Колины рассказы. Первая любовь. 1.4

Сполоснулся я быстро, и в одних трусах пошел на голос позвавшей меня Тани. Свет везде был выключен, и только отсвет уличных фонарей позволял хоть что-нибудь разглядеть. Она стояла у окна, и только силуэт угадывался в полумраке. Диван был готов, и он скоро должен был стать нашим любовным ложем.
Я медленно подошел к Тане, обнял её и прижал спиной к своей груди. Она вздрогнула, но не отстранилась, а ещё плотнее прижалась ко мне.
Обнажив одно плечо, я начал покрывать его поцелуями, Танюша вздрагивала от них, но не отстранялась. Вот и другого плеча сполз халатик, и оно получило свою порцию поцелуев. Танечка опустила руки, и халатик сполз до пояса, обнажив девичью грудь. Я накрыл эти упругие холмики своими ладонями, и из груди Тани раздался тихий вздох. Я ласкал эти волнительные полушария с максимальной нежностью, продолжая покрывать плечи и спинку поцелуями. Я ощутил, что соски съёжились и затвердели, прикосновения к ним вызывали очередные вздохи у Тани.
— Тебе нравится? – Спросил я, в ответ тихо прозвучало, слегка хрипловатым, голосом: – Продолжай, пожалуйста, не останавливайся, мне очень нравится.
И вот уже поясок халатика развязан, и он стекает на пол. Но Таня после душа надела трусики, и эта узенькая белоснежная полоска придаёт ей ещё толику очарования. Поднимаю её на руки, и аккуратно кладу на диван, сам ложусь рядом. Мои руки путешествуют по её обнажённому телу, губы целуют всё, до чего могут дотянуться. Упругие полушария тоже не обделены лаской, по спирали губы приближаются всё ближе к горошинам сосков, и вот уже мой шаловливый язык дотрагивается до одного из них. Таня обхватывает меня за шею и выгибает спину, чуть поворачиваюсь, и одаряю такой же лаской другую горошину, что вызывает у неё стон наслаждения.
(Небольшое отступление: среди наших приятелей, был один, у кого отец был, в то время, с редкой специализацией, «психотерапевт», а ещё он был сексопатологом, это конечно не афишировалось, но книжечки его, несмотря на строгий запрет, мы почитывали, и что-то отложилось в памяти, пригодившись сейчас.)
Поручив дальнейшие ласки груди своим ладоням, постепенно начинаю спускаться ниже по обнажённому телу, покрыв поцелуями плоский животик, уделив особое внимание впадине пупочка, добрался до резинки трусиков. Пропустил прикрытую тканью узкую полоску тела, стал покрывать поцелуями длинные бёдра, спустившись по внешней стороне до округлого колена, медленно стал подниматься вверх уже по внутренней стороне. Достигнув границы, ограниченной трусиками, повторил всё это и с другой ногой. От таких ласк Таня только всхлипывала и уже сама ласкала свою грудь, сжимая её и лаская свои возбуждённые соски.
А я поднялся выше, совсем немного, на сантиметр, не более, отодвинул резинку трусиков вниз, поцеловав ещё нетронутые моими губами места. Немного дальше приспустил трусики с одного бока, открывая для своих губ новую территорию для ласки.
Перевернув Танечку на живот, провёл пальцами по узкой спинке, еле-еле касаясь их кончиками обнажённой кожи. Потом пришла очередь и моих губ. Начав с плеч, не оставляя ни одного кусочка спинки без ласки, так же спустился вниз. Уделив особое внимание ямочкам над ягодицам, перешел на бёдра. Когда добрался до подколенной впадины, кроме поцелуя пощекотал её языком, вызвав у Тани ещё один судорожный вздох и пробежавшую по телу судорожную дрожь.
Пройдя по этой ноге с внутренней стороны бедра, до самой белой полоски трусиков, оделил такой же лаской и другую ножку, также остановившись у самой границы трусиков.
Доставляя Танечке удовольствие своими ласками, я и сам испытывал нечто подобное. Её отклик на мои ласки, поднимал внутри меня волну сладостного наслаждения. Её эмоции проливались на меня возбуждающим дождём, и мы оба купались в этих волнах наслаждения.
Приспустив трусики с её круглой попки на половину, осыпал поцелуями открывшееся, ещё не изведавшее ласки, обнажившееся пространство. Языком медленно провёл по ложбинке, разделявшей эти прелестные булочки, что вызвало приглушённый вскрик.
— Ой мамочки! Как же хорошо! Да сними же ты с меня наконец эту преграду, оставь меня совершенно голой и продолжай пожалуйста, – уже умоляюще попросила Танюша.
Она приподняла попку, и последняя часть её одежды, прошелестев по стройным ножкам, улетела куда-то на пол, оставив, как ей и хотелось, Танечку абсолютно голой.

(Всего 75 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

2 комментария к “Колины рассказы. Первая любовь. 1.4”

Добавить комментарий