Skip to main content

Космическая шлюха Эллен Рипли. Часть 1

2147 год, спутник Солнечной Системы «Титан», исследовательская станция Х-310 «Форгейт», собственность компании Вейланд-Ютани, численность сотрудников — 457 чел.

За толстым слоем бронированного стекла сидело инопланетное существо, которое воплощало в себе самые кошмарные представления человечества о внеземной жизни. Оно было крупное, больше и выше человека. Черное блестящее тело, вытянутая голова без малейших признаков глаз. Хорошо развитые челюсти с рядом острых зубов серого цвета. Из пасти постоянно капала прозрачная тягучая слюна. Кроме этого у существа был длинный хвост, состоящий из множества сегментов, последний из которых напоминал наконечник копья.

В данный момент перед камерой находилось двое людей: пожилой профессор в белом халате и средних лет мужчина в деловом костюме. Первого звали Фидли Скотт, последние двадцать лет он работал на Вейланд-Ютани, занимаясь не самыми законными исследованиями в области биотехнологий. Вторым был директор по перспективным технологиям Майкл Эртон, который в последнее время занимался невероятной находкой компании: древним инопланетными кораблем, обнаруженным на планете LV-426, в системе Дзета Сетки.

Когда с поверхности планеты был пойман неопознанный сигнал, компания сразу же направила туда свой грузовой корабль «Ностромо». Экипаж спустился на поверхность и обследовал корабль, обнаружив там скелет огромного инопланетянина в кресле пилота и множество объектов, похожих на большие кожистые яйца, которые хранились в грузовом отсеке. Один из членов экипажа был атакован паразитом, который прицепился к его лицу. Впоследствии из грудной клетки человека вырвалось инопланетное существо, быстро выросшее до крупных размеров. В последствии оно убило почти весь экипаж корабля. Выжила только офицер безопасности Эллен Рипли, которой удалось заманить существо в шлюзовой отсек, а потом выкинуть в открытый космос. Она снова направила Ностромо в Солнечную систему и легла в камеру анабиоза. К ее несчастью бортовой ИИ еще на подходе к системе отправил зашифрованный пакет данных. Вейланд-Ютани направила свою специальную группу зачистки, которая первой поднялась на борт корабля. Они похитили камеру анабиоза вместе с офицером Рипли, скопировали данные бортового компьютера и заменили новыми, в которых о находке на планете LV-426 и инопланетном организме ничего не было. По новой версии вся команда погибла вследствие взрыва, полностью уничтожившего отсек с капсулами анабиоза.

Вейланд-Ютани получила всю необходимую информацию о находке. Особую ценность представляли записи со скрытых камер наблюдения, которые зафиксировали в том числе и то, каким образом офицер Рипли избавилась от инопланетного существа.

Используя полученные данные, Вейланд-Ютани отправила хорошо подготовленную экспедицию, которая вернулась с яйцами инопланетного организма и доставила их на спутник Титан. Компания намеревалась заполучить новые технологии и обогнать всех своих конкурентов. Сама планета LV-426 оказалась весьма богата редкими природными ресурсами, поэтому на ней было решено основать несколько крупных колоний.

— Почему они отличаются друг от друга? — спросил Майкл Эртон, рассматривая изображения нескольких инопланетных особей.

— Скорее всего это просто полиморфизм, как у муравьев, — пояснил Фидли Скотт. — К тому же они приобретают некоторые признаки организма, который их, так сказать, «выносил».

— В последнее время, профессор, у вас не наблюдается никакого прогресса в изучении объекта, — заметил Майкл Эртон.

— Это «чужой», — со странной улыбкой ответил Фидли Скотт.

— Какой еще «чужой»?

— Так мы их называем, «чужие».

— Послушайте, мне все равно какие клички вы им даете. Вы уже вырастили целых десять особей, в том числе двоих из человеческих тел. Но эти твари только жрут и тянут ресурсы из компании, не говоря уже об опасности со стороны Службы Системной Безопасности, которая давно точит на нас зуб.

— Вы же уже получили данные по макроэнергетическим кислотным соединениям, они способны нести невероятное количество энергии.

— Да, но…

— Кроме того их пищеварительная система по сути представляет универсальный реактор, который может перерабатывать абсолютно все: любую органику, металлы и даже силикаты. Разве вы не хотели бы его заполучить?

— … но по нашим оценкам, ресурсы компании выгоднее бросить на изучение инопланетного корабля, что даст куда более быстрый и надежный результат, — холодным тоном процедил Эртон.

— Послушайте, из «чужих» можно выжать куда больше, чем из полуразвалившегося древнего корабля!

— Возможно, профессор Скотт, но в очень отдаленной перспективе, — бросил Эртон, покидая смотровую площадку.

Фидли Скотт был крайне зол: его исследования уже давно были под угрозой полной заморозки. В последнее время ему и вправду не удалось продвинуться в изучении этих невероятных существ. Сначала все шло гладко: он препарировал парочку тварей и получил массу данных, которые заинтересовали руководство компании. Но дело застопорилось на этапе изучения жизненного цикла Чужих. Количество найденных на древнем корабле яиц было ограничено, а новые взять было попросту неоткуда.

Очевидно, что должна была существовать самка чужих — матка, достаточно крупная, чтобы производить эти яйца с паразитами. Но все полученные на данный момент особи были самцами. К счастью, удалось выявить ряд особенностей половых органов чужих, которые указывали на способность менять пол. Загвоздка заключалась в том, что ни одна из особей не собиралась перерождаться в самку, чему могло быть просто уйма причин: не подходящая температура окружающей среды, отсутствие каких-либо элементов в питании и прочее. Но Фидли Скотт все же был уверен, что дело в чем-то совершенно ином. Твари были приспособлены жить в самых экстремальных условиях, а, следовательно, там же и должны размножаться.

Напряженный ход мыслей профессора внезапно пронзила одна догадка, даже скорее лишь ее тень. Он вспомнил обстоятельства гибели первого экземпляра Чужого, который оказался на борту корабля Ностромо. Профессор Скотт вернулся в свой кабинет и приказал ИИ вывести на экран записи последних двадцати минут перед тем, как офицер Рипли выкинула особь в открытый космос. Возбуждение и радость профессора росли с каждой секундой, пока он наблюдал за происходящим на экране, где черный монстр насиловал голую беспомощную девушку. Чужой успел закачать в Рипли буквально литры спермы во все отверстия. Было не понятно, почему он принял ее за самку, ведь остальных членов экипажа он просто убил и сожрал. Возможно дело было в том, что она оказалась в этот момент совершенно голой, но это было слишком уж примитивным предположением. Профессор чувствовал, что разгадка где-то рядом, нужно было лишь немного копнуть…

— Что он сделал?! — воскликнул Майкл Эртон, сидя за столом в своем кабинете.

— Достал из криокапсулы офицера Эллен Рипли, ту самую, которую забрали с борта Ностромо, — доложил начальник службы безопасности станции Джон Купер.

— Ему проблем мало? — негодовал директор Эртон. — Какого черта эту Рипли оставили в живых и хранили до сих пор, нужно было сразу же от нее избавиться!

— Судя по отчету, глава оперативной группы решил, что она представляет собой определенную ценность для выяснения деталей произошедшего на корабле, — сухо ответил Купер.

Майкл Эртон поднялся из-за стола и решительным шагом направился к лабораториям профессора Скотта, расталкивая по пути случайных сотрудников станции.

— Что вы делаете, профессор? — прошипел директор Эртон, оказавшись в лаборатории. — Совсем ума лишились?

— Ох, успокойтесь, Эртон, — уверенным тоном заявил Фидли Скотт. — Между прочим, я как раз нашел то, что заинтересует компанию.

— Скорее это заинтересует ССБ, если они хоть как-то пронюхают о том, кого мы тут хранили целых два десятка лет.

— Вы закончили? — невозмутимо произнес Скотт и тут же продолжил. — Я обнаружил в теле Эллен Рипли ряд чужеродных образований, которые по своей структуре идентичны тканям нашего исследуемого объекта.

— Кхм… — Майкл Эртон задумался над словами профессора. — Где она сейчас?

— Не беспокойтесь, я лишь вытащил ее из капсулы, — ответил Фидли Скотт. — Она по-прежнему остается без сознания.

— Ладно, профессор… — уже спокойным тоном произнес Эртон. — Так что вы собственно нашли?

Скотт рассказал, что в теле Эллен Рипли появилась новая система с неизвестными функциями: разветвленная сеть, пронизывающая весь организм. Причем, точно такая же имелась и у Чужих.

— Она превращается в одного из них? — удивился Эртон.

— Такое пока рано утверждать. Она слишком долго находилась в анабиозе, а мы пока не выяснили функции этой системы в организме Чужих. Но кое-что мы уже определили: прямо на коре головного мозга появились небольшие образования, в которых наблюдается утечка энергии. Иначе говоря, они излучают в пока неизвестном для нас диапазоне — это какой-то передатчик информации.

— Я так понимаю, у вас уже имеются какие-то догадки? — уточнил Эртон.

— Да, это было очевидно, — ответил профессор Скотт. — Все особи начали проявлять повышенное беспокойство в тот момент, когда мы доставали офицера Рипли из капсулы анабиоза. Дополнительное сканирование показало, что у них в головном мозге периодически появляются вспышки энергии, указывающие на прием информации.

— Ого, так значит между ними есть связь, — произнес Эртон. — Любопытно.

— По моим предположениям, эта женщина в пассивном режиме посылает всем имеющимся особям «чужих» информацию, что у них уже имеется Королева. Поэтому никто из них не трансформируется в самку, — пояснил Фидли Скотт.

— Хорошо, профессор, в этом определенно что-то есть, — удовлетворенно произнес директор Эртон. — Я пока повременю с отчетом о перспективах ваших исследований, продолжайте в том же духе.

Фидли Скотт на протяжении нескольких дней изучал изменения в организме бывшего офицера Ностромо, Эллен Рипли. В ее теле появилась новая, очень сложная система, которую назвали «Медузой». Множество тончайших нитей проходили через внутренние органы, мышцы и кожные покровы. Эта сеть имела свои узлы — небольшие сферические образования, часть из которых располагалась прямо на коре головного мозга. После долгой обработки данных исследовательский состав во главе с профессором Фидли Скоттом пришел к ошеломляющему выводу, что она служит для целенаправленного изменения ДНК клеток. Подобная система никак не могла быть результатом природной эволюции, все указывало на искусственное происхождение «Медузы».

Судя по всему, после контакта офицер Рипли обзавелась точно такой же системой изменения ДНК, которой обладала инопланетная особь «чужого». Профессор Скотт подумал о повышении уровня безопасности при работе со всеми биоматериалами «чужих».

Но вскоре всех поразила еще одна новость: Эллен Рипли самостоятельно пришла в сознание, не смотря на состояние медикаментозной комы, в которую ее ввели сразу же после разморозки.

Рипли открыла глаза и увидела, что находится в странном ослепительно-белом помещении. Вокруг стояло множество совершенно незнакомых ей приборов. Сама она лежала на странной кровати, похожей на полупрозрачное желе. Рипли показалось, будто она плавает на поверхности воды. Пока она осматривалась по сторонам, эта гибкая текучая масса несколько раз приходила в движение.

«Это не Ностромо», — было первой мыслью Рипли.

Она приподнялась и осмотрела себя: на ней была обычная больничная роба, а все тело обвивали какие-то трубки и провода. В этот момент она ощутила сильное головокружение и острое желание избавиться от этих пластиковых пиявок. Преодолевая слабость в мышцах, она начала сдергивать их резкими короткими движениями. Справившись с ненавистными трубками, она почувствовала себя намного лучше: голова перестала кружиться, а мышцы начали постепенно наливаться силой.

Внезапно в одной из стен открылся широкий проем, откуда появилось трое людей в белых халатах. Они ошарашенно уставились на Рипли, не в силах что-либо произнести.

— Где я нахожусь? — громко спросила Рипли и встала на ноги.

— Ааа… — затянул мужчина с короткой черной бородой, но тут же замолчал.

Они все выглядели крайне удивленными и даже испуганными. Один из троицы вдруг резко развернулся и выбежал из комнаты. Другие двое переглянулись друг с другом и тоже решили ретироваться.

— Стойте, черт вас дери! — крикнула Рипли, сделав пару шагов по направлению к двери, но те уже успели выскочить из комнаты и заблокировать выход.

Рипли снова осталась одна в этом странном месте. Сначала она стукнула пару раз кулаком по закрытым дверям и покричала, но ей никто не ответил. Тогда она принялась осматривать оборудование, которым была заставлена ее белоснежная комната. Большинство образцов были совершенно незнакомы, хотя она проходила медицинские курсы для офицеров космического флота и знала, как обращаться с различной техникой.

«Что-то это место не очень походит на госпиталь», — подумала Рипли, усаживаясь на желеобразную кровать.

Через четверть часа двери снова разъехались в стороны и на пороге появился пожилой мужчина. Он сразу не понравился Рипли: у него были мерзкие глазенки с узким прищуром и большими мешками. Борода полностью поседела, а усы и шевелюра все еще отдавали грязно-рыжим оттенком. Шея у него была рыхлая и обвислая. Особо выделялся здоровенный высокий лоб, который окончательно закреплял образ злобного и хитрого старикашки.

— Здравствуйте, мое имя Фидли Скотт, я ваш лечащий врач.

— Что это за место? — резко спросила Рипли.

— Эм… это международная исследовательская станция «Форгейт», — с кривой улыбкой ответил Скотт. — Она расположена на Титане.

— Ага, значит международная станция… — произнесла Рипли. — Хорошо, и что я тут делаю?

— Ну, мы вынуждены были на некоторое время поместить вас в карантин, — Скотт едва не хихикнул, вспомнив, сколько лет тут держали капсулу с Рипли. — Сами понимаете, после такого инцидента вас нельзя было просто так отпустить на Землю.

— Я так понимаю, что карантин уже закончился? — спросила Рипли.

— Вообще — да, прямой опасности для окружающих вы не представляете, но вам все же придется тут задержаться, для ряда дополнительных тестов и проверок.

— Я могу хотя бы связаться с родственниками?

— У нас тут особый режимный объект, но я обязательно поговорю на эту тему с начальником станции, — не слишком убедительно ответил Скотт и торопливо направился к двери.

В коридоре профессора перехватил Майкл Эртон вдвоем с начальником безопасности станции.

— Я слушал ваш разговор, профессор, — насмешливым тоном произнес Эртон. — Вам даже двухлетний ребенок не поверил бы.

— Ох, какая разница? — отмахнулся Скотт. — Рано или поздно она бы все равно догадалась.

— Вы уже выяснили, каким образом она вышла из медикаментозной комы? — въедливым тоном спросил Эртон.

— Кхм, все произошло слишком быстро, а она сразу же сорвала с себя датчики… — начал профессор, — но мы обязательно разберемся.

Следующие несколько дней Рипли пришлось вытерпеть массу различных обследований. Ее даже заставили пройти ряд странных психологических тестов.

От вопросов ассистенты профессора попросту уклонялись. Рипли понимала, что Фидли Скотт даже не постарался выдать ей что-то более-менее правдоподобное. Особенно ее беспокоило то, что эти люди ничего не спрашивали о произошедшем на Ностромо, словно они и так были в курсе тех событий.

Рипли все время держали в одной и той же комнате, поэтому выяснить что-нибудь о станции ей было весьма затруднительно. Она догадывалась, что скорее всего ее держит в плену Вейланд-Ютани, но таком случае было не совсем понятно, чего они от нее хотят? Через несколько дней она все узнала…

— Профессор Скотт, долго вы еще собираетесь возиться с этой Эллен Рипли? — спросил Эртон, после переговоров с высшим руководством. — Я не могу тут вечно торчать, а совету директоров нужно показать что-нибудь более существенное, чем ваши предположения. В противном случае финансирование могут существенно урезать уже в ближайшее время.

— Но научные исследования — это всегда медленный и кропотливый процесс, — возразил Скотт.

— Так давайте подумаем над тем, как его ускорить, — сказал Эртон. — Вы недавно говорили, что Рипли посылает всем особям какой-то сигнал?

— Ну, да…

— У меня есть одна отличная идея, профессор… — произнес Эртон и злорадно улыбнулся.

Рипли удивилась, когда ей сказали, что очередной тест нужно провести в другом помещении. Ее усадили на кресло-каталку и в сопровождении двух охранников повезли по длинному коридору. Хотя Рипли увидела лишь часть станции, она смогла прикинуть ее размеры. Коридоры были широкими, воздух свежий, повсюду работало отопление и свет — это говорило о том, что станция была весьма крупной, с мощным термоядерным реактором и отличной системой восстановления воздуха.

— Зачем вы тащите меня в другое место? — спросила Рипли у следовавшего рядом лаборанта. — Что вы собрались проверять на этот раз?

— Просто тест на физические нагрузки, — уклончиво ответил тот и отвернулся.

Ее привезли в большое помещение с высоким потолком, в одной из стен были мощные двери шлюза из светло-серого полимера. С Рипли сняли больничную робу и сказали ожидать. Сам же лаборант с охранниками подозрительно торопливо выскочили в коридор. Рипли и раньше приходилось подолгу оставаться в голом виде, когда на ее лепили множество датчиков. Она ничуть не стеснялась и вовсе не это считала самым неприятным моментом. В первую очередь ей не нравилось поведение лаборанта, который весьма заметно нервничал, хотя раньше она такого не замечала.

Прошло пять минут, но ничего так и не изменилось. Рипли чувствовала, как ее постепенно охватывает паника. Она совершенно не понимала, что с ней собирались делать и зачем все это было нужно. Если бы хотели убить, то просто-напросто ввели яд — и дело с концом, а тут было что-то совсем другое.

Внезапно самая широкая стена в помещении полностью изменила цвет: с белого она стала мутно-серой, а затем совершенно прозрачной. На другой стороне оказалось нечто вроде большого координационного центра со множеством терминалов и голографических экранов. Там было довольно много народа, а в центре стоял профессор Скотт с неизвестным человеком в деловом костюме.

Фидли Скотт очень не нравился Рипли, он вызвал у нее отвращение. Но другой человек показался ей куда хуже, хотя он и выглядел в высшей степени превосходно. У него было красивое, слегка вытянутое лицо с широким подбородком и тонкими губами. Светлые волосы с боковым пробором были чуть небрежно уложены. А вот его глаза были совершенно холодными и бесстрастными, взгляд разил ледяным равнодушием.

— Какого черта вы меня сюда запихнули? — собравшись с духом, громко произнесла Рипли. — Мне кажется, или вы тут все больные извращенцы?

Профессор неуклюже завертелся на месте и с явной неприязнью покосился на стоявшего рядом с ним человека. Очевидно, что Фидли Скотт был тут далеко не самым главным. Блондин в деловом костюме едва заметно усмехнулся и что-то коротко сказал профессору.

Тут Рипли услышала, как позади нее раскрываются тяжелые створки шлюза. Она резко развернулась и уставилась в открывшийся проем, затянутый плотной пеленой тьмы. Там внутри что-то шевельнулась, а затем на свет показалась черная блестящая масса.

«Я же выкинула эту тварь открытый космос, откуда она здесь?» — в ужасе подумала Рипли, едва успев понять, что она видит перед собой.

На середину ярко освещенного помещения вышел чужой и повертел своей вытянутой черной головой. Он ясно слышал призыв, а инстинкты говорили ему, что нужно делать.

Преодолев оцепенение, Рипли кинулась к стене из бронестекла и заколотила по ней руками. Но по другую сторону никто из людей не реагировал на ее крики. Рипли прекратила стучать и замерла, боясь обернуться назад. Она уже слышала позади себя тихий свист воздуха и негромкие шаги, но не могла заставить себя посмотреть на приближающегося монстра.

Рипли уже чувствовала его тяжелое дыхание, теплая слизь капала ей на спину и стекала между голых ягодиц. Позади нее раздался непонятный чавкающий звук, после чего что-то уперлось ей в зад. Она вздрогнула и все-таки повернула голову: это бы огромный черный член, почти полуметровой длины, весь покрытый прозрачной слизью. В голове Рипли вспыхнули картины событий на Ностромо, где ее изнасиловала эта инопланетная тварь. Неужели ее снова ждал этот кошмар?

Рипли попыталась развернуться, но чужой уже крепко схватил ее своими жуткими лапами. Чудовище несколько раз провело членом между ее белых ягодичек, пока не пристроилось прямо к колечку ануса. В следующий миг Рипли широко распахнула глаза и закричала от дикой боли: тварь вогнала ей в зад как минимум половину своего ужасающего члена. Казалось, будто ее тело раздирают на части. Затем последовала короткая пауза, после которой чужой снова пришел в движение. Едва держась на ногах, Рипли уперлась раскрытыми ладонями в стекло и запрокинула голову, когда из ее груди вырвался долгий громкий крик. Чудовищный член все глубже и глубже погружался в ее прямую кишку. Она с ужасом ощущала, как ее буквально насаживают на длинный толстый кол.

Издаваемые Рипли звуки, заинтересовали чужого: он опустил голову и выдвинул свою внутреннюю челюсть. Этим жутким отростком он несколько раз провел по шее и плечам девушки. Тягучая прозрачная слюна твари потекла по спине стонавшей от боли девушки. Удовлетворив свое любопытство, чужой снова начал двигаться.

Черный блестящий ствол с каждой секундой все быстрее и быстрее ходил между белых ягодичек. Рипли стонала и вскрикивала в такт движениям насилующего ее монстра. Огромный член чуть ли не выворачивал ее внутренности наизнанку. Через время она почувствовала, что боль в заднем проходе постепенно уменьшилась до более-менее терпимого уровня. Рипли наконец смогла поднять голову и посмотреть впереди себя. Как оказалось, люди за стеклом с большим интересом наблюдали, как ее насилует это животное. Среди них даже были женщины, причем, некоторые явно испытывали сексуальное возбуждение от этого зрелища.

Рипли громко застонала, когда член чужого особенно глубоко вошел в нее. Инстинктивно она широко расставила ноги и чуть согнула в коленях. Продолжая упираться руками в стекло, она прогнула спину и выпятила зад. В таком положении длинный ствол легче скользил внутри ее прямой кишки, и боль была не столь сильной.

«Черт возьми, — подумала Рипли. — Со стороны это, небось, выглядит так, будто я сама подставляю задницу монстру».

Из-за постоянного напряжения Рипли сильно вспотела: от выступившей влаги ее спина, бедра и ягодицы блестели под ярким светом ламп. Бледная кожа девушки сильно контрастировала с жутким черным окрасом чужого, который плотно прижимался к ее хрупкому телу. Маленькие сисечки непрерывно тряслись от толчков монстра, который ни на секунду не прекращал насиловать бедную попку Рипли.

Постепенно боль отошла на второй план, и сейчас Рипли испытывала смесь из самых различных чувств. Кроме злости и страха, она почувствовала жуткий стыд от того, что стояла голая перед множеством людей, а ей в это время загоняли огромный толстый член прямо в жопу. Затем Рипли стала ощущать еще кое-что, одно знакомое все усиливающееся чувство — она возбуждалась. Ее пизденка начинала сладко ныть, требуя к себе внимания.

«Только не это!» — в панике подумала Рипли и застонала.

Ей показалось, что сексуальное желание было еще сильнее, чем во время случая на Ностромо, где ее первый раз изнасиловало кошмарное инопланетное чудовище. Она должна была испытывать ужас, но вместо этого ощущала самую настоящую похоть.

Длинный член ритмично погружался между подрагивающих белых ягодичек. Растянутое до предела колечко ануса плотно охватывало толстый блестящий ствол. Обильно выделяемая чужим слизь неприлично чавкала в уже основательно раздолбанной задней дырочке и стекала по дрожащим ногам Рипли. Когда тварь двигалась назад, прямая кишка девушки едва не выворачивалась наружу, но тут же загонялась внутрь мощным толчком.

Возбуждение было уже просто невыносимым. Рипли сильнее уперлась руками в стекло и вдруг сама подала зад навстречу чудовищному члену.

— Аааах, да! — простонала Рипли, до предела насаживаясь своей задней дыркой на член чужого.

Буквально рыча от боли и похоти, Рипли продолжала активно двигать бедрами, ублажая своей задницей насилующего ее монстра. Отталкиваясь руками от стекла и слегка приседая, она быстро вошла в ритм. Еще и еще: она хотела увидеть, как ее живот распирает изнутри огромный полуметровый член.

Наблюдавшие за всем этим сотрудники станции явно не ожидали подобного. Профессор Скотт чувствовал себя крайне неудобно, словно не знал куда себя подевать. Женщины тихонько переговаривались между собой и даже хихикали.

— Ого, да она настоящая космическая шлюха! — громко произнес директор Эртон. — Зря вы боялись, профессор.

Рипли уже не беспокоил тот факт, что инопланетный монстр трахал ее на глазах у целого десятка людей, а она откровенно подмахивала своей маленькой похотливой попкой.

«Да, смотрите на меня, ублюдки, смотрите!» — думала Рипли, еще больше возбуждаясь от этих мыслей.

Движения члена в ее заднице ускорились, тварь явно собиралась кончать и не жалела бедную попку Рипли.

— Аааргх! — громко вскрикнула она. — Черт, моя задница!

Ее анальная дырка словно горела огнем, но она уже была близка к оргазму. Рипли ощутила, как чужой натянул ее задницу по самое основание огромного члена и начал закачивать в нее сперму. Ее живот моментально раздулся от нескольких литров густой плотной жидкости.

Рипли наконец соскочила с члена, который так долго буравил ее задницу, и рухнула на пол. Она встала на четвереньки, ощущая невыносимые спазмы в животе. В следующий миг из ее раздолбанной задней дырки хлынул поток молочно-белой жидкости. Рипли начала тужится, пытаясь выдавить из своего кишечника оставшуюся сперму чужого — и мощная волна оргазма тут же охватила ее содрогающееся тело. В перерывах между приступами она успела подумать, насколько по-блядски это должно смотреться со стороны. На мгновение у нее даже мелькнула сумасшедшая идея: лечь на спину, широко раскинуть ноги и начать мастурбировать прямо у всех на глазах.

— Вы достаточно увидели? — спросил профессор у Эртона. — Можно уже поместить особь чужого обратно в камеру?

— Да, валяйте, профессор, — с усмешкой ответил Эртон.

На потолке камеры для экспериментов находилась специальные рельсы, по которым передвигалась массивная мобильная установка с манипуляторами. Она въехала через открытые двери шлюза и остановилась над чужим, который сидел на полу и вяло шевелил своей длинной блестящей головой. Чужой негромко заверещал, когда его туловище обвили серые щупальца манипуляторов. Его сразу же оторвали от пола, где он мог лишь беспомощно размахивать своими конечностями. Все еще вялого монстра бросили в передвижную клетку и повезли туда, где содержались остальные его сородичи.

Когда двери шлюза захлопнулись, в камеру зашли охранники и два лаборанта. Они усадили Рипли на кресло и выкатили в коридор.

— Господин Эртон, я вынужден заметить, что ваш «эксперимент» был совершенно бессмысленным и опасным, — с негодованием произнес профессор Скотт.

— О, бросьте, профессор, — снисходительным тоном ответил директор. — Теперь мы точно знаем, что эти твари воспринимают ее как самку. Да, и зрелище получилось отличное, будет, что показать совету директоров.

В этот момент к профессору подбежала молодая ассистентка с развернутым голографическим планшетом:

— Профессор Скотт, тут поступили последние данные исследований мышечной ткани подопытной, — торопливо произнесла она.

— Я потом посмотрю, Нэнси, — отмахнулся Скотт, собираясь вернуться к разговору с директором.

Но тут его прервал вызов по рации от начальника охраны Купера.

— Что такое? — раздраженно произнес профессор. — Я сейчас занят!

— У нас проблема, — резко сказал Купер. — Эллен Рипли сбежала.

Через десять минут Скотт, Эртон, Купер, охранники и несколько лаборантов собрались на перекрестке двух центральных коридоров, где все и произошло.

— Как такое могло произойти? — спрашивал Эртон у побитого охранника, половина лица которого представляла один сплошной синяк. — Она же едва жива была, когда вы ее повезли!

— Я не знаю, она просто вскочила и впечатала моего напарника в стену, затем выхватила его дубинку и ударила меня по лицу. После этого я вырубился и дальше уже ничего не видел. У нее сила была просто нечеловеческая: Харви ведь килограмм сто весит, а она его как плюшевую игрушку швырнула.

— Постойте… — профессор Скотт, раскрыл свой планшет и принялся просматривать данные, которые ему только что переслала ассистентка. — Ага, ее мышечная ткань…

— Что с ней не так? — уточнил Эртон.

— Появились новые волокна с неизвестными белками… — бормотал профессор, пытаясь осмыслить данные отчета, — … тут совершенно иной механизм мышечного сокращения.

— Ближе к делу, профессор, — сказал Эртон. — Насколько она сильнее стала?

— До чужих ей, естественно, далеко: у них и метаболизм кардинально отличается, — начал профессор Скотт. — Трудно сказать, но в любом случае она ограничена массой собственного тела и доступными запасами энергии. Вряд ли ее сила и выносливость могли увеличиться более чем в два раза, изменения пока еще не слишком значительны.

— Я возьму пять человек, — сказал начальник службы безопасности Купер. — Этого должно хватить.

— А у вас бывает не так уж скучно! — весело произнес Эртон.

— Не думаю, что это подходящий повод для веселья, — проворчал Скотт.

Через десять минут директор Эртон вызвал начальника безопасности, чтобы узнать, как продвигается дело.

— У нас возник ряд сложностей, — как всегда лаконично ответил Купер.

— Какие еще могут быть сложности? — удивился Эртон. — Мы на закрытой станции, которая торчит прямо на поверхности Титана — тут даже бежать некуда!

— Часть камер видеонаблюдения вышла из строя, и мы не можем точно определить местоположение Эллен Рипли.

— Ого, еще сюрпризы! — чуть ли не радостно произнес Эртон. — Да что сегодня за день такой? Ну, вы хоть что-то уже выяснили?

— Она напала на сотрудника техслужбы, забрала его комбинезон и набор инструментов, — доложил Купер. — Возможно, она скрывается в оранжереях или технических помещениях.

— А что вы там говорили про камеры? — поморщился Эртон. — Как такое вообще могло произойти?

— Наши специалисты говорят, что это могла быть диверсия.

— Твою мать, Купер! Вы меня просто убиваете, почему из вас все нужно вытягивать клещами? Быстрее разберитесь с системой видеонаблюдения и отправьте всех людей на поиски Рипли.

— Но мы не можем бросить посты…

— Можете, оставьте только самый минимум! — Эртон уже начинал злиться. — Выполняйте!

— Да, сэр.

Рипли давно поняла, что с ее телом происходит нечто необычное. Конечно, было очевидно, что ее неспроста уже много дней подвергают различным тестам и анализам. Но, кроме этого, она сама ощущала происходящие с ней изменения. В больничной палате было попросту нечем заняться, от скуки она решила взяться за физические упражнения. Вскоре она обнаружила, что могла бы непрерывно отжиматься от пола хоть целый день. Усталость хотя и чувствовалась, но проходила довольно быстро.

Вовремя остановившись, Рипли решила больше не демонстрировать свои неимоверные результаты. Она ограничила себя нормальными человеческими нормами и больше их не превышала. Помимо этого, ей постоянно хотелось есть, но уж в еде ей никогда не отказывали.

Когда ее, всю измазанную в сперме и слизи инопланетной твари, снова вывезли в коридор, она твердо решила попробовать бежать. Другого такого шанса могло попросту и не быть. Когда ее довезли до перекрестка, она собралась с силами и резко вскочила с кресла. Все вышло куда проще, чем она ожидала: охранники никак не ожидали такого поворота событий и даже не успели достать оружие, а лаборанты просто остались стоять в стороне.

Станция оказалась даже больше, чем она изначально предполагала. Судя по обозначениям, тут было целых девять уровней, уходящих глубоко в толщу льда Титана. Рипли пробежала несколько секций и наткнулась на рабочего, который, скорее всего, даже не знал, что за опыты тут проводит компания. Он изумленно уставился на изрядно потрепанную женщину в больничной робе. Рипли вырубила его всего лишь одним хорошим ударом.

Спрятавшись в туалете, она привела себя в порядок и переоделась в добытую форму работника техслужбы. У нее не было какого-то определенного, хорошо продуманного, плана. Ей лишь оставалось надеяться на свою новую силу, профессиональные навыки и удачу. На такой огромной станции невозможно все держать под контролем, а значит у нее был шанс добраться до какого-либо транспорта или терминала связи с внешним миром.

Когда она выбралась из кабинки туалета по станции внезапно раздался бесстрастный женский голос искусственного интеллекта: «Внимание, биологическая угроза! Нарушение карантина! Всем сотрудникам станции, кроме дежурных систем энерго и жизнеобеспечения, немедленно вернуться в свои каюты!»

Примечание.

Одна из сцен написана по мотивам 3D анимации про Эллен Рипли «Dаmnаtiоn», автора dеfilеrоfwаifu.

(Всего 32 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

0

Космическая шлюха Эллен Рипли. ...

34

Дыхание ксеноморфа ...

2.56

Давний договор. Часть 9 ...

Похожие рассказы:

0

Космическая шлюха Эллен Рипли. ... Автор: Tremere

10

Сентэк – галактика зеленого Со ... Автор: Руслан&Людмила Адамовы

34

Дыхание ксеноморфа ... Автор: Tremere

2 комментария к “Космическая шлюха Эллен Рипли. Часть 1”

  1. Хочу отметить грамотный подход автора к обложке рассказа: размер 750 на 250 пикселей представляется оптимальным 👍

    0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.