Колины рассказы. Первая любовь. 2.5

А до экзаменов уже оставалась меньше недели, ночи было уже достаточно теплыми, и был организован традиционный поход, который должен был состояться уже через один день.
И на этот поход у нас Таня были свои, определенные планы. Я обратился с просьбой к своим старшим друзьям, которые практически профессионально занимаясь экстремальным туризмом, помочь мне, дать напрокат одноместную палатку, который почти ничего не весила, и была очень компактной. В комплекте с ней шёл специальный надувной матрас, который размером повторял пол самой палатки. Друзья не подвели, только попросили быть поаккуратнее, и не порвать, и не испачкать палатку, при этом лукаво улыбаясь, прекрасно поняв, что я задумал.
Но они не только дали мне палатку, они ещё и полностью снарядили меня для выхода. Пара летних спальных мешков, которые легко превращались в одеяла, лёгкая металлическая посуда, и снабдили действенными средствами от комаров и прочих кусачих насекомых, за что я, потом, благодарил их отдельно.
Конкретное место для походного лагеря выбирал я сам. Мой тренер, очень много таскал нас, своих воспитанников, по различным турслётам, и поэтому окрестности города, в радиусе 20-30 км, я знал очень хорошо, и мог уверенно порекомендовать, куда лучше всего нам направиться в этот поход.
Я предложил место на шикарной поляне, которая находилась на опушке леса, буквально менее чем в ста метрах от протекавший реки. Прямо на изгибе реки, на нашем берегу, был великолепный песчаный пляж, а сама река была достаточно мелкой, чтобы уже успеть достаточно прогреться к этому времени. Само место было достаточно обжитое, родник был совсем рядом, оставшийся мусор всегда был убран, вокруг кострища были уложены брёвна, на которых можно было сидеть возле костра. На самой поляне, совершенно спокойно можно было разместить полтора десятка обычных туристических палаток, поэтому никаких проблем не было, нас было намного меньше, чем могло бы уместиться народу на этом месте.
Хорошо знаю предполагаемое место для лагеря, то я уже выбрал, где именно будет стоять наша с Таней палатка. Я собирался поставить её между двумя густыми кустами лещины, вроде бы и где все, но в тоже время немного наособицу, как бы отдельно от основного лагеря.
От костра, где предполагалось основные посиделки, вид на вход в нашу палатку был закрыт густыми ветвями, что давало нам возможность незаметно скрыться в ней, не привлекая особого внимания остальных. И конечно, Таня полностью доверились мне, в деле обустройства нашего уютного гнездышка в этом походе. А планы у нас были совершенно нескромные, а для Тани я ещё приготовил сюрприз, то, что он ей понравится, я не сомневался, а вот осмелится ли она появиться при всех в этом, вот этого я не знал, но очень этого хотел.
Совершенно естественно, что никто бы не отпустил почти полсотни детей без сопровождения взрослых. Поэтому с нами были, как и обе классные руководительницы, так и четверо взрослых, члены родительских комитетов наших двух классов, двое мужчин и две женщины. Глядя на них, мне показалось, что для них основная задача не в том, чтобы надзирать за нами, а уважительный повод отдохнуть на природе, попутно наблюдая за нашим поведением. Да и было очень заметно, что мужчины, что женщины, были между собой хорошо знакомы, даже можно было с уверенностью сказать, что они приятельствовали. Да и обе наши классные руководительницы были далеко ещё не старыми и достаточно симпатичными и привлекательными женщинами, что особенно стало заметно в этой неформальной обстановке.
Нас на автобусе подвезли почти до места, оставалось пройти чуть больше километра и вот мы уже на выбранной поляне. Народу мой выбор понравился, на поляне было действительно уютно, и очень удобно было для размещения походного лагеря и отдыха.
Никто не стал отлынивать, и с моей квалифицированной помощью благоустройства лагеря достаточно быстро завершилось, и именно так, как мною и задумывалось. После установки палаток, взрослые, видя, что я знаю и умею обустраивать лагерь, полностью отдали всё в мои руки, и так же, как и все остальные, стали наслаждаться этим, так удачно подвернувшимся, выходом на природу. Вот только мне показалось странным, то количество продуктов, которое было припасено для похода. Их было явно больше, чем потребовалось бы на два дня, видимо нас ожидало какое-то изменение планов на этот поход. Но свои мысли озвучивать я не стал, всё равно позже мы обязательно об этом узнаем.
Когда лагерь был уже обустроен, взрослые взяли на себя приготовление позднего обеда или раннего ужина, а мы, молодёжь, разошлись по своим палаткам, и стали переодеваться, ребята в плавки, а девушки, соответственно, в купальники, чтобы отправиться на речку, позагорать и, если получится, то и искупаться. Вот тут и пришло время для моего сюрприза для Тани. Если до нашего посещения дачи, и того, как повела себя Таня, вырвавшись на свободу, я сомневался, что мой сюрприз ей понравится, то сейчас у меня таких сомнений не было совсем.
Тут я позволю себе сделать маленькое отступление, чтобы объяснить, в чём именно состоит суть моего сюрприза, почему я опасался, что он не понравится, и как вообще эта мысль пришла мне в голову и почему.
Был у меня хороший приятель, а у него был старший брат. Познакомились мы все давно, лет десять назад, и Саша, так звали брата, как-то сразу привлёк моё внимание. Целеустремлённый, упорный, он стал для меня, примером в способе достижения поставленных целей, доже можно сказать моим кумиром. Он, действительно, добился того, чего хотел. Многократный чемпион мира, серебряный призёр олимпиады, обладатель кубка мира в составе сборной команды страны. Под стать ему была и его жена, которая даже обошла его по наградам, там, где Саша, с командой, стал серебряным призёром, она, также с командой, стала олимпийской чемпионкой. Вот такие были, и есть до сих пор, у меня очень хорошие знакомые, ставшие впоследствии, настоящими старшими друзьями.
И буквально неделю назад они вернулись с очередного крупного турнира, вернулись с победой, оба, добавив к своей коллекции очередные золотые медали. Пропустить такое событие я, конечно, не мог, и заявился к ним в гости. За разговорами мой приятель стал подшучивать над тем, что влюбился, и совсем позабыл всех друзей. Но, к моему удивлению, Саша не стал поддерживать брата в его шутках, а с интересом стал расспрашивать меня о моей избраннице. И тут, как говорится «Остапа понесло», я в таких ярких красках описывал свою любовь, что слушатели увлеклись, с искренним интересом внимая моим словам, которыми я описывал все прелести своей Танечки. И уже когда я собирался уходить, Саша переглянулся со своей женой, она кивнула ему, в знак согласия, и позвала меня зайти вместе с ней в соседнюю комнату.
— Коля – начала свой разговор она – нам с Сашей очень понравилось, как ты рассказывал о своей девушке, с каким обожанием и любовью ты относишься к ней. Поэтому мы решили сделать ей и тебе подарок – она нагнулась к одной из сумок, стоявших в комнате, и достала из неё несколько ярких пакетов.
— Так вышло, что я стала лицом одной новой фирмы, которая только выходит на рынок с новой, очень смелой, на самой грани приличий, коллекцией женских ультрамодных купальников. Таких купальников нет пока вообще ни у кого, не только у нас в стране, но и во всём мире таких пока единицы. И поэтому я хочу, чтобы твоя девушка стала одной из самых первых обладательниц таких купальников. Мне только надо знать размеры твоей девушки, ведь у меня есть все самые ходовые, и мы сможем подобрать именно для неё. – Я, очень удивлённый и заинтригованный, рассказал всё требуемое, а она, взглянув на моё обалдевшее выражение лица, добавила – Не удивляйся, это всё из пробных партий, мне всё это предоставили для демонстрации, для подарков и проведения рекламной компании, так что о деньгах даже не думай. Это подарок, главное, чтобы он понравился твоей избраннице – она лукаво улыбнулась, и добавила – если она, конечно, осмелится это надеть, и появится в этом на пляже. В пакете два купальника, один, более-менее скромный, монокини, то есть совместный, другой, намного смелее, бикини. У них, у обоих, есть большой плюс, они очень быстро сохнут, поэтому примерно через полчаса можно будет одеться, и не опасаться, что одежда промокнет. И самое главное, что в одном, что в другом, она будет привлекать самое пристальное внимание к себе, ну и, соответственно, к своему спутнику. Мой Сашка сказал, что в таком купальнике, он меня одну на пляж никогда не отпустит, украдут – и её смех завершил этот разговор.
Думая, что именно она хотела сказать своей последней фразой, я попрощался, и, взяв пакет с подарком, вышел из этого гостеприимного дома. Всю дорогу до своего дома, я продолжал ломать голову по поводу сказанного про подарки, то, что это была самая обычная рекламная акция, непривычная для нас в то время, я понял, но вот что означало предупреждение о смелости, так и оставалось пока для меня загадкой.
Придя домой, я не стал сразу распаковывать пакет, решив это сделать, когда останусь дома один. Да мне просто не хотелось объяснять родителям происхождение этого пакета, резонно опасаясь, что они с неодобрением воспримут то, что я вообще принял этот презент.
Уже утром, когда родители ушли на работу, а брат, с приятелями унеслись гулять, я решил посмотреть, что же такого мне подарили, и понять, наконец, о чём предупреждала Сашина жена, вручая мне пакет.
Открыв большой пакет, обнаружил в нём ещё четыре поменьше. Судя по красочным рисункам на упаковке, два пакета были с теми купальниками, о которых и говорилось. Отложив их в сторону, взялся за пару других. В одном оказалась, то ли длинная, очень тонкая и почти прозрачная юбка, которая просто оборачивалась вокруг талии, то ли пляжная накидка. Стало понятно, что это тоже предназначено Тане, а вот в другом пакете, я сначала даже не поверил, лежали мужские плавки, и не просто плавки, а моя голубая мечта, настоящая «ARENA», с фирменной галочкой из квадратиков. Саша точно знал, что мне подарить, я нисколько не сомневался, что это была его идея.
Дошла очередь и до оставшихся двух пакетов. Открыв их, и разложив содержимое на своём диване, я сразу понял, что именно подразумевала Сашина жена, говоря о смелости надеть ЭТО, и появиться в ЭТОМ на пляже.
Что представлял из себя женский купальник в то время. Плотная ткань, бронелифчик с сетчатыми пластиковыми чашками, нижняя часть вообще больше напоминала шорты, чем трусики, низенькие вырезы на бёдрах, и на совмещённом ещё и половина спины закрыта. Основной принцип, скрыть всё, что можно скрыть.
А передо мной лежали купальники с совершенно другой направленностью. Открыть всё, что возможно, оставшись в разумных рамках приличий. Но, при этом, наиболее выигрышно позволить продемонстрировать женское тело.
Тонкая, очень эластичная ткань, которая будет облегать тело как вторая кожа, отчётливо, до мельчайших подробностей, обрисует все выпуклости и впадинки скрытого под ним тела.
Оба были яркого, насыщенного цвета, такого, что даже бикини, будучи просто снежно-белым, что казалось, он светится. А про ярко-алый монокини и говорить нечего, это были просто языки огня, пламенеющие на теле его обладательницы.
И это только про то, из чего собственно сшиты купальники, а главная фишка в том, как именно они сшиты. Скажу сразу, что ничего подобного, даже близко, я никогда не видел. Это был гимн во славу женской сексуальности, настоящая ода женской соблазнительности.
Самым «скромным» был совмещённый купальник. Выглядел он так. Неширокая полоска ткани, проходящая между ног, так, чтобы прикрыть только сами половые губки, она, поднимаясь выше, постепенно становясь всё шире, но не сильно. Та часть, что находилась сзади, закрывая попку, была более широкой, чем передняя, но всё равно её хватало только на то, чтобы прикрыть собой ложбинку между ягодицами, и оставляя две трети попки совершенно открытыми. Та полоска ткани, которая была спереди, была заметно уже, и прикрывала собой только лобок. И только на уровне талии, эти полоски, задняя и передняя, соединялись между собой, оставляя бёдра открытыми по всей своей длине. Также полностью открытой оставалась и вся спина. А та часть, находящаяся впереди, поднималась выше, становясь постепенно шире, поднимаясь, чтобы закрыть собой упругие холмики грудей. Ещё выше, уже прикрыв холмики груди, эти две полоски резко сужались, позволяя завязать их на шее красивым бантом.
А бикини был гораздо более открытым и соблазнительным. Два нешироких треугольника, из которых состояли трусики этого купальника, прикрывали собой совсем немного. Впереди был прикрыт только сам лобок, а сзади, ложбинка между ягодицами. Соединялись они между собой тонкими завязками на бёдрах сбоку. Верхняя часть, также состояла из пары треугольников, которые лишь частично прикрывали грудь, и держались на таких же тонких завязках приходивших по спине и на шее. И вся эта соблазнительная прелесть легко умещалась в одном моём кулаке.
У меня складывалось стойкое убеждение, что эти купальники изначально и были задуманы так, чтобы не прикрывать что-то, а наоборот, привлекали внимание к этому что-то. И именно они были тем сюрпризом, который я и приготовил для Танюшки. Этим, я и закончу это отступление, и вернусь на поляну.

Таня также как и все, нырнула в нашу палатку, чтобы переодеться в купальник. Я сам остался снаружи, не стоило на глазах у всех лезть в палатку, где переодевается девушка. Было совершенно не обязательно всем знать о характере наших взаимоотношений, хотя уже для многих они практически не составляли тайны. Но лишний раз привлекать внимание не стоило, тем более их, в дальнейшем, всех ждал шоковый удар.
Было слышно, как за тканью палатки она шуршала в своём рюкзачке, и если судить по тому, как она что раздасованно тихонько говорила, искомого не находилось. Я, улыбаясь, стоял рядом и точно знал, что свой купальник она не найдёт. Ведь я, такой «умный», готовя сюрприз, давно спрятал его в кармашке своего рюкзака. Полог палатки слегка распахнулся, и оттуда показалась Танина голова. Через открывшуюся щёлочку, я увидел, что она уже совсем голенькая, но купальник так и не нашёлся.
— Коль, я похоже забыла дома купальник – расстроенным голосом поведала она – пакет с трусиками здесь, но купальника в нём нет. Может я его положила в пакет с бюзиками, а потом, решив, что бюзики мне здесь не понадобятся, выложила вместе с пакетом обратно в шкаф? – недоумение, растерянность, какая-то, почти детская обида, явно читалась на её лице.
— Танюш, ну не расстраивайся ты так. Ведь у тебя есть я, и я, приготовил для тебя небольшой сюрприз. А то, что ты забыла свой купальник, не так страшно, мы сейчас найдём чем его заменить. Ты станешь королевой красоты этого похода, я тебе обещаю. – говоря всё это мне стало немного стыдно, но отступать было уже некуда, и я добавил – только это потребует от тебя определённой доли смелости и бесстыдства. Ты готова к такому повороту? – и я взглянул прямо ей в глаза.
Я смотрел в её глаза, и не увидел там никакого протеста или недовольства, и даже малейшей тени этого. Любопытство, предвкушение совершить ещё один вызов существующим правилам, искры от разгорающегося пламени сумасбродства, вот этого в них было в достаточном количестве, и знакомые мне бесенята уже начинали свою пляску в её зелёных глазах. Оглядевшись по сторонам, и увидев, что никто не смотрит в нашу сторону, я быстро нырнул в палатку. Повернувшись, вжикнул молнией, плотно закрывая полог и скрывая этим нас от возможных нескромных взоров.
Улёгся в уголок между стенками, напротив входа, оставляя Тане как можно больше места в тесноте палатки. Положил свою голову на согнутую в локте руку, и так, полулёжа, стал любоваться на девушку, такую прекрасную в своей непосредственной наготе.
Она прекрасно знала, что я смотрю на неё, но не делала никаких попыток хоть как-то помешать мне её рассматривать, более того, она просто купалась в моём восхищённом взгляде, сама получая от этого немалое удовольствие.
Дождавшись, пока Таня сложит обратно вытащенные из рюкзачка, в поисках купальника, свои вещи, я сказал: — Танюша, в боковом кармане моего рюкзака, лежит мой тебе подарок. Доставай его и примерь. Думаю, что твоё огорчение по поводу забытого купальника сразу исчезнет – проговорил, широко улыбаясь, я и добавил – по крайней мере, очень на это надеюсь.
Заинтригованная, она бросила на меня свой заинтересованный взгляд, и повернувшись ко мне своей соблазнительной, круглой попкой, достала из указанного кармана все три ярких, красочных пакета.
О содержимом пакетов ей стало понятно из-за изображений, нанесённых на них самих. Таня переводила свой удивлённый взгляд с пакета на пакет, с изумлённым интересом рассматривая изображённые на них красочные изображения.
— Коля, а что это? И откуда взялась такая прелесть?
— Танюш, ты не спрашивай, ты доставай и меряй. Я обещал тебе сюрприз, так это он и есть. Одно могу тебе сказать, что ничего такого, даже похожего, ни у кого пока нет. У нас в стране точно. Да и вообще, обладательниц подобных купальников, во всём мире пока совсем немного. – мне не терпелось поскорее увидеть её в любом из этих купальников.
Таня достала оба купальника и эту, непонятную для меня, юбку-накидку. Счастливая, в предвкушении того, как она сногсшибательно будет выглядеть в этих купальниках, она бережно разворачивала их, раскладывала перед собой, и выглядела такой довольной, что я был просто на седьмом небе от счастья, сумев своим подарком, доставить ей такое удовольствие. Голенькая, с довольной улыбкой на лице, она была просто прелестна в своей непосредственности. Я смотрел, и никак не мог налюбоваться открывшимся для меня зрелищем.
Пока Танюшка рассматривала свои новые шмотки, я, разглядывая её саму, обратил внимание, что она прислушалась к моим рекомендациям, и теперь все лишние волоски на её теле были тщательно удалены. Только неширокая полоска коротко подстриженных волос украшала её лобок, которую свободно могли бы прикрыть те узенькие треугольнички, из которых и состояли эти трусики бикини. Да и у монокини ширина ткани, прикрывающая лобок, была не намного больше, чем у бикини, и как раз точно также могла закрыть эту завлекательную и пикантную деталь интимной причёски Татьяны.
Танечка, тем временем, пока я любовался её обнажённой фигуркой, рассматривала и прикладывала к своему соблазнительному телу крохотные треугольнички, из которых собственно и состоял бикини. На её лице явно блуждало мечтательное выражение, она представляла, какой эффект вызовет её появление в подобном виде. Но проскальзывало и выражение сомнения и сожаления, даже, скорее, опасения стать предметом осуждения и сплетен, слишком уж откровенным и открытым был этот купальник.
— Коленька, милый, я не могу сейчас появиться в этом купальнике на людях – она, с неохотой отложила его в сторонку, и с виноватой улыбкой посмотрела на меня – мне почему-то боязно. Можно я потом, когда будет поменьше людей, покажусь тебе в нём, а лучше вообще, когда мы будем только вдвоём. Уж слишком это бикини смелое и открытое, и ещё пока стесняюсь показаться в нём на публике, мне надо немного привыкнуть к такой открытости свого тела. – в её взгляде сквозило явно видимое сожаление от невозможности дать мне здесь и сейчас полюбоваться на неё в моём подарке, по крайней мере в одной его части.
Я прекрасно понимал то, чего она опасается. Одно дело сверкать своей голенькой попкой передо мной на пустынной лесной тропинке, или на даче где нет никого по соседству, и совсем другое, появиться среди знающих тебя людей, среди которых твои учителя, практически голой, в таком, откровенно-провокационном купальнике, кардинально отличном от тех, которые носят все остальные. В какой-то момент я даже засомневался, не было-ли моей ошибкой прятать её собственный купальник, вдруг Таня также не осмелится надеть второй мой подарок, посчитав его также слишком вызывающим и откровенным.
Я уже было собрался достать из тайника её собственный купальник, как она протянула руку, и взяв другой купальник, с решительным выражением на сосредоточенном лице, медленно стала надевать его. Ярко-алая ткань проскользила по её стройным ножкам, и вот уже полоска волос скрылась под купальником, оставив её длинные бёдра полностью открытыми. Она потянула оставшуюся часть вверх, и её упругие полушария также скрылись под тонкой тканью.
Купальник оказался сшитым как будто специально для Тани. Тонкая, эластичная ткань, как вторая кожа, плотно обтянула её тело, в мельчайших подробностях обрисовывая все выпуклости и впадинки на нём. Казалось, что купальник просто нарисован на обнажённом теле девушки, совершенно не скрывая никаких подробностей. Особое внимание привлекали возбуждённо торчащие соски её груди, плотно обтянутой алыми неширокими лентами, и прикрывавшие упругие, очень соблазнительные холмики не полностью, оставляя часть их открытыми. Всё это выглядело невероятно обольстительно и красиво.
Таня наклоняла и поворачивала свою голову, пытаясь рассмотреть, как на ней выглядит купальник, ведь зеркала в палатке, естественно, не было. Но мой восхищённый и восторженный взгляд послужил для неё достаточной заменой зеркалу. А мой «малыш», рвущийся из плавок на волю, только подтверждал, что выглядит она сногсшибательно.
Мы уже достаточно долго находились в палатке, что могло вызвать ненужные мысли у окружающих, поэтому пора было выходить, тем более что основная часть молодёжи и обе наши классные уже ушли на реку, остались только несколько девушек, с «уважительной» причиной, а также родители, которые сопровождали нас в этом походе.
Таня слегка приоткрыла полог палатки и выглянула наружу. Её круглая попка, разделённая посредине алой полоской купальника, и соблазнительно выставленная, предстала моему взору. С огромным трудом я удержался, чтобы не отодвинуть в сторону эту полоску, и не приникнуть к бутону страсти скрытому под ней. Но стон мне сдержать не удалось. Таня повернулась в мою сторону, как я не пытался скрыть выросший бугор в своих плавках, она его увидела.
Она сразу всё поняла, в её взгляде появилось понимание, смешанное с какой-то хитринкой.
— Да, в таком виде показываться на людях как-то неприлично – в её голосе проскальзывали насмешливые нотки – делать видимо нечего, придётся помочь «малышу» слегка успокоиться, иначе его хозяин сгорит от стыда, появившись с таким стояком на пляже.- Проговаривая всё это, она плавным, кошачьим движением скользнула ко мне.
Рассматривая, как Танюшка примеряет купальники, я полусидел, полулежал. Поэтому лёгким, ласковым толчком, она опрокинула меня на спину, тонкие девичьи пальчики мгновенно проникли под резинку плавок, и вот уже мои плавки очутились ниже моих коленей, а мой «малыш» предстал перед лицом девушки во всей своей красе, как стойкий оловянный солдатик, стоящий по стойке «смирно».
Таня красиво прогнулась, от чего её попка поднялась вверх, а упругие груди с торчащими сосками прижались к моим бёдрам, ротик приоткрылся, и шаловливый язычёк скользнул по члену от самых яичек до багровой от возбуждения головки. А я даже не заметил, когда она успела сдвинуть с головки крайнюю плоть. Продолжая, Таня пощекотала уздечку и её язычок, порхая как бабочка, начал ласкать саму головку, то лишь слегка касаясь, то плотно прижимаясь к ней.
Возбуждённое состояние, охватившее меня ещё тогда, когда Таня только начала свою примерку, становилось всё сильнее. Я чувствовал, что ещё совсем немного, и произойдёт взрыв.
Но Танюша держала ситуацию под своим контролем, и почувствовав приближение моего взрыва, остановила свои ласки, и легла на меня сверху, прижав мой член к животу своим обнажённым бедром. Её улыбающееся лицо склонилось над моим.
— Милый, я всё понимаю, но – и серебристый смех негромко прозвучал в палатке. – Я девушка красивая и соблазнительная, и такая твоя реакция на меня совершенно понятна, мало того, даже лестна. Но ты же не можешь выйти из палатки с таким возбуждением, все сразу поймут, чем это вызвано. И это может нанести удар по моей репутации. Так что позволь мне привести твоего «бойца» в состояние, которое не вызовет всяких, никому не нужных, разговоров? – она усердно делала вид, что говорит серьёзно, но хитрые, смешливые бесенята, пляшущие в её глазах, говорили о том, что Таня просто ищет предлог, чтобы доставить удовольствие мне, и конечно-же и себе самой.
Её губы нашли мои, поцелуй был невероятно страстным и горячим. Наши языки сплелись в сладостном поединке, и ни один из них не хотел уступать другому. Её упругие груди плотно прижимались ко мне, соски, затвердевшие буквально до каменного состояния, казалось вот-вот проткнут ткань купальника и мою кожу. Мои руки нежно гладили её призывно приподнятую попку, постепенно приближаясь к узкой полоске ткани, явно намереваясь проникнуть под неё.
Я уже почти не контролировал свои действия, весь мир за пределами нашей палатки для меня просто исчез. Но Таня сумела сохранить остатки благоразумия, и прервав поцелуй, скользнула вниз по моему телу, отставив свою попку на безопасное расстояние от моих шаловливых рук.
Но огорчиться я не успел. Её губы приоткрылись, и член, как-то сам собой скользнул по ним в её горячий ротик. За время, прошедшее с того, новогоднего, первого опыта, она достигла настоящего умения. Она знала, что именно доставляет мне особенное удовольствие, и пользовалась своим знанием, совершенно ничего не стесняясь. А самой особенной фишкой в её умении, было умение полностью погрузить мой немаленький член в свой ротик, позволяя проникнуть в самое горлышко, и упереться своим носиком в мой лобок. Да, это было на короткое время, но вздохнув, она проделывала это ещё несколько раз, вызывая у меня непередаваемые ощущения.
И естественно, выдерживать подобное «издевательство» длительное время я был не в силах, и очень быстро взлетал к самой вершине. Но этим не заканчивалось, чувствуя приближение моего выстрела, Таня пропускала член в горло, и я изливался прямо внутрь, не вынуждая её глотать. Правда излиться полностью в горлышко, почти никогда не удавалось, и иногда ей не удавалось поместить всё во рту, и белёсая жидкость, тонкой струйкой, прорывалась из уголка её рта, тягуче стекая по подбородку.
Вот и сейчас, будучи заведённым до предела, я долго не выдержал. Да что там долго, Таня успела сделать буквально пару движений, и началось извержение вулкана. У меня сложилось ощущение, что мои яички выросли как минимум втрое, извержение продолжалось, и продолжалось. Удержать всю эту лаву в ротике, Тане было совершенно невозможно, и она, вытекая из обоих уголков её рта, капала мне на лобок.
Танюшка села на мои бёдра, и пальчиком собирая семя с моего живота, отправляла его в рот, эротично облизывая палец после каждого раза. Она сама не один раз говорила, что ей нравится вкус спермы, и то как я реагирую на это. Как и мне нравится вкус и запах её любовного нектара, который сочится из её бутона страсти во время моих ласк, а уж про её реакцию на эти ласки, когда она просто улетает, я вообще молчу. Для нас просто не существовало запретных ласк, и доставить друг другу всё возможное удовольствие было самой главной целью нас обоих.
Видя такую картину, я почувствовал, что силы возвращаются ко мне, и «малыш» пытается снова принять боевую стойку, что девушкой не осталось незамеченным. Таня, с притворной строгостью, погрозила мне пальчиком.
— Коленька, мне, конечно, лестна и приятна такая твоя реакция, но мы и так уже достаточно долго уединяемся в палатке, и это может вызвать ненужные подозрения. Мы же, для наших взрослых, ещё совсем дети, и наша нравственность должна находиться у них под неусыпным контролем. – не признать правоту её слов я не мог, а она продолжила – Мы, в конце концов, на речку пойдём? А то уже все давно ушли, пока мы тут с тобой мои купальники рассматривали.
Не согласиться с такими доводами было невозможно, и мы начали выползать из нашей палатки. Таня сразу же запахнулась в пареро, а мне, чтобы хоть немного скрыть свой бугор в плавках, пришлось повесить полотенце на шею так, чтобы оно, хоть немного прикрывало меня спереди, отчасти скрывая немаленькую выпуклость на причинном месте.
Наше появление не осталось незамеченным, и теперь все присутствующие смотрели на нас во все глаза. Мы оба, буквально кожей чувствовали эти взгляды, частью восхищённые, которые принадлежали мужчинам, и частью удивлённо-осуждающие, и это были явно женские взгляды. Равнодушными не остался никто.
Таня шла впереди меня, и яркие солнечные лучи просвечивали её парео насквозь, позволяя всем прекрасно видеть её тело в таком необычном, для этого времени, очень соблазнительном купальнике. Тем более, что его ярко-алый цвет сам по себе притягивал взгляд.
Мы, не спеша, совершенно не подавая виду, что нас пристально разглядывают, миновали присутствующую компанию, и направились в сторону пляжа, где и находилась основная часть наших одноклассников.
Таня продолжала идти впереди меня, и я видел, что её прелестные ушки сравнялись свом цветом с тканью купальника, но она продолжала спокойно шагать по тропинке. А я, чувствовал своей спиной все направленные на нас взгляды, и как наяву видел расширившиеся от удивления глаза и открытые рты. Какая-то непонятная гордость наполняла меня, я шёл рядом с самой красивой и замечательной девушкой, которую я люблю, и точно знаю, что она любит меня.

(Всего 42 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий