Колины рассказы. Первая любовь. 2.4

Я потянулся к её губам, прикоснулся к ним, тут понял, насколько они у неё пересохли. Да и мои губы тоже требовали влаги, как и пересохшее горло.
Собравшись с силами, привстал, чтобы дотянуться до столика со стоявшими на нём бокалами и вином. Мои руки дрожали так, что мне с трудом удалось налить вино в бокалы. Бокалы издавали звон, когда я, стараясь не пролить вино, касался их горлышком бутылки. Но у меня получилось, и, повернувшись к Тане с бокалом в руке, увидел её благодарную улыбку. Но она так и продолжала лежать неподвижно, с раскинутыми широко ногами, и безвольно лежащими руками.
Я невольно опустил свой взгляд между её ножек. Ещё совсем недавно её аккуратная щёлочка, после побывавшего в «гостях» моего «малыша», превратилась в зияющую щель, из которой вытекала белёсая жидкость, смешанная с красными капельками крови. Жидкости было так много, что под её попкой образовалась уже целая лужица, а она всё продолжала вытекать из её лона.
В какой-то момент мне даже стало немного не по себе, я испугался, не повредил ли я своей «дубиной» что-нибудь там внутри, и только блуждающая по губам Танюши счастливая и довольная улыбка, смогла успокоить меня, говоря мне, что с ней всё хорошо, и она чувствует себя в полном порядке.
У неё самой не было сил, даже чтобы просто сесть и попить. Подхватив её под спину, поднёс бокал к пересохшим губам. Таня с жадностью, как путник в пустыне, пила живительную влагу, и в её глазах понемногу развеивалась пелена, она постепенно приходила в себя. Бокал быстро опустел, и Таня, просящим взглядом попросила налить ей ещё.
В этот раз было легче, руки уже не тряслись так сильно, и мне удалось, почти без звона, наполнить бокал. Когда я повернулся, Таня уже сидела. Она немного сдвинулась, и удивлённо покачивая головой, рассматривала лужицу, которая была у неё под попкой. При этом, она пыталась заглянуть себе между ног, чтобы своими глазами увидеть те «разрушения» от нахождения в её киске моей «дубинки». Но это у неё не очень-то получалось, а зеркала под руками, чтобы утолить её любопытство, у нас здесь не было.
Увидев, что я повернулся к ней с наполненным бокалом, Таня сконфузилась немного, и уже сама протянула руку за бокалом. Она пила не спеша, но я, на всякий случай, придерживал бокал в её руке, опасаясь, что она не сможет его удержать.
Её бокал опустел, взяв его, чтобы поставить обратно на столик, попутно допил из своего, и только собрался спросить у неё, как она себя чувствует, как она опередила меня.
– Милый мой, – голос её был ещё немного хрипловатым, – ты был просто бесподобен. Я, до последнего боялась, но ты был таким нежным и внимательным, что боли я почти не почувствовала, только короткое мгновение, а потом… Это было что-то невероятно приятное, волшебное. Я ощущала тебя каждой клеточкой своего тела, чувствовала, как ты боишься причинить мне даже самую малейшую боль. Ты отзывался на малейшие мои желания, тонко чувствуя, чего именно, и в какой момент, я хочу. А когда ты заполнил моё лоно полностью, и коснулся головкой матки, в голове у меня как будто что-то взорвалось, я буквально улетела в райские сады. Последующие за этим обжигающие выстрелы твоего семени, заливающие матку и наполняющие моё лоно, вообще доставили мне нереально прекрасное наслаждение. Я как бы совершенно выпала из этой реальности, и оказалась в какой-то прекрасной сказке. – Тане удалось проговорить всё это на одном дыхании, и, замолчав, она обвила меня руками, наши губы соединились, поцелуй был невероятно сладким, он пьянил и обнадёживал, снимая все мои вопросы.

Утолив жажду, Танюшка, которая и так была весьма остра на язычок, после вина расшалилась совсем. Она стала в шутливой форме комментировать то, что только что произошло между нами. Она, как хвастливый рыбак, с преувеличением расписывала мои достоинства, да так, что мне становилось немного не по себе. Но я с улыбкой слушал, и любовался своей красавицей. Её глаза сверкали, она была чудо как хороша в своей наготе и бесстыдстве. У меня самого внутри всё буквально пело, все страхи и опасения, что что-то не получится, или пойдёт не так, остались позади, Танечка была очень довольной, и это наполняло меня нежностью к ней, и радостью за то, что всё получилось как нельзя лучше.
За этими разговорами, шуточными препирательствами, мы как-то упустили из виду, что нам обоим совершенно не помешает привести себя в порядок, принять душ, и смыть следы от плодов нашей страсти. Погода стояла уже несколько дней солнечная и очень тёплая, и вода в летнем душе не должна была быть уж совсем холодной.
Таня просто накинула на себя футболку, а мне пришлось замотать бёдра полотенцем, и вот в таком виде мы спустились вниз, и вышли на улицу. Душ располагался совсем недалеко от крыльца, и представлял собой, такой небольшой квадрат, затянутый плёнкой, с бочкой наверху, выкрашенной чёрной краской. На соседних дачах никого не было, и стеснятся нам, было совершенно некого. Таня сбросила футболку, ещё не доходя до душа, и сверкнув своей голой попой, скрылась внутри. Места внутри было совсем мало, и поэтому я остался ждать её снаружи, хотя было огромное желание присоединиться к ней в душе.
Судя по тому, как она взвизгнула, вода оказалась не совсем тёплой, и Таня совсем скоро выскочила из душа. Солнечные лучи искрились в капельках воды на её теле, соски груди съёжились, и превратились в твёрдые ягодки, кожа покрылась мурашками, и покраснела.
Я сдёрнул с себя полотенце, и, шагнув к ней, накрыл её им, и стал нежно и осторожно вытирать мою замёрзшую красавицу, попутно оглаживая и потискивая её за разные интересные места. Она не противилась, и сама подставляла себя моим шаловливым рукам.
Оторвавшись от своего, такого приятного занятия, я тоже скользнул в душ. На мой взгляд, вода оказалась просто немного прохладной, и достаточно терпимой, но задерживаться не стал, и вскоре присоединился к Тане. И вот так, оба, совершенно обнажённые, обдуваемые лёгким ветерком, и греясь в солнечных лучах, мы, обнявшись, поднялись на крыльцо, недолго постояли на нём, наслаждаясь теплом и свободой, только потом зашли в дом и поднялись наверх, где нас ждало наше любовное ложе и накрытый праздничный столик.
Вольготно расположившись на тахте, мы предавались тому блаженному чувству, которое посетило нас после полученного наслаждения, пьянящее и волнующее от того, что всё получилось как нельзя лучше, мы просто наслаждались своим нахождением рядом друг с другом. Даже простые касания рук, доставляли нам радость, что-то сильно поменялось в наших отношениях, мы стали намного ближе, теперь связанные одной тайной, одной страстью.
Если и бывают моменты незамутнённого, безоблачного счастья, то именно в нём сейчас купались мы с Таней. Даже предстоящее, в достаточно скором времени, расставание, отступило на задний план. Мы строили планы, как нам, с наибольшей пользой, использовать отведённое нам время. Не хотелось терять ни единого мгновения из предоставленного судьбой времени. Планы были очень дерзкими, буквально на грани фола, но мы собирались сделать каждую минутку оставшегося нам времени незабываемой никому из нас.
Мы вольготно и свободно раскинулись на тахте. Я, полусидя, полулёжа, развалился на спине, опираясь на подушки. Таня, также лёжа на спине, уютно пристроила свою голову у меня на груди. Солнечные лучи, свободно проникавшие сквозь распахнутые балконные двери, освещали её тело полностью, и только голова оставалась в тени. Получалось, что Танюша, попутно ещё и загорала под ласковым майским солнышком без всяческих преград в виде купальника.
Одна моя рука медленно перебирала взлохмаченные волосы на её голове, тогда как другая играла с её обнажёнными холмиками грудей, выписывая пальцами различные узоры, при этом легонько щекоча и пощипывая сосочки. Одной ножкой, согнув её в коленке, Танечка покачивала из стороны в сторону, нисколько не стесняясь того, что при этом открывается роскошный вид на её открытую любым взорам завлекательную щёлочку. Да и кто мог бы это увидеть, находясь на уровне земли, а соседей, как известно, вокруг не было. Одна её ручка лежала на моей, той, которая играла с её грудью, не препятствуя, а, даже поощряя такие её действия, другая же, лежала на моих бёдрах, обнимая ту ногу, которая была согнутая в колене и была немного откинута в сторону. И так же, как я водил своими пальцами по её груди, она ноготками выписывала витиеватые вензеля по внутренней стороне моего бедра, этим дразня и щекоча меня.
Но все эти наши действия, не имели своей целью предварить начало нового взрыва страсти. Мы оба, были совершенно «сытыми» в плане секса. И эти ласки просто выражали нашу обоюдную благодарность за доставленные ранее удовольствия, являясь своеобразными «спасибо» и «пожалуйста», выражаемые таким, несколько необычным, образом.
Но не это было нашим основным занятием в этот момент. Мы обсуждали как нам, не привлекая особого внимания, суметь уединиться в своей палатке во время традиционного двухдневного похода выпускников на природу. Именно к этому событию и была приурочена наша сегодняшняя встреча и её продолжение в виде « первой брачной ночи».
Время пролетело очень быстро, вот уже село солнышко, и мы отправились в обратный путь. Несколько позабавило непонятная вещь, пропали Танины трусики. Мы перекопали сумку, поискали везде, где было возможно, но так и не обнаружили их. Так что, Таня возвращалась к себе домой без трусиков под очень короткой юбкой своего школьного платья. Ей постоянно приходилось придерживать подол, чтобы окружающие не заметили такой пикантной детали, как их отсутствие, что добавляла нам остроты ощущений от происходящего. И только придя домой, я их нашёл, они оказались в кармане брюк, как они туда попали, осталось загадкой, но хорошо, что когда они выпали из кармана, в комнате я был один, и никто не видел этого моего конфуза, заставившего меня улыбнуться. Получалось, что из-за моей невнимательности Тане пришлось идти без трусиков. Но было очень похоже, что её это не только не смутило, а, похоже, даже понравилось.

(Всего 10 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий