Skip to main content

Куколд поневоле. Часть 1

НИКОЛАЙ

Первое время я сходил с ума – не мог смириться с происходящим, пытался разогнуть прутья, сломать замок. Было от чего взбеситься – меня раздели донага, бросили в клетку, а потом еще и принялись насиловать жену прямо у меня на глазах!

Олечка сопротивлялась изо всех сил – брыкалась, и царапалась – и тогда ее скрутили так, что она больше не могла и шелохнуться: в рот забили кляп, а широко раздвинутые колени привязали к какой-то распорке, так что все ее прелести оказались хорошо видны.

Тогда один из мужиков приблизил член к ее влагалищу и стал пихать его внутрь. Кажется, я материл его, что-то громко орал, но никто не обращал на меня никакого внимания. В конце концов решив, что так доставляю только еще больше страданий своей жене, я замолчал. Наверное, следовало сесть спиной и не смотреть на это, но я не мог с собой совладать. Шея сама поворачивалась в ту сторону, а глаза сами впивались взглядом в происходящее.

Мужик был высокий, атлетически сложен и член у него был здоровенный, длинный и толстый.

Совершенно неосознанно я положил ладони на мошонку. Было неловко, что все видят, какие у меня скромные размеры. Ну то есть как, размеры-то нормальные, обычные размеры. Но по сравнению с этим быком, казалось, что я – трехлетний ребенок.

Совершенно не заботясь о чувствах моей жены, он с трудом вогнал в ее сухое влагалище огромную головку и принялся трахать, с каждым разом продвигаясь все глубже и глубже. Олечка застонала и задергалась, по лицу ее блуждала гримаса боли, из глаз потекли слезы.

Не обращая никакого внимания на произведенный эффект, мужик двигался все быстрее и жестче. Я просто стал опасаться, что своим огромным хером он разорвет нежные внутренности моей супруги. Во всяком случае, наружная часть ее тайных мест казалась до предела растянутой, буквально натянутой на его чудовищный член, как резиновая перчатка на кабачок.

Неожиданно у меня встал. Я знаю, что я в этом был не виноват. Просто такая сложилась ситуация – бесстыдные сцены разворачивались прямо на моих глазах. Вот природа и взяла свое. В душе я, конечно, протестовал и чувствовал себя ужасно. Но рука уже сама потянулась и стала тихонько надрачивать. Нет, я не дойду до этого! Я никогда не стану отвратительным извращенцем, кайфующим оттого, что кто-то трахает его жену! Просто в последнее время сексом мы занимались редко – сперма застоялась. Вот солью ее и все будет нормально. Успокоив себя этими разумными доводами, я перестал переживать о том, чего все равно не могу изменить, и немного расслабился, чувствуя как все нарастает и нарастает удовольствие.

 

ОЛЬГА

Когда они меня скрутили, я испытала ужас, практически панику. Было так унизительно осознавать, что все мои срамные места выставлены напоказ, что все эти люди видят их! Было так стыдно. И еще стыднее оттого, что муж был свидетелем моего позора. Он сидел в клетке, будто дикое животное – почему-то мне на ум пришло сравнение с обезьяной. И видел все, что со мной делали.

А потом пришел он. Мысленно я назвала его Мачо, потому что, при других обстоятельствах, его внешность могла бы ласкать взор: высокий, сильный, рельефные мышцы так и перекатывались под кожей. Красивые темные волосы до плеч, невероятные глаза, длинные ресницы.

Он мог бы мне понравиться, если бы не те отвратительные вещи, что он делал. Негодяй взял в руки пугающих размеров елду и стал совершенно равнодушно пихать ее в меня, ничуть не заботясь о моих чувствах или хотя бы о моем желании. Головка его члена была огромной, когда в меня вошла только она одна – мне показалось, что внутрь вошел уже целый член. Она напирала и растягивала зев моего влагалища – нагло, бесцеремонно, собственически.

Я слегка покосилась на мужа – было так стыдно перед ним! Однако, к величайшему изумлению своему, обнаружила, что он онанирует! Вот извращенец!! Я скажу ему все, что думаю, когда это закончится.

Руки Мачо лениво потискали меня за грудь, покрутили соски, и прикосновения эти пронзили все тело, как иглами. Это было крайне неприятно – еще бы, ведь это был незнакомец! И вместе с тем… На какое-то мгновение отозвалось чем-то вроде возбуждения в… Ну, вы понимаете. В этой маленькой горошине, что есть у женщин между ног. А член все продолжал напирать, с каждым новым толчком продираясь все глубже, я уже ощущала себя курицей, натянутой на бутылку для запекания.

Наконец, кажется, он вошел во всю длину, и Мачо ускорил темп. Мое бедное влагалище вынуждено было снова и снова растягиваться под его мощными ударами. Я потеряла счет времени, казалось, что это продолжается уже вечность и никогда не закончится. Периодически, когда Мачо тискал меня за грудь, касался сосков, я вновь ощущала сладкое тянущее чувство в “горошине”. И в такие моменты мне был приятен его член и то, как он пронзает меня – будто я не мужняя жена, а какая-то дешевая шлюха…

После этой мысли тянущее чувство нарастающего удовольствия уже не покидало меня. И оно усилилось многократно, когда, чуть скосив глаза, я бросила стыдливый взгляд на клетку, висящую в углу.

Муж сидел на корточках. Лицо его раскраснелось, глаза горели. Взгляд неотрывно следил за той точкой пространства, в которой соединялись тела – мое и Мачо. Рука настойчиво теребила твердый член.

Я не ожидала ничего подобно, думала, что он там возможно даже плачет. А ему, значит, нравится смотреть, как меня насилуют?!

При мысленно произнесенном слове “насилуют” я испытала новый прилив возбуждения.

Ну, нет! Это никуда не годится!! Я должна это прекратить!!! Я не стану грязной шлюхой, способной наслаждаться сексом с незнакомцем! Приняв это решение, я изо всех сил постаралась зажаться и отдалиться ото всех приятных ощущений.

– Я не хочу этого, не хочу! – твердила я себе, – мне противны все прикосновения этого отвратительного негодяя! Я ненавижу его за то, что он делает! Это отвратительно! Ужасно!  Отвратительно! Ужасно!

 

НИКОЛАЙ

– Шлюха, что надо, – внезапно прокомментировал Мачо.

– Она не шлюха! – не выдержал я, – вы заставили ее!

– Я, конечно, могу насильно впихнуть в нее член, – парировал Мачо, – но не могу заставить ее наслаждаться. Это она делает сама! – и он заржал так громко и отвратительно, что я заскрипел зубами.

– Да как ты можешь такое говорить, подлец! – воскликнул я, – Бедняжка скручена по рукам и ногам и терпит ваши издевательства! О каком наслаждении тут может идти речь?! – я постарался прикрыть руками колом стоящий член.

Мачо остановился, достал елду и слегка развернул ко мне раскинутые ножки моей благоверной, чтобы мне было лучше видно.

Представшее перед моими глазами зрелище заставило кровь с новой силой прилить к члену, хотя в душе и поднялась настоящая буря.

Еще недавно розовато-кремовое, строгое, даже чопорное влагалище моей жены теперь выглядело раздолбанной дыркой путаны, вынужденной обслуживать целый полк. Оно было растерто до ярко-красного цвета и совершенно раскрыто, так что можно было увидеть большое круглое отверстие, зиявшее пустотой, а некогда стыдливо прикрывавшие его губки, сейчас будто тайфуном были вывернуты наружу и свалялись бесформенной массой вокруг.

Я испытал досаду и зависть. Никогда мне не удавалось довести вагину жены до такого состояния. Даже после самого бурного секса, норка ее все равно оставалась прикрытой. Отверстие, выпустив член, тут же приходило в исходное состояние. А тут – такое! Будто товарный состав пронесся!

Само по себе это зрелище было уже достаточно дерзким и вызывающим, оно будоражило ум, заставляя меня представлять себе, что же испытала моя женушка в объятьях этого Кинг-Конга.

Но хуже всего были блестящие потеки смазки, обильно покрывавшие ее разведенные бедра, ягодицы и лобок. Мачо с готовностью продемонстрировал мне абсолютно мокрый член:

– Видишь?

Кровь отлила у меня от лица. Ольга всегда была достаточно холодной. Как бы я ни старался, было очень тяжело выдавить из нее хоть каплю естественной смазки. А тут – целое море! Он был прав – она наслаждалась. Да еще как!

Жена сжалась в комок, тщетно пытаясь свести вместе ножки и прикрыть позор. Бесстыжая шлюха! Он прав! Она просто шлюха!

Возбуждение стало почти нестерпимым, и я снова стал теребить напряженный член.

 

ОЛЬГА

Я зажималась изо всех сил, стараясь проникнуться отвращением к каждому прикосновению Мачо. И мне это удавалось. Его руки на моей груди – фу, какая гадость! Пальцы теребят соски – это отвратительно! Член буравит мое беззащитное лоно – мерзавец, подонок, подлец!

Я справилась с волнами нараставшего возбуждения, вся сосредоточившись на отвращении к насильнику, и принялась ждать, когда все закончится. Перед глазами то и дело вставал образ мужа, теребившего член, но я гнала и его.

Постепенно мне удалось мысленно сосредоточиться на том, чтобы испытывать только нарочитую гадливость. Так прошло несколько томительных минут, и вдруг, непонятно откуда…

Горячая волна быстро поднялась где-то внутри и накрыла с головой, все тело затрясло в жутких конвульсиях. Потеряв ориентацию в пространстве, я судорожно раскрывала рот, не в состоянии надышаться, не понимая, что происходит.

Жаркие струи наслаждения пронзили низ туловища, а затем и все тело, заставив меня рухнуть в пучину блаженства. Я испуганно зажмурилась и как будто со стороны слышала собственные неразборчивые хриплые вопли.

Это был первый оргазм в моей жизни.

 

НИКОЛАЙ

Она кончила. Прямо на моих глазах. Совершенно не стесняясь, диким голосом выкрикивала: “Господи! Еще!.. Как хо… ро… шо!..” и сама резко двигала жопой, сладострастно подмахивая этому мерзкому самцу! Я даже мог разглядеть, как быстро и сильно сжимается ее влагалище, словно не желая отпускать полюбившийся член. Словно желая навеки оставить его внутри.

Всегда был уверен, что она фригидна.

И тут такое.

Самец бросил на меня торжествующий взгляд и, утробно рыча, слил ей внутрь, до краев заполняя Олькины внутренности.

Когда все было кончено, все вышли, с гоготом обсуждая ее тело и любовные таланты самца. Только жена осталась лежать с раскинутыми ногами. Оргазм давно закончился, но она все еще витала где-то, а тело продолжало периодически биться в последних конвульсиях. Грудь тяжело вздымалась. Из раздолбанной алой дыры густой белой рекой вытекала сперма.

Пользуясь тем, что никто не видит, я наконец кончил тоже, залив весь пол. Член просто взорвался у меня в руке, пока глаза разглядывали бесстыдно раскрытое, растерзанное влагалище жены.

(Всего 437 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Куколд поневоле.

5 комментария к “Куколд поневоле. Часть 1”

  1. Браво, автор!
    Этой историей Вы подняли очень интересную тему: если жена получает оргазм во время изнасилования, можно ли считать этот акт изменой с её стороны? С интересом жду продолжения.

    2

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг