Skip to main content

Коньяк Ахтамар. На троих

Виктор

– Ну, пьем, девчонки?

На столе стояла вторая бутылка армянского Ахтамара и шампанское. Ахтамар – вкуснейший коньяк с ароматом шоколада. Шикарный напиток, Виктор урвал из очередного завоза в один хороший магазинчик. Его пьешь – и мозги светлые, и легкая истома овладевает твоим телом. Вроде светло в мыслях, но по мере погружения в коньяк снимаются тормоза, душе становится привольно, тело легкое, и течение мыслей все свободнее и свободнее.

Он посмотрел на девчонок, жена Марина и Галина, старшая сестра одноклассницы жены: 35 и 37, отличный возраст. Сочные, вкусные женщины. Марина – он любил свою жену, они вместе уже восемь лет, каждый прошел развод в семье и опыт был. Знал ее давно, еще ребенком, да и была она для него ребенком, он старшее ее на семь лет. Но вот однажды встретились, и вдруг глаза открылись, легкая насмешка и ирония превратились в притяжение и интерес.

– Я вернусь из отпуска и позвоню тебе, – сказал ей при случайной встрече на улице.

– Не забудь, – ответила она.

И через три недели, вернувшись домой из Крыма, набрал номер, пригласил на ужин домой. И закрутилось, сексуальная гармония была идеальной. Помнил, как, лежа в постели, подтащил ее наверх и прильнул к ее вагине и губкам, сладко и умело. Вкусная, вкусная была, да и оставалась ее пиздюшка, ее «девочка» ласковая. Чего они только не пробовали. И поролон в презерватив добавлять для увеличения пениса, и снимать на видео свои потехи. Позы разные. Вибратор сразу появился в их обиходе. Потом другой, мягкий, розовый, силиконовый. Практически не было дня без секса, легкого, азартного и веселого. Стоило ему вечером положить руку в постели ей на бедро, как его «мальчик» сразу реагировал эрекцией, а она отзывалась легким вопросом-утверждением, поднимаю ночнушку и обнажая трусики – снимать?

Он легко гладил вагину, влажную от сока желания, ласкал клитор, потом с удовольствием сползал вниз и начинал ласкать ее языком. Вылизывал сочно и нежно, обхаживал клитор до первых ее взрывов, помогая и разнообразя ощущения вибратором, и когда она еще сотрясалась от оргазмов, с криками: “А-А-А-АМ-М-М-м-м-м!” легко поднимался на руках и вводил свой член в горячую и дрожащую плоть, конвульсирующую наслаждением и страстью, она чаще всего прикрывала глаза, наслаждаясь ощущениями, когда он вводил и выводил член.

Потом переворачивал раком, в эту любимую позу, и смотрел на ее попку и бедра с любовью, без спешки и суеты вводя член, блестящий от сока в полумраке спальни, наслаждался видом ягодиц и двух дырочек. Марина в эти моменты пальчиком ласкала свой клитор, он по ритмичным движениям у входящего члена чувствовал ее возбуждение, и когда она вдруг напрягалась и дергалась судорожно от оргазма, с громкими криками и стоном, он уже не думал о ней, и без мудрствований в технике трахал ее сочно и вкусно, думая только о себе, и когда возбуждение накатывало до максимальной высоты, нежно-нежно и медленно вводил член на несколько сантиметров, пытаясь продлить эти неповторимые ощущения наслаждения перед самой эякуляцией, и потом чувствовал, как толчками взрывается в паху и члене выстреливающая в вагину сперма, доставляя то не передаваемое словами чувство сексуального удовольствия, сочетающегося с освобождением от напряжения всего тела и кайфом от ритмичного выброса спермы в жадную вагину.

Да, это не мешало ему по жизни чувствовать азарт от близости с другими женщинами, он не гнался за количеством, а выбрав интуитивно очередную подружку, методически развращал ее и радовался регулярным встречам и физическому удовольствию от полноценного траха и психологической возможности просто попиздеть ни о чем в постели с женщиной, к которой испытывал симпатию.

Это была жизнь, и он не собирался ее менять. Зачем? Когда и так все хорошо. И на отношения и секс с женой это нисколько не влияло.

Виктор посмотрел на жену и Галю. Он сидел за круглым столом между ними. Галина чуть сползла, расслабленно со стула, сидела, раздвинув ноги, платье задралось и ему были видны сочные, чуть полноватые бедра. Наклонив голову, она поглядывала то на него, то на Марину. Улыбка, точнее – полуулыбка, выражала удовольствие от принятого алкоголя и скрытую сексуальную энергию, и желание. Он знал, что, встретив ее где-нибудь на улице, предложив секс, она бы согласилась без сомнений, но это было бы слишком примитивно – трахнуть подружку жены. Он руководствовался принципом не заводить отношений, даже одноразовых, с подружками жены и подружками подружек, женщины ведь такие – обязательно расскажут. И это было бы измена и хреново. То, что он задумал сегодня, была игра. В которой все равноценны и одинаково развратны, так что винить никого не придется.

Налил в стаканы еще коньяка.

– Выпьем, девчонки! – и опрокинул свой стакан. Он специально взял стаканы, не рюмки, и там 50 или 70 грамм коньяка – никто не заметит, и в его голове уже давно существовал план затащить жену в постель с другой женщиной. Для этого надо было теток подпоить. Он смотрел на жену, она была в том подпитии, когда эмоции хлещут, кристализуясь до вечной темы секса, обязательной для разговоров в компании с алкоголем.

О делах, детях и других вещах они уже потрепались. И он целенаправленно подталкивал их мысли и подсознательное к возбуждающим образам членов, вагин, соития.

– Хотите анекдот про блондинок? Как узнать, что в ваш холодильник заглядывала блондинка?

Галина задумалась, она все-таки преподаватель русского и литературы в школе, поэтому напрягла взлохмаченные коньяком мозги, пытаясь отгадать загадку в анекдоте. Ответа не нашла.

– Не знаю.

– Галя -помада на огурцах, – подсказал Виктор, ухмыляясь.

-А, во! – воскликнула жена, и, взяв банан на столе, быстро очистила кожуру и взяла его в рот, мягко и нежно губами облизывая плоть банана, как будто это был член мужчины.

– Ха, я тоже могу, – отозвалась на жест Галина, и выхватив у Марины банан, решительно всунула его в рот, двигая вперед-назад, обнимая губами и азартно посматривая на Марину и Виктора.

– Ладно, у вас получается, – засмеялся Виктор, – тогда другой анекдот: – Что делает блондинка с велосипедом после покупки?

Девчонки задумались. Нахмурили лбы и носики, но ответа не нашли.

– Ладно, ответ, в общем-то простой, она снимает седло.

– О, ужас! – проговорили они в голос.

– Да бросьте вы, не думайте о железках, я в Ю-тубе видел съемку, вроде красивая блондинка крутит педали домашнего велосипеда. Это была съемка спереди, потом камера подходит со спины, а там видно, что колготки разрезаны посередине и вместо седла – вибратор, и она легко крутит педали и ритмично насаживается на вибратор. Вот не помню, был ли заснят оргазм, – объяснил Виктор, усмехаясь.

– Колготки, как? – отозвалась Галина.

– А вот так, – засмеялся Виктор, – и рукой задрав платье Галины, обнажил до трусиков ее бедра и ладонью погладил бедра в промежности.

Марина посмотрела и проговорила, улыбаясь загадочно и зазывая: – А неплохая идея. Что это мы еще не попробовали с домашним велосипедом, а?

– Да у нас все еще впереди, дорогая.

Галина отозвалась на прикосновения мужской руки, призывно раздвигая шире ноги.

Виктор видел, что срабатывают сигналы, подаваемые воображению женщин и внутренне наслаждался эффектом.

– Ладно, еще расскажу один: порядочный английский дом, вся семья только что отобедала, горничная убирает со стола, отец семейства читает газету: – Подумать только, какие ужасные эти американские солдаты! Вчера в баре трое солдат с американской ракетной базы изнасиловали официантку! Жена (в ужасе): – Ох! Трое солдат! Дочка (мечтательно глядя в потолок): – Ах! Трое солдат! Горничная (с пренебрежением): Ха! Трое солдат…

-Ха-ха, – засмеялись женщины.

– Так, а вы как бы ответили, как жена, дочка или горничная?

Ухмыльнувшись, Марина и Галя откликнулись:

– Ну уж точно не как жена, ни хрена видимо не понимает. А вот три – это мечта, а еще бы негра попробовать, красивого, с полными губами, сильного – уй, как сладко, наверное.

Галина:

– Ох, этот блядский недоеб. Она абсолютно точно диагностировала свое состояние. Постоянное легкое нытье внизу живота, которое не могли успокоить два-три достаточно случайных секса в месяц.

– Они что, идиоты, что ли? – думала она, глядя на всех мужчин с трудно осознаваемой тоской. – Женщина ходит рядом, в ней все кипит от желания траха и мужского члена, а они, как замороженные.

Ее воображение постоянно подкидывало картинки голых мужиков, стоящих зазывно членов, эти образы, жившие постоянно в ее голове, заставляли истекать соком и даже вечером, лежа в постели, и вставляя в себя силиконовый вибратор и получая оргазм, она чувствовала этот недоеб, потому что ей хотелось живого хуя, с прожилками и выступающими по стволу венами, его можно обсосать, облизать, наслаждаясь внутренним возбуждением, а потом затащить мужика на себя, и ощущать, как его член входит в ее плоть, доводя до сумасшествия своими движениями, ритмичными, скользящими по нервным окончаниям на стенках ее влагалища. О, это чертово желание, оно не покидало ее, присутствие каждого мужика рядом она воспринимала как призыв, как маленький секс, и все предметы – огурец, банан, кактус даже, резиновая дубинка сбоку на ремне полицейского, одинокое дерево, лежащая палка на земле, столбик у дороги – все это приобретало неосознанно вид фаллоса, члена, хуя, возбуждало и поддерживало это неудовлетворенное желание жжением во влагалище и текущим из нее соком. Она всегда хотела и всегда была мокрая от этих желаний.

В классе, разбирая Евгения Онегина, она подсознательно вызывала к доске мальчишек, это был десятый класс, им уже было по восемнадцать лет, в их глазах уже светилось желание секса и интерес к сексу, она видела это и осознавала, отмечая легкие сигналы в виде взглядов на ее ноги, грудь, фигуру. Она специально одевалась с вызовом в школу, чуть откровеннее декольте, чуть короче юбочка, и все срабатывало, интерес к ней был. Порой, слушая очередные примитивные рассуждения ученика о литературе, она стояла, задумавшись возле окна, а в ее мозгах роем вились образы этих 5-10 мальчишек, без одежды, они со стоящими членами стояли вокруг ее обнаженного тела, лежащего на высоком диване, и один лизал ее влагалище, другие совали эти сладкие члены ей в рот, один, другой, третий, потом от ее пизды отходил лизунчик, и очередной мальчишка вставлял свой молодой, набухший от желания и спермы, член во влагалище, она просто физически чувствовала, глядя в окно, как эта вкусная, толстая змея пробирается внутрь, как она изнемогает от счастья секса и неги, он долбит ее ритмично, быстро, спешит, спешит, но это ее не пугает, за ним стоит следующий, сперма льется в нее рекой, заполняя невиданным наслаждением соития, непрекращающегося.

Но, блядь, это были только мечты, манящие, сладкие. Мальчишки в классе были скромные, неопытные. Только Павлов, задиристый и не признающий авторитетов парнишка с непокорным хохлом на голове, с насмешливостью в глазах, в которых уже отражалось то, еще непонятное им самим, но известное ей мужское чувство превосходства над женщиной, только потому, что это у него был сладкий хуй, которым он будет дарить неземное наслаждение женщине, независимо от того, учительница ты или ученица, смотрел на нее с улыбкой превосходства.

Неосознанное желание и эмоция родились в ней.

– Павлов, а ты не приготовился сегодня к работе, поэму ты не прочитал, так ведь, и готов трепаться в классе только помня ответы других, так?

Павлов, несмотря на хулиганский характер, был честен, он нахмурился и пригнул голову.

– Придешь ко мне сегодня домой, я тебя помучаю по литературе, посмотрим, как ты можешь без подсказки говорить об Онегине.

Галина проговорила эту фразу, родившуюся как бы спонтанно, но, видимо, давно зреющую в ней.

– Все, все свободны.

Вечером она приготовилась, сходила в душ, легко подушилась, одела короткий домашний халатик с глубоким декольте, без лифчика и в одних тонких, прозрачных шелковых трусиках. Одна мысль о Павлове возбуждала и томила ожиданием.

Павлов пришел вовремя, на улице еще было светло, она свет не зажигала.

– Садись, рассказывай.

Она сидела на диване, он сел на стуле напротив, серьезно пытаясь выдавить из себя все, что он помнил.

– Ладно, садись ко мне рядом и возьми книгу, – подтолкнула она ситуацию.

Павлов осторожно присел рядом, она прислонилась к нему ближе, он настороженно поглядывал на ее тело, она боковым зрением замечала быстрый взгляд на грудь, на полуобнаженные ноги.

– Вот представь, что Татьяна бы по-другому встретила Онегина после возвращения, – говорит она Павлову.

– Это как?

– Ну, в романе она говорит: – Я другому отдана, я буду век ему верна, да?

– Да.

– А представь Татьяну в наши дни. Как бы она могла сказать, что ты думаешь?

– Хм, в наши дни… в наши дни могло бы быть наоборот.

– Ну, допустим, она ему говорит: – Я по тебе, Онегин, тоскую, хочу почувствовать твоего хуя.

– Галина Петровна!!! – с недоумением откликнулся Павлов, еще не понимая, куда ведет его учительница русского и литературы.

-Ха, ха. Вот ты, Онегин, что ты отвечаешь?

– Так, – задумался Павлов, озорно взглянув на Галину, принимая игру, – Я так люблю тебя, Татьяна, надеюсь пизда твоя без изьяна, – и засмеялся своей смелости.

Галя сразу же положила руку на его промежность, шепотом говоря: – Представь, что я Татьяна, а ты Онегин, мальчик.

Под рукой резко и быстро набухло, член мгновенно отреагировал на шепот, запах духов, склонившееся женское лицо, грудь в вырезе халатика и обнаженные почти до трусиков ноги.

– Вот, Онегин, твой шанс, Татьяна твоя, люби ее, люби.

И не дожидаясь действий от Павлова, Галина резко расстегнула ремень на брюках и в мгновение ока стянула их с трусами. Член, мощный, красивый, толстый, большой, стоял напрягшийся, готовый к употреблению, и Галина наслаждалась этими мгновениями, улыбаясь похабно и хищнически, получая в подарок давно вожделенную игрушку, эти секунды наполняли ее лоно желанием и чувством победы. Она не спеша наклонилась вперед, любуясь этой сверкающей от выделений головкой, вдыхая этот эротический, сексуальный, возбуждающий аромат молодого хуя, готового для использования.

– Тебе не страшно, Онегин? – приглушенно спросила она, прикасаясь губами к головке члена, облизывая его легким движением язычка.

– Нет, нет, Галина Петровна…

– Дурак, я Татьяна, в худшем случае – Галина, мальчик.

Она наслаждалась скольжением члена внутрь. Ее губы обволокли член, мягко, нежно, она скользила губами по стволу, облизывая каждую вену, каждую неровность, наслаждаясь владением и почти оргазмируя от этого слияния с членом, от ощущения нежной и тонкой кожи пениса, от поддающейся крайней плоти, она поднимала вверх рот до владения головкой, обсасывала и облизывала ее нежнейшую поверхность, потом рукой оттягивала крайнюю плоть к низу, сочно всовывала меж губ член в рот, глубже, глубже, она почти чувствовала, как член проникает в горло, на мгновение задерживала его там, и сжав горящие от сладости губы скользила вверх, к головке, потом опять, опять медленно обволакивая губами этот сладкий хуй, скользила головой вниз, упираясь носом в пах, вдыхая долгожданный запах мужского тела. Потом, придерживая рукой член, наклонила голову и стала лизать его сбоку, чуть сжимая губы и проводя ими сверху – вниз, снизу – вверх, сверху – вниз, снизу – вверх, останавливаясь только на головке, облизывая легко язычком головку, уздечку, она лизала его, наслаждаясь, погружаясь только в одну эмоцию – владения членом. Он был ее собственностью, и одновременно ее Богом, она целовала член владея и преклоняясь перед ним, она знала, что мальчик еще этого не понимает, но объяснять что-либо не входило в ее планы, пусть он сам приобретает опыт трахать женщину и думать о ней.

Она одного не рассчитала, его реакцию молодого организма, не знающего секса, на ласку. Несколько минут неги, и вдруг она почувствовала, как, напрягшись, Павлов застонал и толчками в рот полилась сперма, душистая и густая, наполняя ее тело, сознание, подсознание и эмоции чувством неописуемой радости. Не отрываясь от члена, она высосала все до единой капельки. Выждала, пока тело Павлова успокоится, подняла голову и спросила: – Онегин, любишь ли Татьяну?

– Люблю ли я Татьяну? О да, о да, но все так быстро…

– Хм, но ты ведь не спешишь, герой? – и, ложась на спину, она увлекла за собой Павлова. Сняла халат, быстро сдернула трусики. Ее большие, мягкие груди с очерченными сосками светились в сумраке комнаты незагорелой кожей, Павлов лежал рядом, растерянный и не знающий, что делать дальше.

Галина наклонила его голову к груди, подталкивая деликатно и ненавязчиво, сосок оказался во рту Павлова, он сначала несмело, потом все более распаляясь, стал целовать грудь, чуть покусывая сосок, сначала одну, потом другую, все сильнее и сильнее, помогая и придерживая грудь левой рукой, а правая рука устремилась к промежности, к тому месту, о котором он мечтал постоянно, видел во снах, испытывая поллюции, дрочил в ванной перед зеркалом, скидывая напряжение. Он несмело гладил по половым губам, не зная, что и как, но Галина левой рукой охватила его руку, раздвинула ноги и повела его пальцы по большим губам, раздвинула губы и перешла на ласку влажной внутренней поверхности ее пиздюшки, потом повела его пальцы к клитору и круговыми движениями водила вокруг, слева, справа клитора. Павлов был хороший ученик, и через некоторое время он уже сам, без помощи, жадно ласкал ее вагину. И она понимала, что в его душе бурлит, клокочет ощущение и счастье познания женского тела.

Она правой рукой нажала на его голову, подталкивая книзу, он покорно, реагируя на подсказку, продвинулся вниз, и вот его рот жадно уже вдыхает ее запахи, его язык проникает в дырочку, настойчиво облизывая все закоулки, обходит большие половые губы по краям, засасывает их в рот, теребит язычком, лижет плоть пиздюшки, всовывает язык в дырочку, глубже, глубже, мягкий язык творит там чудеса, Галина уже не сдерживает себя, стонет и издает разные звуки горлом, хрипом, изнутри, откуда-то из легких, бронхов, живота вырывается рык животного счастья.

Боковым зрением она замечает, что член Павлова встал, напрягся, и уже не гурманствуя и не думая ни о чем, она тянет его вверх на себя, задирает ноги и сгибает в коленях, хватает рукой напряженный хуй и со стоном счастья вставляет его во влагалище.

О, эти непередаваемые ощущения, это чувство члена внутри, эта плоть, пронизывающая тебя, в мозгах стучит пульс, сердце бьется в груди сильно, бешено, внутри миллионы окончаний реагируют на мужское тело, член, его сиплое дыхание в ухо, его движения, внутри кружится и растет, растет возбуждение, и одно это доставляет ощущение счастья.

Несколько продолжающихся движений, и вновь Павлов уже смелее кричит и стонет, сперма бьется и выталкивается из члена внутрь влагалища, она чувствует эти сокращения, эти спазмы, в ней поет песня радости самки, получающей жизнь.

Павлов отползает, садится на диван. Молчит.

– Что, Онегин, это был первый раз в твоей жизни? – спросила она его.

– Да, первый. Спасибо. Я давно об этом мечтал.

Не строя больше планов, Галина выпроводила Павлова. Он смущенно прощался, но во взгляде была мужская уверенность, и Галина знала, что скорее всего он на некоторое время будет у нее не раз.

Но чувство недотраха, недоеба осталось одно дело – соблазнить парня и радоваться новым ощущениям, а другое – сочно, со вкусом, ни о чем не думая, сношаться, ебаться, трахаться со взрослым мужчиной, чувствовать в себе хуй зрелого мужика, не думая, куда толкать его и что подсказывать.

Поэтому она с радостью приняла Маринкино предложение попьянствовать и поболтать в компании с мужем, это все-таки был бы маленький оргазм счастья быть со взрослым мужиком в компании.

Виктор вкусно рассказывал пошленькие анекдоты. У нее все внутри задрожало, когда он нахально оголил ее бедра о показал, какой разрез был на колготках девицы на велосипеде с разрезом и вибратором. Сама мысль о вибраторе, о члене зародила в ней волнение, появился легкий зуд в теле, так и хотелось, чтобы кто-то полапал, погладил по телу, поцеловал взасос, облизал бы разные места.

– Галка, иди сюда, я тебя поцелую, – услышала она голос Маринки, поднялась со стула и, разгоряченная, наклонилась к Маринке, и та впилась в ее губы, схватив сначала за плечо, потом опустила руку на грудь, пощупала, помяла, и вставила в промежность, почувствовала мокрые трусики, жадно взглотнула воздух и посмотрела ошалелым взглядом.

Да, вкусно, вкусно, внутри жаром обдало, даже потемнело в глазах. Вдруг Виктор, чуть наклонившись к ней, сказал коротко: – Быстро в душ!

Ей не надо было дважды намекать. Она пошла в ванную.

 

МАРИНА

Я смотрю на своего мужа и думаю – как я его люблю. Вот и сейчас он сидит с нами, веселый, азартный, задорный. Коньяк – хорош. Уже в голове легкий туман. Да еще эти анекдотики, смешные, но что-то там в голове разные образы возникают. А Галка – хороша, симпатичная. Губы блестят заманчиво, язычок меж губ облизывается сексуально. Незнакомое чувство ожидания неизвестного. И что же это за неизвестное? Что тут Виктор придумал, я-то его знаю.

Вот, о вибраторе заговорили. Вкусно, ох вкусно Виктор умеет им. Удержаться от соблазна невозможно. Ха, так он Галке юбку задрал, интересно, а как там? Как это – с женщиной другой? Красивые у нее ноги, да она вообще красивая тетка, брюнетка, темные глаза с поволокой, тонкий носик. Улыбается похабно, зараза. Вот бы ей всадить вибратор, посмотреть, как она верещать будет от наслаждения. Мой, настоящий. Щекотливый. Крутящийся и выкручивающий жилы.

Какая-то атмосфера возбуждающая. Наверное, у меня там в трусиках мокро. И что это так подействовало? Ну не анекдоты же. Это все он. Его блядские флюиды. Сижу и мокну как дура несовершеннолетняя. Да я самая лучшая! Самая горячая! Галка, блядь такая, прекрати так сладострастно-похабно улыбаться! Ух ты, тетка, блядище такая, так бы и раздвинула ножки перед мужиком. И перед моим тоже. Хм, а чем я хуже, у меня язычок тоже проворный, Виктору очень нравится, когда я его обхаживаю.

Как красиво губки ее блестят. Язычок шевелится.

– Галка, иди сюда, я тебя люблю и поцелую.

Черт, а вкусно, нежно так, внизу что-то защемило.

 

ВИКТОР

Он положил руку на бедро жены, она прижала своей ладонью его ладонь. Крепко, вглядываясь чуть пьяно и с явно выраженным желанием в его глаза.

– Ну что, так три офицера не пугают? Нет?

– Нет, черт, ты же знаешь, я смелая. А три – это все мне?

– Ну, милая, надо и делиться. Пойдем в душ, я тебя провожу.

– А где Галка?

– Она уже готова, ждет, – и улыбнулся.

Готова к чему? – спросила невольно Марина себя, но легкое возбуждение остановило все мысли, предчувствие чего-то острого, неожиданного похоронило все сомнения, она решительно поднялась и шагнула в сторону ванной.

Виктор поставил Марину под душ.

– Придешь сама? – спросил.

– Найду, найду дорогу.

 

ГАЛИНА

Виктор вошел в спальню, я уже лежала под одеялом, быстро скинул всю одежду, поковырялся в шкафу, что-то достал и быстро положил под подушку.

– Сюрприз?

– Еще рано, лежи.

Лег рядом, через некоторое время рука проскользнула в промежность и легла на пиздюшку.

О, одно прикосновение мужчины может доставить неописуемую радость! Виктор сначала осторожно, изучая, проводил по верху вагины, потом решительно раздвинул половые губы и пальцами приник к дырочке. Смазки там было достаточно, в предчувствии сексуального неизвестного она текла, и Виктор сочно размазывал сок по вагине и одновременно двумя пальчиками проникал в дырочку. Его движения доставляли сладкое удовольствие, хотелось, чтобы он не останавливался и продолжал, и продолжал гладить и вставлять, гладить и вставлять.

Галина тихо попискивала от удовольствия.

Открылась дверь и показалась Маринка, с полотенцем на бедрах. Полотенце сразу полетело на пол.

– И что тут мы видим?

– Иди сюда, – поманил Виктор, схватил Маринку за руку, откинул одеяло и положил между мной и собой.

– Ух ты! – заявила Маринка. Повернулась на коленки, раздвинула ноги Галине и уставилась взглядом ей в промежность. Кожа блестела от сока, Марина приблизилась к влагалищу, дышала глубоко и взволновано. – Это сокровище, к которому стремятся все мужики? – и прильнула губами к вагине.

Раздались чмокающие звуки, Галка подняла выше ноги, и Виктор сбоку наблюдал, как розовеет лицо Галины, у нее прикрылись глаза, и было видно, что она погружается в сексуальные ощущения.

– На, возьми, – сказал Виктор, подвигая в руку Марине вибратор из-под подушки. Это был знатный вибратор, на его поверхности густо торчали силиконовые волоски, которые по замыслу производителя должны были возбуждать нервные окончания на стенках вагины, и, наверное, так оно и было, а сбоку вибратора был как бы маленький клитор, сантиметров пять в длину, при включении всех кнопок он начинал шевелиться и крутиться кругами, лаская клитор.

Марина ухмыльнулась, нажала кнопки и, хищно улыбаясь, медленно ввела вибратор в Галкину пизду.

О, о, О!!! – послышался хриплый Галкин голос. – О, как хорошо! – а вибратор тихо жужжал в ее теле, электрический клитор описывал круги вокруг Галкиного клитора, наяривал методично и грамотно. Маринка не спеша заталкивала вибратор внутрь и вытаскивала. Вытащив на какое-то время припадала ртом к клитору Галки, жадно облизывала, орудуя языком, Маринкины губы соединялись с половыми губами Галины, с дырочкой влагалища. Глаза у обеих были прикрыты от удовольствия, то ли обладания, то ли получения сладкого кайфа. Отбросив вибратор в сторону, Марина впилась в клитор и вставила два пальца, Галка отозвалась очередным стоном, Марина вытащила пальцы, сложила ладошку клювиком и настойчиво стала толкать ладошку в вагину Галины.

Виктор видел легкое сопротивление, но Галкина пизда так жаждала ебли, что раскрывалась и поддавалась ласке Марины. Она продолжала всей ладошкой скользить по Галкиной вагине, Галка дергалась, судорожно мотала головой от удовольствия, издавая свои: “А-А-А-М-М-М-М-М-РЫ-Ы-Ы-Ы-А-А-А-А-А-А”, кисти рук сжимались-разжимались, схватывая простыню.

Виктор перекинул ногу и, оказавшись сзади у Марины, приподнял ее бедра и ласково приник языком к жаркой и мокрой вагине жены, облизывая губы, розовую плоть и входя язычком внутрь. Язык вошел на какие пять сантиметров, он чувствовал плотную и одновременно нежную кожицу внутри, шевелил языком в разные стороны, облизывая и слизывая Маринкин сок.

Животные, прерывающие стоны и возгласы наполнили комнату, пространство жило только сексом и наслаждением. Виктор с внутренним волнением и возбуждением лизал и лизал пиздюшку своей жены, как никто другой он знал все ее потайные места и изгибы, Маринка опять схватила вибратор и воткнула его в пизду Галке.

Мерно двигаясь, тела жили какой-то слаженной, единой жизнью, излучая потоки сексуальной энергии и желаний.

Первой взорвалась Галина, она громко, безобразно застонала от полученной ласки, и с каждой волной сильнейшего оргазма кричала:

– Ой, ой, мама!!! О-о-о-о-о! А-а-а-агкх!!! – Ее накатило раз пять-шесть, пока она не сжала бедра и ладонь положила на лобок, останавливая Маринкину экзекуцию. – О, а-а-а-а, остановись, я умру!!!

Марина оглянулась на Виктора, было видно, что ей чуть-чуть не хватило для оргазма, она на четвереньках перебралась к спинке кровати и полулегла, раскорячив ноги и бесстыдно открыв свою вагину.

– Галка, иди сюда, покажешь, как умеешь любить!

Галина, жадная до сексуальных ощущений, быстро сменила место и позу, легла на живот между Маринкиных ног. Виктор видел, как она осторожно погладила рукой Маринкины половые губы, тронула их язычком, прошлась по дырочке, вокруг, облизала все места и взяла в губы Маринкин клитор. Посасывая его, перекатывала языком справа-налево, не выпуская ни на минуту, нащупала рукой вибратор и осторожно ввела во влагалище Марины.

Постанывая при каждом входе вибратора, Маринка раскинула руки, потом подхватила их под коленки и нагнула к себе, ближе к груди, пиздюшка ее раскрылась, обнажая самую плоть, влажную, горячую, дважды облизанную.

Виктор не стал углубляться в их игры, оставив их физические ощущения им самим, встал сзади Галины, подтянул на себя за бедра, посмотрел на эту замечательную, крупную задницу, сверху было видно, как красиво идет линия талии, бедра расширяются, и в середине задницы темнеют две дырочки, чуть поменьше анус, и блестящая от соков вагина. Не особенно раздумывая он охватил бедра, чувствуя их массивность и ощущая желание трогать, лапать, мять это мясо, и вставил член в пиздюшку Галины. Она отозвалась очередным стоном наслаждения, вот оно, вот он, горячий, настоящий мужской хуй, это совсем другие ощущения, чем силикон вибратора, Галине казалось, как некая мощная, возбуждающая ее энергия сливается с ее пиздюшкой, слипшиеся волокна кожи проникают друг в друга, от этого сладкого скольжения где-то внизу живота, в мозгах, во всем теле вибрируют потайные фибры, те эротические, сексуальные фибры, которые может разбудить только секс, только член, только их единение, скользкое, влажное и горячее.

Она стонала все больше, пока Виктор насаживал ее на член, при этом на некоем автомате она продолжала обрабатывать Маринкину пизду, трахая ее сильно и энергично этим вибратором.

Вводя член в вагину, Виктор наблюдал, как пульсируют обе дырочки, сжимаясь и раскрываясь. Облизав большой палец, он ввел его в анус, через тонкую стенку между анусом и влагалищем он чувствовал, как в вагину входит его член, он чувствовал бугорки на члене, вены, это прикосновение возбуждало и член твердел при входе. Галка повизгивала и стонала при каждом движении внутрь.

Бедра колыхались, когда он натягивал их на себя, их мясистость и массивность будоражила сознание, вид этой задницы, которую он смачно, сладко и ухабисто трахал, радовал глаз и доставлял глубочайшее удовольствие. Ему было уже без разницы, чью пизду он ебет, все слилось в один организм, Маринкина вывернутая пиздюшка с входящим-выходящим вибратором, задранные коленки, лицо, перекошенное в спазме удовольствия, он не мог видеть лица Галины, но понимал, что она с таким же животным наслаждением и остервенением насаживается на его член.

Завершая этот сексуальный заход он вывел член, обильно смочил его слюной и, чуть сдавив у основания, головку направил в Галкин анус. Она ахнула и притихла, насыщаясь новым ощущением. Он не знал, был ли у Галки когда анальный секс, это уже не имело никакого значения. Легонько и не спеша он медленно и неглубоко вводил свой член, медленно выводил, двигаясь деликатно и осторожно.

Последние несколько толчков – и девки одновременно взорвались мощнейшим оргазмом, крики и стоны прозвучали последним аккордом, Галка рухнула на Маринку, потом, изможденная, повернулась на бок рядом.

Виктор, так и не «приплывший, вытер пот со лба, лег на кровать на спину. Стоящий член пульсировал внутри кровью и жаждал излиться. Он подтащил обессиленную Галку, посадил ее на член спиной к себе, нагнул вперед и дал возможность себе отдохнуть, пока Галка будет трахать его и отрабатывать полученное удовольствие. Она медленно начала насаживаться на член, вводя неглубоко и неторопливо, как бы заново вплывая в волну возбуждения. Движения ее все ускорялись, уже раз за разом она садилась на член полностью, он видел вползающий в ее похотливый зов член, задница, пышная, зовущая, возбуждающая своей вагиной и анусом, колыхалась над его бедрами. Волна пошла, он уже ничем не сдерживал себя, Маринка лежала рядом, наблюдая удивленным взглядом это таинство секса, потом наклонилась к его пенису, и завороженно смотрела на эту радость плоти, на пенис и вагину, раскрытую в ожидании взрыва, на открывающиеся и закрывающиеся при выходе и входе половые губы.

Маринка никогда не видела секса. Это ее возбуждало и отзывалось ноющим ощущением в груди, охватив пальцами основание члена, она пыталась как бы сильнее толкнуть член в вагину, направляла то вправо, то влево член.

Не в силах больше сдерживаться, Виктор выдавил – сейчас кончу!

И тут Маринку столкнула Галину с его члена и всосалась в член ртом, двигая плотью члена вверх-вниз, и тут Виктор взорвался, он чувствовал, как жадно Марина всасывает его выстреливающую сперму, как облизывает губами, покрытыми спермой, ствол члена. Обессиленный, он лежал в прострации на спине, а Маринка шептала: –”Мой, мой хуй, мой мужчина, никому его не отдам!”

 

Больше повторов в их жизни не было…

 

(Всего 469 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Barbar

ГЛАВНЫЙ

14 комментария к “Коньяк Ахтамар. На троих”

    1. спасибо за оценку::)) эротика – это шутка… некое развлечение… у меня есть и стихотворные тексты… и Книга о сексе… и просто – Проза… разная и сложная…

      2
      1. К эротике вообще сложно относиться серьёзно 😉 Если это не BDSM.
        Ваша способность слагать стихи в скором времени пригодится: в январе стартует поэтический конкурс. 😎
        Книгу о сексе можно опубликовать в нашем магазине и продавать её, как горячие пирожки 🚀

        1
  1. Ещё раз перечитала, медленно с наслаждением, как будто надясь рядом с этой горячей троицей, тоже хочется такого секса, мечтать ведь никто не может запретить💋

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг