Skip to main content

Коктейль. Глава 1

— Так, вот оно. Несколько глотков каждое утро — и скоро ты почувствуешь… изменения. – Триш, высокая темнокожая женщина, инструктировала свою подругу, держа в руке флакончик из непрозрачного зеленого стекла.
— Только, прошу, Анна, не пей сразу всё — могут проявиться побочные эффекты и всякое. А в остальном…

Она указала рукой на себя. И правда, эффективность этого «чудо-коктейля из разных экзотических трав» подтверждалась, стоило лишь взглянуть на нее. Несмотря на свой приближающийся к сорока возраст, Триш находилась в роскошной форме. Ее пышная кудрявая шевелюра была гладкой и выглядела здоровой, шоколадная кожа буквально сияла молодостью, а о формах и говорить не стоит. Она могла и охотно позволяла себе носить обтягивающее и открытое бельё, ведь выдающаяся грудь четвертого размера не растеряла своей формы и эффектно смотрелась в глубоких декольте, а на подтянутых бедрах и ягодицах не было ни намека на дряблость и целлюлит. И все это, по ее словам, лишь благодаря этому «волшебному» коктейлю, без необходимости регулярно посещать спортзал или йогу.

— Сама видишь, милая. Разумеется, тебя я отдам его за полцены. — Триш дружелюбно улыбалась, глядя на свою старую подругу, хотя в ее глазах нет-нет да и вспыхивали нотки какого-то дьявольского лукавства.

Анна сидела за столом на кухне своей подруги и теребила край поношенного платья, слушая Триш и разглядывая этот на вид обычный флакон. Аня даже уже не хотела смотреть на подругу — слишком уж она идеальная. Она так не выглядела даже в свои восемнадцать. Это была белая зависть, но Ане было грустно и больно затем смотреть на себя, на свой гардероб. Она улыбнулась, взяв флакон в руку.

— Триш, ты в уме? или меня дурой делаешь? Как это какая-то водичка может влиять на фигуру, грудь и ноги? Люди тратят бешеные деньги на это, врачи там умничают, диеты, спорт… А ты мне говоришь, что просто надо пару глотков? Я же еще не выжила из ума — говорила Анна. — Тем более я не поверю, что у тебя не было пластики на груди и лице — сказала она, кинув взгляд на сочную круглую грудь и пухлые пошлые губы.

— Ты ведь понимаешь, что мне не нужна твоя вера, чтобы выглядеть хорошо? — в голосе подруги чувствовалась беззлобная насмешка. И немного обиды.

Это ведь ей стало жаль Аню, день ото дня все больше превращающуюся в стареющую и серую мать-одиночку. Когда-то они обе были хороши, но Анна посвятила себя неудачному впоследствии браку, а затем сыну. Это было благородно и довольно типично, но такая жертвенность, по мнению любящей жить полной жизнью Триш, была неоправданной. Тем более сейчас, когда ее сын вымахал в здорового мужчину и вот-вот уже съедет от матери, чтобы жить один.

— Хорошо, давай поступим так. Сейчас я капну тебе на язык всего лишь одну каплю и, если ты не почувствуешь улучшение самочувствия уже от нее — так и быть, уйдешь с пустыми руками. В противном случае будешь принимать мой коктейль и посмотрим, что из этого выйдет. Готова?

Поднявшись со стула, Триш прошла через кухню и, достав из шкафа пипетку, вернулась к подруге. При этом она аппетитно виляла бедрами, затянутыми в довольно узкую и немного коротковатую юбку. Подруга буквально вырвала флакон из пальцев Анны и, открыла его — по помещению мгновенно разнесся свежий аромат трав и чего-то еще, немного возбуждающий. Подцепив пипеткой всего одну каплю напитка, Триш весело улыбнулась и изобразила доктора:

— Откройте ротик пошире, мэм.

— От одной капли даже насморк не проходит, — с ухмылкой сказала Анна, отдав флакон подруге и следила за ее действиями. То и дело ее глаза, сами того не желая, опускались на ее гладкие ноги и сочную шикарную задницу, обтянутую вызывающей юбкой. Глаза у Анны наливались грустью и печалью, видя это воплощение женской красоты, успеха и эротики. Когда флакон открылся, Анна ощутила незнакомый, но приятный запах этих экзотических трав, будто на этой кухне только что заварили самый лучший в мире чай. Анна неосознанно вдохнула поглубже этот аромат, а затем свела свои бедра немного, поймав себя на мысли, что ее возбудил этот запах. Она насторожилась, никогда не замечая за собой такого. Анна с недоверием посмотрела на Триш, поправив свое синенькое платье на груди, что не шла ни в какое сравнение с грудью подруги и, скорчив гримасу, открыла рот.

— Бэ-э-э-э-э-э, — сказала Аня, ожидая противный лекарственный вкус на своем языке. У нее не было никаких иллюзий на счет этих сказок о напитке. Она уже думала о том, сколько вещей нужно перестирать, погладить, убраться наконец в комнате сына, потом в магазин…

Триш медленно и как бы с оттяжкой поместила каплю эликсира на высунутый язык подруги. Варево оказалось густым, больше всего по своей консистенции напоминая ни что иное как сперму. А вот на вкус оказалось очень приятным — сладким и пряным, что без проблем можно было различить даже с одной лишь капли.

— Вот так, — с каким-то придыханием произнесла она, закрывая флакон и вновь вручая его Анне. Прислонившись к столу рядом с подругой, Триш стала с неподдельным интересом и даже какой-то надеждой во взгляде наблюдать. При этом очень эффектно выделилась под платьем ее прислоненная к столешнице задница, а грудь красиво вздымалась от участившегося дыхания.

— И-и-и-и-и-и?..

Анна ощутила, как капля оказалась на языке. Она тут же вернула язык в рот и сомкнула губы, не торопясь проглатывать. Вкус оказался совершенно не таким как Анна предполагала. Сладкая, аппетитная капелька. Смешав со слюной она героически проглотила ее.

— Ну… вкус хороший. Приятный. Наверно, сахара много, — сказала Анна облизывая свои зубы, продолжая ощущать этот классный вкус.

— И что? — спросила Анна, чувствуя лишь привкус во рту и небольшое возбуждение от запаха трав. Анна без эмоционально покрутила флакон в руке, смотря на его изумрудный цвет.

— Цвет красивый. Надо купить себе платье такого цвета. Короткое, — сказала Аня, что не покупала себе ничего уже года два.

— Ну я не знаю, Триш, вкус нормальный, а так…, — говорила Анна глядя в глаза подруге, не замечая, как сквозь платье стали проглядывать иголочки сосков. Зато Аня ощутила, как между ног становилось все горячее без видимых причин. Такое в последний раз она ощущала лет пять назад, увидев порно на компьютере сына, где сочная развратная женщина делала минет неграм.

— Я, пожалуй, возьму, — сказала Анна и вдохнула запах от крышки флакона — как приятно пахнет, черт.

Настроение явно было лучше, чем раньше. Триш могла это заметить по засверкавшим глазкам подруги и тому как она все сильнее сжимает бедра. Триш подмечала все малейшие изменения в Ане, и с каждой секундой на ее губах расплывалась все более широкая улыбка.

Она была не до конца честна со своей подругой, ведь она дала ей не обычный коктейль, которым поддерживала свою красоту и тонус, а нечто более сильное. Нечто, что даже одной каплей завело немолодую женщину и заставило думать о новых шмотках.

Как раз то, что было ей нужно. Явно.

— Вот и славно, — весело ухмыльнулась подруга, отрываясь от стола и протягивая Анне руку, чтобы помочь встать со стула. — Как я уже сказала, пей понемногу и, конечно, держи меня в курсе событий. Мало ли как на тебя подействует коктейль… всё-таки нетрадиционная медицина, ха-ха!

Дальше женщины обменялись довольно рутинными новостями и сплетнями, но довольно скоро Триш настойчиво выставила Анну на улицу, намекая на то, что кого-то ждет и что потом обязательно расскажет.

Когда дверь захлопнулась за Аней, перед ней была лишь начинающая погружаться в сумерки улица, усеянная рядами аккуратных одно и двухэтажных домов. Небо затянуло. Кажется, будет дождь.

Аня положила аккуратно зеленную бутылочку в свою потертую серую сумочку и, поцеловав подругу в щеку, оказалась на крыльце. Свежий вечерний воздух ударил в легкие женщине. С каждой секундой настроение становилось все лучше и ни о каких бытовых делах она уже и думать не желала. Она медленно пошла к своему дому, что был в двух кварталах … от дома Триш.

«Надо бы прикупить туфельки, мои уже совсем превратились в бахилы, иду как пингвин», — думала Анна. Мокрые трусики врезались в киску под платьем, доставляя женщине непривычное удовольствие, а казавшийся ранее скучный район вдруг показался милым и удобным.

«Здесь Марк живет. Бедняга, расстался со своей… А вон там, кажется, Карл стрижет газон. рано овдовел. Это машина Стива? Хорошо зарабатывает, и почему не нашел еще себе никого?» — думала Анна, но ее мысли прервал начинающийся дождь. Ей пришлось ускориться, что бы попасть к себе, но домой она прибежала насквозь сырая, но почему-то счастливая и с улыбкой. Дома никого не было, сын где-то опять гулял.

«Были трусики мокрые, теперь вся мокрая», — думала Анна, снимая с себя мокрую одежду перед зеркалом в ванной и огладив свои стоячие соски.

Несмотря на хорошее настроение Анны, не все здесь его разделяли. На нее поглядывали усталые и какие-то даже злые взгляды женщин из-за окон и изгородей, а немногие занимающиеся своими делами на улице мужчины даже не смотрели в сторону женщины. Кроме разве что вдовца-Карла, который удостоил ее каким-то странным, особенным взглядом и, может издалека показалось, даже дернул плечом, словно собираясь ей помахать. Однако он передумал и снова увлекся своим газоном.

Все дело в том, что этот район, хоть и должен был быть дружным, не являлся таковым. Многие соседи даже не знали друг друга с тех пор, как сюда заселились десятки новых семей. Ни тебе воскресного барбекю или еще каких развлечений, сплошная скука и серьезность.

Зато природа хорошая — несколько шикарных парков неподалеку и чистое озеро с песчаным пляжем, который оставался на удивление малолюдным даже в разгар купального сезона. Может, дело было в том, что и до морского побережья здесь было рукой подать — не больше получаса на автомобиле.

А дождь был удивительно теплый, словно ласковый и настраивающий на размышления.

Дома у Ани был не то чтобы бардак, но… не идеальный порядок. Джейк, ее семнадцатилетний сын, был тем еще неряхой. Сколько не предпринимай попытки перевоспитать — он то и дело оставлял шмотки в неподобающих местах, вечно забывал что-то положить на место после использования и почти никогда не мыл за собой посуду. Глаз да глаз за ним, словом. Вот и сейчас он, пообедав, оставил после себя гору посуды и разбросал свои немногочисленные кроссовки, которые удивительным образом умудрялись таким образом занимать большую часть пола в прихожей.

А в ванной было накурено. Джейк нередко покуривал там, очевидно уверенный, что мать не замечает этого. Но в этот раз он пошел дальше и забыл даже спрятать пачку своих сигарет, просто оставив ее на виду.

Анна не могла справиться с сыном, что всё чаще и чаще говорил ей не учить его жить. Аня не умела идти на серьезный конфликт и всегда прощала и жалела своего сына, так похожего на ее любимого мужа. Приходилось каждый день мучить свою спину, убирая то обувь, то одежду, то какие-то диски, то тетрадки

Но сейчас Аню это не угнетало. Она стояла в ванной в одних трусиках и смотрела на пачку сигарет.

— Малыш опять курил здесь. Ну что за человек? — сказала она сама себе и снова взглянула на свое отражение и сжала свою грудь, воображая, что она побольше.

— Да-а-а, это было бы неплохо — сказала она вслух и потрясла ей, засмеявшись. Анна залезла под теплый душ, смывая с себя дождевую воду, а во рту все так же проводила языком по зубам. Вкус бесполезной жижи от Триши всё еще оставался во рту. Женщина покрывала свою кожу гелем, как обычно, но постепенно ее движения становились чуть плавнее, особенно на груди и бедрах. «Почему я там так возбудилась? неужели мне так не хватает секса, что я уже просто так возбуждаюсь?» — думала она, когда ее ладонь опустилась между ног и коснулась клитора.

— Ах-х… М-м-м, — не выдержала Аня и простонала, опираясь спиной в холодную плитку. Она решила не продолжать, хотя желание такое было. Но Аня прогоняла его прочь, смывая с себя всё и надевая свой обвисший выцветший халат, что муж дарил на юбилей свадьбы.

С мокрыми волосами она вышла на кухню, и ее там ждал сюрприз в виде горы посуды. Мало того, что Анна просила сына помыть вчерашнее, так он не сделав этого добавил еще и сегодняшние грязные тарелки.

— Черт! — сказала она и взяв свою сумку, вытащила из нее новые резиновые перчатки, средство для мойки посуды и… эту странную сверкающую изумрудами бутылочку

«Как она говорила? сколько капель? утром? или вечером? пока она крутила своим задом я не запомнила. Да не важно» — думала Анна и, прежде чем приниматься за грязную работу, взяла небольшую рюмку и налила содержимое бутылочки.

— Ну, надеюсь, оно хоть нервы успокаивает — сказала она опять сама себе и залпом опрокинула стопку, будто водку

Триш лукавила, когда говорила своей подруге о том, что ее ждёт свидание. Не было никакой встречи. Вместо нее женщина, уверенная, что Аня не удержится и не последует ее указаниям по дозировке, решила проследить за ней и теперь через бинокль наблюдала за подругой в окно. Она беспокоилась даже не столько за подругу, которой выпала доля подопытной, сколько за эффективность своего нового «шедевра».

И она не ошиблась — Анна явно махнула разом больше, чем следовало.

Триш знала, что первым после приема «лекарства» всегда приходило возбуждение. И тем оно было сильнее, чем больше принять, что в случае с Аней могло создать определенные… неприятности.

Затем, после возбуждения физического, должны были начать путаться мысли. Конкретно — просто пропадать на время по сути. Умеренное понижение IQ и способности рационально мыслить. Вместо этого Триш ожидала значительный прирост женственности и похоти. Проблема была в том, что характер должен меняться в зависимости от желания объекта его поменять, так что ожидать многого от Ани не приходилось.

Последними были физические изменения на время действия эликсира. Работали они так же, как и изменения характера — в зависимости от того, насколько испорчено подсознание женщины, так что и тут Триш не ждала многого.

Однако это всё ещё обещает быть интересным, благо Анна дома, кажется, одна.

— Вот чёрт! — Триш неожиданно выругалась вслух и пригнулась в машине. Пряталась она от своего племянника Маркуса, который как раз проходил мимо — уж очень не хотелось объяснять, что она делает здесь с биноклем.

— Ох сука-сука-сука, — тихо взвыла темнокожая красотка, когда Маркус направился прямо к дому Ани и Джейка.

Несмотря на то, что ее племянник был ровесником Джейка, он был куда более приятным и ответственным малым. И подрабатывал разносчиком молока в местном магазинчике. И сейчас он, конечно, катил за собой тележку, полную бутылок.

— Мисс Анна? — Парень позвонил в дверь. Он был высоким, крепким и совсем темным — настолько, что сама Триш казалась по сравнению с ним какой-то мулаткой, хоть и была «шоколадной мечтой» многих мужчин в ее окружении.

— Мисс Анна, я видел вас в окно. Я принес ваше молоко, мэм. — Голос парня был низким и глубоким. Довольно приятный, он подчеркивал крепость тела юноши и суровые черты его лица, создавая вполне ясный образ темнокожего красавца.

— Мэм? — Как всегда нетерпеливый и темпераментный, Маркус сердито вздохнул и снова надавил на кнопку звонка.

Проглотив вкусное содержимое рюмки и проведя язычком внутри рюмки, Анна как ни в чем не бывало поставила рюмку и принялась со вздохом распаковывать ненавистные желтые перчатки, как вдруг она замерла и глухо простонала, ощущая нарастающее возбуждение, снова свела ножки. Но это было не то, как недавно в гостях у Триш. Это было намного сильнее. Настолько, что Анна тут же бросила эти перчатки и положила одну руку на лобок, а другую на грудь сквозь халат. Становилось жарко и она развязала дурацкую ткань на себе, сжимая сильнее свою грудь, а другой рукой провела по своей обильно текущей киске. Аня улыбнулась — так она не текла даже молодой, даже с мужем. Ее ладонь тут же заблестела от выделений и она поднесла блестящие пальчики к своим губкам и стала слизывать свою смазку, с удовольствием прикрыв глаза и постанывая.

— А я вкусная штучка — сказала Аня вслух, с глупой улыбкой. Она не очень понимала, что она здесь делает среди этой мерзкой посуды, зачем здесь перчатки. Аня встала у стены и прислонилась к ней спиной.

— На хрен всё… Я такая мокрая сучка — говорила Анна слова, которые никогда не произносил ее рот. Она продолжила гладить горячую киску и без особых размышлений проникла в себя пальчиком поглубже.

— М-м-м, д-а-а-а… как давно во мне не было… члена, — говорила Аня и смеялась, словно глупая пьяная девочка. Когда ее руки вернулись на грудь, то она сразу и не обратила внимания на увеличивающиеся объемы. Скромная грудка набухала и округлялась все сильнее, принося дополнительное удовольствие, а сзади в стену все отчетливее впечатывались ягодицы, покалывая где-то внутри.

— Охренеть… между моих сисек можно пропихнуть толстый членище, — говорила женщина, напоминающая Анну. Она не расслышала с первого раза звонок в дверь. Она была увлечена собой и сильным возбуждением. Но в очередной раз она услышала звонок

— Да, да! Я иду, иду — сказала игривым голосом она ничуть не испугавшись и пошла к двери, крутя своей округлой сочной попкой, которой могла позавидовать и Триш, и обтягивая свою тяжелую грудь халатиком, что теперь казался мал.

Анна открыла дверь и увидела мускулистого чернокожего парня, с сильными руками и рельефным торсом под майкой. Она понимала, что где-то его видела, но это было не важно.

— Да, да… Я здесь… оу… принес молоко? А что ты еще мне принес? — говорила Анна улыбаясь и облизывая свой пальчик, упираясь в косяк входной двери своей смачной задницей.

Сказать, что Маркус был шокирован — значит не сказать почти ничего.

Парень был настолько впечатлен явившейся ему соской, что сразу же почувствовал движение его весьма выдающегося для такого возраста члена в довольно тесном плену джинсов.

Как ни в чем ни бывало посасывающая перед ним палец куколка была своего рода пределом мечтаний. Маркус не был обделен женским вниманием, но таких роскошных бимбо он видел разве что в Городе возле клубов, куда ему был заказан путь в силу условной бедности его семьи.

Не удивительно, что он не сразу узнал в ней скромную и серую мать его знакомого из школы, которая обычно забирала у него по две бутылки молока. Это показалось ему странным сном и он даже ущипнул себя. Разумеется, проснуться не удалось.

— Здрасьте, мэм, — улыбнулся он немного неуверенно. — Сегодня вы, ухм, роскошно выглядите. Я вас даже не узнал — явно будете богатой, хаха. Да, я принес молоко, как вы обычно берете.

Глуповатая улыбка стоящей перед ним соски была явно многообещающей. А Маркус был не из тех парней, что теряются перед лицом редкой возможности. Впрочем, это все по-прежнему выглядело странно, к тому же перед ним явно была обычно скромная мисс Тернер, поэтому он решил зайти издалека:

— Но если вы хотите что-то ещё, то у меня здесь есть классная жирная сметана. — Он достал из своей тележки банку сметаны и откупорил ее, подцепив густую белую субстанцию пальцем, который сразу протянул в сторону Анны.

При этом он как-то воровато озирался по сторонам, уверенный, что делает что-то ужасное. Но гормоны играли в сильном и молодом теле, а едва умещающиеся в халате этой соски шары, ее роскошная, прижатая к дверному косяку задница и солидный бугор на джинсах Маркуса диктовали свои условия.

Влияние коктейля прогрессировало в Анне. Триш зря экспериментировала с глубинами подсознания. Анной завладевала распущенная похотливая бимбо-самка, глупая и развратная. Анна вела себя как никогда бы не позволила себе под угрозой смерти. Она оглаживала свои шары сквозь халатик, а между ее бедер уже стекали струйки ее смазки. Она касалась своего пальчика припухшими губками, улыбаясь, глядя как засмущался здоровый сильный красавчик.

— Хи-хи… Молочко это полезно… м-м-м, сметанка? Давай, я попробую, малыш-сказала она, вперемешку со стоном и потянувшись к пальцу, обволокла его губами до самого основания и проводила по пальцу языком, собрав сметану, она высвободила палец.

— М-м-м, неплохо — сказала она облизываясь, оставляя между губок белые следы.

— Но я должна быть уверенна, что у тебя нет больше ничего более сладкого и такого же белого — сказала она и, взяв пальчиками Маркуса за майку, притянула к себе. Опираясь в него сочной грудью она положила на его пах свою ладонь и засмеялась, ощутив твердый и далеко не малый член.

— Ха-ха-ха, я, кажется, нашла. Не хочешь угостить меня в спальне, красавчик? — сказала Анна и прошла глубже в дом к лестнице, ведущей в ее спальню, но остановилась на третьей ступеньке и прогнулась попкой к Маркусу, задирая халат на спину и демонстрируя текущую блестящую щель и белый анус.

— Ох, черт, у нее в голове явно был солидный бардак, если эффект такой, — тихо шептала сама себе Триш, наблюдающая за тем как превратившаяся в настоящую силиконовую куклу, ее подруга уводит вглубь дома парня.

Маркус же был на седьмом небе от счастья. Стоило женской ладошке лишь обхватить его член сквозь джинсы — и смущение подростка пропало без следа. Неудивительно, ведь теперь одновременно исполнялись две его горячие фантазии: отодрать просиликоненную до идеала куклу и развлечься с чьей-нибудь мамашей. Два в одном, настоящий джекпот!

— Ну и роскошная же у вас задница, миссис Тернер! — восхищенно произнес Маркус, упираясь пахом в любезно подставленную задницу. При этом его крепкие пальцы погрузились в кожу ягодиц. — Идеальная для хранения продукта белого цвета, который вы так хотите получить от меня.

Немного поерзав своим членом по мокрой щели прямо через джинсы, которые мгновенно пропитались влагой Анны, он вдруг усмехнулся.

— Вперед, мамаша, веди меня в спальню.

И, чтобы придать ей ускорения, несильно — пока что — но звонко шлепнул Анну по заднице.

Дальше, поднимаясь наверх, он занялся своими брюками и вскоре со стоном наслаждения выпустил наружу член. Его прибор оказался не очень-то и длинным, отличаясь в первую очередь толщиной. В диаметре он и правда был шикарным, может даже немного больше, чем следовало бы. И словно в дополнение был усеян узорами толстых вен, создающих своеобразную рельефность по всей длине этой новой игрушки Анны. Крайняя плоть у парня отсутствовала, так что массивная гладкая головка аппетитно поблескивала на солнце, бьющем в открытые окна. А чуть ниже члена располагались яйца под стать ему, гладко выбритые и явно тяжелые. Мошонка парня не свисала, а выглядела упругой, отчего казалась еще крупнее и привлекательнее.

Анна, ощущая, что самец на крючке, еще больше возбудилась, когда этот черный парень обращался с ней как с тупой шлюхой. Собственно, она такой и была и ей это чертовски нравилось. Получив шлепок по заднице, она деланно простонала и сбрасывая на ходу халатик пошла в свою спальню, где давно не было мужчины. Естественно, виляя аппетитным задом, дразня и заводя своего самца сильнее.

Войдя в спальню, Анна села на кровать, что была в самом центре комнаты и занимала большую площадь, и не теряя времени взяла черный член в ладони.

— М-м-м… Хочешь, что бы миссис Тернер отсосала твой черный толстый хуй? — спросила она глядя в глаза юноше и провела языком по широкой головке, затем высасывала из него смазку.

— Какая вкуснота. Мне нравится. хихи — проворковала она и затем принялась вбирать мощный ствол в свой рот, сжимая его толстыми губами и покрывала его густой слюной, что стала вытекать из ее рта на ее шары и его яйца. Анна обхватила обеими руками черный зад и стала проглатывать дальше членище, насколько могла, давясь им и впуская в глотку. Раньше Анна никогда не позволяла даже любому подобные игры, но сейчас это была другая Аня, что наконец — то вышла на волю.

— Обожаю твой толстый хуй — сказала она вся в слюнях, надрачивая член обеими руками, и опустила голову ниже к яйцам, полируя их языком и вбирая по очереди в жадный рот.

— Ого-о-о-ох, ну и глотка! — Маркус от удовольствия закатил глаза, не зная даже, как точно действовать в этой ситуации — молодые девушки не то чтобы часто баловали его отсосом, тем более _таким_. Казалось, сидящей перед ним соске было жизненно важно заглотить его прибор как можно глубже — и справлялась она с этим исключительно потрясно.

— Не знал, что вы… — Он осёкся, задумавшись. Почему собственно следует продолжать обращаться к этой женщине на «вы»? Маркус к тому же был уверен, что этой шлюхе с полубезумным взглядом будет приятно даже, если он и будет обращаться к ней, как к шлюхе с безумным взглядом. — Не знал, что ты так умеешь. Кто бы вообще мог подумать, глядя на тебя, что мисс Тёрнер такая умелая хуесоска. — Он задохнулся на секунду, ощущая неимоверное удовольствие от языка Анны на своих яйцах. — Ох, да, мамаша, обсасывай их как следует. Ну-ка…

Неожиданно он взял Анну за голову и буквально вжал ее лицо в свою мошонку. Пальцами Маркус пытался, кажется, запихнуть оба своих яйца в рот мисс Тёрнер, а когда ему это удалось — начал делать поступательные движения тазом, словно трахал её в рот своими шарами.

— А-а-а-а-агх, бомба. Хочу трахнуть твою пасть! — Не дожидаясь разрешения или какой-либо реакции от Анны, парень вынул мокрую от слюны мошонку из её рта и сразу же снова заткнул его членом. Маркус обеими руками схватил волосы Анны и без лишних разговоров — наконец-то — начал буквально таранить её не такое уж теперь девственное горло своим прибором. Впрочем, оно всё равно было довольно узким и приятно стимулировало член своими горячими стенками.

Разумеется, Маркус не забывал и давать Анне подышать. Периодически он вынимал член из глотки шлюхи, чтобы дать ей сделать глоток воздуха, при этом с довольной улыбкой растирая тянущиеся от губ к члену ниточки слюны по всему лицу женщины, отчего её образ безотказной бимбо-шлюхи становился всё полнее.

— Ох, какая же охуенная глотка. Она так… о-о-о… я собираюсь залить твой пищевод, шлюха, надеюсь, ты ещё не обедала!

Анна была в своей стихии. Ей было даже намного легче и приятнее, что в какой-то момент этот черный самец взял инициативу в свои руки и теперь грубо и страстно имел ее жадный рот и голодную глотку. Возбуждение только усиливалось, когда у нее кончался воздух, или когда член влетал на всю длину, заставляя ее горло сжиматься, так как было еще не разработано для такого дикого минета. Особое удовольствие Аня испытывала, когда уловила этот переход с «вы» на «ты». Это будоражило ее пустой мозг, она всем телом ощущала, как отношение к ней становилось еще грубее и пошлее. Каждое проникновение члена ей в рот и глотку заставлял Аню торжествовать и кайфовать, словно Маркус выбивает членом из нее остатки ясного разума. Именно поэтому, когда он вынимал член, что бы размазать по ее лицу слюну и смазку, она с дико-пошлой улыбкой смотрела на него, высовывая язык.

— Да-а-а, выеби меня в горло, мой ебырь… я хочу твоей жирной спермы, накорми свою тупую зрелую блядь — говорила она, массируя черную задницу своими ладонями, уже думая о том, как ей необходима сперма из этих огромных яиц. Ничего больше не существовало. Пожалуй, не было в эту секунду более любящей женщины, чем Анна, которая смотрела на черный ствол покрытый ее вязкой слюной.

— О-о-о, ты реально нуждаешься в этом, да, сука? — Голос Маркуса содрогался от злости. Только это не была злость на Анну за что-то. Он просто был перевозбуждён и оттого хотел трахнуть эту мамашку с тупым взглядом так, чтобы она визжала от боли и кайфа на всю улицу. — Не припомню, чтобы за несколько лет я хоть раз видел тебя с мужиком… хм, ты наверное уже и не помнишь вкус спермы, ха? Щас я тебя накормлю… Рот пошире, сука! — В этот момент парень, находясь на пике злости на эту женщину за её блядство, красоту и безбашенность, неожиданно не удержался и смачно сплюнул на её высунутый язык, при этом нервно хохотнув.

И сразу же затолкал собственный плевок ей в глотку. О, он очень мощно подался бёдрами вперёд. Буквально вложил в этот удар всю свою силу. Видимо, поэтому он и стал тем самым моментом триумфа, когда член сломал все преграды этой условно девственной глотки и вошёл в неё до самого упора. Маркус буквально зарычал от удовольствия, ощущая, как расступаются под напором его прибора стенки её глотки и даже пищевода.

— Ар-р-р-р, да, сука, жри это! — Как и обещал, парень разрядился прямо ей в пищевод. Его сперма была густая, маслянистая и наверняка жирная. И её было много в силу того, что последние несколько недель Маркусу не везло — он никак не мог подцепить тёлочку, чтобы как следует потрахаться. А дрочить он перестал с тех пор, как впервые попробовал секс, это просто стало неинтересно.

Так что угощения для Ани было действительно много.

— Ох, — неожиданно взволнованно простонал он в самый разгар «разрядки». — Но так ведь ты не попробуешь её на вкус. Значит…

Неожиданно резко и проворно прибор Маркуса покинул горло женщины и завис над её лицом. Теперь сперма, вперемешку со слюной, капала на её лицо и высунутый язык.

— Уверен, сука, это твой любимый «молочный» продукт.

Анна громко мычала от грубого обращения и ощущения полного подчинения сильному властному самцу. Слезы вытекали из ее глаз, смешиваясь со слюной Ани. Она глупо засмеялась принимая слюну своего любовника, а затем, словно покорная кукла, позволяла трахать глотку на полную длину роскошного черного члена, сминая зад юноши. Когда член вошел полностью так глубоко, как никогда, Анна стала кончать, не притрагиваясь к своей киске, пропитывая простыню на кровати насквозь. Голова закружилась, когда сперма стала наполнять желудок. Это было невероятное ощущение, потому, когда Маркус вынул член изо рта Ани, она громко простонала и вытащила свой язык, ловя сперму.

— Да-а-а-а, обожаю это. Обожаю сперму! Да-а-а, корми свою блядину, — говорила Анна размазывая сперму рукой по лицу и грудям, а затем вылизывала мощный черный ствол, благодарно мурлыча, собирая остатки горячей спермы.

— Я лучшая хуесоска, верно? — спросила Аня, глупо улыбаясь и облизываясь сжимая свою круглую сочную грудь.

— О-о-о, ты просто бомба, а твоя глотка это что-то особенное. — Маркус медленно дрочил член, выдавливая последние капли спермы на лицо Анны. Он буквально стонал от удовольствия и едва не мурчал, глядя как сочная зрелая мамка, сидя перед ним, растирает сперму по своему телу.

— Такой соске место не в библиотеке, или где ты работаешь, а среди других бимбо на богатеньких хуях. Странно, что вы так бедно живёте. Но не важно…

Парень вновь странно улыбнулся и положил большой палец в рот женщины.

— Раз я всё равно удержался у тебя в доме для… дегустации сметаны, то могу задержаться ещё, верно? Я сгораю от нетерпения, чтобы попробовать твои блядские дырки. Хочешь большой хуй в свои щели, мисс Тёрнер?

Аня слушала его, смакуя во рту капли спермы и игриво смотрела на высокого сильного парня и второй рукой оглаживала его мощный торс.

— Я с удовольствием тебя послушаюсь, и скоро буду ебаться с богатыми ебырями — сказала Аня без грамма стеснения — Просто я раньше была глупой и тупой. А теперь я все понимаю и стала мудрой.

Анна с наслаждением говорила, как пафосная сучка, опуская руку на черный хуй и начинала надрачивать его, ощущая, что он снова обретает полную силу и мощь. Поймав палец в ротик, женщина с громкими причмокиваниями имитировала отсос, а затем облизывала его, водя по нему пухлыми губками.

— Пизда и задница мисс Тёрнер в твоем полном распоряжении… Я хочу что бы ты выебал меня, засранец — сказала она, глядя на него блестящими глазками и становясь на четвереньки пролезла дальше, на когда-то холодную одинокую кровать и трясла сочными ягодицами.

— Тетя Аня хочет черный хуище в жопу!

— Мисс Тёрнер теперь знает где её место в жизни, хах? — усмехнулся Маркус, залезая на кровать и сразу же награждая подставленную роскошную попку звонкими шлепками до тех пор, пока на ней не остались лёгкие красные следы. Он немного жалел, что он не из тех «богатых ёбырей», которые наверняка довольно скоро заинтересуются такой спермоглоткой. Фактически он сильно сомневался, что даже с его весьма выдающимся членом будет интересен Анне уже через неделю. Именно поэтому парень собирался взять всё от предоставленной возможности сегодня.

— Ох, если твои дырки такие же узкие и неразъёбанные, как твоя жадная до хуёв глотка… — Он в предвкушении облизнулся, вставая над женщиной в позе догги-стайл и прислоняя горячую головку члена к мокрому влагалищу Анны. — Я с удовольствием выебу из тебя всё целомудрие и мораль, тупая жопастая бимбо-блядина!

Фразу он закончил почти рыча и в этот же момент довольно резко загнал член в Анну. Грубо ухватившись руками за её зад, Маркус начал быстро и сильно сношать соску. Издавая громкие хлюпающие звуки, щель принимала таранящий её член. Любовник новоиспечённой шлюшки громко стонал, с каждым толчком выдыхая всё новые оскорбления в её адрес. Довольно скоро член упёрся в шейку матки женщины, но Маркуса это не беспокоило, он продолжал трахать её жёстко, тараня головкой член самое нутро вчерашней серой мышки.

Анну только разжигали эти шлепки по ее сочной заднице. Ее попка была создана для того, что бы ее шлепали и мяли сильные властные руки. Она оборачивалась на Маркуса, прикусывая губку

— Мое место на горячем члене — отвечала Анна от предвкушения роняя слюну с губ.

Она слушала как музыку слова чернокожего подростка о том, кто она и кем является. Ей было очень приятно знать, что она тупая жопастая бимбо-блядина. Это так классно звучало, что горячая пизда стала течь еще обильнее и с нее тянулись капли вниз на простынь, что уже покрывалась пятнами ее течки.

— Давай, отымей зрелую блядь в пизденку! — выстанывала она уже в нетерпении.

Когда член ворвался в ее киску, Аня завыла от приятной боли и кайфа. Тришу можно было поблагодарить, за то, что коктейль притуплял болевой порог, иначе мисс Тернер и не выдержала бы. А вот сейчас, сисястая сучка невероятно кайфовала, чувствуя, как член Маркуса расширяет ее дырку и долбит ее со всей силой.

— аааа блять… Черт, дааа, дааа, сильнее — только и могла сказать Анна в ответ на ласкающие слух оскорбления. Момент, когда член уперся в шейку, заставил Аню кончить тут же, трясясь сочным телом и опуская голову в подушку.

— Оооо, да, твоя пизда сжимает мой хуй… Ах, сука, как же ты охуенно кончаешь. — Маркус не торопился вынимать из неё член во время оргазма Анны. Вместо этого лишь сильнее навалился на женщину, наслаждаясь тем, как стенки её влагалища сжимают его член. Ему безумно хотелось прямо сейчас залить её спермой, но перевозбуждение диктовало свои условия — Анне явно придётся постараться, чтобы получить новую порцию угощения.

Когда сокращения лона женщины наконец прекратились, парень с громким мокрым звуком вынул из неё свой прибор.

— Время превратить твою попку в подходящее такой суке жадное до членов очко, верно, мисс Соска?

Он, разумеется, понимал, что его член малость великоват для этой явно тугой задницы. Ему не было известно ни о коктейле от его тётушки, ни о его свойствах, так что парень не хотел порвать задницу Анны в первый же её анал. Поэтому он сплюнул на её тугой сфинктер и пальцем размазал эту слюну, которая послужила смазкой для того, чтобы этот палец вошёл внутрь. Но этого конечно же было мало.

Два пальца Маркуса неожиданно оказались в текущей щели мисс Тёрнер. Её вязкая и обильная влага стала бы идеальной смазкой, чтобы подготовить задницу к траху, но Маркус придумал кое-что.

Когда-то он видел в порно, как женщин заставляют буквально обоссываться во время секса и кончать струёй. Он, конечно, не особо верил в это в реальной жизни — всё-таки порноактрисы были… подготовлены. Но чем эта соска под ним хуже самой отвязной порнозвезды?

Когда его пальцы оказались во влагалище Анны, парень, вместо того, чтобы просто взять смазку для её ануса, неожиданно начал быстро и довольно сильно давить пальцами на её клитор и мочеиспускательный канал изнутри. Он не знал точно, как это делается, но примерно понимал… Постепенно он разгонялся, его рука начала всё быстрее и сильнее ёрзать в течной щели Ани, грубо и часто стимулируя клитор изнутри.

Анна кусала подушку, пачкая ее в слюне, трясясь и потея, ощущая как ее жадная пизда пульсирует от мощного оргазма.

— Да-а-а-а-а-а, бля-я-я, — прорычала она, когда член рывком вышел из нее.

— М-м-м, хочешь ебливую мамочку в зад? Ты же разъебешь ее с таким огромным черным прибором, — сказала Анна ничуть не испугавшись, лишь выше прогнув спинку и поднимая свой зад. Она улыбнулась, оборачиваясь на Маркуса.

— Смажь мою задницу, да — сказала она, но затем выпучила глаза от пары пальцев в пизде, что с каждой секундой стали двигаться все резче и надавливать ей на клитор. Это было даже помощнее члена в матке. Тело Анны задергалось, а киска стала неимоверно хлюпать. Движения становились на столько частыми, что необыкновенная волна охватывала тело тупой бляди и все это вдруг превратилось в обильный мощный сквирт. Из пизды потоками вырывалась ее влага, заливая кровать и тело Маркуса.

— А-а-а-х-х-х-х, сука, боже, — рычала Анна выдавая еще и еще. Анус сам от наслаждения стал пульсировать и сжиматься и разжиматься, пропуская палец глубже и глубже

— Охуеть, — только и мог выдавить из себя Маркус, наблюдая за тем, как поток, бьющий из пизды Анны заливает его член, её ноги и простыни под ними. Зрелище было настолько роскошным, что он сомневался даже — был ли его стояк когда-либо настолько мощным, как сейчас. Он был уверен, что его член просто каменный. — Тебе нравится так кончать, тупая пизда? Ты почти обоссалась от кайфа, грязная шлюха!

Теперь его пальцы были достаточно смоченными, чтобы начать готовить к траху по-прежнему призывно выпяченный зад. Оставив соску с иссякающим фонтаном в её щели, парень наконец начал трахать её задницу пальцами. Одним, двумя, а в конце и тремя, разрабатывая тугое очко для предстоящего свидания с хуем.

Когда задница Анны была, по его мнению, достаточно подготовлена, парень неожиданно вставил член в её мокрую щель и сделал несколько медленных поступательных движений, чтобы как следует смазать член.

А затем он принялся за задницу женщины. Навалился сверху, прислонив головку члена к её сфинктеру и надавил. Сперва медленно, с трудом, головка члена проникала в тугое очко похотливой мамаши.

— О-о-о-о-ох, бля, — простонал Маркус сквозь зубы, продолжая совершать поступательные движения. — Какая тугая у тебя жопа… Какой кайф превратить её в раскрытое очко, о, да…

Постепенно, медленно, но верно задница поддавалась, пропустив в себя сначала головку, затем треть члена и вскоре он скрылся в ней наполовину.

— А-а-а-а… А-а-а-а! — Он громко стонал от ни с чем не сравнимого удовольствия. — Ебать, как же… Тебе нравится, сука, чувствовать, как твою жопу раздраконивают? А если так?

Поднявшись и нависнув над Анной, Маркус вдруг поставил ступню прямо на голову женщины, сильнее вжимая её в подушку. Теперь он двигал тазом более уверенно, начиная разгоняться. Дело пошло куда веселее — с каждым толчком член всё глубже и глубже погружался в зад мисс Тёрнер.

Анна уже была не в состоянии грамотно строить речь. Она громко материлась и стонала то в руку то в подушку, ощущая, как ее попку разрабатывают и готовят для проеба толстым мясистым черным хуем. Это было счастье. Ей ничего не нужно было делать — просто выставить свой аппетитный большой зад и самец сам позаботится о ее оргазмах и использует ее по назначению

— Давать… давать… я давалка… ебанная давалка — говорила она вслух ощущая огромную черную головку, что входила в ее анус

— Ебать, какой большой твой хуище! Давай, давай глубже, мой самец! Мамочка хочет, что бы ты разъебал мою жопу и залил ее по полной — говорила она, а затем снова уткнулась в подушку от резких толчков и глубокого проникновения.

Когда Маркус прижал ее ногой, Анна засмеялась, наслаждаясь своим положением шлюхи и только двигала задницей навстречу каменному члену, что блестела от пота сквирта и течки.

Маркус не жалел мамочку. Уже через пару минут его толстый член трахал её задницу на всю длину. Мошонка парня звонко ударялась о её мокрую щель, пока член нещадно таранил прямую кишку.

Трахая Анну, парень раз в пару секунд звонко и сильно шлёпал ладонью её задницу, матерясь на весь дом.

— Анальная блядь! — кричал он, продолжая ногой прижимать её голову к подушке. — Твоё очко принимает мой хуй полностью, тебе нравится?! Ты создана для ебли, мисс Тёрнер, ты ёбаная шлюха! Блядина! Спермоприёмник! А-а-а-а-а-х-х!..

В какой-то момент, погрузив свой член по самые яйца, Маркус громко и протяжно зарычал, а задницу Анны заполнил новый заряд горячей спермы. Её было меньше, чем он залил в её желудок, но всё равно довольно много.

Затем он с привычным уже хлюпаньем вынул член из её задницы, усмехаясь тому, как несколько капель спермы из неё медленно покатились по половым губам и ляжкам мамки.

— Ммм, что за роскошная блядь из тебя получится, Тёрнер, — почти нежно произнёс он. В действиях же его нежности было мало — парень в наглую вытер сперму с члена о взмокшие волосы Анны и напоследок сплюнул ей на лицо. — Надеюсь, ты не забудешь, кто подготовил твою задницу, когда её будут драть два члена сразу.

Хмыкнув, он как ни в чем не бывало слез с кровати и начал одеваться.

Анна ничего не говорила, кончив одновременно с Маркусом и анус пульсировал сжимая черный член, что наполнял ее. Она была на седьмом небе от счастья, но силы покидали ее, что бы выразить все что она хотела. Глотка почему-то начинала болеть, видимо от глубокого минета, и она не могла уже громко стонать. Она лишь глупо и блаженно улыбалась своей тупой улыбкой, а когда член вышел из нее разработанной дырки, она лишь полностью легла на кровать на животе

— Я… уже… роскошная блядь… и обконченная шлюха — ответила она глядя на фото на ее комоде, где какая-то женщина стоит в обнимку с мужчиной со знакомым лицом. ей не нравилась эта фотка и она лениво смахнула ее на пол.

По лицу покатилась слюна Маркуса и достигнув ее губ, Анна собрала ее язычком. Было желание хотя бы повернуться и посмотреть, что там делает Маркус, но тело не слушалось, а сознание не оставляла шанса и она провалилась в сон…

К счастью, Маркусу хватило ума и такта закрыть дверь в спальню Анны, когда он уходил.

И даже оставить в холодильнике обещанное женщине молоко и сметану — причем всё в двойном экземпляре, чем она берёт обычно.

Хоть какой-то бонус от парня, который не может как следует «позолотить» самку, с которой так шикарно потрахался.

(Всего 304 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Коктейль

Похожие рассказы по категориям

0

Я массажист. Дальше – больше ... Автор: Raigor

Anna

Рассказы на заказ. Обращайтесь)

5 комментария к “Коктейль. Глава 1”

  1. 10 + + + Анна просто восхитительно Написано так словно сам автор переживает данную историю лично. Все реалистично в столь фантастическом рассказе. От меня Вам благодарность за труд И творческих успехов!!!

    1
  2. Cпасибо тут в первую очередь Вам Я всего лишь прочел рассказ и высказал кратко свое мнение о нем. Думаю это мнение разделят многие кто переживут все те волнения пропуская сквозь себя слово за словом что прочувствовала ГГ Так что Вас еще накроет звездопад оценок и соответствующих хвалебных эпитетов ))

    0
  3. Отличная фантазия, написанная действительно как выше отметил Алекс ярко и довольно красиво. В данный момент не скажу что она меня захватила, но под настроение вполне приятно будет перечитать когда-нибудь. Вообще, женские возбудители это тема особенная. Спрос на эти эликсиры будет всегда. Попался мне тут в вчера телеграме пост про одно печально известное запрещенное вещество. С него еще связная речь теряется и потом получаются смешные ролики на ютубах всяких.И если бы только речь… Так я вспомнил даже его в свое время как женский возбудитель использовали. Это как если хочется кушать, есть стекло вместо нормальной еды. Я это к чему веду- возбудители, хотели бы многие. И героине рассказа повезло с помощью них получить удовольствие, что пожалуй хорошо. Творческих успехов, Анна!

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг