ я получила от него пристальный взгляд.

— Нет, детка, я бы хотел принять тебя такой, какая ты есть.

Он спокойно посмотрел на меня.

— Почувствуй это.

И он положил мою руку себе на промежность. Его член торчал вертикально, я чувствовала это через его штаны, так что не было никаких сомнений в его возбуждении.

— Видишь, что ты наделала?

— Дай мне вначале пописать? Иначе я обоссусь прямо на тебя…

Он отпустил меня, и я с благодарностью пошла в ванную и после хорошего выброса жидкости тщательно вытерла свою промежность полотенцем.

Андрей ждал меня в спальне. Он выключил все светильники, кроме одного на моей тумбочке, с красной лампой, которую мы любили включать, когда чувствовали себя особенно романтично. Он освещал комнату тусклым светом.

Муж поприветствовал меня поцелуем и обнял в дверном проеме, и я снова растворилась в его объятиях. Мне так хотелось сейчас с ним соединиться.

Андрей застал меня врасплох, заложив одну руку мне под ноги, а вторую — за спину, и резко поднял меня с ног. Такого не случалось уже давно, буквально с нашей первой встречи много лет тому назад. С широкой улыбкой на лице он отнес меня к кровати и мягко положил на смятые простыни и продолжал целовать моётело, шею, руки, подмышки.

И в тоже самое время он застал меня врасплох, когда вдруг взял верх моего чулка зубами и очень медленно, так как это было немного сложно, стянул его с моей ноги, полностью вниз, затем сделал тоже самое с другим. Что-то в этом, как он использовал свои зубы, чтобы снять с меня остатки моей одежды, было очень захватывающим.

Муж встал на колени перед моей промежностью, и я подумала… а осмелится ли он сейчас полизать моё влагалище? Честно говоря, я не ожидала этого после того, как все его друзья побывали в нём и наполнили мою пизду своей спермой, но он меня откровенно разочаровал, не решившись на это, и просто банально поцеловал вершину моего холма, а затем встав рядом со мной.

Мы поцеловались, и он покрутил пальцами по моему холмику, погладил клитор, вставил два пальца глубоко в пизду, потом быстро вытащил их, посмотрел, как они блестят, покрытые невероятным коктейлем из спермы моих сегодняшних партнёров и моими собственными оргазмическими выделениями, потом провел ими по моим влажным волосам и по моим скользким губам, и я чуть не кончила в очередной раз в этот момент от зараха и вкуса этого напитка, и стала довольно грубо хватать его член, твердый и гладкий.

Я не была уверена, как долго Андрею удастся продержаться. Он был возбужден настолько, что я уверенно могу сказать, что никогда раньше такого не видела и не чувствовала. Мы вступили в небольшую деформацию во времени, это могло длиться всего полчаса, может быть, вдвое больше, но всё двигалось, словно в замедленном темпе.

Муж проникал в меня грубо, как какой-то деревенский мужик, без капли фантазии. Оседлав мою грудь, он сунул свой пенис мне в рот, позволив мне прижаться и лизать его яйца. По какой-то причине мне вдруг понравилось это… когда его член жёстко прижат к моей груди, и потом он водит им по моему лицу и щекам, даже не задумываясь о том, нравится это мне или нет. Он выглядел монстром из фильма ужасов, но его такой знакомый мне член был таким сильным и красивым в тусклом свете нашей спальни.

Андрей грубо щипал мои соски, лизал мои подмышки, влагалище, заставляя меня умирать от желания немедленно кончить. Моя пизда была раскалена добела, вся мокрая изнутри, он несколько раз доводил меня до края пропасти, откуда я могла сорваться в забытый мной со студенческих времён сквирт, а затем позволял мне тонуть в моём собственном возбуждении.

С моей стороны, это был опьяняющий момент, когда наконец-то мой муж сумел взять бразды правления в свои руки и вёл сейчас наш сексуальный танец. Я управляла делами весь вечер, и теперь мой Андрей решился, наконец-то, стать дирижером, и его пенис, словно дубинка-метроном, качался, отслеживая время и такт, доводя меня почти до крещендо, а затем погружая нас в более медленную интерлюдию. Я не играла при этом пассивную партию, если оценивать это по тому, как самозабвенно я лизала и сосала его член, но он был единственным в это время, кто руководил этим шоу.

Его глаза светились каким-то животным желанием, словно он был самцом шимпанзе из школьных учебных фильмов о познании природы. Вдруг он грубо перевернул меня на живот, поцеловал в анус, а затем засунул руку в мою пизду, смазал её содержимым свой член и дырочку попки, потер мою задницу и оседлал меня сзади. Мы редко делали это раньше, такой секс всегда казался нам неприятным, примитивным, животным. И всё же было приятно видеть его сзади, моя задница наслаждалась его толчками, чувствуя, как его бедра давят на меня. Но Андрей не хотел так заканчивать, я думаю, он хотел смотреть на меня, когда он наконец станет кончать, лицом к лицу, поэтому он вытащил член из моей попки и лег возле меня.

Муж лежал рядом со мной, бок о бок, наши головы лежали на подушке, пока он целовал меня, его пальцы касались моей расселинки, а мои пальцы ласкали его член. Я была невероятно близка к очередному оргазму, прямо на грани. Мои соски торчали, мои бедра непроизвольно сокращались, а он продолжал пощипывать пальцами мой торчащий клитор.

Андрей медленно поднялся, позволил мне поцеловать головку его члена в последний раз, а затем соскользнул к моей промежности. Я чувствовала себя так, как будто вернулась домой после долгого отпуска. Его член вошел в мой канал, красиво растянулся в нём, а затем я почувствовала давление, когда его лобковая область прижалась к вершине моего холма.

Сначала Андрей двигался медленно. Мои ноги напряглись, я не смела больше его целовать, голова моя закружилась. А потом волны возбуждения ударили в мой мозг, когда член мужа начал набирать скорость. Его движения были такими сильными, такими мощными, что моя промежность стала непроизвольно сжимать его хуй, циклически и грубо. Я уверена, что издавала звуки, похожие на хныканье, насколько волшебно это было….

Он почувствовал мой оргазм, вероятно, ощутив, как сокращающиеся в это время мышцы влагалища сжимали его собственный член, но сам он кончил только через минуту или около того. Последовали очень сильные, буквально неистовые толчки, когда он отправлял свою сперму мне в пизду, а затем эти длинные, медленные, почти тоскливые толчки после кульминации. Всё, конец.

Мы оба тяжело дышали, почти задыхаясь. Он долго лежал на мне, мы обнимали друг друга.

Наконец, каждый из выбрался из объятий, и мы по отдельности отправились в ванную.

Муж свернулся калачиком позади меня, прежде чем мы заснули. Мне нравилось, когда он обнимал меня, когда его мягкая теплая промежность прижималась к моей заднице. Хотя моё тело было полностью истощено, мой разум был не совсем готов ко сну, и беспокойные насущные мысли постоянно крутились в моей голове.

— Андрей?

— Да детка?

— Ты бы хотел сделать это снова?»

Молчание позади меня длилось достаточно долго, и я немного забеспокоилась. Или, возможно, он меня не слышал.

— Андрей?

— Я всё ещё думаю, детка.

Воцарилась ещё одна мучительная пауза.

— Я хочу, чтобы ты это полностью поняла, — начал он медленно и осторожно. — Я ни в коем случае не сожалею о случившемся сегодня вечером.

Ещё одна пауза.

  • Хотя ты застала врасплох абсолютно всех.

Я не сдержала смех.

— И тебя тоже?

— Может быть даже больше, чем кого-либо другого. Я знаю, что на прошлой неделе мы немного поговорили о сексуальных аспектах нашей совместной жизни, о расширении горизонтов и многом другом, но сегодня вечером случилось намного больше, о чём мы успели обговорить, ведь я думал, что если что-то необычное с нами и произойдет, то это будет намного позже, где то там, в будущем.

— И ты думал, что мы могли бы сначала поговорить об этом, а уже потом действовать?

— Правильно.

— И тебе тоже есть что сказать по этому поводу?

— Правильно.

Я почувствовала, как он нежно сжал меня руками.

— Итак, ладно, у нас была ночь. И ещё какая ночь. Но я не уверен, что мы справимся с этим, — тихо сказал он.

— Почему? Всё выглядело так, ка будто тебя это развлекло.

— В этом нет никаких сомнений, но я говорю сейчас не только об удовольствии.

Ещё одна пауза.

— Просто нам было бы легче во всех отношениях… в долгосрочной перспективе, если бы эта ночь осталась единственной в своём роде.

— Никто не забудет этот вечер, Андрей, и ты это прекрасно знаешь и без меня. Я не сомневаюсь, что некоторые из наших сегодняшних гостей хотя бы захотят сделать снова тоже самое, а может быть даже, расширить программу.

— Думаю, ты права, — засмеялся муж. — Я думаю, что, если бы мы захотели и завтра снова позвали моих друзей в гости, они бросились бы сюда, виляя хвостами и пуская слюни, и их языки болтались бы, как у сторожевых псов. Но иногда можно сделать что-то один раз, а потом притвориться, что этого никогда не было, и продолжать жить привычной прежней жизнью.

Настала моя очередь смеяться.

— Притвориться, что этого никогда не было? Иван, скажем, никогда не посмотрит на меня снова и не перемотает в мозгу запись того, что произошло сегодня вечером. Я сосала его пенис, а затем он извергался мне в рот! Потом снова, но уже в пизду! Его сперма попала в меня дважды! Он смотрел, как я всех вас обсасываю и трахаю, и дрочил! Я не выросла здесь и не знаю его так, как ты, но могу гарантировать, что его воспоминания о сегодняшнем вечере закрепятся в его голове на всю его оставшуюся жизнь.

— Ты совершенно права.

Ещё одна пауза.

— Но попробуй взглянуть на это с другой стороны. Потерпи минутку. Есть вещи, которые происходят сами по себе, а есть вещи, которые происходят потому, что вы этого хотите.

Некоторое время он молчал, обдумывая свои следующие слова.

— Когда я учился здесь в средней школе, и мне было лет двенадцать — тринадцать, я пошёл и украл кое-что из городского супермаркета. Мне это было не нужно, это был просто журнал, который я свернул трубочкой и засунул в куртку, прежде чем выйти за дверь. Я просто сделал это, чтобы посмотреть, смогу ли я это сделать. После этого я чувствовал себя ужасно. Виноват. Ужасно. И мне это сошло с рук. Никто, кроме меня, не узнал об этом. И знаешь, что? Я больше никогда ничего не крал. Не то, чтобы я не имел возможности что-то украсть, и уверен, меня бы опять не поймали, но я пошёл дальше. Это было событие, которое я не могу отрицать, но я знал, что никогда не смогу повторить это снова. Вы делаете что-то один раз, хорошо, это случилось, такие вещи иногда происходят. Но если вы сделаете это снова? Значит, ты этого хотел. И для нас, в этом городе, с моими друзьями, это опасная земля.

Я немного подумала.

— Так что, если бы у нас была еще одна… такая ночь, всё было бы по-другому?

— Полностью. Мне придется ещё немного обдумать случившееся, но, вероятно, лучше всего оставить всё как есть. Я хочу поблагодарить тебя за это, что ты была сегодня необыкновенна! — Выдохнул Андрей, и я почувствовала, как его рука сжимает мою грудь. — Но я думаю, что одного раза достаточно.

Мы немного помолчали.

— Если я скажу ребятам, чтобы они держали рот на замке, то так оно и будет, — наконец сказал он. — Хотя мне придется поговорить со всеми ними вместе, а также с каждым индивидуально. Но они будут молчать, можешь не беспокоиться.

— В самом деле?

Часть меня не могла поверить в это, хотя и хотела. Ведь мы живём в маленьком городке, это не Москва.

— Да, если я буду настаивать, они будут молчать. Надежно. Вот такие мы друзья. Но если это случится снова? В какой-то момент нечто подобное обретает собственную жизнь. Будет какая-то драма. История выйдет из равновесия, всё разбалансируется, и тогда история примет некрасивый вид для всех. И я не хочу заниматься этим. Я не думаю, что ты тоже.

Мы поговорили ещё немного. Он был спокоен, рассудителен, тверд. Думаю, он был прав.

Андрей также сказал, что, вероятно, было бы неплохо когда-нибудь снова провести вечер игры в покер у нас дома. Ребята надеются, что всё повториться. Но на самом деле, мы никогда больше это не сделаем. По крайней мере, муж так не думал, и достаточно ясно мне об этом сказал.

Но моя голова была не совсем в порядке, мысли мои были, что называется, растрёпаны, и я размышляла о последней части сегодняшнего спектакля.

— Только как насчет Ильи? — наконец спросила я, стараясь говорить ровно и спокойно. Даже не знаю, чего я хотела добиться.

В своей голове я прокручивала опять картинку того, как пенис Ильи стрелял мне в рот, а затем в мою пизду. А каково было чувство, когда в меня одновременно стреляют два члена. К моему удивлению, я опять потекла. И я поняла, что какая-то часть меня не хотела просто так отказаться от этого вновь обретенного наслаждения.

— Может быть. Придется подумать.

Мы молчали.

— Детка?

— Да, Андрей?

— Я люблю тебя.

Другая часть меня расслабилась. Вот что имело значение.

— Я тоже люблю тебя, Андрей. Спасибо. Ты мой любимый, самый лучший мужчина, которого я могла когда-либо встретить.

Он обнял меня, и мы погрузились в сон, измученные, но довольные.

Это был наш последний половой акт в оставшиеся дни этой удивительной недели. Мы постоянно говорили об этой ночи в течение четырех дней, прежде чем дети вернулись домой. На следующий день я не хотела заниматься любовью, чувствуя себя внутренне более измученной, чем за всю мою сексуальную жизнь до сих пор, включая период мастурбационных экспериментов, начиная с девяти лет от роду, но моё желание доставить удовольствие мужу и получить удовольствие от него оставалось на пике. Я продолжала ходить без бюстгальтера, по крайней мере, в нашем доме, все оставшиеся дни недели, и Андрей наслаждался видом моих сосков и грудей, свободно движущихся внутри того, что на мне было. Мне нравился резкий блеск в его глазах, когда он смотрел на меня, я чувствовала, как они насилуют меня, заставляя чувствовать себя женственной, желанной.

На этой неделе мы провели вместе очень много времени, прежде чем поехали забирать детей из лагеря. После нашей супер вечеринки во вторник вечером я сделала своим правилом сосать пенис Андрея до оргазма каждое утро, прежде чем он уходил на работу. Каждое утро я готовила для него завтрак, всё еще ощущая во рту вкус его спермы. Каждый раз он выходил из дома с улыбкой.

Я получила от него больше спермы за те несколько дней, чем даже в наши самые дикие выходные в начале наших отношений. Позже, каждый день в ту неделю, когда я была одна в нашем тихом пустом доме, где произошла во вторник наша маленькая вакханалия, я постоянно думала обо всех стоячих членах, которые получили здесь удовольствие в ту ночь, как они выглядели в вечернем свете, возбужденные и желающие меня, а затем то, как сладко они чувствовали себя внутри меня, толкая, растягивая меня, пульсируя и выстреливая сперму. Я гордилась тем, как удачно я спланировала и провела это мероприятие, и чувствовала себя сполна вознагражденной за свой труд.

Визуальные эффекты были яркими, воспоминания — острыми. Но больше всего меня удивляло, что мои мысли обращаются к Андрею, взгляду в его глазах, когда он возбуждался той ночью, его члену, тому, как он был возбужден, сперме, которая вышла из него, тому, как его член пульсировал и спазмировал, когда он кончал в ту ночь у меня во рту или в промежности. Моя вагина неизменно сокращалась от этих воспоминаний.

Это был парень, за которого я вышла замуж, мужчина, который любил меня. Но правда жизни заключается в том, что наш брак вскоре распался, о чём я совершенно не жалела, неожиданно осознав одну новую милую вещь. Хорошо иногда делать что-то новое, это заставляет задуматься и помогает идти вперёд по жизни.

 

(Всего 110 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Один комментарий к “Игра в покер в провинциальном городке”

Добавить комментарий