Колины рассказы. Первая любовь. 1.8

Утро нового дня, наступившего нового года. Солнечный луч, пробившись сквозь неплотно задёрнутые шторы, старается разбудить меня. Просыпаться не хочется, расставаться с волшебным, таким реалистичным сном. Луч настойчив, и я просыпаюсь. Сквозь пробуждающиеся сознание понимаю, я не дома. Лежащая на моей груди рука, устроившаяся на моём плече девичья голова, убеждают меня, что это был не сон, и волна счастья накрывает меня.

Осторожно, чтобы не разбудить любимую, поворачиваю голову. Взлохмаченные ото сна волосы закрывают милое лицо, осторожно отвожу пшеничную прядь и любуюсь на милое личико. Не имея сил сдержаться, очень осторожно, самыми кончиками пальцев, провожу по бархатистой щеке, спускаюсь к точёной шейке. Нежность переполняет меня.
Танечка понемножку просыпается, и зелёный глаз, ещё покрытый туманом сна, смотрит на меня. Я наклоняюсь и лёгкими, невесомыми прикосновениями своих губ покрываю поцелуями носик, щёчки и шейку. Вот второй глаз открылся, и туман сна постепенно тает в них. В глубине замечаю немой вопрос, Таню беспокоит моё отношение к произошедшему ночью, не произошло-ли чего-то такого, за что может быть стыдно. Я приникаю к её губам, нежно целуя сначала верхнюю, а потом нижнею губку, осторожно проникаю своим языком в ротик, нахожу там её язычок и наши языки сплетаются в сладостной борьбе. Такой мой безмолвный ответ снимает у Тани все сомнения в правильности своих действий, и борьба наших языков продолжилась с новой силой, но побеждает дружба.
Танюша откинулась на спину и потянулась, закинув руки за голову. Одеяло при этом сползло, и открыло для моего взгляда её грудь. И без того упругие, соблазнительные полушария подались вверх, увенчатые задорно торчащими вишенками сосков. Такого соблазна я не вынес, моя ладонь захватила в плен одну грудь, при этом пальцами играя с соском, а другая попала в плен моих губ. Мой язык тут-же начал ласкать съёжившуюся и затвердевшую, под моими губами, вишенку. Её руки, своими пальцами, впившиеся мне в затылок, давали понять, что Таня не только не против таких ласк, но и просит их продолжать. А я, с удовольствием откликнулся на подобную просьбу, и ей оставалось только слегка стонать и вздрагивать от наступающего наслаждения.
Но против природы не попрёшь, естественные надобности организма заставили нас оторваться друг от друга и Таня, мило смутилась, сообщая мне об этом, встала и пошла к двери. Точно зная, что я не свожу с неё глаз, приподнялась на носочки, при этом стройные ножки и попка напряглись и стали ещё соблазнительнее, хотя куда уж было больше. Она уже скрылась за дверью, а эта картинка так и осталась стоять перед моими глазами.

Хлопнула дверь туалета, а затем и ванной, я поднялся, такие же потребности были и у меня. В коридоре мы встретились, проходя мимо, я легонько шлёпнул по её упругой попке, ещё слегка влажной после ванной, Танька притворно взвизгнула, и показав мне язык, попросила надолго не задерживаться. А я и сам спешил поскорее вернуться к своей соблазнительной красавице.
Она сидела обнажённая на диване в лучах зимнего солнца, льющихся из окна и была так желанна, возбуждающе прекрасна, что я просто остолбенел от вида такого чуда.
________________________________________
Справившись с охватившим меня оцепенением, я подошел и присев рядом, прильнул грудью к её спине, обнял и прижал к себе. Танюша доверчиво прижавшись спиной, сама переместила мои ладони себе на грудь. А я, с превеликой радостью, воспользовался столь открытым приглашением к продолжению прерванных, на короткое время, откровенных ласк, и процесса взаимного познания интимных секретов друг друга. Мы ведь оба были новичками в этих, скрытыми от всех, под покровом господствующих, на тот момент, морали и нравственности, вопросах.
Повернув и откинув назад свою голову, Таня подставила свои губы для моих поцелуев. Мои руки, вместе и по очереди, гуляли по её обнажённому телу. Покидая ненадолго жаждавшую ласки грудь, спускались на животик, нежно гладили бёдра, при этом проникая между ног и пальчиками проводя по влажной от любовных соков девственной щёлке. Снова поднимались вверх и задержавшись поласкать соски, гладили нежную длинную шейку, поднимались ещё выше, и закапываясь пальцами в пышных волосах, ласкали маленькие ушки.
Танечка просто таяла от моих ласк, плавно, совсем немного, изменяя положение своего тела, подставляла его под мои ладони и губы, слегка вздрагивая от удовольствия и наслаждения. А меня самого переполняла любовь и нежность от возможности доставлять удовольствие моей любимой, от прикосновений к нежной коже, от открытых, для меня, всех, самых сокровенных, уголков такого великолепного и манящего тела. И я пользовался предоставляемыми возможностями по полной программе, не пропуская и не оставляя без внимания ни одного, даже самого крохотного, кусочка этой красоты. Стремясь, при этом, доставить максимально возможное удовольствие любимой девушке.
Совсем скоро, при касании возбуждённых сосков Танюша начала вздрагивать, а уж при прикосновении моих пальцев к заветной кнопочке её вообще, как будто пронизывала молния. Было очевидно, что она на подходе к самой вершине наслаждения. И я, снизил интенсивность ласк. Теперь при путешествии моей руки сверху вниз, я намеренно не притрагивался к вишенкам сосков и не проникал пальцами между ножек, желая растянуть подольше её восхождение к пику.

Моя хитрость не осталась незамеченной, Танюша, гибко вывернувшись из моих объятий, повалила меня на спину и нависла над моим лицом.
— Гадкий мальчишка, ты издеваешься надо мной? – с притворной злостью в голосе, но со смеющимися глазами, спросила она. – На самом интересном остановился. Всё, теперь моя очередь подвергать тебя сладостным пыткам, и не надейся на пощаду, моя месть будет страшной. Берегись, в гневе я страшна. – и вылив на меня водопад из своих волос, принялась нежно целовать моё лицо, как и я, не пропуская ни единого местечка. А я, да разве можно устоять перед лаской любимой девушки, покорно, с огромным наслаждением, принимал такую пытку. И при этом не оставляя без внимания своих ладоней узкую спинку с упругой попкой. Её упругая грудь в это время, слегка покачиваясь от движения её плеч, своими затвердевшими сосками, едва касаясь, выписывала таинственные письмена на моей груди, доставляя этим, удовольствие нам обоим. Следующими на очереди оказались уже мои соски, закончив с лицом, она целуя и щекоча их языком, заставила меня вздрогнуть от удовольствия. Спускаясь дальше вниз, покрыла поцелуями мой живот, и вот уже мой напряжённый боец коснулся её щеки.
Танина ладонь обхватила ствол и медленно обнажила тёмно-красную, напряжённую головку. Чувствуя мой взгляд, и что бы доставить мне удовольствие от наблюдения за тем, что сейчас будет происходить, не только не возражала против этого, но и сама желала, чтобы я всё хорошо видел. Она медленно убрала волосы в сторону и склонилась к стоящему в крайнем возбуждении члену. Полные розовые губы раскрылись, и головка медленно погрузилась в её ротик. Сделав парочку сосательных движений, Таня выпустила головку из рта, и медленно снова погрузила её в рот. Сделав так несколько раз, она пустила в ход язычок, тот, порхая как бабочка, начал облизывать головку. Таня всё делала медленно, стараясь найти наиболее чувствительные места, стараясь доставить мне максимальное удовольствие. Нам обоим, нашу неопытность заменило желание взаимно доставить высшее наслаждение, и поэтому мы оба не спешили, познавая неизвестные секреты друг у друга.
Таня, наигравшись с головкой, снова погрузила член в ротик. Медленно опуская голову, она всё глубже и глубже погружала его в себя. Розовые губки, плотно обхватывали ствол, блестевший от её слюны. Мой, далеко не маленький член, уже больше чем наполовину погружался в пленительную глубину, и очень было похоже, что Танечка решила поглотить его весь полностью, пропустив его дальше, глубоко в горлышко. Её настойчивость и старание только убеждали меня в этом её желании. Внутри меня просто пылал огонь, а в яичках просыпался вулкан, грозивший извергнуться обильной горячей лавой.
Предчувствуя, что не выдержу долго Таниных, таких сладостных пыток, поднял её за бёдра и переместил её на свою грудь. И прямо перед моими глазами оказалась, блестящая от любовных соков, манящая расщелина. Широко раздвинутые ножки, приоткрыли тёмно-розовые лепестки, появившиеся между раскрывшихся больших губок. Мой язык тут-же принялся дарить свои ласки этому, открывшемуся перед ним, сокровищем. Разведя руками ещё побольше вход в девственную пещерку и пальцами раскрыв набухшие лепестки, восхищённым взглядом увидел вход во врата удовольствия, закрытый пока для входа. Нежно пройдя языком по губкам, добрался до кнопочки удовольствия, поласкал немножко языком, прихватил губами и сжал. Танюша от этих моих действий, начала легонько покачивать попкой, поощряя к дальнейшим действиям. А сама, тем временем, всё глубже погружала мой член в свой ласковый ротик. Я, тем временем, оставив кнопочку на попечение пальцев, решил уделить особое внимание входу в заветную пещерку, бросив на разведку свой язык. Препятствий ему не было, набухшие малые губки, крылышками бабочки раскрылись и ничто не препятствовало проникновению язычка в святые святых. Язык нырнул в заветную дырочку, и почти сразу уперся в закрытую, до поры до времени, калитку. Легонько постучавшись в неё, принялся осматриваться в начале входа.
Таня, от таких действий, дрожала уже непрерывно, и в какой-то момент я почувствовал, что мой член, преодолев небольшое сопротивление, проник ей в горлышко, и он весь оказался у неё в ротике. Танюша выпустила член из рта и снова полностью погрузила его обратно. Я ускорил движения языком, гуляя по всей, такой сладкой, расщелине.
Взрыв не заставил себя долго ждать, член напрягся и начал извергать из себя сперму. Танечка, почувствовав это, пропустила его в горлышко и делая глотательные движения, просто выдоила всё до последней капли. И тут-же её сотряс накативший вал удовлетворения. Испытывать взлёт на вершину наслаждения одновременно, было настолько прекрасно, что на какое-то время мы выбили из реальности.
Танечка свалилась с меня на бок, а я, перевернувшись приблизился к её губам и накрыл их чувственным, благодарственным поцелуем. И её любовный сок, и моя сперма смешались на наших губах.
Мы лежали не выпуская друг друга из объятий, пытаясь отдышаться после накрывшей нас девятым валом волны невероятных, сладостных ощущений. Эмоциональная буря, бушевавшая внутри нас, постепенно затихала и мы, обнявшись, покачивались на ласковых волнах моря любви и наслаждения.

(Всего 26 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

3 комментария к “Колины рассказы. Первая любовь. 1.8”

Добавить комментарий