Кукловод. Крымский фронт. часть 10

Кукловод. Крымский фронт. часть 9

В конце февраля я съездил в Севастополь и мне немного повезло — адмирал Октябрьский был почти трезв. Да ещё получив по моей просьбе «волшебный пендаль» от Сталина, обещал мне выделять авиацию. и даже твердо уверял меня, что вскоре две роты морской пехоты прибудут на Крымский фронт. Поверим! Бравые морячки будут весьма кстати!

Прошёлся я со своими охранниками по набережной. В ожидании новой бомбёжки город затих. Гнетущую тишину нарушали шум моря, писк чаек и звуки разбивающихся о камни волн. Перед взором был вулканический массив Кара-Даг, величественность которого подчеркивала зачаровывающая красота заката. Я рассказал очарованным красотой крымского побережья парням, что Кара-Даг с окрестностями являются уникальным местом, на нашей планете, со своим неповторимым микроклиматом. На относительно небольшой площади возникло сообщество лесной, лесостепной и даже средиземноморской растительности. Среди редколесий и зарослей здесь насчитывается больше 1000 видов растений, более 60 из которых — местного происхождения. Среди этого великолепия обитают 30 видов млекопитающих, 80 птиц, 15 рептилий, множество редких насекомых. Вот такой уникум наш Кара-Даг.

Вечерело. Огромное багровое солнце кровавым шаром опускалось в воды Чёрного моря. И казалось, вода уже окрашена кровью тысяч погибших, которые пока еще живы и ходят по этой земле, но участь их предрешена. С той или другой стороны погибнут тысячи, десятки тысяч станут калеками, для сотен тысяч война разрубит жизнь на две половины — ДО и ПОСЛЕ. Это война. Разожженная респектабельными господами из Лондонского Сити, нахально подталкивающими своими деньгами дядю Гитлера идти на восток. Тут да и наши отличились — «олигархи» местного разлива, такие как Литвинов и Молотов. И она будет уносить жизни русских и немецких солдат и матросов только ради того, чтобы банкиры смогли в очередной раз подсчитать прибыль. А вот хрен вам, а не прибыль — подумал я, поломаю ваши планы насчёт Крыма.

Сталин и его окружение воевали с олигархией, возникшей в стране после НЭПа и устранения монархии, скорее всего, это была борьба одних олигархических кланов с другими. Используя НКВД как орудие, именно Хозяин и его окружение создали условия для потери Украины в 1941 году. Оторванность от масс, полное нежелание учитывать региональные условия и национальный вопрос — вот основа поражения СССР в первом периоде войны. Все обкомы партии жили параллельно от народа. Закрытые распределители, отдельные дома с охраной, пайки и всё такое. Даже институты только для элиты, такие как МГИМО. Как грустно шутили во все времена, эти институты “Только для белых”. Кстати, партэлита вовсю удирала в тыл, оставив своим подчинённых грозные приказы: “Умереть, а врага не пропустить!” Сволочи! Простые люди для них точно мусор!

2 марта ранним утром я был в штабе 201 дивизии. Утро для боя выдалось прекрасное. В небе легкая дымка, закрывающая солнце. Нет жары. Нет и холода. Комфорт, да и только. По сторонам от «железки» ласкающую взгляд золотую осень трепещет легкий ветерок. В такую погоду по грибы ходить, шашлыки жарить, с девушкой миловаться, а не воевать.  Но придётся! И потом двинулся на передовое НП комдива. НП комдива располагался почти на вершине высотки (хотя какая она высотка, так, небольшое покатое возвышение над округой). Одну из больших воронок углубили, поставили сруб из шпал, укрепили рельсами, перекрыли так же рельсами, шпалами, а уж это всё и засыпали землёй и замаскировали. Тут тебе и наблюдательный пункт с прекрасным обзором во все стороны через амбразуры, и при необходимости прекрасно защищённая рельсами и тремя слоями шпал — огневая точка.

Оттуда я позвонил всем командирам полков, приказ — отвести войска на третью линию обороны. И, только я вернулся, тут прилетел на своём «Виллисе» Мехлис. Обалдев от увиденного, как наши солдаты прячась, идут в тыл, вначале обалдел. Затем он бомбой влетел на НП дивизии и, брызгая слюной, заорал:

— Как вы смеете отводить войска! Товарищ Сталин запретил отход! Ни пяди нашей земли врагу! Умереть и не отходить! Всем в окопы! Вперёд всем!

— Чего ты орёшь, как спекулянтка на базаре, — рявкнул я на него. Закрой пасть и мешай. Стратег недоделанный! Иди со своими политруками вперёд! Ну, чего никто не идёт? Все твои политруки обосрались и сидят в окопах! Что-то они не желают умирать и не отходить. Вон двое уже в тыл побежали! Обосранные орлы тыла! Беги с ними, пока не обосрался от страха!

Мехлис буквально задыхался от бешенства, да тут нас рассудили эсэсовцы. Начался бурный артобстрел, но шёл минут двадцать — похоже Книга со своими орлами сжёг ни один склад. И тут мой новый приказ — все в окопы первой линии! Пулемёты под фланговый огонь!

  • Ну, чего никто не идёт? Все твои потные политруки обосрались и сидят в окопах! Герои тыла обосранные! Вот пусть твои трусливые политруки пример покажут нашим воинам. Да и сам можешь идти вперёд и умереть! Боитесь все! Гавкать из-за спины проще! Тыловые крысы!

Мехлис вновь орал и, буквально задыхаясь от бешенства, хватался за кобуру “Маузера”, но Иванов и Стёпа демонстративно направили на него дула своих автоматов. А я не менее демонстративно отвернулся от него и смотрел в бинокль. Он опять стал орать, да тут немецкая атака! Он и исчез, как призрак!

Похоже наш приём впечатлил здоровенных эсэсовцев, явно выпивших шнапса и слопавших по плитке шоколада с кокаином. Пёрли они, как лоси на гон.

Один термин «балтийский чай» чего стоит! Невинное название, а вот по сути… Никакой это не чай, а смесь водки или спирта с кокаином, действующая на человека со сногшибательным эффектом. Резкий подъем сил, эйфория, полное отсечение и боли, и страха… И привыкание, как к любому наркотику. Плюс разрушение нормальной работы мозга спустя довольно короткое время, такая разболтанная нервная система и зачастую психозы, галлюцинации,

А la guerre comme а la guerre.

Да на груди у них блестели кирасы – они явно сейчас считали себя в полной безопасности и хотели уничтожить этих непонятливых “унтерменшей”, которые не хотят сдаваться высшей расе господ. Вот так их постоянно убеждал плюгавый хромоногий Гебельс, но большой любитель женщин. Недаром у него была кличка “Бабельсбергский бычок”.

А эти откормленные быки с двумя молниями в петлицах, вопя во всю глотку: “Рус, сдавайс! Рука наверх” перли таким стадом на наши позиции. Но я не давал сигнал, пусть зайдут в условленное место, где мы сделаем им огненный мешок. И вот красная ракета! Вы ждёте ответ на свои вопли, господа эсэсманы? Ответ будет! Я даже громко процитировал прямо на КП, все даже засмеялись:

Вот на любой ваш вопрос
Заготовлен ответ.
У нас «Максим» в руках,
А у вас его нет.

Но 12 пулемётов “Максим” – весьма существенный ответ. Мощные патроны 7,62 на 54 лихо пробивали кирасы на эсэсовской груди насквозь. Полегло их тут несчитано! Но снова короткая артподготовка и ждём новой атаки.

О, танки пошли! Впереди шесть Panz-4, затем и “троечки” с автоматическими пушками. Но недаром я со скандалом выбил зенитки-85. Парни, вот сейчас ваш выход, – прокричал я в телефон. В отличную оптику трофейной стереотрубы всё было видно, как на ладони.

Светлячок донного трассера втыкается под срез башни, вспыхивая букетом тускло-фиолетовых искр. «Pz-IV» еще продолжает двигаться вперед; гусеницы еще рвут траками русскую землю, но он уже мертв. Окончательно – и без любых вариантов. Я  отчего-то знаю это абсолютно точно. В некий совершенно бесконечно-краткий миг перед внутренним взором проносится замедленное в тысячи раз «кино» последних мгновений жизни фашистского танка: вот тупоголовый снаряд «БР-350БСП» сминает баллистический наконечник о нижнюю скулу башни и проламывает крупповскую броню. Вот расходящимся конусом разлетается сноп сколов, выбитых чудовищным кинетическим ударом с внутренней стороны брони; крошечные кусочки стали прошивают ноги сидящих в трехместной башне танкистов, рикошетируют от стенок и казенника орудия. Летящая следом шести килограммовая болванка разрывает пополам тело заряжающего, на миг окутавшееся облаком кровавых брызг. Проходит по боеукладке правого борта, сминает и рвет гильзы унитаров, сразу мгновенно воспламеняя порох. Чуть изменяет направление движения. Под небольшим углом пробивает перегородку, отделяющую боевое отделение от моторного отсека, сокрушая двигатель. Взрыв. И ещё один! И вновь горит ещё танк!

Великолепно! И тут вперёд выскочили чешские Т-38. Ну орлы – у них броня только противопульная. И опять рявкнули все четыре зенитки!

Я даже успел заметить, как подсвеченный донным трассером снаряд, в считанные мгновения преодолев четыреста разделяющих противников метров, уткнулся точнехонько по центру бронированного лба. «Тридцать восьмой» дернулся, сбрасывая и без того невысокую скорость, пока не застыл без движения. Массивный колпак верхнего люка откинулся, из башни показался танкист в черном комбинезоне. Однако выбраться наружу он уже не успел: изнутри выметнулся столб почти бесцветного пламени, башня подскочила на погоне, но не слетела. Ударная волна вышвырнула из люка изломанную фигурку, кучей дымящегося тряпья упавшую в десятке метров. В следующую секунду танк загорелся уже по-настоящему, окутавшись жирным черным дымом быстро вспыхнувшего бензина из развороченных взрывом баков.

Нацистам явно не понравилась наша такая горячая встреча. Оставив несколько чадящих костров танков и “Ганомагов”, они шустро отошли в тыл. И тут новое явление – на левом фланге “Лапотники” явно хотят отбомбиться. Но… Мы готовы! И в этот момент со стороны расположенного восточнее Ивановского часто застучали тридцатисемимиллиметровые скорострелки 61-К, пятная иссиня-голубое небо разлапистыми кляксами разрывов, похожими на грозовые тучи в миниатюре. Один из «Юнкерсов» первой пары, так и не успев набрать высоту, напоролся на прямое попадание, рассыпавшись в воздухе огненной гроздью обломков, второй успел уйти. Сбросив бомбы, оставшиеся из девятки бомбёры лихо рванули обратно. Один так смачно дымил.

Горячий первый день битвы за Крым закончился. Но завтра Манштейн точно вновь прикажет атаковать! Ждём этих нациков с нетерпением! Das Schicksal…

– Товарищ генерал! А Вас Мехлис ругать не будет? Или донос напишет?

  • Да насрать мне на него, – в запальчивости выдал я. Да знаете, о чём он со своими политруками сейчас беседует? И, подражая его голосу, выдал.

— У-у-у-у-у-ф! Пронесло, — сказал Мехлис.
— Ага, Лев Захарович, — ответил ему Ванштейн, — и меня тоже…

И громкий хохот всего КП был мне самым чудесным пожеланием отдыха.

Девушки мои просто умнички. Видя, что я чуть не себе, искупали под душем, раздевшись до трусов. Потом бокал коньяку и, покормив меня, почти насильно уложили спать. Но вот утром… Вот так бы всю жизнь просыпаться… Чудесный минет! Да ещё и по очереди погружают мой член в свои бесподобные ротики! Да, это точно мечта любого мужчины! И, как только я отлично кончил, они стали меня одевать. Умнички! Чистый подворотничок, начищенные, как зеркало сапоги. И пожелание, конечно вместе со сладкими поцелуями:

– Мы ждём Вас, товарищ генерал! Военной удачи Вам!

(Всего 42 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий