Кукловод. Крымский фронт. часть 5

Кукловод. Крымский фронт. часть 4

Мне снился удивительный и прекрасный сон. Весенний, цветущий сад. Дорожка к дому из камушков и гладкой гальки, посреди зелени и цветущего сада. Открытая дверь, запах кофе и свежей выпечки. Но вскоре я проснулся и вышел на крыльцо… К чему был этот странный сон? Привет из моей сверхсекретной лаборатории? Интересно, какая в том мире погода сейчас? Тут сегодня такой чудесный поздний вечер…

Мир был погружен в красный цвет заката, который обволок нижнюю часть горизонта. Он жадно впитывал в себя картину уходящего дня, вдыхал вечерний воздух, который сочился легким освежающим сквозняком через щель в неплотно закрытой оконной раме. Именно в такие моменты как никогда остро чувствуется потребность жить. Жить. Радоваться даже листве, небу, детям. Детям… Мне вдруг остро захотелось прижать к себе маленького человечка, которого у меня никогда еще не было. Услышать его тихий неуклюжий топот… Держать его на руках и целовать. Мечты, мечты… Хотя Рита точно подарит мне моего наследника! Ладно, пойду досыпать, ведь вставать очень рано. Война ведь ещё совсем не закончилась. Девушки мои спят…

Поднялся я как и всегда очень рано – привычка. Рассветало. Птички яростно зачирикали, солнышко окрасило горизонт в розовые переливы. Утро начинало брать свое, впору о жизни и любви думать, а не о том, как кровушку проливать. Но ведь придётся — немчура, как вояки, упёртые и дисциплинированные. Да ещё вся Европа на них работает. Так что придётся… Только крепко получив по голове, они успокоятся. А пока зарядка, рубка дров и завтрак…

Да, девушки мои меня просто чудесно приспали. Я так крепко спал, что утром был весьма бодр и готов к труду и обороне. Этим и воспользовалась Настя, нежно поласкав меня и ловко раздвинув свои красивые ножки. И чудесно как получилось – она разрешила кончить в неё, сегодня безопасный день. Так что я был в полном удовольствии с утра – но дела не ждут! Теперь надо съездить в дивизию НКВД, узнать, как дела — скоро ведь едем в Крым, пока Манштейн нам железную дорогу не перекрыл. Заодно я зашёл в общежитие для командиров. А неплохо тут красавица Ксюша устроилась, точнее её устроили. Ведь у всех на слуху, что она племянница генерала. Ладно, зайду к ней, сделаю ей сюрприз. Но сюрприз неожиданно получился  для меня.

Полуголая и горячая со сна Ксюша вдруг закинула мне свои сильные руки на шею и стала сладко так целовать, крепко прижимаясь всем своим горячим и упругим телом. Вот негодяйка — мой «старый друг» сразу проснулся и упёрся ей в животик. А она мне ухо — дорогой Дмитрий Тимофеевич, у меня большая просьба. Избавьте меня от… ну Вы понимаете… сейчас … Здравствуйте, я Ваша тётя! Точнее — я ваш дядя Дима! Ну пожалуйста, я Вас прошу… Да меня Настя застрелит сразу! Я ей вчера два пистолета подарил! И стрелять она умеет… Ты что, Ксюша моя сладкая!

— Дядя Дима, а вот Вы и не правы! Знаете, что она сказала? Что так я свою девственность отдам настоящему мужчине, вот! Да мне уже 18 лет — я теперь совершеннолетняя! И ещё, тихо смеётся, мне Настя сказала: — Ксюша, ты будешь единственная девушка в Советском Союзе, которую избавит от твоей девственности лично сам генерал! Вот!

Вот смех и грех с этими юными девушками! Ну вот не отказывать же этой прелестной красотке, да ещё в таком деликатном вопросе — обида будет дикая. Ладно, показал своим охранникам в окно, что всё в порядке и полчаса у них отдыха. Но вот у меня отдыха не было! Рядом такая потрясающая полуголая девушка! Какая она соблазнительная в халатике и  короткой ночнушке!

Ксюша отступает на шаг, развязывает пояс-ленту, и одежда падает к ее ногам… Серебро утра окутывает ее всю, высвечивает точеную фигурку, шею, плечи, руки, грудь, бедра… Окутанная этим волшебным светом, в ореоле распушённых густых непослушных волос, выглядящих сейчас почти черными, она кажется неземным прекрасным созданием… О! Блестящие, красивые, колдовские глаза юной красотки так манят, так притягивают взгляд, я не могу оторваться от них, я тону, я растворяюсь в них без остатка…

Осторожно беру ее на руки и очень аккуратно, как самую величайшую нежную драгоценность, кладу на кровать… Горячие приоткрытые губы, жадно ищущие встречи с моими… Нежная, бархатистая кожа, чутко реагирующая на каждое прикосновение моих пальцев… Какая сладость! Небольшие холмики упругих грудей, плавный изгиб бедра, резкое движение навстречу… Одуряющий, сводящий с ума тонкий, еле уловимый, аромат духов и женского тела… Секундная гримаска боли, тихий полувсхлип-полустон… Ее руки пытаются сделать объятия еще крепче… И её задыхающийся, горячечный шёпот:

  • Дядя Дима, кончайте в меня… Я очень хочу… Кончайте в меня…

Я чувствую, как мы сливаемся в одно целое… А затем я взрываюсь! Меня больше нет, я превратился в фейерверк размером с Галактику! Я разлетаюсь мириадами невероятно ослепительных разноцветных огоньков до самых далеких уголков Вселенной!… Нет, вот теперь я сам — именно Вселенная!… Всё, начиная от громадных раскаленных красных звезд-сверхгигантов и заканчивая самыми мельчайшими частицами яркой звёздной пыли — это всё я! И это было так невероятно чудесно!

Я немного полежал, отходя от бурной страсти и даже на ум стих пришёл, да причём в стиле хокку, японского писателя Бассё:

Зачем, зачем веревочною лестницей в мое окно
Идет зима и накрывает снежной пеленою белое вино?
Вино озер… В них отражение весны!

Ксюша вдруг плотно прижалась ко мне всем телом, словно давая разрешение продолжать ласки. Мир закружился, сливаясь очертаниями, и уменьшаясь в размерах, превращаясь в особенное место для двух бьющихся в унисон сердец, затем вновь произошло то, что всегда происходит между мужчиной и сладкой женщиной. Мы вновь оказались в кровати, где прошло ее посвящение в юную женщину, через кровь и боль, смущение и страсть. Не обошлось у нас и без нюансов. Но какая она сладкая! Какая она вся нежная и упругая! Какая горячая!

В какой-то момент, начав издавать сладострастные стоны, она вдруг так резко замолчала. Когда я деликатно поинтересовался, что сделано не так, после минуты мучительных сомнений, мне было тихо сказано, что она испугалась своей страсти, сильно испугалась показаться мне непозволительно распутной, после чего мне с трудом удалось подавить готовый вырваться у меня смешок. Успокоив её, что это очень прекрасно, что она такая страстная! Потом она неожиданно предложила мне кончить в свою упругую нежную попку, сильно удивив меня. Вот тут Ксюша точно давно не целочка! Какой очень хороший у неё оказался молодой преподаватель фонетики — научил и минету, заодно и анальному сексу. Теперь Ксюша не охала, а явно получала удовольствие! И тихо добавила, немного покраснев, что ещё поласкает меня, «по-французски». Но раз я спешу, то она коротко поласкала моего «старого друга» своим сладким ловким ротиком — вот от чего Вы, дядя Дима, отказались. О юные сладкие и коварные женщины — вам вероломство имя!

Ну страсти какие бурные у нас были. Я даже пошутил, прямо как во время боёв на Халхин-Голе. А Ксюше я рассказал стишок, я там его сочинил, потом его бойцы читали в «Боевом листке» и смеялись:

Японец Кураки захотел с нами драки,

Но наш лётчик Коккинаки полетел в тыл Кураки,

И лихо показал узколобому Кураки,

Где всегда зимуют раки!

Ну Ксюша! Ксюша долго хохотала, стоя передо мной полуголой! Точно вновь совращает меня! Но дела военные! Хотя она такая  умница — когда я оделся, помогла мне, даже бархоткой прошлась по моим сапогам, мол генерал должен всем подавать пример. Нежно, но коротко поцеловала, как она сказала — на удачную дорогу. Этот её поцелуй долго обжигал мои губы. И чуть стыдно за небольшое пятнышко крови на простынке, но ведь обе сестры были далеко не против… Главное, что сама Ксюша захотела!

Когда я садился в “Эмку”, Иванов понимающе хмыкнул, но сразу замолчал, увидев у своего носа мой кулак. И, хитрюга, развёл руки в стороны – мол, он ничего такого! Едем на склады, к нашим “крестницам”, Андрей. Мы ведь с тобой почти “молочные браться”, я у Лизы узнал. О, он даже чуть смутился… Но вот все три дамы в расчётном отделе складов совсем не смутились, особенно когда я открыл свой портфель. Две бутылки вина, такого чудесного “Киндзмараули”, шоколад и маленький свёрток в стол старшей – лепота! Дамы сразу ко мне – на одном складе трофейные носимые рации “Телефункен” и большие танковые “FU-8”. А им нужно склад освободить – скоро по “лэнд-лизу” привезут товары. Сделав “морду ящиком”, как потом пошутил Иванов, я вроде нехотя согласился. А душа моя просто танцевала – это же такие великолепные рации! А тут они даже совершенно не оприходовались! Вывезем всё! Вовремя мы заехали!

Вечером мы с нашими красавицами и Андреем “обмыли” нашу случайную удачу. Теперь многие полки в Крыму будут обеспечены отличной связью! Прекрасно! Так что ночью и я и Андрей “разошлись” вовсю, крепко приласкав наших прелестниц! Ну как не обмыть такую удачу!

Ну теперь уже и всё — скоро нам в Крым! И побыстрее — 11 армия вермахта уже рвётся именно туда! Нам нужно их опередить!

(Всего 59 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий