Колины рассказы. Первая любовь. 2.9

Когда наша компания вернулась в лагерь, все остальные уже были там. Мы оказались последними. В ожидании обеда и во время его, всё, казалось-бы, было как обычно, но у меня было какое-то странное чувство, и только к концу обеда, я понял, что происходит.
Вся наша утренняя компания, как-то особенно смотрела на окружающих. Как-будто всем остальным, неведома какая-то тайна, которая стала известна только им. Они так и держались образовавшимися парами, и обедали вдвоём, не обращая внимания на окружающих. О чём-то тихо, между собой, переговариваясь и улыбаясь каким-то своим тайнам. Но вот обед закончился, бачки, в которых готовился обед, выскребли до самого донышка. Наевшись до отвала, все слегка осоловели, большинство расползалось по палаткам, чтобы подремать после сытного обеда.
Тоже самое, сделали и мы с Танюшкой. Уже лёжа в палатке, я чувствовал, что как будто, куда-то уплываю, голоса снаружи, казалось, удаляются, а мои глаза сами собой закрываются.
Слегка повернув голову, я глянул на свою подругу. Похоже было, что Танюшка вот-вот заснёт. Очень аккуратно, я притянул её к себе, положил её голову себе на грудь, и обнял. Видимо это, и было то, чего ей не хватало, чтобы уснуть. Её глаза закрылись, и немного повозившись, устраиваясь поудобнее, она уснула. Вскоре, следом за ней, я и сам провалился сон.
Проснулся я внезапно, от странных и очень необычных, и в тоже время, очень приятных ощущений. Поскольку, я ещё не до конца освободился от оков сна, то не сразу понял, что происходит.
Что-то мягкое и горячее, ласково и нежно, полирует ствол моего «малыша», и чьё-то жаркое дыхание, обдаёт саму головку. Я открыл глаза, и увиденное мною, заставило меня резко проснуться.
Танюшка, такая затейница, решила разбудить меня весьма экстравагантным способом. Надо было отдать ей должное, если я, умел мастерски, не хвастаясь, играть на «виолончели» её тела, то её способности и талант играть на «кожаной флейте», тоже не подлежали никакому сомнению. Она выдавала, «играя» на ней, такие пассажи, что я, её единственный слушатель, просто улетал куда-то в неведомые дали.
А вот все мои попытки вмешаться в это, и аккомпанировать ей на «виолончели», немедленно пресекались. Танюшка виляла попкой, не давай пустить в ход мои «волшебные пальцы», поэтому мне пришлось наслаждаться сольным исполнением страстной мелодии.
И уже совсем скоро, она, почувствовав, что через какое-то мгновение я достигну пика, выдала финальный аккорд, её изящная носик уткнулся мне в лобок, головка скользнула в горло, и я взорвался. Она не дала пролиться ни единой капельки, проглотив всё.
Уже выпустив «малыша» из свого его, она так эротично облизалала высунутым языком свои губы, что «малыш» снова стал поднимать свою голову. Она шутливо погрозила пальцем и сказала:
– Нет, нет, дружок, пока хватит, а то у тебя на ночь не останется сил. Так что, придётся тебе потерпеть, и твоему хозяину тоже. – Ну а мне, ничего не оставалось, как согласиться с её выводами, и постараться набраться побольше сил, в преддверии бурный, как я предполагаю, и страстной ночи.
Будучи разбуженный таким приятным и необычным способом, я спросил Танюшку, чем я могу отблагодарить её за такое восхитительное пробуждение? На что она мне ответила:
– Свари мне, пожалуйста, кофе этого будет достаточно. А вообще-то я просто вернула тебе то, что не успела дать, там, на берегу.
Буквально пулей я метнулся к роднику за водой, и быстро вскипятив её на костре, заварил кофе. И буквально через 10 минут, Танюшка держала в руках кружечку с её любимым напитком. Благодарный взгляд стал мне лучшей наградой.
А день продолжался. К большому сожалению всей нашей компании, улизнуть на наше тайное место, не удалось, и поэтому, вместе со всеми, мы отправились на большой пляж.
Танюшка, в своём купальнике, конечно была центром внимания. Неодобрительные взгляды тех девчонок, который не были с нами утром, она просто игнорировал, а вот во взглядах тех, кто был с нами утром, и ребят, и девчонок, явно читалось понимание и одобрение. Да и для них, уже не было чем-то необычным появление Танюшки в таком купальнике, они её уже видели совершенно обнаженной. Думаю, появись она в нашей компании, в своём белом бикини, это вызвало бы только любопытство, где она взяла такую прелесть? А вот Таня-два, с Серёгой, вообще отнеслись к этому абсолютно индиферентно, они были слишком заняты друг другом.
Ничего необычного больше не происходило. Народ на пляже загорал, купался, звучали шутки, слышался смех. Парни, заигрывая, брызгали на девчонок водой, те счастливо взвизгивали. Самое обычное поведение хороших знакомых, отдыхающих на природе.
Обе учительницы были вместе с нами, они, конечно, не принимали участие в наших забавах, но и не ограничивали их. Они тоже, просто отдыхали, просто одновременно присматривая за нами. Загорая, мы с Танюшкой отметили, что купальники у наших учительниц были намного смелее, чем у остальных. И хотя до открытости Танюшкиного монокини им было далеко, в своих бикини они выглядели очень эротично.
Все ждали вечера. Было такое чувство, что вечер будет не совсем обычным, и нас всех ждёт какой-то сюрприз. Возможно, что учителя знали об этом, но ничего нам не говорили, сохраняя интригу.
И вот наступил долгожданный вечер. После ужина все разошлись по своим палаткам готовиться. Конечно, костюмов и бальных платьев никто с собой не брал, но все постарались одеться поприличнее.
Горел большой костёр, отблески пламени плясали на собравшихся вокруг него учеников, их учителей. Не смотря на то, что учителей было только двое, для нас, в их лице, был представлен весь педагогический коллектив нашей школы. Абсолютно весь, от учительниц начальных классов, до директора школы.
Тут выяснилась одна загадка, которая не давала мне покоя с того времени, когда мы ещё добирались до места. Два тяжёлых рюкзака с непонятным содержимым, тогда удивили меня. Что было в них, неизвестно, но все продукты, палатки, предметы для оборудования лагеря, были распределены между учениками, поэтому мне и было любопытно, что-же такого находится там. Всё оказалось просто, в каждом рюкзаке было по коробке шампанского, которое сейчас и стали раздавать. Получилось немало, по бутылке на двоих, и даже ещё пяток осталось, но, очень похоже, что так и было рассчитано, не пропадёт, взрослые не дадут.
Часто захлопали пробки, и пенный напиток был разлит по бокалам, в качестве которых выступили эмалированные кружки.
Одна из учительниц, произнесла тост, в котором, неожиданно очень душевно, сказала о нашем скором прощании.
В её голосе, явно прослушивались очень грустные нотки, и все как-то задумались, совсем другими глазами взглянув на наших учителей.
Много лет они были рядом с нами, дарили знания, учили нас доброму и светлому. Были для нас строгими и заботливыми наседками, а теперь их птенцы повзрослели, и вылетают из гнезда.
Пробрало всех, у меня, у самого, защипало глаза, Танюшка уткнулась мне в плечо, и очень тихонько всхлипывала. В отблесках пламени костра, было заметно, что глаза у многих подозрительно заблестели.
Мы ещё долго сидели у костра. Воспоминания лились рекой, иногда звучал смех, а некоторые воспоминания заставляли всех молчаливо задуматься. Этот вечер воспоминаний продолжался долго.
Ну, вот он и закончился, все расходились по своим палаткам, в каком-то минорном настроении. Танюшка и я, забравшись в свою палатку, обнявшись, лежали молча, по новой, ещё раз, переживая всё, что было сказано этим вечером.
Но, в конце концов, молодость взяла своё, она просто не умеет долго грустить. Лёгкие поцелуи становились всё более страстными, мои руки проникли под её блузку, и нежно сжимают её грудь. Таня приподнимается, и вот блузка уже улетает в угол палатки. Следом за ней летит моя футболка. Трусиков на ней нет, юбка широкая и свободная, и почти не мешает мне добраться до самого сокровенного. Но вот и она улетает туда же, вслед за футболкой. Недолго задержались и мои шорты, тоже улетевшие куда-то.
Мои губы, язык и руки, начали вести сольную партию на «виолончели» её тела. Великолепный «инструмент» позволял извлекать поистине волшебные мелодии страсти. Моё сольное выступление, продолжалось недолго. Танюшка не выдержала, и мою мелодию поддержала «кожаная флейта».
Мы не спешили, наша мелодия лилась очень плавно, иногда делая небольшие паузы, и продолжалась вновь.
Мелодия звучала нежно, и очень проникновенно. «Виолончель», органично дополняла «флейта», и они звучали в унисон. Мы, медленно, как истинные гурманы наслаждаются вкусом изысканных блюд, так и мы наслаждались каждым оттенком охвативших нас эмоций. Наши эмоции переплетались между собой, расплетались, сплетались снова, создавая всё новые, и новые узоры нашей страсти.
Первой не выдержала Танюша, я почувствовал, что она вот-вот достигнет пика наслаждения, и немного замедлился, растягивая ей удовольствие от достижения вершины.
Когда я почувствовал, что она достигла своей вершины, то вывернулся из-под неё, бесцеремонно отобрал у неё «флейту». Попытки сопротивляться, были пресечены, а я сам, перевернувшись на спину, привлёк её к себе, тем самым давая понять, что я предлагаю ей покататься на «коняшке». Предложение было благосклонно принято, и вот уже Танюшка оседлала меня. Она не стала скакать рысью или галопом, она, медленно покачиваясь, ехала шагом. Чтобы усилить её наслаждение от этого, я продолжил «играть на виолончели». Мои руки, губы, язык ласкали её везде, куда только могли дотянуться. А она, плавно покачивая своей попкой, продолжала наслаждаться этой неспешной ездой под мелодию, которую я специально для неё, единственной, «играл на виолончели».
Всё это продолжалось, казалось, целую вечность. Мы оба выпали из этой реальности, и наши души, соединившись, летали где-то очень высоко.
Танюшка успела за это время уже пару раз добраться до вершины, но и я уже приблизился к своей вершине вплотную. Почувствовав это, я подложил руки под её попку, и подталкивая, дал ей понять, что пора немного прибавить шаг.
Моя прелестная «наездница» прекрасно поняла мой посыл, и «привставая в стременах», ускорила свои движения своей попкой.
Когда я добрался до вершины, и начал изливаться, наполняя её лоно своим горячим семенем, она буквально насадилась на моего «малыша», и, дрожа от накатившего на неё оргазма, обессилено рухнула мне на грудь.
Мы оба, тяжело дыша, не имели сил даже просто пошевелиться, чтобы сменить позу. Таня так и продолжала лежать на мне, а мой «малыш», хоть и не стоял уже столбом, но продолжал оставаться в уютной глубине её горячего лона.
Прошедший день был до предела эмоционально насыщенным. Укрыв одеялом, так и продолжавшую лежать на мне девушку, которая, уютно устроившая свою прелестную голову на моём плече, и уткнувшись носиком в мою шею, уже успокоившись, посапывала, находясь уже близко от того, чтобы оказаться в стране сновидений, и передо мной промелькнули картинки прошедшего дня.
Обнажённая девушка в утренней дымке над водой. Новость об отсутствии трусиков у большинства девчонок. Игра в «картошку» с весьма пикантным дополнением. Провокационная выходка Тани, приведшая к неожиданным результатам. Моё, весьма экзотическое, пробуждение от Таниного минета. И напоследок, проникновенная речь учительницы. Изумительный, наполненный до предела нежностью и любовью, неторопливый секс между нами, забрал у нас последние силы. И я поспешил догнать Танюшку на её пути в страну сновидений.
Опять проснулся первым, как и в предыдущее утро. Танюшка сползла с меня, попутно утащив одеяло. Прижавшись к моему боку, закинув на меня свои руку и ногу, и с головой, лежащей на моей руке, сладко спала. Я, стараясь не разбудить её, выбрался из этих объятий, недолго полюбовался на неё спящую, перед тем как вылезти из палатки, взял котелок, и отправился за водой. Решив её разбудить уже проверенным способом, так как и вчера, ароматом свежезаваренного кофе.
У меня всё получилось, Танюшка, проснувшись, спросила:
– А мы на речку, как вчера, пойдём? – Ну, я разве мог, оказать ей в таком скромном желании? Мне и самому хотелось ещё раз увидеть обнаженную нимфу в туманной дымке. Она уже допивала кофе, когда по блеску в её глазах, я понял, что она что-то задумала.
Так и случилось. Она нашла свои юбку и блузку, и вручив их мне, добавила, чтобы я не забыл полотенце. Приоткрыв полог палатки, высунула наружу голову, осмотрелась, и не обнаружив никого рядом, расстегнула полог полностью.
И вот так, будучи обнажённой, вылезла из палатки, обернулась ко мне, качнула головой, мол, следуй за мной, а сама, танцующей походкой, направилась по тропинке в сторону речки.
Я, обалдевший от очередной её выходки, поспешил за ней. Когда она, уже почти скрылась за кустами, я обернулся назад, и увидел двух девчонок, которые, наверное, отходили в «кустики». Огромными, от удивления, глазами, они смотрели на открывшуюся им картину. Заметив, что я их увидел, одна из них подняла вверх большой палец «Одобряю!!!» и вдвоём широко улыбнулись.
А Танюшка, продолжая на ходу пританцовывать, похоже и не замечала ничего вокруг, и просто наслаждалась нежными лучами утреннего солнца, и лёгким ветерком, ласкающие её обнаженное тело.
Та-же туманная дымка, та-же обнаженная девушка, медленно входящая в воду. Но мне уже не страшно, что она исчезнет. В одно мгновение, я, опустив наши вещи на травку, и раздевшись сам, последовал за ней. Она, услышав плеск воды за своей спиной, медленно повернулась и протянула ко мне свои руки. Когда я подошёл, её руки обвились вокруг моей шеи, а её губы потянулись к моим. Опять мы стояли обнажённые посередине реки, вода струясь ласкала нас. И как в прошлый раз, я взяв Танюшку на руки, вынес её на берег, вытер мою любимую полотенцем, она, так-же, как и вчера, обняла меня. А вот потом, она одной рукой ухитрилась расстелить наше полотенце на травке, и, продолжая одной рукой обнимать меня, опустилась на него, потянув меня за собой, и мы слились в одно целое.
Журчала вода, да лёгкий ветерок обдувал нас. Таня, закинув свои ножки мне на поясницу, активно двигала бёдрами навстречу моим проникновениям. Развязка не заставила себя долго ждать, нас одновременно накрыла волна страсти.
Лежать на земле долго, было нельзя, земля ещё не прогрелась, и было достаточно холодно. Поэтому мы поднялись, ещё раз ополоснулись, и вернулись в лагерь.
Идти голенькой назад, Танюшка не рискнула, поэтому наше возвращение в лагерь никого не шокировало, и даже не удивило.
После завтрака многие стали собираться на речку, пользуясь возможностью позагорать, и искупаться. Ведь после обеда, нам предстояла собраться и вернуться в город.

Настроение у всех было какое-то «чемоданное», и пообедав лагерь уже стал сворачиваться. Собирая палатку, и складывая рюкзаки, я обратил внимание, что подружки о чём-то шушукаются. В этом не было-бы ничего странного, если-бы их хитрые и загадочные взгляды, которые они бросали на меня, и на Серёгу. И именно эти взгляды, заставили меня убедиться в мысли, что они, эти ведьмочки, опять чего-то задумали, и вскоре, нам с Серёгой, придётся об этом узнать.
Обратная дорога в город была намного быстрее и легче, ведь наш груз намного стал меньше. Вскоре, я, проводив Танюшу, уже был дома. Надо было помыться, привести себя в порядок, подготовить одежду, в которой буду ходить на экзамены.
Начались экзамены, которые мы успешно сдавали, и при этом старались, как можно больше времени проводить вместе. Мы часто встречались и проводили свободное время вместе с Таней-два и Серёжкой, но никаких, предполагаемых мною, идей, подружки не предлагали, но почему-то периодически отходили в сторону, что-бы их было невозможно подслушать, и с хитринкой поглядывая на нас, о чём-то перешептывались между собой.
Было понятно, что сюрпризов нам не избежать, но в чём он будет заключаться, я даже не смог и предположить.
Подходили к концу экзамены, и тут впереди наметился небольшой перерыв, предпоследний экзамен был в понедельник, а последний, по неизвестным причинам был перенесён на пятницу, а в субботу должен был состояться выпускной вечер.

(Всего 19 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий