Skip to main content

Коктейль. Глава 2

Анна проспала до самого вечера. Через четверть часа после того, как ушёл Маркус, вернулся Джейк — вовремя они разошлись, иначе печального инцидента было бы не избежать. Это произошло уже что-то около пяти часов назад, и Джейк здоровался волновался — обычно мама не спала днём, да ещё и так долго. Может, приболела?
— Мам, ты там? — Сын настойчиво стучал в закрытую дверь спальни Анны, не решаясь войти. И к лучшему — вряд ли он оценил бы бардак, оставшийся после алхимического помешательства своей матери. Простыни были смяты и разбросаны, комната пропахла сексом и даже лёгкий сквозняк из открытого окна не смог полностью проветрить помещение. А тело Анны, спящей с голой задницей, было покрыто засохшей спермой темнокожего доставщика молока.
— Ты заболела? Может, принести что-нибудь? — кажется, в этот раз Джейк был действительно обеспокоен здоровьем матери.
Анна открыла глаза. Она не сразу поняла, где она и что произошло. Она непонимающе глядела вокруг своей кровати. Рой вопросов тут же стал заполнять ее голову: что произошло, почему она уснула, что у нее на лице, почему такой бардак, почему вся кровать мокрая, почему она в чем-то белом, кто ее испачкал. Но затем пришли вопросы побольнее — почему так болит задница и ее киска. А еще и горло. Ягодицы почему так горят?
Анна вернулась в прежнее состояние. Коктейль перестал действовать и все параметры вернулись в прежние скромные размеры.
— Сынок… эмм… все хорошо! Я просто утомилась немного… Все хорошо, иди к себе, не волнуйся — говорила она через дверь сыну, а сама не могла понять что произошло. Может и вправду заболела?
Анна на ватных ногах встала и принялась наводить порядок, хотя была совершенно разбита и уставшая. Вдобавок болела задница так, будто в нее кол вставляли. Анна, не найдя свой халат, надела домашние широкие штаны и серую майку.
— Черт… зачем я так? Надо пойти помыться, кто мне так испачкал кровать? Черт…
— Ммм… Ладно, мам. Если что, я у себя. Зови. — ответил сын, не уверенный в том, что всё было так хорошо, как утверждала Анна, нахмурился и удалился к себе. К счастью, парню не хватило внимательности, чтобы сложить два и два, и понять по запаху, бардаку и хриплому голосу матери, что именно произошло.
А бардак действительно был нешуточный. Мало того, что Анна не успела убраться в доме перед тем, как выпила снадобье подруги, так ещё и Маркус натоптал своими не особенно чистыми после дождя ботинками. А на столе в кухне по-прежнему стоял открытый флакон с коктейлем, который дала женщине Триш. Что же это за дьявольщина такая?
Анна быстро открыла окно в своей спальне, прошмыгнула в ванную и, раздевшись, стала смывать с себя подтеки и высохшие следы.
— Что это было? Будто все в тумане… Помню, я мылась здесь, когда промокла под дождем… Может ударилась головой? Нет, вроде… и голова не болит… Болит в других местах… — размышляла женщина, отмывая себя. Касаясь своей груди она содрогнулась, а перед глазами словно вспышкой темные ладони сжимающие ее грудь. Немалую грудь… Касание к губам, и снова секундной вспышкой толстый член врывающийся в нее рот. Анна вышла из душа и умылась.
— Кажется, Триш была права. Я начинаю уже сходить с ума без секса. Глюки начались, — подумала женщина и, напялив обратно домашнюю нелепую одежду, вышла из ванной и прошла на кухню.
— А этот ее напиток ни черта не помогает. Боже, сколько посуды! — уже вслух говорила Анна сама с собой. — И где вся эта молодость кожи, как у Триш? Обманула, — говорила Анна, наливая опять полную рюмку. — Если и сейчас, вместо эффекта нормального, я поскользнусь и упаду в спальне — я не знаю, что с ней сделаю, — сказала себе под нос Анна и выпила приятный коктейль.
— Мам, — неожиданно раздался из-за спины голос сына. Он прошёл в кухню и сел за стол, глядя на Анну. Джейк был одет и выглядел так, будто собирался куда-то уходить на ночь глядя. Он странно посмотрел на мать, пьющую что-то из странного маленького тюбика, и как-то даже нахмурился: уж не запила ли?
— Ты точно в порядке? Я переживаю, просто хотел пойти со своими погулять, но если ты плохо себя чувствуешь, то останусь.
Видимо, абсолютно уверенный в том, что жертвенность матери, как обычно, возьмёт своё и она без проблем отпустит его, Джейк добавил быстро и как-то негромко:
— Только мне бы двадцать баксов, мам, ну ты знаешь… всякие там покупки в компании и так далее. Выручишь?
Анна, проглотив коктейль, закрыла бутылочку и отнесла ее, поставив в холодильник. Стоя за спиной сына, она слушала его, закатив глаза.
— Джейк! Не в порядке! Ты всегда гуляешь! А кто будет помогать мне? Я тут сдохну скоро в этом бардаке, гора посуды, грязная обувь, даже тут следы от ботинок! Воняет куревом везде! — начинала свою песню женщина, глядя в затылок Джейка, который знал, что в данный момент надо просто выслушать маму и все будет.
Анна вдруг почувствовала прилив сил и значительное улучшение настроения без всякой причины. Она даже улыбнулась, пытаясь найти еще упреки в адрес сына, но вместо этого положила руки на широкие плечи Джейка.
— И твои сильные руки, — сказала Анна, ощущая легкое головокружение и острое покалывание в ягодицах и груди. — Двадцать баксов?… Ммм… в твоем возрасте их надо заработать, — говорила Анна, пытаясь вернуть прежнее состояние, но ее будто охватывало что-то иное…
Джейк скривил в губы в недовольной усмешке, которую Анна, конечно, не заметила.
“Опять двадцать пять”, — подумалось ему и парень поднял голову, снизу вверх глядя на мать.
— Но ведь ты сама постоянно настаиваешь на том, чтобы я спокойно закончил колледж и не торопился с работой, — проговорил он медленно и вроде бы спокойно, хотя горечь и нетерпение явно звучали в голосе. Как же без этого, если на улице его уже ждут друзья, а мать начала очередной спектакль.
Потом парень чуть нахмурился. Странные нотки в голосе и удивительно довольное лицо вечно уставшей женщины показались ему странными, а прикосновения к его плечам слишком уж… горячими, что ли. Джейк чуть качнул головой — точно что-то странное происходит.
Тем не менее, он продолжил гнуть своё:
— И как, по твоему, я должен их зарабатывать? Черт, уже ведь не раз обсуждали…
Недовольство явно росло.
Анна боролась с собой, она хмурила брови и надувала губки, что становились толще, сжимала руки в кулаки, но вместо этого получался массаж плеч Джейка, а ее голос совсем уже не походил на грозный.
— Да, я так говорила, и да я считаю, что идти работать, когда учишься — это плохо… ох… я… имела ввиду… — Анна ощущала все острее ладонями, какой же мощный у нее сынок, его плечи и руки казались такими крепкими. Анна довольно улыбалась, когда ее майка стала приятно обтягивать ее грудь, которая все растягивала ткань и выпирала вставшими сосками, а штаны плотно начинали облегать увеличивающуюся в объеме попку.
— Ну… можно же как-то и по-другому у мамочки брать деньги на свои нужды, — сказала Анна не совсем отдавая отчет, капитулируя перед своими странными позывами и села на колени Джейка, обняв его за плечи и смотрела прямо в глаза сына своими блестящими слегка затуманенными глазками.
Джейк судорожно вздохнул и дернулся, будто от испуга, когда мать в наглую села к нему на колени.
Ему, конечно, совсем не было тяжело, сынок у Анны был крепкий и сильный, регулярно посещал с друзьями спортзал и вообще проводил время активно.
Но не заметить самые настоящие внешние перемены в матери он не мог. Тут тебе и губки, будто просиликоненные, и объемная грудь, натягивающая майку и озорные стоящие соски, упирающиеся в его майку. Что говорить о попке, которая сидела на его коленях — не мог парень припомнить, чтобы у матери была такая… шикарная задница. Уж он был заметил.
— Эммм… мам? — Джейка забило мелкой дрожью от нахлынувшего адреналина. Он в самом деле не понимал, что происходит. Попытался нервно поерзать, может выбраться из под сидящей на нем, не похожей на мать женщины, но вместо этого лишь усугубил положение, ведь увеличившаяся задница Анны и в самом деле была роскошной, а молодое тело так легко возбудить. — Что с тобой? Ты какая-то странная.
Он покраснел, как помидор, ощущая, как его вставший немаленький член упирается в зад Анны.
— А? Нет, со мной все в порядке, красавчик, — отвечала Анна, облизывая свои губки и плавно двигаясь попкой вдоль набухающего бугра сыночка. Это уже отвечала другая Анна… Та самая, которую на этом свете знает только Маркус. Женщина облизнула щеку парня и улыбнулась ему.
— А вот ты странный. Что ты смотришь? Тебе не нравится мамочка? Считаешь ее старой и некрасивой? — говорила она и, не стесняясь, сжала свою объемную грудь сквозь тонкую маечку прямо перед лицом Джейка и тихонечко простонала. Анна отчетливо ощущала большой стояк сына и никакие предрассудки ее не беспокоили.
— Ты такой напряженный… Расслабься, красавчик. Мама поможет тебе, — говорила она и, взяв мускулистые руки сына, положила его ладони на свои булки. Джейк явно ощущал, как натянуты штаны и готовы вот-вот затрещать по швам.
— Ты такой мощный у меня. Я дам тебе пятьдесят баксов, если ты… будешь послушным, — говорила женщина, то и дело водя своим появившимся декольте перед носом Джейка.
Хотя сын всё ещё испуганно глядел на Анну, не понимая, что же происходит, сопротивляться бушующим гормонам он не мог.
Стоило лишь его пальцам оказаться на заднице матери, как Джейк сразу же сжал их, сминая эти булки, подходящие, скорее, какой-нибудь порноактрисе, чем его скромной матери.
Он не верил своим глазам, но пальцы точно не могли солгать — он сжимал невесть откуда взявшуюся накачанную задницу матери, в то время, как она наминала перед его лицом большие просиликоненные сиськи, и пухлыми накаченными губами почти напрямую предлагала трахнуть ее.
Сопротивляться стояку и этой красотке было невозможно. В голове Джейка образовался вакуум, в котором, на фоне пьянящего возбуждения, мысль трахнуться с матерью была не такой уж дикой.
— Хорошо, мам, — подыграл он ей, облизав пересохшие губы и посильнее смял её огромный зад, отчего домашние штаны Анны всё же не выдержали и треснули по швам. — Я буду тебя слушаться. Тем более ты такая красивая и сексуальная… когда ты успела обзавестись такой задницей, мам?
Порванные штаны оказались как раз кстати. Анна улыбнулась, оглаживая волосы сына, который в ее глазах был больше сексуальным самцом.
— Я всегда такой была… это ты ничего не замечаешь и оставляешь маму без внимания и ласки, — отвечала она и поцеловала Джейка в губы. Ее язычок проникал в его рот и кружил там, играясь, стирая в памяти парня все предыдущие поцелуи. Эта женщина знала толк в страстных жарких поцелуях. Одновременно она еще и стонала, возбуждаясь сильнее, потираясь об грудь Джейка своей грудью, задрав маечку выше, оголяя свои сексуальные шары.
— Для начала я хочу твой язычок, мой красавчик, — сказала Анна и, смахнув все со стола, села на него и, раздвигая ноги, порвала штаны дальше по шву между ног, открывая прекрасный вид на голую блестящую гладкую киску. Женщина ничуть не стеснялась и положила ладонь на свой набухший клиторок.
— Мама хочет, что бы ты отлизал ее мокрую пизду… тебе нравится она, сыночек? Нравится?
— Это неправда, если честно, я частенько дрочил на тебя… И подглядывал за тобой в душе.
Решив перестать удивляться чему-либо, Джейк охотно ответил на поцелуй. Горячие и жадные губы и язык подростка превратили и без того жаркий поцелуй в нечто ещё более мокрое и пошлое, где языки сплетались в животном порыве, а смешавшаяся слюна сына и матери капала вниз по их подбородкам. Лёгкая щетина парня колола щеки и губы Анны. В то же время левая рука Джейка уже легла на обнажившуюся грудь женщины, сминая её и словно пробуя её на упругость, сопровождая это довольным мычанием. Правая же рука продолжала мять уже обнажившуюся в рваных штанах попку.
Когда Анна отстранилась, сын несколько мгновений смотрел на неё замутнённым, не понимающим ничего взглядом, рваным движением стирая слюну с подбородка. Как будто эффект коктейля подействовал и на него. Но стоило лишь раздаться треску окончательно разрываемых штанов, а запаху мокрой киски ударить в нос с такого расстояния, как хищная улыбка скривила губы Джейка. Он стянул с себя футболку, обнажая довольно крепкий торс со всеми положенными рельефностями и широкие плечи, и придвинулся поближе к столу.
— Оу, мам, — голос сына звучал чуть хрипло, — у тебя самая красивая пизда на свете, я вылижу её как следует для тебя. Я частенько мечтал об этом…
Джейк говорил чистую правду. Как и любой подросток во время пубертата, он нередко представлял свою мать вместе с собой, настолько, что даже немного проникся самой концепцией инцеста. Но о таком он и мечтать не мог. Тем более теперь его мама, и без того красивая для него, была самой настоящей порно-соской.
Обхватив руками бёдра женщины, парень приблизился к её киске и замер на несколько мгновений в неуверенности. Откуда-то из глубины сознания вялые сомнения взывали к нему. Мол, это же буквально место, откуда он вышел, да и вообще моветон, к тому же мать явно в неадекватном состоянии, и пользоваться этим не стоило бы…
Но всё это только сильнее заводило Джейка, а полизать мамину щель было для него пределом мечтаний на текущий момент. Поэтому он жадно приник к её киске, обхватывая губами горошину её клитора. Как следует подразнив его, парень опустился ниже и впился в половые губы Анны страстным поцелуем, словно они были его желанной любовницей. Не очень умело, но явно с большим энтузиазмом, он вылизывал её половые губы и с удовольствием проникал языком в дырочку, не забывая и клитору уделять внимание. Слизанные выделения женщины он не без удовольствия глотал.
— Мам, твоя пизда самая вкусная, девчонки из школы с тобой и рядом не стояли!
Анна неподдельно стонала, но звучало это так, словно Джейк включил порно со звуком на всю громкость. Женщина выстанывала и обильно текла в ротик и на лицо парня. Ее ладонь легла на затылок сына и поглаживала его, второй же рукой возбужденно массировала свою левую грудь и облизывала ее, роняя непроизвольно слюну по язычку и из уголков рта. Она смотрела вниз, как ее родной Джейк старательно лижет ей, трахает ее язычком и ласкает клитор. В голове Анны все смешивалось в одну кучу — где из дальнего угла сознания кричала Анна сама себе, что нужно немедленно все прекратить и прийти в себя, но этот крик заглушал агрессивный и сильный препарат, позволяя женщине делать то, чего она хочет.
— Да-а-а, лижи меня, красавчик, давай, сейчас мамочка кончит и возьмет твой хуище в рот… Сейчас… ублажай свою зрелую суку… давай, Джей-Джей, трахни меня язычком еще, я так хочу, — говорила она закатывая глаза, и Все громче и громче стонала, действительно ощущая, как накатывает волна оргазма. Женщина сама взялась за ладонь сына и ввела в чавкающую пизденку его палец по соседству с языком.
— Давай, вот так… маме хорошо, бля, — рычала она, покрываясь потом от наслаждения. Прямо на кухне, прямо на столе, где они столько лет завтракали, обедали и ужинали. Теперь все изменилось. Во рту еще был сладковатый вкус препарата. Но это сейчас никого не волновало.
Джейк тоже это чувствовал — как всё меняется, разом и бесповоротно. Однако то запретное, что они делали, хоть и казалось Джейку чем-то ужасным и аморальным, всё же заставляло твёрдый, как камень, член неприятно натягивать плотную ткань джинсов, просясь наружу. Да и было какое-то особенное моральное удовлетворение в том, чтобы трахнуть пальцами собственную мать.
И он продолжал делать это, с огромным рвением засовывая в течную, хлюпающую щель Анны ещё один палец, а затем ещё… Он не забывал посасывать её клитор и с безумным рвением вылизывать половые губы от струек обильно проступающих соков женщины до тех пор, пока она не кончила, забрызгав ему лицо.
Закашлявшись, он отстранился от Анны, хотя лицо было явно довольным.
— Бля, мам, ты залила мне нос… Чёрт. — Он решил идти до конца и продолжить эту маленькую игру. Джейку явно хотелось узнать, куда же эта дорожка их заведёт, да и спорные моральные решения уже явно остались за спиной, так ему казалось, пока парень одной рукой стирал с лица соки матери, а другой расстёгивал джинсы.
— Придётся за это извиниться, ты же понимаешь? — Он поднялся на ноги и спустил до колен свои джинсы вместе с трусами.
Что до содержимого — парень явно переплюнул своего отца, да и многих взрослых мужчин, оказавшись обладателем весьма длинного и толстого члена с парой крупных яиц. Его лоснящаяся головка блестела от смазки, глядя тёмной щёлкой уретры прямо на раздвинутые ноги Анны.
Анна обильно и много кончала. Она забрызгала полкухни в приступе оргазма и орала что-то нечленораздельное. Ее тело блестело от пота и соков. Она ладонями размазывала влагу по телу, заставляя блестеть и свою сочную грудь. Анна довольно смотрела на своего любовника в первую очередь и уже потом сына, а затем опустила глаза на его толстый член. Она игриво улыбнулась и, закусив губу, сказала:
— Пойдем, мамочка попросит прощения, — Анна взяла сына за его твердый ствол и повела его в свою спальню.
Здесь кое-где еще были видны следы случая с Маркусом — постель не застлана, фото Анны с мужем лежало на полу. Но это были такие мелочи. Анна усадила Джейка на свою кровать а сама присела на колени перед ним и смачно облизнула его длинный член от основания до головки.
— Простишь маму? М? Мамочка любит своего сыночка. Ммм… какой же у тебя хуй. Боже… — мама сжала его двумя руками и надрачивала его, сплевывая на него обильно слюну, и сжимала головку губами. — Я хочу, что бы ты выебал этим хуем свою ебливую мамочку, — сказала она и стала проглатывать член глубже, еще глубже, словно занималась этим всегда. Женщина выполняла это без принуждения, что давало еще больше остроты. Она ускорялась, сжимая глоткой член Джейка, громко причмокивая и постанывая, держа ручки на бедрах сына.
Оказавшись в комнате матери, Джейк окинул ее взглядом и в принципе смекнул, что же здесь произошло, следов бурного секса просто так не скроешь. Но он не придал этому никакого значения, вместо этого полностью отдавшись удовольствию, в деле которого его мать неожиданно оказалась той еще мастерицей.
Парень громко стонал, ощущая, как горло шлюхи, а Анна сейчас воспринималась как элитная шлюха, плотно обволакивало его член.
— Нихуя себе, мам, да твой р… твоя пасть словно создана для хуя. — Он решил быть погрубее, не сомневаясь, что Анна это оценит. — Интересно, ты сможешь взять его целиком? Давай попробуем! Не дожидаясь ответа, он схватил женщину за волосы и, намотав их на кулак, резко потянул её голову вниз, насаживая на член до самого лобка.
Анна от грубости Джейка только снова обильно потекла, опустив ладонь себе между ножек и попутно с минетом ласкала свой клитор.
Женщине было почему-то очень важно ублажить этого красавчика, делать так, как ему нравится и хочется. Она без всякого сопротивления глотала толстый шланг в глотку, роняя слезки и обливаясь слюной, но заглатывала до самых яиц. Продержав его в горле, она вынула его изо рта и припала к его яйцам языком.
— Твоя мамочка все может… бля, какой ты вкусный… мой самец… я хочу тебя… сейчас, — Анна толкнула в грудь Джейка, вынудив его лечь и сама стала забираться на парня, направляя скользкий твердый член в текущую пизду. Она нетерпеливо постанывала, наконец, насадившись на него. Ее киска сжимала его член, хотя после Маркуса уже не так плотно. Женщина нависла над парнишей и снова поцеловала его в губы.
— Обожаю твой хуище. Ммм… да-а-а, шлепни свою сучку… шлепни по моей заднице, да-а-а, — говорила она, сквозь стоны двигаясь все чаще и резче.
— Ох, как же ты шикарна, мам… — Джейк говорил это с искренним восхищением, глядя на то, как Анна заглатывает его прибор по самые яйца и ощущая, как ее теплая слюна струится по ним. — Твоя глотка просто нечто, о да. Давай, иди сюда, моя самая дорогая шлюшка.
Он лег на кровати и наградил мать звонким шлепком.
— Тебе нравится ощущать в себе хуй родного сына, хм? Ты такая аморальная шлюха… не ожидал, что ты такая.
Еще один шлепок, оставляющий красный след на упругой заднице ополоумевшей бимбо, и сын подарил Анне нехилую скачку. Он обхватил ее задницу пальцами, впиваясь в нее, уперся ногами в край кровати и начал ее трахать. Даже не так — Джейк буквально долбил свою мамочку, демонстрируя завидную сноровку. Он двигал бедрами так быстро и широко, что в секунду раздавалось три, а то и четыре звонких шлепка яиц о пизду Анны, когда хуй молодого самца со всей дури входил в неё.
Распалившись как следует, он отнял одну руку от ягодицы женщины и очень грубо сжал ее грудь сильными пальцами.
— А-а-ах, да, — говорил он со сбивающимся дыханием, — твой сын выебет тебя как дешевую шлюху, ты ведь этого хочешь, мамуля?!
Анна вся напряглась, получая то, что так хотела — ее трахали толстым членом, мощно и резко, не скупясь на грязные словечки. Она громко стонала и кричала, ощущая, как сынок движется в ее чавкающей пизде и не могла уже что-то внятное сказать, кроме «да, да, да-а-а, бля, еби, да». Анна была воплощением похоти и блядства. И самое возбуждающее и одновременно страшное, так это то, что она по сути не та Анна, любящая скромная мама, коктейль сделал ее такой, а вот Джейк без всяких коктейлей потерял голову и уже не считает ужасным инцест. Сейчас на кровати была парочка ебущихся, матерящихся и стонущих. Анна трясла своей грудью и сминала плечи и простыню на кровати, ощущая, как снова кончает, брызгая на Джейка. Но она хотела большего — она хотела спермы. Спермы своего ебыря, спермы своего любовника.
— Давай, кончи, в меня. Прямо в меня, в дешевую блядь! — кричала она и сама добавляла темпа, сводя с ума и себя и его. Будто желала вычерпать из Джейка все силы. Ее тело уже блестело от пота, она то и дело касалась губами его щеки, но каждый раз снова и снова срывалась на крик.
— Да-а-а-а, бля-я-я-я, как охуенно, да-а-а, еби зрелую блядину, я твоя сука, твоя шлюха…
Джейк и сам не смог бы объяснить, что на него нашло. Возможно, ему даже казалось, что всё это сон. Тем более, что оно и выглядело как сон — как ещё объяснить то, что его скромница-мать сейчас выглядела как просиликоненная блядина и вела себя так же, извиваясь на его хуе? Где-то в подсознании ему было страшно от этого, дороги назад после такого скорее всего уже не будет, но…
Но единственным, о чём сын мог сейчас беспокоиться, было то, как воспользоваться сложившейся ситуацией по максимуму.
— Ты хочешь спермы своего сына в своей пизде, тупая блядина? — Он вовсе перестал стеснять себя в выражениях, и даже более того… Он просто-напросто смачно плюнул в лицо собственной матери и громко рассмеялся.
— Какая же моя мать потаскуха! — Он схватил женщину за волосы, притянул её лицо к своему и закрыл её губы жадным поцелуем, пропихивая свой язык в недра этого похотливого, пахнущего членом рта. В то же время он особенно сильно подался бёдрами вверх и, утыкаясь членом в стенку матки Анны, начал обильно и бурно накачивать свою маму спермой, которая заполняла её изнутри и стекала по её ляжкам и члену Джейка.
— Вот так, шлюха, получи, всё твоё…
— О-о-о, да-а-а-а-а, — прервала поцелуй Анна, ощущая, как сперма хлынула в нее прямо в матку. Женщина затряслась и сама стала кончать, активно сжимая мышцами пизды член Джейка, забрызгивая снова свои и его бедра. — Да, да, да, бля-я-я-ять, — кричала Анна, кончая одновременно вместе с сыном. Постепенно она расслаблялась, все нежнее целуя сына и все тише постанывала. Безумство так охватило эту парочку, что теперь наступила тишина и слабость. Анна кое-как слезла с члена Джейка и легла рядом. Силы ее покидали. Она поглаживала голову парня до тех пор, пока ее глазки не закрылись. Джейк тоже перенес огромный шок и возбуждение и, на счастье Анны, он уснул вместе с ней. Голый и довольный.

На счастье потому, что он не видел, как Анна проснулась первой в районе восьми вечера, не видел, что ее тело снова вернулось в прежние размеры и объемы, совершенно не манящие и не сочные, не видел, как Анна в тихом шоке, прикрыв рот, смотрела на голого сына рядом, на его член, покрытый спермой, на свою киску, с вытекающей из нее той же спермой. Анна не могла понять, почему что и как. Она, не разбудив парня, отправилась в ванную, вымывая себя. Она судорожно вспоминала что произошло — сначала она не могла понять, что случилось, когда она вернулась от Триш. Теперь она не могла вспомнить, что случилось, когда сын попросил деньги. Но она явно трахнулась с родным сыном и это были не пустяки. Анна после душа вытерлась, ощущая, как ее попка чуть опухла, неизвестно отчего. Анна прошла на кухню — порванные штаны, одежда сына. Видимо, все началось здесь… как же Анне было стыдно. Она готова была разреветься от осознания, что она натворила, пусть даже и не помнит. Ей захотелось выпить. Она открыла холодильник, потянулась за бутылкой вина и ее взгляд наткнулся на зеленый пузырек. Коктейль, что дала Триш. Неужели это от него? Ведь сегодня она дважды его пила и после каждый раз просыпалась словно после дикой ебли. Но это невозможно, это все лишь какая-то хрень в бутылочке.
Анна решила не откладывать.

В дверь Триш постучались. Это была Анна.
— Три-и-иш? Ты дома? Это Анна. Дома скучно стало, решила с тобой выпить вина как в старые времена…

(Всего 351 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Коктейль

Anna

Рассказы на заказ. Обращайтесь)

Один комментарий к “Коктейль. Глава 2”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг