Лала. Часть 2: Фантасмагория. Глава 3: Пятеро чертей

Очередной зал оказался пуст. Во всяком случае, так было сначала. Но спустя пару мгновений после того, как захлопнулась дверь за спиной у посетительниц, послышался приглушённый не то гул, не то грохот. Вскоре одна из боковых стен помещения разверзлась широким проёмом, и меж двух створок потайных ворот показалась замысловатая конструкция.

Она состояла из деревянных брусков, реек и перекладин, скреплённых шарнирами, а также кожаных ремней и петель различного размера. Там также имелось множество рычагов, воротков и барашков, при помощи которых можно было фиксировать нужное положение частей конструкции относительно друг друга.

Это творение чьей-то больной технической фантазии было ещё и оборудовано колёсиками, на которых устройство сейчас медленно, но с гулким грохотом катилось и приближалось к центру зала. Техногенное устройство явно не было самоходным, но Лала в потёмках не сразу разглядела, кто именно его катит.

Сначала спереди по бокам от конструкции показались две приземистые фигурки. Потом оказалось, что сзади её толкают ещё три таких же человекоподобных существа. Они остановились в самом центре помещения и столпились перед своим драндулетом, встав лицом к Лале и Кисе.

У этих персонажей, как и у людей, были голова, руки и ноги, вот только ростом они было примерно по колено взрослому человеку. Казавшаяся в полумраке тёмно-серой кожа, их страшновато-уродливые физиономии, выпяченные вперёд круглые пуза, а также наличие хвостов и небольших рожек в верхней части лба – всё это красноречиво роднило их с чёртиками.

Они не носили никакой одежды, но все совершенно точно были мужского пола. Об этом безмолвно свидетельствовало непропорционально увесистое хозяйство, болтающееся между ног. Пара массивных яиц оттягивала мошонку до середины бедра, а их члены даже в расслабленном состоянии напоминали длинные – чуть не до самых колен – мясистые сардельки.

– Ну, привет! И где же вас носило? – фамильярно поздоровалась Киса со своими знакомыми.

– Ну… ты же знаешь, какой у нас плотный график! – начал оправдываться один из них.

– Да… мы еле успеваем! Столько работы в последнее время! – запричитал другой.

– Так чего встали тогда?! Ублажайте гостью! Нам с ней тоже ещё многое нужно сегодня успеть.

– В смысле?!. – Лала обернулась к Кисе. – Что значит «ублажайте»?

– Ой! Да все вы так поначалу на них реагируете. А как начнут они потом жарить тебя во все дырочки и щелочки своими неутомимыми колбасками – так и уходить не захочешь!

– Нет!.. Я не… Не надо, куда вы меня ведёте?!

В это время трое чёртиков ловко запрыгнули на привезённое ими устройство и принялись поворачивать рычаги и вращать всякие рукоятки. Поскрипывая старыми досками и лязгая шарнирами, сооружение стало принимать более горизонтальное положение. Снизу появилась подножка, а по бокам некоторое подобие подлокотников, оборудованных кожаными петлями со стальными пряжками.

Двое не занятых настройкой оборудование существ подошли к Лале и, ухватив её за пальцы рук, настойчиво потащили к своему сооружению. Оно к тому времени уже походило на некое подобие гинекологического кресла. Во всяком случае, было очевидно, что оно предназначено для фиксации на нём человеческого тела в полу-горизонтальном положении.

Оказавшись у подножья замысловатой конструкции, Лала с тревогой посмотрела на Кису, но та лишь улыбнулась, одобрительно кивнула и помахала ей рукой, будто прощаясь. Те трое, что сидели сверху, ехидно улыбнулись и протянули гостье руку, предлагая помощь. Двое других, которые сопровождали девушку к месту очередного сексуального опыта, тоже вскочили на какие-то одним им ведомые подножки и стали указывать, куда надо ставить ноги и куда класть руки, чтобы занять правильную и наиболее удобную для группового изнасилования позу.

По центру устройства имелось обитое чёрной кожей длинное узкое ложе, на него полагалось лечь спиной. Голову тут же зафиксировали ремешком. Не туго, но грамотно – поднять или повернуть её Лала уже не могла. Каждую из рук закрепили парой кожаных петель вдоль туловища. А ноги согнули в коленях, развели в стороны и вознесли на возвышения, на котором также умело закрепили ремням с пряжками.

Пока четверо существ всё ещё сновали туда-сюда, проверяли качество крепления и корректировали положение шарниров, пятый склонился над обездвиженной девушкой и стал развязывать пояс на её халате. А когда его полы широко распахнулись, предоставив доступ к пышущему похотью женскому телу, он произнес:

– Сейчас мы будем тебя ебать. Ебать будем долго, сильно, смачно и качественно – тебе понравится! Но ты не сможешь от нас вырваться или убежать. Мы всё равно продолжим делать с тобой что захотим, сколько захотим и как захотим. И разрешения спрашивать не станем. И даже когда ты кончишь, мы не сразу тебя отпустим, потому мы все тоже хотим кончить в тебя или на тебя. Вопросы есть?

К нему вопросов у Лалы не было. Не имея возможности двигать головой, она до предела скосила в сторону глаза и обратила вопросительный взгляд к Кисе, которая стояла сбоку и держала подсвечник со свечой.

– Ну, а как ты хотела? Такие у них правила! – прошептала она, а потом ещё тише добавила: – Ты знаешь, я и сама иногда к ним на приём записываюсь! Эти ребята настоящие мастера! Так что давай, расслабь там все свои щелочки-дырочки и получай удовольствие. А я тут рядышком постою, на вас посмотрю и подрочу тихонечко…

Дождавшись окончания реплики Кисы, склонившийся над животом Лалы пузатый коротышка выпрямился и встал на какой-то приступок. Теперь он находился меж раздвинутых в стороны женских бёдер, его голова с небольшими коричневыми рожками оказалась на уровне её коленей. Он безо всяких церемоний запустил два пальца девушке в щель, потом поднёс себе к носу, понюхал, лизнул и деловито хмыкнул.

В следующее мгновение он плавно, но уверенно ввёл до упора в истекающую сколькими соками вагину свой двадцатисантиметровый хер, заставив наложницу подать голос. Её недавно испытавшее оргазм тело сейчас налилось ещё большим желанием отдаться этим бесцеремонным, но таким уверенным в себе бесам.

Его первое проникновение оказалось неожиданно впечатляющим и волнующим. Медлить он не стал. Упершись обеими руками в плоский живот девушки, он начал в ней двигаться. Эти движения хотя и казались на первый взгляд простыми и незамысловатыми, но они были исполнены настоящего мастерства.

Он вводил свой мясистый и упругий «клинок» в девичьи «ножны» под одним углом и с одной скоростью, а вынимал чуть медленнее и с иным наклоном, чем уже после десятка фрикций заставил её живот судорожно вздрагивать.  Каждый сантиметр, каждая секунда скольжения этого накачанного кровью шомпола внутри чувственного разгорячённого жерла отдавались каким-то звоном во всём теле. В эту минуту Лала вдруг по-новому осознала смысл избитой фразы – «Чёрт тебя подери!».

Спустя минуту, дав Лале прочувствовать необычный стиль проникновений нового для неё любовника, двое его коллег возникли на уровне зафиксированных женских локтей. Как по команде, они синхронно наклонились и присосались к возбуждённым и трепещущим от желания грудям обнажённой девушки. Они вертели своими немалыми языками, обмусоливая не только соски, но и нежные ореолы, постепенно спускаясь до самого основания.

Но на этом они не остановились. Помогая себе руками, они принялись заталкивать в рот женские груди целиком. Когда невероятным образом им это удалось, ласки сосков в сочетании с вакуумным засосом неведомо как слились воедино с ощущениями от мастерской работы упругого поршня глубоко в недрах женского естества. Лале казалось, что терпеть такое долго не сможет ни одна женщина и вскоре взмолится о пощаде. Но сейчас ей хотелось, чтобы эти чертенята продолжали делать с ней абсолютно всё, что задумали.

Короткие, но громкие всхлипы Лалы давно заглушили собой скрип шарниров и мычащее воркование наслаждающихся её телом любовников. Закрыв глаза и протяжно постанывая, вводимая в нирвану молодая особа с нескрываемым упоением отдавалась процессу ещё несколько минут.

Открыть глаза ей пришлось, когда сначала в нос, а затем и в рот ей ткнулось что-то мягкое, теплое и упругое. Это была залупа четвёртого члена бригады, решившего присоединиться к удовлетворению женской похоти. Он стоял ногами на ступеньках, расположенных слева и справа от головы Лалы, на такой высоте, что его стоячий дрын тыкался ей в лицо.

Увернуться от этого минета у Лалы шансов не было – голова ведь зафиксирована, но ей этого и не хотелось. Она широко раскрыла рот и привычным движением языка стала сопровождать вползающее до самой гортани мужское тело. Сосать член, двигая головой она не могла, поэтому грамотный любовник сам начал плавно, но напористо шпилить девушку в рот.

Лале раньше удавалось испытывать все ощущения, которые переполняли сейчас её тело, но только по отдельности. А теперь они накрыли её одновременно. Это были размеренные и в то же время очень темпераментные и умелые толчки в щель, причём безо всяких там резинок, невероятно волнующее обсасывание и лизание втянутых целиком в рот грудей, а теперь ещё и глубокий минет, от которого распирает горло, когда мужская елда снова напористо устремляется внутрь.

Лала помнила, что сразу после оргазма её никто не отпустит, но и кончать пока не хотелось. Хотелось глубже впускать в своё бурлящее от страсти и похоти тело этих наглых и вероломных агрессоров, не смея перечить их даже самым извращённым желаниям. Волна невиданного доселе наслаждения властно качала девушку, почти добровольно предавшуюся этому групповому изнасилованию.

Ну, а какое изнасилование, тем более групповое, может обойтись без проникновения в попку? Будто прочитав эти крамольные мысли обезумевшей от страсти бесстыдницы, пятый член бригады подземных чёртиков занял свою позицию. Для этого ему пришлось улечься спиной на установленную под попой у Лалы лежанку и чуть потеснить ноги коллеги, который оттачивал своё мастерство ублажения похотливых женских кисок.

Обильно вытекающие при этом из вагины соки давно увлажнили поигрывающие и пульсирующее девичье очко. Залупа пятого любовника вскоре уткнулась в него и, направляемая владельцем под нужным углом, неизбежно разверзла анус и устремилась в анальную глубь девушки.

Лала не сразу поняла, что происходит. Но, в очередной раз расслабив колечко попы, ощутила, как и эту её дырочку теперь тоже стала наполнять вездесущая мужская твердь. Она не знала, на чём именно ей следует сосредоточиться: на волнах, которые расходятся по всему телу, когда залупа первого ёбаря монотонно тычется в шейку матки, на безумстве сразу двух умелых языков, обсасывающих обе груди одновременно, на пульсации ещё одной здоровенной елды в горле или на новых волнующе-распирающих ощущениях в попе.

Как бы то ни было, она решила наслаждаться всем сразу, расслабив по совету Кисы абсолютно все свои дырочки. Эти пятеро профессионалов действительно знали своё дело. Каждый умело обрабатывал зафиксированное на специальном станке женское тело. Они упивались не только собственными ощущениями от проникновений в женщину, но и властью над ней, бесстыдством самого процесса. А также стонами, которые издавала давно уже мечтающая бурно и мокро кончить рьяно насилуемая ими наложница.

От избытка новизны всех этих умопомрачительных ощущений Лала никак не могла поймать волну, чтобы вскочить на гребень и, зафиксировав на мгновение момент, тут же начать стремительно скользить вниз по её склону – прямо в пучину оргазма. Толчки в попу каким-то образом оттеняли яркие ощущения от долбёжки в щель, а скольжение пары языков по возбуждённым соскам не давало сосредоточиться на сосании вставленной почти до самого горла залупе.

Так продолжалось бы, наверное, ещё долго, если бы не рефлекторно возникшее глотательное движение, которое сдавило и приласкало головку члена сильнее, чем мог выдержать её хозяин, чьи яйца уже давно тёрлись о женский подбородок и шею. Он напрягся, затрясся и, сдавшись, стал с воплем впрыскивать сперму прямо Лале в горло.

Тот, который пялил Лалу в киску, невольно усилил темп своих движений. Вогнав напоследок ей по самые яйца ещё полтора десятка раз, тоже извергся мощным фонтаном густого горячего семени, буквально затопив им влагалище. Его последние более яростные фрикции не прошли даром, и Лалу одновременно с ним подхватил торнадо оргазма.

И этот ураган никак не утихал. Она всё тряслась и тряслась оргазменной дрожью, отчаянно сжимая попой ещё один глубоко засаженный в неё мужской орган. По всему женскому телу пробегали судороги, живот то расслаблялся, то вновь отчаянно втягивался. Мышцы крепко зафиксированных рук и ног бешено сокращались, заставляя вибрировать всю конструкцию, на которой сразу пятеро чертей так страстно драли сейчас Лалу.

Наконец, будто по команде, двое сосавших груди дьяволят выпустили их изо рта, выпрямились, схватились руками за свои одеревеневшие члены и начали их часто и яростно дрочить. Буквально через несколько мгновений они принялись покрывать горячими белыми «плевками» грудь и живот всё ещё бьющейся в оргазме девушки.

И лишь проникший в её попку любовник никак не мог успокоить своего лихаря. Он вгонял и вгонял залупу в тесное тугое гнёздышко, без труда вводя Лале в анус свой ствол по самые яйца. Отголоски оргазма ещё не покинули девичье тело. А непрекращающаяся глубокая анальная стимуляция подливала масла в огонь.

Едва утихшие судороги накатывали с новой силой. От этого ужасно хотелось подрочить оставленный без внимания клитор, но руки были привязаны. А страстное изнасилование девичьей попки, казалось, продлится вечно. Но вот уже через несколько минут откуда-то снизу раздался гортанный возглас, а внутрь попы удалили долгожданные струи из разгорячённого и часто пульсирующего члена…

– Ну, и как тебе? – сквозь шум в ушах послышался голос Кисы.

– Мммм… Хорошо, но мало! – не без иронии в голосе пробормотала Лала, еле ворочая языком.

– Мало?!! – удивился один и из ёбарей, – Можем хоть сейчас всё повторить!

– Хочешь? – с издёвкой переспросила Киса.

– Н-нет… спасибо! Я пошутила. Пусть меня отвяжут… и мы… и мы пойдём с тобой дальше.

– Ну, Дальше-то мы с тобой, конечно, сейчас пойдём. Вот только отвязывать тебя пока рано.

– Как… это? Что ты… имеешь в виду? – забеспокоилась Лала, она всё ещё тяжело дышала.

– Ты пока останешься зафиксированной на этом станке. Отдохнёшь… А они сами отвезут тебя прямо на нём куда нужно.

– А что там будет?

– Увидишь… Помнишь, я тебе обещала скоро более плотное, так сказать, знакомство с тем, которому ты так сладко отсосала в предыдущем зале, сидя на корточках?

– А… Тот, который так ловко отодрал тебя, словно дворовую кошку, держа за хвост? – Лала не удержалась от издёвки.

– Да-да… он самый! Но будут и другие гости. Не переживай, скучно точно не будет!

 

(Всего 103 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

8 комментария к “Лала. Часть 2: Фантасмагория. Глава 3: Пятеро чертей”

    1. Нет, Алина, это ещё не жуть, это просто чертенята с ней немного потешились. И ей это даже понравилось! Боюсь, настоящая жуть будет в следующей (заключительной) главе!.. 😊

      1
  1. Читается пока параллель с “Бриллиантовой рукой”.
    – Сейчас мы будем тебя ебать. Ебать будем долго, сильно, смачно и качественно – тебе понравится!
    Это перефразированное обещание героя Папанова герою Миронова:
    – Бить будем…
    Дословно не цитирую, ибо не помню.
    Что касается остального…
    Почитаем – скажем!

    1
    1. “Бриллиантовая рука” – тоже, конечно, своего рода классика. Но я предвидел возникновение у Вас ассоциаций с чем-то из творчества Николая Васильевича… И это точно не “Ревизор”. 🤣

      1
      1. Как ни странно, параллель с Гоголем напрашивалась, но, окромя чертей, больше никаких ассоциаций не возникло. Ибо в первом случае образ Кисы вызывал сравнение или с Бегемотом, или с Воробьяниновым.
        Пятеро чертей не дают возможности отыскать в героях, созданных Вами, представителей гоголевского “Вия”. Ни Лала, ни Киса не могут претендовать ни на роль панночки, ни на роль спудея Хомы Брута. А о самом Вие я вообще промолчу.
        Вот почему параллель с гоголевским сюжетом не совсем уместна.

        1
        1. > Вот почему параллель с гоголевским сюжетом не совсем уместна.
          И это вполне ожидаемо, поскольку, работая над рассказом, я никоим образом не пытался создать аллюзий к классическим произведениям. Однако в Ваших комментариях к первой главе второй части (“Киса и экспонат”) возникли ассоциации с Булгаковым. Вот я осмелился и применить линейную экстраполяцию Вашего восприятия. Впрочем, математики давно знают, насколько неточен бывает этот метод… 🤠

          1
          1. К сожалению, я не математик, чистой воды гуманитарий. Поэтому для меня понятие линейной экстраполяции – темный лес. Собственно параллели и ассоциации возникают тогда, когда в образе героя ты можешь подметить черты действующих лиц в других произведениях.

            1

Добавить комментарий