Как правильно загнать шары в лузу (новое издание)

Мы с Лерой познакомились в восьмом классе, когда её родители переехали в столицу из провинциального городка. Затем мы потеряли друг друга из виду в университетские годы, но именно она нашла меня потом в одноклассниках. Когда я снова увидел её, то был потрясён произошедшей с ней переменой. Худенькая некрасивая девушка превратилась в красивую молодую женщину. Ужасная гусеница явилась предо мной великолепной бабочкой.

К тому же я был ошеломлен тем, что вдруг заинтересовал такую красавицу. Поначалу у нас сложились приятельские отношения, я не решался заявить ей о своих притязаниях на неё, опасаясь отказа, но именно она сделала первый шаг к сближению. Лера рассказала мне о своих воспоминаниях о мальчике, который был так мил с ней, когда она была (и сейчас она это прекрасно понимает), обыкновенной провинциальной дикаркой. Все остальные одноклассники отвергали её, смеялись над ней, так что у неё был только один друг — я. Теперь она, в свою очередь, презирала тех, кто издевался над ней. И я опять стал её единственным другом.

В то время наши отношения быстро развивались, и мы поженились на следующий год, но только после четырёх лет совместной жизни мы смогли купить небольшой домик в пригороде. Конечно, все мои друзья предупреждали меня, что эта девушка слишком хороша для меня, отговаривали, просили не делать столь рискованный и серьёзный шаг, предупреждали, чтобы я не занимался этой ерундой, говорили, что я буду страдать, что она ещё заставит меня пускать слюни… Ну, и т.д. и т.п…

Итак, мы только что переехали в наш маленький дом в пригородной зоне. Две спальни наверху с ванной и гардеробной, большая гостиная внизу с кухонной зоной и ещё одна комната, предназначения которой мы сразу не смогли придумать. Лера сказала мне, что это могла бы быть моя персональная комната, и я могу её обставить так, как хочу. Я обожаю американский бильярд, стол у него поменьше, чем для игры в русский, так что он идеально вписывался в размеры этой комнаты, которая, таким образом, превратилась в бильярдную, где я смог проводить время со своими друзьями, когда они приходили к нам в гости. Помимо бильярда я поставил в этой комнате небольшой бар с холодильником для хранения пива. У Леры сильный характер, немного доминирующий, что хорошо сочетается с моим беззаботным и покладистым нравом, и я был счастлив, что она согласилась оставить мне эту комнату и устроить в ней бильярдную. У меня было много друзей, и вскоре все они стали собираться у меня хотя бы раз в неделю, чтобы поиграть в бильярд, и, конечно, попить пива и посудачить о женщинах. Лера не играла, потому что мы с друзьями считали, что это чисто мужское занятие. Что ещё вам рассказать о моей жене? Итак, Лера очень красивая женщина с загорелой кожей (у неё абонемент на фитнес и солярий), и она одевается довольно сексуально, по принципу – «на работе парни – как собаки, и вы должны заставить их пускать слюни, если хотите что-то получить».

Однажды утром мы собирались на работу, Лера ушла из дома чуть раньше меня, чтобы прогреть двигатель машины, и когда я вышел к ней, она болтала с каким-то высоким мужчиной, которого я раньше никогда не видел. Это был блондин с белой прозрачной кожей, и я бы не удивился, если бы у него оказались красные глаза. Практически передо мной предстал типичный альбинос, Когда я подошёл, они повернулись ко мне, и мужчина, у которого не оказалось красных глаз, представился:

— Арнольд, ваш новый сосед.

Ему было около сорока, и он был гигантом, настоящим колоссом, где-то метра под два ростом. Мы извинились, потому что нам нужно было идти на работу, и по дороге Лера объяснила мне, что Арнольд сам подошёл к ней, потому что видел, как нам доставили бильярдный стол. Он утверждал, что является отличным игроком, и поэтому она взяла на себя смелость пригласить его как-нибудь вечерком заглянуть к нам на партию в биллиард.

— Было бы хорошо, если бы у тебя был напарник по соседству с нами по игре в бильярд, ведь твои друзья могут приходить только по выходным, а с Арнольдом ты можешь играть хоть каждый вечер.

— Что ж, хорошая идея! – согласился я.

В тот же вечер появился Арнольд с коробкой пива под мышкой. Мы втроём немного поболтали, затем пошли с ним играть, пока Лера готовила нам закуску. Сосед оказался хорошим игроком, и мне пришлось поднапрячься, чтобы не проиграть, но это была приятная игра. Жена принесла нам закуску и осталась посмотреть несколько наших партий. Арнольд между делом поинтересовался, не хочет ли она сыграть, и Лера ответила, что это бесполезно, потому что она уже пробовала когда-то, но получилось неважно. Сосед вдруг возмутился, что всё это фигня, и ей, мол, просто нужен хороший учитель, но я попытался объяснить, что пробовал научить жену, но она категорически отказалась от этой затеи.

— Так что если ты, Арнольд, хочешь, — сказал я ему, — ты можешь попытаться научить мою жену, но что касается меня, то я пас, со мной она — никак!

Лера добавила:

— Ах, нет, с Андреем ни за что! Он меня раздражает, заставляет нервничать, с ним я не могу расслабиться, и у меня ничего не получается в результате!

— Хорошо, Лера, завтра я дам тебе первый урок, и гарантирую, что или тебе хватит меньше десяти уроков, чтобы научиться, как правильно бить по шару, или я поступлю также, как Андрей, и сдамся!

Мы все вместе посмеялись над этим пари и договорились уже завтра начать обучение. Следующим вечером мы с Арнольдом поиграли в бильярд в течение часа, а потом втроём, вместе с моей женой, перекусили. Затем Арнольд решил преподать Лере первый урок. Я хотел было сесть в углу комнаты и посмотреть, как как будет проходить процесс обучения, но жена прогнала меня прочь:

— Ни в коем случае ты не останешься здесь, наблюдая, как я смеюсь сама над собой. К тому же вы с Арнольдом тоже будете, в этом случае, вместе, вдвоём смеяться надо мной, и получится не урок, а какой-то вечер юмора с Петросяном!

Арнольд согласился с ней:

— Хорошо, только один час урока! Давай, Андрей, я позабочусь о ней!

Я был ошарашен, услышав, как Лера запирала дверь за мной, когда я уходил. Она крикнула мне вдогонку, что это для того, чтобы убедиться, что мой сарказм её не побеспокоит.

Я не собирался подшучивать над ней, и меня немного раздражало то, что меня выгнали из МОЕЙ биллиардной. Арнольд попросил меня оставить их на час, и я согласился. Ладно. Лера выгнала меня, и я согласился. Ладно, пусть будет так! Сидя перед телевизором в гостиной, я размышлял о своём негодовании. Что было тому причиной? С чем ещё мне придётся согласиться? Может быть, в следующий раз они попросят у меня разрешения трахнуться, и мне тоже придётся согласиться? Воспользовавшись рекламной паузой в программе, я выскользнул на улицу, быстро прошел вокруг дома, чтобы устроить засаду за кустом у окна биллиардной. Было темно, так что я мог незаметно посмотреть, что происходит в освещённой комнате. Подойдя поближе, я увидел жену, которая склонялась над столом и прицеливалась своим кием, чтобы ударить по шару. Она сделала очень неплохое движение кием, и шар, который она выцелила, почти попал в лузу. Я слышал, как Арнольд сказал ей:

— Хорошо, очень даже неплохо, а теперь вернись на позицию.

Он поставил шары на место, она наклонилась, чтобы начать снова. Арнольд подошел к Лере и тоже наклонился. Приняв аналогичную позу рядом с ней, касаясь её бедром, он действительно оказался очень близко к Лере, но при этом возвышался над ней всем своим высоким телом. Рядом с ним она выглядела такой маленькой и хрупкой, что Арнольд, казалось невольно, чтобы защитить мою жену, обнял её за талию, положил руку ей на бедро, а другую руку на руку Леры, которая держала кий. Он говорил с ней тихим голосом, и не всё из сказанного им я смог расслышать, лишь отрывки из предложений. Мне показалось, что Арнольд произнёс:

— Расслабься, зафиксируй внимание на шаре, давай вместе двигаться… кий вести… и нанесём удар…

Придвинув рот к уху Леры, зафиксировав своими руками её руки, Арнольд слегка двинулся корпусом, прижимаясь лобком к изогнутой, или грубо говоря, вызывающе откляченной заднице моей жены. Контраст цвета кожи между ними был очень очевиден, масштаб белого колосса, парящего над моей миниатюрной смуглой женой, эротичность позы… всё это привело к тому, что я просто не мог не подумать о подчинении слабой женщины перед грубой мужской силой. И глядя на Арнольда и Леру в этой двусмысленной позе, моё воображение придумало невероятный сценарий, подпитываемый моими фантазиями, и мне пришлось бежать в дом, страдая от перевозбуждения и аномальной эрекции.

Не понимая, откуда взялись эти извращенные идеи, я решил, что в этой ситуации бегство будет единственно правильным решением. Сидя в гостиной, бездумно глядя на экран телевизора, и прокручивая в уме только что увиденное в бильярдной, я никак не мог успокоить свою болезненную эрекцию. Я думал обо всём этом, об этом почти альбиносе-самце, который парил над моей женой, как его руки лежали на ней, как его живот касался её задницы. А ведь моя жена всё это прекрасно осознавала, она неизбежно должна была чувствовать, как его член прижимается к её ягодицам, и… не двигалась. Она ничего не сказала, ничего не сделала, чтобы предотвратить эту близость тел, оттолкнуть его. Почему? А я, почему я не прекратил эту пошлую игру? Я думал… нет, надеялся, что это будет их первый и последний урок. О! Как же я был неправ!

Я просто смотрел стеклянными глазами оставшуюся часть программы, не понимая, о чём фильм. Время урока истекло, я поднялся с дивана и пошёл стучать в дверь своей бильярдной. Мне открыл Арнольд. Я отрешенным взглядом и неожиданно счастливым тоном спросил у него, всё ли хорошо, и доволен ли он своей ученицей. Арнольд ответил немного загадочной и двусмысленной фразой, в которой восхвалял мою жену за умение обращаться с кием и касаться шариков, что заставило мою жену захихикать, и она добавила: «Особенно белых!» Я с удивлением посмотрел на Леру, её взгляд был таинственным, а глаза блестели. Словом, у жены был тот самый взгляд, который у неё иногда бывает после ночи любви. Она выглядела такой довольной и сексуальной рядом с Арнольдом! Я спросил, нравится ли ей это, хочет ли она еще один урок? Лера вздохнула, посмотрела на Арнольда, как на доблестного рыцаря старых времен, и ответила: «О, да, конечно!» Затем, повернувшись к Арнольду и взяв его за руку, она сказала:

— Спасибо, Арнольд, за этот прекрасный урок, увидимся завтра, а сейчас пора ложиться спать.

Мне показалось странным, что Лера, проводив Арнольда до порога, вышла вместе с ним, сказав мне, что это лишь только на мгновение, и уже привычно захлопнув за собой дверь, стала что-то тихо обсуждать с ним, но что? Я лёг спать, я ждал её, а она всё болтала и болтала на улице с этим бледнокожим колоссом, которого знала всего два дня. А я внезапно осознал, что до сих пор не знаю свою жену. Что в этом альбиносе её так взволновало? Где-то через четверть часа она поднялась наверх, отчего-то непомерно счастливая, обняла меня и поцеловала в губы, сказав:

— Пошли спать, дорогой, я страшно хочу тебя.

Её рука на моём члене мгновенно превратила его в кол, на котором в средние века можно было бы казнить приговорённых к смерти. Жена была возбуждена, и я невольно вспомнил Арнольда, как он прижимался к заднице Леры, и тоже так невероятно возбудился, что невольно мы стали трахаться, как животные. Подразнивая жену после того, как она оргазмировала и успокоилась, я спросил её, понравились ли ей уроки Арнольда. Марина прижалась лицом к моей руке и просто сказала:

— Да, мой дорогой, очень!

И мы заснули…

Следующим вечером к нам снова пришёл Арнольд, и мы около часа играли с ним в биллиард. Удивительно, но я тоже очень быстро оказался под влиянием этого белоснежного колосса. Он вёл игру со мной, командовал мной, и… я ему проигрывал. Я играл, как новичок, неукоснительно выполнял его инструкции. В это время Лера была наверху, и Арнольд тихо сказал мне:

— Андрей, сходи за своей женой, я думаю, нам пора начинать урок. А ты сам возвращайся к нам через час!
— Да, Арнольд! – ответил я и внезапно понял, что веду себя с ним, как сабмиссив перед доминантом.

Арнольд приказывал, а я, вполне естественно, даже ни на мгновение ни о чём не задумываясь, повиновался… Он велел мне послать к нему мою жену, и я повиновался. Получается, Арнольд взял меня под свой контроль, как и мою жену, но ни в моих силах было противостоять ему.

Итак, я пошёл за Лерой, которая была в своей спальне… Подходя к её комнате, я громко выпалил, что Арнольд зовёт её, и ахнул, когда, открыв дверь, увидел жену. Она нарядилась в узкие белые шорты, которые обнимали её ягодицы и киску, словно вторая кожа, заставляя гадать, есть ли под ними трусики. Вверху было бюстье, оставляющее обнажёнными живот и спину. На ногах у неё были мюли на каблуках, которых я раньше на ней не замечал. Лера выглядела такой сексуальной, почти распутной, а на лицо она нанесла настолько яркий макияж, как будто собиралась пойти в ресторан на ужин, и когда я проходил мимо жены, воздух наполнился ароматом её духов. Я просто не смог удержаться и сказал ей, что она великолепна, очень сексуальна, может быть, даже немного слишком? Лера ответила мне:

— Да, я старалась, Арнольд посоветовал мне так одеться, потому что бильярд, по его мнению, это сексуальный вид спорта, в котором внешний вид имеет значение, ведь мы должны быть в гармонии с окружающим миром, это позволяет отвлекать или даже побеспокоить противника, и рука его дрогнет. Если я хочу получить шанс победить тебя, я должна иметь в кармане и рукаве несколько дополнительных шаров. И если мне удастся победить тебя, я получу свою награду, Арнольд обещал мне это!

— Конечно, я с нетерпением жду этого. Сразись с Арнольдом, а затем мы все пойдём поужинать в ресторан.

— Нет, мой дорогой, не мы вместе с тобой, а только я и Арнольд. После урока он отвезёт меня в город, в бар академии бильярда. Да, это очень сексуально, он сказал, что я произведу там фурор! Так что сейчас мой милый Андрей будет смотреть телевизор, а я собираюсь часик попрактиковаться со своим мудрым учителем. И не приходи к нам и не тревожь нас до семи вечера. Хорошо, Андрюша?

— Хорошо, Лера. Я не буду тебе мешать, только но не нужно запирать дверь.

— Это почему? Я вправе запирать дверь, если пожелаю! И не спорь со мной, — добавила Лера, выходя из спальни.

Моя жена спустилась на первый этаж и присоединилась к Арнольду в бильярдной, громко заперев за собой дверь. А я то думал, что она шутила. Тихо выбравшись из дома в сад, я подкрался к знакомому мне окну. Ещё не было темно, они немного задернули занавеску, но в щелку я вполне ясно мог видеть, что там происходило. Кроме того, окно осталось немного приоткрытым, так что я слышал, как они разговаривают.

— Послушай, Лера, этот твой наряд, в принципе, неплох, но завтра вечером я хочу увидеть твои сексуальные грудки более открытыми. У тебя великолепная грудь, упругая, сиськи расположены горизонтально, не опадают вниз, несмотря на большой размер, соски хорошо различимы, но тебе необходимо научиться показывать твои грудки, демонстрировать их, когда ты наклоняешься над столом, чтобы нанести удар.

— Да, Арнольд, я поняла!

Арнольд тут же положил свои руки на плечи моей жены:

— Ну ладно, не расстраивайся, а пока давай их немного поправим. ..

Он сдвинул верх её топика с одного плеча, чтобы подтянуть лямку бюстгальтера, беззастенчиво приподняв при этом её грудь своей рукой, затем он проделал ту же самую манипуляцию с другой стороны. Я с удивлением наблюдал за этим праздником послушания моей гордой Леры, которая позволяла практически постороннему мужчине так запросто возиться с её грудями. Поправив лямки её бюстгальтера, Арнольд быстро обернулся вокруг моей жены и встал позади, положив руки на обнаженную кожу её бедер. Она склонила голову набок и убрала волосы с шеи. Он наклонился над ней, чтобы вдохнуть её запах, и поцеловал в шею. Она рассерженно и хрипло рассмеялась.

— Ты обалденно красива и прекрасно пахнешь! Я тебе говорил, что я потомок викингов, мои дед с бабушкой по материнской линии из Норвегии? Мой отец мне рассказывал, что на Севере мужчины искренны и прямолинейны. Если у женщины красивая грудь, так они ей прямо так и скажут при первой встрече. Если они вас немного приласкают, то это не будет иметь дурных последствий. Не расстраивайся, если мое восхищение тобой приведет меня к тому, что здесь называется «неуместными жестами». У нас, северян, нет «неуместных жестов». Просто ласка и восхищение красивой женщиной. Такая чувственная и сексуальная женщина, как ты, Лера, не должна смущаться моими комплиментами, будь просто польщена и счастлива.

Всё ещё стоя позади неё, он снова прижался лицом к её шее, чтобы впитать в свои хищные ноздри аромат её тела, в то же время его пухлые губы слегка подцеловывали её шею. Через несколько секунд этого любительского сеанса вампиризма (конечно, для полного счастья не хватало, чтобы Арнольд оставил на шее моей жены засос), он с видимым сожалением оторвался от нее:

— Давай, детка, пора в класс. Твой урок №1 — это твой дресс-код, который должен отвлекать твоего оппонента. Когда я отведу тебя в бильярдную академию, я хочу, чтобы ты была там самым желанным гостем и… незамужней. У тебя прекрасное тело, и ты должна это использовать. Хочу, чтобы парни за столом отвлекались, Надень мини-юбку и бюстгальтер-балкончик. Когда ты будешь наклоняться над бильярдным столом, игроки должны видеть только твою попу и грудь, а не игру. Хорошо, детка?

— Да, Арнольд.

— Завтра вечером я хочу, чтобы ты оделась, как на главный выход в свет в твоей жизни. Максимально короткая мини-юбка и максимальное количество видимых частей твоих супер-грудок. И ты победишь Андрея. Хорошо, детка?

— Да, Арнольд.

— И ещё! Лера, я видел, как ты заперла дверь в бильярдную! Объясни, почему?

— Все очень просто. Андрей предложил мне сделать это, чтобы я могла чувствовать себя более расслабленной! (Я чуть не ударил кулаком в окно в этот момент от такой наглой лжи)

— Ну, да, это хорошая идея, твой муж — мудрый мужчина.

Слушая их, я ощутил, что меня вновь поразила твердая, как дерево, эрекция и боль в переполненных яйцах, так что я был вынужден вернуться к своему любимому телевизору, отчаянно сопротивляясь желанию немедленно приступить к мастурбации, и, в конечном итоге, пожар между моих ног немного угас. По жизни я созерцатель, мечтатель, но, как оказалось, легко мог бы стать вуайеристом. Меня не сильно беспокоило то, что моя жена позволила себе теребить свои интимные места этому высокому бледнокожему мужчине, но я не понимал, почему где-то глубоко внутри меня мне определённо это нравилось. Во время телевизионной рекламной паузы я вернулся в сад, на свою уже постоянную позицию под окном бильярдной, чтобы посмотреть, как идёт урок. Наклонившись над моей женой, опять, как и днём ранее, касаясь животом её задницы, Арнольд говорил ей:

— Теперь закрой свои красивые глаза и почувствуй, как кий мягко скользит по твоей руке, будь нежной с ним, люби его, почувствуй, какой он твёрдый и тяжёлый. Ты чувствуешь это?

— Да, Арнольд.

— Что ж, ты должна относиться к этому кию с любовью, и если ты это поймёшь, ты станешь отличным игроком. А если ты займешься любовью с этим кием, ты победишь Андрея.

Арнольд встал, и я увидел, какой у него твёрдый член. Его прекрасно видимая выпуклость на брюках в районе паха прислонилась к Лере, и она, несомненно, почувствовала этот твёрдый кий на своих ягодицах и приняла этот подарок от Арнольда. Господи, какой же наивной она была. Учитель переставил биток и попросил Леру осторожно провести кием в руке и ударить по шару.

— Целься в отверстие, в лузу, и это всё, что имеет сейчас значение,- приказал Лере Арнольд.

Всё это время он держал руку на почти обнажённых чреслах моей жены. Аккуратно двигая рукой, Лера ударила по шару, который попал в другой шар, и тот неторопливо свалился в лузу. Моя жена подпрыгнула в воздухе от радости и бросилась в объятия Арнольда. Он сдержанно поздравил её, нежно обняв, и это объятие несколько, на мой взгляд, затянулось, но она ничего не сделала, чтобы оказать хоть какое-нибудь сопротивление или вывернуться. Арнольд, должно быть, воспринял как согласие то, что Лера подняла своё лицо к нему, он наклонился над ней, чтобы поцеловать её в губы. Она не возражала, и стала целовать его в ответ. Наш сосед погрузил свой язык глубоко в рот моей жены, положив руки на её задницу:

— Итак, моя дорогая, ты прилежно учишься и станешь отличным игроком. Прости, что поцеловал тебя, ты такая красивая, так что я не удержался. Ты впервые целуешь мужчину с Севера?

— Да, Арнольд, — ответила Лера и опустила глаза, краснея, сбитая с толку происходящим, но не пытаясь вырваться из объятий блуждающих по её телу рук.

— Скажи мне, детка, ты никогда не занималась сексом с потомком викингов?

— Нет, Арнольд. Никогда!

— Тебе это понравится, дорогая, это совсем другой секс, ты поймёшь. Но прежде, чем продолжить урок, дорогая Лера, я хотел бы спросить тебя кое о чём?

— Да, Арнольд? И о чём? – Лера продолжала стоять в объятиях склонившегося на нею Арнольда. Он что-то шептал ей на ухо, так что я не совсем понял, что он говорит. Кажется, что он расспрашивал Леру обо мне, говорил что-то о том, что я очень женственный и красивый, спрашивал, переодеваюсь ли я в женские платья, пользуюсь ли косметикой, ведь у меня такая мягкая кожа… тебе не кажется, что у твоего мужа есть нижнее женское белье? Может быть, тебе стоит это проверить?

— Да, я часто думала, что в Андрее есть что-то от женщины, — отвечала ему Лера, — может быть, ты прав, мне стоит проверить его, узнать, не хочет ли он носить женское белье. Знаешь, у меня есть пара замужних подруг, так одна из них сделала своего мужа покорным куколдом, и они очень весело проводят время, потому что её муж, как оказалось, любит носить женское белье. Они устраивают настоящие групповые праздники-карнавалы. Андрей чем-то походит на её мужа, как мне кажется.

Я не был уверен во всём, что говорил Арнольд, но ясно расслышал все ответы Леры.

— Ладно, продолжим урок, если ты хочешь её победить.

— Арнольд, ты только что сказал, чтобы победить «ЕЁ»?

— Ой, извини! Андрей такой женственный, что я постоянно думаю о нём, как о девушке!

Тут я не выдержал и снова вернулся в дом с огромной эрекцией, ошеломленный тем, что только что увидел и услышал. Моя жена обнималась с соседом, а я ничего не мог поделать с этим или что-нибудь сказать по этому поводу, ведь иначе мне пришлось бы признать, что я за ними шпионил.

Когда час их занятий подошел к концу, я постучал в дверь биллиардной. Стучаться, чтобы зайти в свою собственную биллиардную… Боже, какой позор!

— Секундочку, Андрей! – послышался голос жены. Затем я снова услышал: — Да, всё в порядке, можешь входить, дорогой!

Они стояли бок о бок по другую сторону биллиардного стола. Лера выглядела взволнованной и бросила на меня томный взгляд. Она была такой сексуальной, что в мою голову тут же залетел рой шальных мыслей. Интересно, влюбилась ли она в этого недоальбиноса, была ли она сейчас мокренькая от возбуждения?

— Итак, всё идет хорошо? Ты доволен своей ученицей, Арнольд?

— Очень даже! Я уже говорил тебе раньше, что твоя жена действительно хорошо владеет кием!

— А я очень ценю упражнения, которые предлагает мне Арнольд. Его инструкции точны, он постоянно подбадривает меня, и однажды, я в этом уверена, я смогу победить тебя, мой дорогой муженёк. Моя награда — поездка в бильярдную академию в сопровождении Арнольда, — гордо выпалила Лера.

— Когда Лера победит тебя, Андрей, а это будет, я надеюсь, совсем скоро, ты почувствуешь гордость, когда она будет сопровождать меня в бар бильярдной академии. Я хочу, чтобы ты помог своей жене одеться сексуально на это свидание, ведь ты же хочешь гордиться ею, хочешь, чтобы она была счастлива, не так ли, Андрей? Я уже объяснил Лере основы сексуального наряда на эту ночь, она должна быть неотразимой, чтобы отвлекать своей внешностью своих противников.

Потом Арнольд попрощался, сказав Лере на прощание, что она должна подумать над тем, что он говорил ей во время урока.

— Обещаешь?

— Да, Арнольд, обещаю, я сделаю это!

Как только Арнольд закрыл за собой дверь нашего дома, Лера тут же схватила меня за руку и потащила прямиком наверх, в спальню. Она прыгнула в кровать и приказала мне раздеть её, вопя истошным голосом, что не может больше ждать. Я помог ей снять топ и бюстгальтер, и мне открылся восхитительный вид. Её яркие соски на вершине грудок соблазнительно покачивались, возбуждая моего мальчика между ног, головка которого завороженно двигалась вслед за ними. Я снял с Леры шорты и прикоснулся губами к её киске через ткань её мокрых трусиков.

«Интересно, когда они успели промокнуть, сейчас, или этот процесс течки начался раньше, в бильярдной?» — успел подумать я.

Итак, трусики Леры были мокрыми, и пятно на них продолжало расползаться прямо на моих глазах.

— Коснись руками моих стрингов, – попросила меня жена. – Они ведь тебе нравятся? Правда, они такие мягкие на ощупь, ну скажи же, Андрей?

Я вспомнил о том, что не так давно говорил ей Арнольд и подумал, что это похоже на некую игру. Я решил в ней поучаствовать, не раскрывая своей маленькой тайны о том, что мне известны их планы относительно меня, и потому так легко согласился с Лериным утверждением, что её трусики мягкие и шелковистые, такие нежные и такие красивые, хотя, когда произносишь эти слова вслух, они звучат довольно пошло и нелепо.

Лера вскрикнула от радости и, вскочив с кровати, пошла рыться в шкафу. Назад она вернулась с целой охапкой розовых шёлковых трусиков. Она выбрала одни и бросила их мне на колени:

— Вот, Андрей, будь любезен, померяй эти.

Жена помогла мне надеть их и поправила на бёдрах, долгое время поглаживая при этом мой восставший из небытия член, и мои яйца опухли от ожидания и желания. Не прекращая свои ласки, она спросила меня:

— Ты в порядке? Тебе удобно! Теперь у тебя будут свои трусики, моя дорогая! Твои первые женские трусики! Тебе это нравится, правда? Они такие мягкие, гладенькие на ощупь, твой член выглядит так рельефно под тонкой тканью. Ты обещаешь мне надевать их, когда решишь позаниматься со мной любовью? Это так удобно, тебе достаточно просто сдвинуть их немного в сторону, чтобы обнажить член. Вот так, вот и всё. В этих трусиках ты выглядишь более сложной натурой. Эти женские трусики заставляют тебя испытать новые чувства, не так ли? Ты будешь носить их всё время, чтобы я была счастлива. Ты же хочешь, чтобы я была счастлива? Я так тебя люблю, Андрюша.

Я вспомнил её разговор с Арнольдом, то, о чём он её просил, и подумал, что мне это нравится. Я решил, что могу немного поиграть в эту игру, просто для того, чтобы доставить жене и ему удовольствие, не зная, правда, куда меня всё это заведёт. Это, конечно, безумие, но если подумать, сколько всякой ерунды может совершить мужчина ради любви к женщине. Лера прилегла ко мне, массируя мой член под трусиками. Она стала рассказывать мне о моей нежной коже, её персиковом цвете на лице, округлости и мягкости моих девчачьих ягодиц. Она твердила, что хотела бы одеть меня как девушку, заставить меня носить её нижнее белье, утверждала, что это её страшно возбуждает. Лера сказала мне, что я буду «рада» носить нижнее белье, «скроенное в нужных местах», чтобы быть доступной и женственной. Она говорила со мной мягким голосом, не переставая поглаживать, рассказывала мне о гормоне на основе эстрогена, об удалении волос с помощью электролиза, о том, как вскоре немного опухнет моя грудь, не слишком сильно, просто так, чтобы она была заметна. Мы должны быть как подружки, утверждала жена. Она рассказала мне об Арнольде, о его огромном члене, который он прижал к ней, к её бедру, к её ягодицам, и это вызвало у неё такие эмоции, что она невольно бурно намочила трусики. Лера поведала мне несколько историй из интернета о викингах, наверное, из Википедии, о том, какие они мужественные и настойчивые.

Жена наверняка думала в этот момент об Арнольде, когда вдруг встала на четвереньки передо мной и попросила меня выебать её по-собачьи, не снимая трусиков, и просто отодвинув полоску ткани на них в сторону. Я погрузил свой член в её влажную пещерку, а она смотрела на нас в зеркало рядом с кроватью… как я скакал на ней! Вдруг она прохрипела:

— О, Боже мой, Андрей, как волшебно ты шевелишь ягодицами, какая кругленькая и женственная у тебя попочка в моих трусиках. Тебе нравятся трусики твоей жены? Тебе нравится, что я разговариваю с тобой, как с девушкой? Ты меня так сладко трахаешь…ооо… это тебя заводит, да? Да, милый, трахни меня сильнее, глубже, трахни меня, как мужчина, давай, трахни меня. .. ДА! Ты кончил… мой сильный, мой дорогой. Скажи мне, не скрывай, ты возбуждаешься, когда я говорю с тобой об Арнольде, о его мужественности, о его члене? А когда я называю тебя девушкой, тебе это нравится? Смотри, у тебя опять встаёт, ты уже сновавозвращаешься в форму. Вот увидишь, мы хорошо проведём время, когда ты станешь по настоящему женственным. А теперь давай, Андрей, вставай. Вот умница.

Лера надела на меня свои другие трусики, назвав меня хорошей девочкой. Она опять мне стала рассказывать байки об этом якобы викинге, который её так сильно, помимо меня, волновал. И почему этот парень так возбудил нас обоих? Мы ведь только что трахались, как животные, думая при этом о нём. Как такое могло произойти. Я же не гей. Боже, он лапает мою жену, а я не ревную. Просто завидую… Завидую чему? Хочу быть таким же мужественным, как он, или оказаться в его объятиях? Что творится в моём разбитом последними событиями мозгу. Подростком я прятался по кустам возле пляжа, в балтийских дюнах, чтобы шпионить за парами во время полового акта. Может быть, я просто извращенец и мелкий пакостник? Арнольд взял под свой контроль мою жену, и я смотрел, как он это делает, как он её лапает, как он её ебёт, и это меня… дико заводило. Да, заводило настолько, что я даже пытался мастурбировать на них. Я больше почти не слышал того, что Лера говорила мне, до меня доносились лишь обрывки её фраз о том, что она собирается купить мне кучу нижнего женского белья, что ей нужно побольше узнать о гормонах, подходящих для моего случая, и назначить мне сеанс эпиляции.

Следующим вечером, как обычно в последнее время, Арнольд пришёл к нам домой. Мы играли в бильярд в течение часа, а затем он попросил меня привести ему женщину… не Леру… а просто женщину. .. именно так он выразился, а когда я не понял его, он повторил эту фразу без изменения ещё раз. Тут до меня дошло, чего он хочет, и не споря с ним, я подчинился. Я пошёл искать жену в комнате, где она наряжалась для него.

Я сказал Лере, что Арнольд хочет её видеть, и она прошла мимо меня, не говоря ни слова, словно я пустое место. Я сразу обратил внимание на Лерину грудь, она как будто стала больше, выше, компактнее, и соски её, казалось, мечтали проткнуть ткань. На ней было кружевное бюстье, которое показывало гораздо больше плоти, чем скрывало. Внизу она была в белой теннисной юбке, её ноги были в туфлях на каблуке. Я спросил Леру, зачем она купила новый бюстгальтер. Не получив ответа, я попытался сгладить неловкость и отвесил ей комплимент, мол, она выглядит восхитительно, с этой её большой грудью. Лера не выдержала и засмеялась, погладила меня, как убогого, по щеке и сказала, что это просто банальный эффект от бюстгальтера-балкончика, который поддерживает и приподнимает грудь, оставляя её практически свободной… ну или что-то около того, и он у неё уже давно, просто она его раньше не надевала. Она была накрашена и хорошо пахла, высокие каблуки её туфель и белая юбка эротично оттеняли загорелые ноги, а бюстье было недвусмысленным призывом к изнасилованию. Я последовал за ней в бильярдную, вдыхая головокружительный аромат кожи. На пороге, взявшись за ручку двери, она повернулась ко мне, и приказала:

— Иди в гостиную и смотри телевизор!

Я, должно быть, выглядел несчастным дурачком, потому что она мне подбадривающе улыбнулась. Мне оставалось только смиренно ответить:

— Хорошо, любимая, увидимся позже.

Уходя, я услышал, как Арнольд встретил мою жену:

— А ты обалденно красива, моя дорогая. Закрой дверь и подойди поближе!

Совершив небольшую пробежку, я оказался на своём привычном боевом посту под окном бильярдной. Итак, картина маслом. Лера стоит перед соседом, свесив руки вдоль тела, пока Арнольд осыпает комплиментами её наряд, а его рука беззастенчиво гладит её грудь. Закончив первый акт этого спектакля, сосед развернул мою жену спиной к себе, наклонился над ней, а она склонила голову набок. Арнольд прильнул губами к её шее, и снова я услышал раздавшийся изо рта моей супруги этот необычный гортанный смех, смех женщины, соблазненной мужественностью высокого белого викинга-самца. Всё ещё прижимаясь сзади к Лере, он обхватил руками её тело прямо под её грудью, похвалив её за их внешний вид. Арнольд спросил жену, как она выбирала бюстгальтер, чтобы грудь и соски торчали наружу, какое средство она использовала, чтобы они так встали. Он заверил Леру, что её партнёры по биллиарду несомненно обратят внимание её возбужденную грудь, когда она придёт в бильярдную академию. Жена продолжала всё также безропотно стоять, свесив руки вдоль тела, смущенная и краснеющая на моих глазах под потоком комплиментов и ласк. Сосед спросил её, действительно ли она хочет возбуждать мужчин, зная, как она хороша и соблазнительна? Арнольд вдруг снова повернул Леру, чтобы нарочито лениво поцеловать в губы. Но всё равно он был немного поспешен в действиях, и жена резко отстранилась от него:

— Арнольд, я замужем!

— Лера, ты милая маленькая девочка, но должна морально подготовиться к встрече с серьёзными противниками в бильярдной академии. Там ты не должна изображать замужнюю даму, а быть просто сексуальной девочкой, так что на твоём пальце не должно быть обручального кольца. Уверен, Андрей это поймет. Придется вести себя именно так, хорошо?

Арнольд снова обнял её, чтобы нежно поцеловать. Она позволила ему сделать это, так что его поцелуй стал глубже, интенсивнее, его руки на её заднице прижали живот Леры к его напряженному члену. Она снова отстранилась, запыхавшись, и с некоторым трудом выпалила:

— Арнольд, я же тебе уже сказала… что я замужем!

— Хорошо, детка… пусть будет так, но нам нужно практиковаться, чтобы вести себя естественно, как пара, пусть и незамужняя, которую так и хочется разбить на спор, когда мы приедем в эту чёртову академию. Давай, поцелуй меня еще раз, и мы начнем урок.

Моя жена привстала на цыпочки и долго, страстно целовала его, а он в это время вполне сосредоточенно копался у неё под юбкой. Арнольд взял над ней верх, доминировал над ней, контролировал её, а я, как мудак, отправился к своему телевизору, прежде, чем кончил себе в штаны. Я не ревновал, просто был невероятно возбужден, мучился от того, как быстро наш новый сосед обретал контроль над моей женой, будучи уверенным, что теперь он точно собирается её трахнуть. У меня также был и другой повод для беспокойства — мягкий и шелковистый материал этих сексуальных трусиков, которые меня заставила одеть моя жена. Этот предмет гардероба, этот контакт с новой для меня тканью совершенно неожиданно возбудил меня сексуально. Мне нравились её прикосновения к члену, мне нравились эти девичьи трусики. Во время рекламы по телевизору я немного усмирил свою плоть и снова вернулся на свою точку обзора, возле окна бильярдной. Итак, Арнольд сидел на бильярдном столе, свесив ноги и втянув руками голову Леры между них, прижимая её к себе, положив руки на поясницу. Чтобы послушать, о чём они говорят, я проскользнул прямо под приоткрытое окно.

— Лера, расскажи мне о прошлой ночи, когда ты легла спать со своим маленьким муженьком.

— Ничего особенного. Я сделала то, о чём ты меня просил, заставила его надеть мои трусики, и, чем я была удивлена… ему это понравилось!

— В какой момент?

— Я не знаю в какой, как и то, когда ты смог разглядеть в моём муже эту черту, лично я в нём ничего такого раньше никогда не замечала, эту его склонность к переодеванию. У меня был шок, когда я увидела счастливую улыбку на лице Андрея, когда он их одел.

— Лера, а ты занималась сексом с Андреем вчера вечером?

— Да, Арнольд, было очень жарко, он остался в трусиках, так что всё произошло очень быстро. ..

— Неужели женские трусики так его возбудили? А ты думала обо мне, пока он трахал тебя?

— Ты не должен меня спрашивать об этом, Арнольд, я занималась любовью со своим мужем. ..

— Да, я знаю, но всё-таки скажи мне, Лера, ты думала обо мне или нет? Скажи мне правду. ..

— Да, Арнольд, я всё время думаю о тебе. ..

— Хм, Лера, а ты уже мокренькая, как я вижу … умница! И ты купила ему костюм горничной, который я тебе посоветовал?

— Да, Арнольд, я положила его ему под подушку, так что, уверена, Андрей его сегодня наденет, когда мы пойдем спать.

— Отлично, когда настанет пора спать, не забудь сказать своему муженьку, чтобы он поднялся наверх и приготовился к твоему приходу, надел костюмчик, который у него под подушкой, и ждал тебя на кровати. Когда ты присоединишься к нему, то увидишь, что если Андрей следовал твоим инструкциям, то он уже переоденется в шлюху. Это будет означать, что он согласился стать твоим рабом, сисси, покорным и послушным. Тогда у тебя будет под рукой муж, который подчиняется всем твоим прихотям, всем фантазиям, готовый служить тебе. Он станет твоим лучшим другом. Итак, начиная с сегодняшнего вечера, больше никакого прямого секса с проникновением. Я предлагаю тебе мастурбировать его, медленно, останавливаясь, как только ты почувствуешь, что он готов разрядиться. Ты быстро научишься определять это состояние, увидишь и почувствуешь, как яйца его начинают сжиматься, готовые брызнуть. В этот момент очень важно моментально перестать дергать их, и сильно сжать основание члена, пока он не успокоится. Когда твой муж будет пребывать в таком состоянии, мягко и ласково разговаривая с ним, ты сможешь заставить его делать всё, что захочешь, он выполнит любой твой каприз. Он станет твоим покорным рабом. И ещё раз напоминаю — никакого проникновения ни спереди, ни сзади. И ты тоже не смей сосать у него. С другой стороны, ты можешь спокойно себя порадовать. Он может сосать у тебя сколь угодно долго. И пальцем проникать в тебя тоже, если сердце тебе это подсказывает. Что ж, поступай, как сердце подскажет, только каждое утро не забывай о его лечении. Эстроген поможет успокоить либидо Андрея, уменьшить рост волос и помочь росту груди. Конечно, это не заменяет эпиляцию, а дополняет её. И если ты, Лера, последуешь моим рекомендациям, то очень быстро увидишь, станет ли он достаточно женоподобным для нас, и сможем ли мы дополнить его полную трансформацию с помощью хирургической операции. В Марокко всё возможно, и скоро Андрей станет настоящей девушкой. ..

  • Что ж, Арнольд, нет проблем, буду следовать твоим рекомендациям, никакого секса, лечение Андрея каждое утро, и посмотрим, сбудется ли твоё предсказание.
  • Лера, может быть, в этот переходный период ты бы предпочла, чтобы я перестал приходить играть с тобой в биллиард каждую ночь, и ты сможешь лучше позаботиться о своём муже?
  • Нет, нет, пожалуйста, мой дорогой, приходи каждую ночь, учи меня.
  • Ладно, но ты должна вести себя со мной, словно ты моя ветреная девушка. Теперь поцелуй меня … и постарайся сделать это лучше, чем тот последний поцелуй в твоём исполнении, которым ты меня наградила. Сделай это так, как будто хочешь сделать меня твоим любовником, поцелуй меня так, как будто ты хочешь соблазнить меня.

Моя жена обвилась вокруг его шеи и страстно поцеловала языком в рот своего любовника. Арнольд впился руками её пухлую задницу, прижимая её к тому самому месту, что так чертовски ясно демонстрировало его эрекцию. Он подошёл к краю стола, продолжая энергично прижиматься к моей жене. Лера обнимала Арнольда, сцепив руки на его шее. Остановить их? Но как? Я не смог этого сделать! Я был так взволнован, так возбуждён, у меня опять возникла такая болезненная эрекция, что впору было снова бежать к телевизору и смотреть новости с полей страны, но я хотел увидеть больше, увидеть, как он соблазняет мою маленькую жену. Этот недоальбинос укрощал её, порабощал, и я понял, не испытывая при этом никакого стыда, ни малейших угрызений совести, что сейчас он трахнет мою жену, и мне нравится на это смотреть! Рука соседа пробежала по её ногам, нагло и беззастенчиво продвигаясь к киске, а она не сделала ни малейшего движения, чтобы остановить его. Арнольд засунул руку ей в трусики, потом, вероятно, пошевелил пальцами в её пиздюленке, потому что мне показалось, что я услышал какой хлюпающий звук. Конечно, я даже теоретически на таком расстоянии не мог этого услышать, даже если этот «хлюп» действительно состоялся… но я был уверен, что услышал.

— О, моя маленькая девочка, тебе действительно нужен настоящий большой мальчик для этой нетерпеливой киски. Твой сисси-твинк не может тебя удовлетворить? Конечно, это именно так, и поэтому тебе нужен мужчина, который сможет насытить твой темперамент. Скажи это, Лера, попроси меня трахнуть тебя.

— Но, Арнольд, ты же понимаешь, что Андрей — мой муж. Не забывай, я замужем, — слабо возразила она, нежно целуя нашего соседа.

Пальцы Арнольда начали, вероятно, новую фортепианную партию в её мокрой пиздюленке, и Лера стала непроизвольно шевелить бедрами, стонать. Он поднял её с пола, чтобы усадить на бильярдный стол. Расположившись меж её раздвинутых ног, Арнольд подвинул ткань Лериных трусиков в сторону и обнажил её гостеприимную щель…

Блин, он собирался её трахнуть, и меня это в очередной раз, как ни странно, возбудило. Я начал тискать свой член в штанах, буквально сходя с ума, мой мозг взрывался. Сосед же, как ни в чём ни бывало, продолжал нежно целовать пиздюлинку моей жены кончиками губ, а Лера положила руки на его шею, чтобы притянуть голову Арнольда к себе, и громко застонала. Через мгновение наш доблестный викинг поднялся, и они стали страстно целоваться. Лера что-то бормотала о том, как фантастически пахнут его губы её пиздой, какой одуряющий это запах, и я увидел, как возбудившийся Арнольд вынимает член из штанов. Чёрт возьми, он и на самом деле был огромен, по крайней мере, мне так показалось… больше, чем у меня может быть даже вдвое, на конце которого красовался огромный лиловый желудь с выступающими венами. Схватив Леру за ноги, он буквально вытащил её через край бильярдного стола, а она машинально раздвинула ноги. Арнольд небрежно проводил головкой по её киске, раздвигая большие половые губы, прощупывая щель, время от времени ударяя её по эрегированному клитору. Лера покраснела и дрожала от нетерпения в ожидании предстоящей ебли.

— Если тебе нужен мой член, Лера, скажи это, скажи это сейчас, ну давай, не стесняйся, говори…
— Нет, Арнольд, нет, мы не можем сделать это, я замужем.

Не спрашивая больше её разрешения, он, не ожидая, пока Лера, наконец, не потеряет остатки супружеской гордости и решится произнести заветные слова, и не собираясь терять время, Арнольд просто, по-хозяйски, сунул конец своего члена в раскрывшееся между её ног отверстие. Я увидел, как глаза Леры расширились. Удивление, страх, боль или удовольствие, я так и не понял, что в них отразилось… Она затаила дыхание, но жёлудь Арнольда сразу же выскочил назад. Головка даже не проникла полностью, он вышел из её пещерки, чтобы продолжать гладить её тело, ласкать её клитор.

— Давай, Арнольд, давай, засовывай, я готова…

— Милая, ты должна понять, что, если я вставлю в тебя свой член, ты уже не сможешь меня остановить. Знаешь, если ты возьмешь большой белый член в свою маленькую киску, ты никогда больше не сможешь довольствоваться маленьким тонким бистокетом твоего мужа, а если ты не знаешь, что это такое, то объясню, что это такая разновидность бильярдного кия. Небольшого. Ты станешь моей женщиной, я буду владеть тобой и твоей киской замужней и неверной жены, ты будешь предоставлять мне все свои дырочки по моему первому требованию…

— О да, Арнольд. Да, давай, я на всё согласна ради тебя …

Я прекрасно видел, как его член двигался взад и вперед по влажной киске моей жены, приоткрывая её половые губы, собирая по пути сочащиеся из её пещерки соки. Лера была буквально в трансе и пыталась схватить его, обхватив ногами, словно клещами, чтобы он немедленно упал в её зовущую норку. А Арнольд умело избегал её силков, прокрадывался, сбегал, поигрывая на её нервах. Моя жена злилась, рычала, умоляла:

— Давай, Арнольд, давай, хватит со мной играть, не заставляй меня больше ждать.

— Умоляй меня. Если хочешь, чтобы я трахнул тебя, требуй мой хуй и меня! – Шептал он в ответ.

И она умоляла его. Она лихорадочно плакала, мучимая желанием секса. Я думал, что Арнольд никогда не сможет вместить в неё своего монстра, не сломав и не разорвав её пиздюлинку. Я видел, как его желудь пересёк первую преграду в виде её половых губ. Я наблюдал, как её киска медленно расширялась, приоткрывалась, и вдруг полностью раскрылась, словно цветок радости, всеми любимая орхидея. Я услышал её крик, крик раненого животного, но также это был и вопль радости. Она открылась, чтобы поприветствовать его в своём логове.

Я наблюдал за процессом, как моя жена превращалась в неверную шлюху, салютуя своему любовнику у самого основания своего живота. Арнольд всё ещё благородно и неподвижно застыл глубоко в её пизде, пока она привыкала к его немаленькому члену, и когда Лера, наконец, пошевелила бедрами, он без малейших усилий поднял её со стола. Она схватила его за плечи, обвив ногами талию, и именно она задала темп, двигаясь вверх и вниз по столбу плоти, стоящему под ней. Я смотрел на её опустошенное лицо и понимал, что она сейчас пребывала в другом мире, в иной реальности. Арнольд заставил её прыгать на своём багровом члене, Лерин рот был широко открыт, её дыхание было хриплым и прерывистым, и я понял, что сейчас моя жена принадлежит только ему одному. И вот она стала кончать. Ужасный, разрушительный оргазм, взрыв матки, её ноги дрожали, её лицо уткнулось в шею человека, который грубо овладел ею, и с её губ сорвалось долгое рыдание:

— О боже, Арнольд, это было волшебно, ты необыкновенный любовник, это было охуенно… как в сказке!

Он снова усадил мою жену на стол, он хотел, очевидно, продолжить, но она предложила ему свои губы, она хотела целоваться. Лера была влюблена, покорена, похотлива, она принадлежала ему. Словно извиняясь, она сказала:

— Я должна пойти в ванную, подмыться до прихода Андрея.

Я тут же побежал в гостиную, чтобы успеть приземлиться перед телевизором, и, слава Богу, не опоздал, потому что буквально минуту спустя вошёл Арнольд.

— Привет, Андрей, у меня есть время на несколько партий. Ты хочешь сыграть со мной…

В ответ я спросил его, доволен ли он моей женой и её успехами, и он ответил мне, что Лера в порядке…что она просто супер! Тут подоспела и моя жена. На ней был лишь только халатик, и она объяснила мне, увидев мой удивлённый взгляд, что должна была быстро принять душ, потому что во время занятия с Арнольдом вспотела от волнения. Лера присела на диван рядом с соседом, почти прижалась к нему, как-то странно улыбаясь. Потом жена под каким-то незначительным предлогом ушла, а мы с Арнольдом поговорили на отвлечённые темы, распив по парочке бутылочек пива, пока Лера занималась своими делами. Затем она пришла сказать нам, что уже поздно, и нам пора ложиться спать. Лера добавила нежным голосом, чтобы я не ждал её и поднимался наверх в спальню, а ей нужно переговорить с Арнольдом, добавив, что под подушкой я найду свою новую пижаму, которую она купила мне сегодня. Я должен надеть этот новый костюм и ждать её на кровати.

— Хорошо, любимая, — ответил я, а Арнольд прокомментировал мои слова, сказав моей жене, что у неё послушный муж. Лера подвела итог, говоря обо мне, словно о девушке:

— «Она» любит получать приказы, не правда ли, «моя дорогая».

И это Лера говорила обо мне, но меня, откровенно говоря, развеселили её слова. Я поднялся по лестнице, а она проводила Арнольда до входной двери. На лестничной площадке я спрятался, чтобы посмотреть на них. Жена подставила соседу свои губы. Он поцеловал её, и халатик моей жены распахнулся. Под ним оказалось обнажённое тело. Арнольд стал ласкать его, а она тут же, как по команде, раздвинула ноги, когда он дотрагивался до него. Я слышал, как он спросил Леру, как, по её мнению, собирается ли «она» (то есть я) подчиняться ей и ждать сейчас её на кровати, и этот вопрос буквально рассмешил мою жену. Лера ответила:

— «Она» теперь будет разумной, и в её новой ночнушке «она» будет очень милой.

Арнольд одной рукой погладил Лерину грудь, а другой покрутил её сосок. Лера начала задыхаться от возбуждения, но Арнольд вполне безучастным голосом спросил её:

— Ты хочешь мужчину?

— Да, Арнольд, пожалуйста, выеби меня. Дай мне ещё раз насладиться твоим членом… или я хочу слишком многого?

Сосед вынул свой член из штанов, повернул Леру лицом к стене, и приказал ей наклониться. Она тут же выгнулась дугой, прислонилась к стене и встала на цыпочки. Арнольд согнул колени, чтобы выровнять свой торчащий член с её задницей, и вошёл в неё одним прямым сильным толчком. Сейчас это оказалось намного проще, её киска уже была смазана безумной течкой и расширена. Уцепившись за её бедра, он бесцеремонно барабанил по ним, заставляя Леру визжать.

— Будь осторожнее, милая, Андрей может услышать тебя и придёт взглянуть, что здесь происходит…

— Нет, он не придет, мой дорогой. Я велела ему подождать меня на кровати. И он не осмелится нарушить мой приказ.

Арнольд трахал её так, как будто хотел уничтожить. Цепляясь за её бедра, его лобок ударялся о ягодицы моей жены, в то время как её грудь подергивалась и совершала какие-то невообразимые пируэты от таких энергичных фрикций. Я даже смог уловить момент, когда он выстрелил в неё из своего ствола. Лера судорожно подергивалась, очевидно в такт его выстрелов спермы из жерла его члена, пока он наполнял её киску своей жидкостью. Когда он вытащил из неё свой ствол, Лера повернулась и встала на колени, чтобы очистить губами его блестящий член от от коктейля их смешавшихся в шейкере оргазма соков. Затем они поцеловались, и Арнольд попросил Леру пойти наверх, в спальню и позаботиться об их кукле. Я подумал:

— Господи, какая кукла, что ещё они придумали?

Я побежал в спальню, чтобы раздеться и быстренько переодеться в новую ночную рубашку. У меня было немного времени, потому что Лера вслед за мной вернулась в ванную. Я успел посмотреть на себя в зеркало. Ночная рубашка и шортики, более свободные, чем трусики, из такого же легкого и шелковистого материала. Очень мягкий, но уж очень прозрачный. Я чувствовал себя почти голым, свободным и доступным. И это, неожиданно для меня, вдруг раскрыло какую-то новую половинку моей сущности… возможно, её женскую частичку, но я, в то время был не уверен в этом. Когда Лера вошла, я как раз лег на кровать. Она восхищённо улыбнулась, увидев меня в моём новом наряде.

— Я просто счастлива, что тебе это нравится, — выдохнула Лера.

— Да, солнышко, как выяснилось, мне нравятся такие игры …

— Это отнюдь не игра, Андрей. Это твой новый образ девушки, и теперь, если ты будешь впредь хорошей девочкой, мы с тобой будем подружками. Вставай, повернись немного, я хочу тебя получше рассмотреть. Всё отлично, только вот здесь нужно немного подправить, и всё будет в порядке. Ну, раз тебе это нравится, я теперь могу купить тебе другие маленькие, более сексуальные вещички. Иди спать, моя девочка!

И она хлопнула меня по заднице. Когда Лера вышла из ванны, на ней была ночнушка, сквозь которую просвечивали трусики, так что я понял, что сегодня вечером мне не судьба заниматься с ней сексом. Но в кровати она неожиданно прижалась ко мне и её рука легла прямо на мой член. Через шелковистую ткань она массировала мои яйца и мой пульсирующий от желания член. Лера говорила со мной мягким голосом, перемежая свою речь легкими поцелуями в губы, и умирающим голосом неожиданно произнесла: «Я люблю тебя». Давно я не слышал таких слов. Затем Лера сказала мне, что я красивая кукла, очень женственная, что мой новый наряд идеально мне подходит, и всё это время она не переставая гладила мой член. Время от времени, когда я рычал: «О, я сейчас кончу!» она переставала со мной возиться, и смеясь отвечала: «Не так быстро, любимый!» Наконец, она пошла в ванную за рулоном бумажных полотенец, сказав напоследок: «Теперь мы с тобой готовы, детка».

— Лера, я бы предпочел тебя трахнуть. ..

— О нет, дорогая, теперь ты девушка, а девушки не трахаются, они используют свои пальцы и ротик, чтобы доставить друг другу удовольствие. Так что больше никакой ебли, моя маленькая шалунья. Милая, твой большой клитор сегодня и так уже перетружен, ведь ты снова мастурбировала, смотря телевизор, моя непослушная девочка!

И она снова начала гладить мой член, разговаривая со мной:

— Дорогая, лаская твой большой клитор, я думаю об Арнольде. Знаешь, он меня хорошо учит и воспитывает, я его очень люблю, и я думаю, что он меня тоже любит. Я даже должна тебе признаться, что, пытаясь его поблагодарить за то, что он был так добр ко мне, я поцеловала его сегодня вечером… Нет, не злись. У меня получился очень хороший удар, шар так легко залетел в лузу… я была так счастлива, что прыгнула от радости… в его объятия! Я прыгнула ему на шею, я поцеловала его, и он тоже поцеловал меня. Так сказать, это было сделано так естественно, не задумываясь. .. Потом он меня тронул. .. мою пиздюлинку! Нет, ничего не говори, милый, не вини его, это я виновата … Знаешь Андрюшка, на мне были такие узкие трусики, что он без труда справился с ними и засунул пальцы в. .. мою киску! И мне это понравилось! О, Господи, мне это нравилось, Андрюшка. Знаешь, мне очень нравится Арнольд, но то, что он сделал со мной, с моей пиздюлинкой своими пальцами, боже мой, это было божественно, и я не могла себя заставить его остановиться! И, Андрюша, я вижу, что это тебя сильно заводит, то, о чём я говорю!

Я был так близок к тому, чтобы кончить, мой член отчаянно пульсировал, поэтому Лера перестала гладить его и очень сильно сжав у основания, выдохнула:

— Полегче, успокойся, Андрюшка, я еще не закончила. Я вижу, тебя очень возбуждает мой рассказ, и то, как Арнольд целовал меня и трогал мою киску. Знаешь, дорогой, мне понравилось! И мне кажется, Андрюшка, что с нами что-то не так. Какой-то посторонний мужчина, огромный блондин, приходит в наш дом, целует меня, возится со мной, и это нас заводит. Меня такое безобразие заставило кончить, а ты… ты тоже не смог сдержаться. Неужели тебе приятно сознавать, Андрей, что твоя жена тебе изменяет, что она оказалась похотливой шлюшкой? Итак, признайся… только честно… ты бы хотел, чтобы Арнольд сделал это снова? Я бы… да… господи, да я просто мечтаю, чтобы он трахнул меня! Но ты, Андрей, согласишься на это?

— Да, Лера, да, я со всем согласен, но умоляю тебя, не переставай мне дрочить!

— Андрюшка, теперь, когда ты стал девушкой, я думаю, что могу поделиться с тобой девичьими рассказами …

— Лера, ты серьезно? О чём ты? Хватит болтать! Дрочи мне!

— Фи, как ты груб, а я с тобой говорю очень даже серьёзно! И я думаю, тебе это понравится, Андрюшка. Сделай мне одолжение, я хотела бы рассказать тебе свои секреты… как девушке… одетой как девушка, как сейчас, в женскую ночнушку. Ты согласен?

— Ладно, Лерочка, извини, хорошо. Я так сильно тебя люблю, и если это делает тебя счастливой… но только наедине, у нас дома.

— Конечно, Андрюшка, только в нашем доме… Я знаю, тебе это понравится, ну а теперь давай позаботимся о твоём большом клиторе, ведь он весь переполнен!

Лера приказала мне расслабиться и поцеловала меня, массируя мой член туалетной бумагой, обернутой вокруг моего ствола. Мои яйца болели и страдали от того, что видели мои глаза и слышали мои уши весь вечер, не имея возможности облегчиться. Я знал, что не кончу быстро, я слишком долго сдерживался. Жена шептала мне на ухо ласковые слова. Она прижала мою голову к своей груди, чтобы продолжать рассказать мне свои женские секреты:

— Андрюшка, ты понимаешь, мне очень нравится Арнольд. Это был первый блондин в моей жизни, который поцеловал меня. Он был так… соблазнителен! Такой мужчина, такой сексуальный, мне хотелось снова и снова целовать его, мне хотелось ласкать его, как я ласкала до этого тебя. Я хотела почувствовать его член во мне, чтобы он глубоко проник в меня, расширил мою пизду, наполнил меня своей спермой. О, как тяжело ты дышишь, Андрюшка, когда я рассказываю тебе о том, что я делала с Арнольдом. Я вижу, тебя это возбуждает… может быть ты тоже хочешь, чтобы Арнольд взял и тебя? О, ты что, Андрюшка, собрался кончить? Нет, не крутись так, остановись, думай об Арнольде, ты даже не представляешь, как он сумел заставить мою пизду потечь, какой поток полился из неё, как намокли мои трусики, как я хотела, чтобы он оказался в нашей постели. Представь, Андрюшка, мы оба с Арнольдом в нашей постели, как мы были бы счастливы. Арнольд хочет оказаться с нами в этой кровати, Андрюшка. Он хочет засунуть свой большой белоснежный член в мою маленькую смуглую киску. И ты поможешь ей, Андрюшка. Ты будешь сосать мою пиздюдинку и его член, хотя, наверное, это будет поначалу немного сложно для тебя. Ты даже не представляешь, как мы были бы счастливы. Давай, Андрюшка, отсоси у меня сейчас же. Сперма Арнольда сочится из моей вульвы, слижи её, это восхитительный нектар.

Лера сказала мне, что любит меня настолько сильно, что позволит Арнольду даже спать с ней здесь, в этой постели… Я не поверил своим ушам. Неужели она осмелилась сказать такое своему мужу? Я до сих пор надеялся, что всё, что я слышал раньше, было лишь дикой шуткой! Она также сказала мне, что вместе с Арнольдом сделает меня милой и послушной девушкой, а сейчас у меня была лучшая эякуляция на её памяти. И я должен спать сейчас, мечтая об Арнольде, в этой постели, занимаясь любовью с ней, с Лерой. На следующее утро у меня в моём ящике в гардеробе были только девичьи трусики. Лера пояснила, что теперь я девочка, поэтому мне придётся носить женские трусики. Под одеждой никто из сослуживцев и друзей не узнает об этом… А позже, сегодня, меня ждет ещё один сюрприз.

Вечером, возвращаясь с работы, я увидел, что Лера уже была дома. Я принял душ, и войдя в спальню, увидел жену сидящей на краю кровати. Я был немного возбужден после горячего душа, член мой непроизвольно посмотрел в сторону потолка, и она неожиданно схватила его и стала сосать. Я постанывал от наслаждения, и тут Лера сказала мне, что для того, чтобы стать хорошей девушкой, мне следует принять одно волшебное лекарство, и тогда мой большой клитор перестанет меня беспокоить. Не выпуская мой член из рук, Лера потащила меня, словно барана, в комнату для гостей. Там она дала мне какую-то таблеточку, и подвела к кровати, на которой уже была уже разложена куча женского нижнего белья. Лера присела передо мной, чтобы помочь мне одеться. Мне пришлось опоясаться поясом для чулок, а также и непосредственно самими чулками, после чего Лера поправила на мне этот незамысловатый комплект. Она остановилась на мгновение, чтобы снова пососать мой член, и мои яйца снова были готовы взорваться. Лера заговорила со мной, сказала мне, что я буду милой, послушной, покорной, а потом ещё что-то, что я уже не очень понимал, о чём это она. Голова моя кружилась, хотелось целоваться, но жена, хохоча, увернулась от меня. Она рассказала мне, что записала меня на эпиляцию к своему косметологу.

—  Ты ведь хочешь, чтобы тебе удалили все волосики на теле?

Всё ещё мило болтая, Лера достала из-под подушки мою новую ночнушку и трусики, чтобы закончить примерку на мне всего своего бельишка. Разговаривая со мной, как с девушкой, она хвалила меня за женственность, не забывая при этом посасывать мой член, называя его моим большим клитором, а мой анус — киской мальчика. Затем Лера достала из ящика тумбочки коробку с капсулами. Она дала мне две пилюли с небольшим количеством воды. (В первую неделю она давала мне по две капсулы в день, потом по одной в день.) Она сказала, что эти лекарства дают мне возможность стать счастливой девушкой, что меня будут баловать, что я буду любимой дочерью в доме, что они с Арнольдом позаботятся обо мне, что они сделают меня в конце концов полноценной женщиной.

Мой разум в эти мгновения был затуманен, я слишком любил свою жену, чтобы противоречить ей, я думал, что она сама осознает рано или поздно свою ошибку. Лера повернула меня перед зеркалом, чтобы полюбоваться результатом. Она заставила меня надеть маленький бюстгальтер с искусственной силиконовой грудью, накрасила мне лицо, и я стала выглядеть сексуальной шлюхой. Потом она тоже экипировалась. Кружевное боди, прозрачное, с разрезом на уровне груди, с золотой нитью, удерживающей его между ног, вернее, между половых губок, снабженное подвязками, чтобы удерживать шёлковые чулки. Туфли на шпильках, а с макияжем она выглядела еще распутнее и сексуальнее, чем я. Жена страстно поцеловала меня в губы и уверила, что отныне я её девушка. Она сказала мне, что теперь это моя комната, и я могу здесь хранить свои девичьи вещи. Потом мы пошли обедать, взявшись за руки, как две подружки.

Лера много болтала о том, что было бы здорово иметь девушку, которая помогала бы ей по хозяйству, планировала будущую жизнь, в основном, для меня, и почти ничего не говорила о своей. Она мечтала о том, как я буду счастлива служить им, и что я получу за это свою награду, если заслужу. Потом она рассказала мне об Арнольде:

— О, я забыла тебе сказать об этом, да, конечно, он придет сегодня вечером, да, моя дорогая, он позвонил мне, чтобы сказать, что он придет и поцелует меня, он сказал, что он любит меня. Он подумал, что ты будешь не против, что он поцелует меня при тебе.

Услышав это, мой член снова затвердел и его головка нескромно вылезла из моих узких женских трусиков.

— О, Андрюшка! Когда я рассказала тебе об Арнольде, твой большой клитор стал очень твердым. Вот видишь, ты тоже начинаешь любить его. Иди сюда, моя Андрюшка, иди. .. умница!

Лера положила рот на мой член, и её рука массировала мои яйца. Она взяла мою руку, чтобы положить её на свою киску. Она была мокрой и открытой.

— Видишь ли, моя дорогая, как только мы заговорили об Арнольде, мы оба промокли. Одна только мысль о нём заводит нас. Арнольд — настоящий мужчина, сильный, мужественный, ты увидишь, ты научишься ему служить, и ты будешь счастлива. ..

Через час мы спустились вниз и поужинали. Закончив есть, мы помыли посуду, затем снова поднялись наверх в спальню, и Лера научила меня правильно складывать постельное белье.

— Теперь, когда ты девушка, дорогая, тебе необходимо знать эти вещи.

Я не услышал ни звука открываемой входной двери, ни характерного скрипа лестницы и буквально подпрыгнул на месте, когда вдруг донеслись слова: «Привет, девочки». Оказалось, это Арнольд был на пороге нашей комнаты. Лера вскрикнула и бросилась в его объятия. Они целовались долго, страстно.

— Ах, Андрюшка, я забыла тебе сказать, что Арнольд теперь часть нашей семьи. Он здесь, как дома, поэтому не удивляйся, что он пришёл к нам, то есть к себе домой, вот так вот запросто, без стука!

Арнольд как-то странно посмотрел на меня. Мне было интересно, действительно ли он хочет трахнуть меня или просто смеётся надо мной.

Но Лера вдруг решила провести полноценную презентацию:

— Это Арнольд, мой любовник. Его большой член сводит меня с ума! А вот это Андрюшка, моя новая девушка, и она замечательно сосет!

Арнольд моментально включился в эту игру и протянул мне руку. Он её сжал, немного даже слишком сильно, очевидно не только для того, чтобы показать мне свою силу и кто в доме хозяин, а для того, чтобы убедиться, что я усвоил этот урок. Он притянул меня к себе и погладил мои ягодицы. Лера засмеялась, увидев меня не только таким униженным, но и безразличным к этому унижению. Не муж, а настоящая неженка. В шоке я сел на диван. Мне было неловко, я не мог поднять на них глаза, а они обнимали друг друга, словно я пустое место, стояли посреди комнаты, обменивались нежными поцелуями и сладострастно гладили друг друга. Вдруг Лера произнесла:

— Андрюшка встань, пожалуйста.

Я не двинулся с места, и вдруг прозвенел приказ, словно щёлкнул кнут:

— Андрюшка, встать! — её тон был настолько властным, что я не поверил своим ушам. Она никогда раньше не говорила так со мной. Обескураженный, я поднялся, вытянув руки.

— Подойди ближе, повернись немного, ещё раз покажись!

Приказы щёлкали по моим ушам один за другим, и я покорно повиновался. Повернувшись к Арнольду, она спросила его:

— Она неплохая, не так ли?

Лера протянула ко мне руку, отодвинула мою ночнушку и потянула вверх трусики на мои бедра:

— Ты видишь, что всё портит… всю эту гармоничную картину… это, безусловно, её большой клитор. Что мы можем с этим поделать? Как ты думаешь, Арнольд, может быть нам стоит посадить его в клетку?

Арнольд внимательно посмотрел на меня, и мой член, скукожившись, погрузился в свою скорлупу. Он подошел ко мне, обнял меня и взял в руку мой член с яйцами:

— Да я согласен. Во-первых, это не даст ему толстеть, и во-вторых он оставит тебя в покое, даже когда меня нет рядом.

Я так боялся, что он вольно или невольно расплющит мои орешки, которыми он поигрывал своей большой, сильной рукой, что не двинулся с места. Его рука скользнула по моей голой заднице, и он похвалил меня за мои ягодицы, которые он нашел не только очень мягкими и нежными, но и упругими. Лера предложила ему выпить по бокалу вина, и они сели на кровать. Я остался стоять, руки по швам, поэтому Лера сказала мне:

— Стань, наконец-то, полезным членом нашей семьи, спустись вниз и принеси нам три фужера и бутылку вина.

Когда я вернулся с бутылкой и бокалами, то застал их страстно целовавшимися, ласкающими друг друга. Они знали, что я вернулся, стоял в спальне, но их это не останавливало. Рука Арнольда блуждала между бедер моей жены и в её трусиках. Через пару минут они перестали целоваться, чтобы взять бокалы, которые я им протянул. Лера стала с горящими глазами что-то бормотать о том, как она любит и боготворит Арнольда. Они стояли, обнимаясь, глядя друг другу в глаза, как влюбленные. Я слышал, как моя жена сказала соседу, чтобы он не волновался, что у неё может быть любовник, её муж дал ей разрешение на это перед своим исчезновением, перед тем, как его заменила её новая девушка. Она спросила Арнольда, хочет ли он быть её любовником, и он, не раздумывая, согласился. Наблюдая, как они целуются и возятся друг с другом, меня стало трясти от бессилия, но жена, заметив это, сказала мне, что я заставляю её стыдиться за моё поведение, и что мне нужно пойти в мою девичью комнату и лечь спать. Она добавила при этом:

— Не волнуйся, я приду к тебе чуть позже и немного поиграю с твоим большим клитором, моя дорогая. Сегодня Арнольд будет спать здесь со мной, а потом посмотрим, как мы справимся.

— Да, Андрюшка, Лера и я, мы будем любовниками сегодня вечером, а ты будешь рогоносцем, ты будешь нашим покорным рогоносцем, нашей маленькой неженкой. Но мы оба очень рады, что ты наш друг. Не плачь, Андрюшка, Лера так хороша… она слишком хороша для тебя, ты больше не можешь удовлетворить её своим клитором. Ей нужен мужчина с большим членом, настоящий мужчина, такой, как я! – со смехом дополнил Лерины слова Арнольд.

Я пошел в свою комнату и лег на кровать, ожидая Леру. Когда она пришла поцеловать меня, я увидел, что у неё очень твердые соски и испачканные спермой трусики. Её глаза светились странным огнем, которого я раньше никогда в ней не замечал. От этой картины у меня случилась невероятная эрекция, растянувшая мои трусики, но всё-таки, несмотря на возбуждение, я спросил Леру, почему она переложила всю мою одежду в эту комнату:

— Потому что здесь ты теперь будешь спать, моя дорогая, теперь это комната называется «девичьей», и твоя новая одежда должна быть в твоей собственной комнате.

Затем Лера добавила, что Арнольд теперь будет спать в супружеской спальне, потому что он слишком велик для этой маленькой кровати, что стоит в этой комнате, и в неё не поместится. Она сказала мне, что они обсудили с Арнольдом этот вопрос в полдень, когда вместе ходили по магазинам, и что это именно Арнольд выбрал для меня все эти довольно сексуальные вещички, которые я должна была надеть.

Я ответил Лере, что мне на это наплевать, что всё, о чём я мечтаю сейчас, так это трахнуть её, и она вполне спокойно мне ответила:

— Ни о чём таком меня больше не проси, Андрюшка, теперь ты девушка, а я не лесбиянка. Ну, может быть… совсем немножко. Мне нужен такой умелый мужчина, как Арнольд, чтобы владеть мной. Говоря вежливым языком, я официально, по документам, остаюсь твоей женой, но для секса и для того, чтобы мое тело радовалось, я выбрала Арнольда. И я объявляю тебе, что прекращаю приём противозачаточных средств, потому что хочу забеременеть. Давай, Андрюшка, успокойся, теперь ты должна быть разумной девушкой.

И она села на край кровати, чтобы поцеловать меня, невольно прикоснувшись к моему члену под одеялом:

— Милая, твой клитор такой твердый, такой сексуальный. Кажется, что тебе нравится смотреть, как Арнольд целует меня и теребит клитор и пизду твоей маленькой шлюшки.

— Да, дорогая, потому что он настоящий альфа-самец, племенной жеребец.

— Ты же не против того, что он собирается оплодотворить меня и сделать мне много детей, которые будут скакать по всему этому дому. Да, я очень любила и люблю её, эту мою маленькую Андрюшку… и я не знаю, как это случилось… но это случилось.

И она, достав из-под кровати рулон туалетной бумаги, натянула мою ночнушку мне на грудь и обернула бумагой мой член, чтобы начать процесс мастурбации. Всё это время она рассказывала мне об Арнольде, о том, что он собирается с ней сделать сегодня вечером, и что она собирается ему дать. Она завела меня этими подробностями, и я слишком быстро выплеснул на неё свою сперму. Собрав её на пальцы, Лера приказала мне:

— А теперь, милая, лизни мои пальцы. Теперь ты девушка, тебе нужно привыкнуть к слизыванию спермы и попаданию её в рот. И, Андрюшка … У меня не всегда будет время позаботиться о тебе по вечерам… быть такой же внимательной к твоему клитору, как сегодня. Арнольд сказал мне, что он знает одного молоденького гея-студента, с которым ты, я уверена, очень хорошо поладишь. Я пригласила его к нам на обед завтра вечером. Он обаятельный мальчик, с ним тебе придётся вести себя хорошо… но можешь не стесняться. Конечно, у него, как сказал Арнольд, нестандартный член, но к большому размеру быстро привыкаешь, вот увидишь…

Что вам сказать. Моя жена и Арнольд ведут свою игру со мной по тем правилам, которые они сами и придумали и я, к моему удивлению, уже не в силах выйти из этой игры… да и не хочу этого!

 

(Всего 167 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий