Skip to main content

Лесбийский уикенд

Перевод: с английского. Автор оригинала captv8td.

Глава 1

— Ладно, котята, а сейчас внимание. Я расскажу о правилах.

Саманта стояла перед новенькими, пока те разбирали блокноты.

— В этом году играем по-другому. В силе опять старые правила.

— Ха! — фыркнула Сара. — Старые правила, новые правила. Нам это ничегошеньки не говорит. Это наш первый раз.

Сэм подавила смешок.

— И правда. Тогда не буду грузить вас изменениями, просто расскажу всё по порядку.

Дестини взяла карандаш и приготовилась конспектировать. Она сильно волновалась — где там запомнить все правила! Подняв глаза с блокнота на Саманту, — или Сэм, — она обратилась в слух.

— В этом году вам придётся физически ловить соперниц, а потом связывать. Кулаки в ход не пускаем. Никаких пинков, никакого оружия. Почти всё прочее разрешено. Связанная должна подчиняться. Она может попробовать выпутаться, но пока путы на ней, она ваша.

Дестини засмотрелась на Саманту: ох и красавица. Рост не менее ста восьмидесяти сантиметров, длинные светлые волосы собраны в хвост. Девушка сильная, рослая, но отнюдь не грузная. В ней проглядывала кошачья грация и что-то от воительницы-амазонки.

Сэм занималась новенькими в сообществе «Лямбда Эпсилон Зита». Несколько лет назад кто-то брякнул, что «лэззи», как окрестили участниц сообщества, сильны, красивы и грациозны, как тигрицы. Определение пристало. Участницы сообщества стали звать себя «тигрицами», а новеньких — «котятами».

В этом году ежегодные Греческие игры проходили по старым правилам. Каждый год все сообщества разбивали попарно, и в течение пяти недель подряд, в субботу-воскресенье, проводились игровые встречи: одно сообщество соревновалось с другим. Финала не было, но через год сочетания сообществ менялись.

Последние три года в Игры пытались привнести технологии. Два года применяли пейнтбольные пистолеты. Но оказалось, что с ними нет того азарта, к тому же пейнтбольные шарики с краской пачкают, а попадание болезненно.

В третьем, прошлом году опробовали электронные жетоны. Направляешь на соперницу электронный пистолет, жмёшь на спуск, и жетон, активируясь, начинает пищать. И всё, она считается пленной. Но из-за технического сбоя жетоны активировались все разом. Громкий писк нёсся отовсюду. Игры отложили на год.

В этом году вернулись к старым, знакомым древнему греку, Играм, — без стрел и копий, однако с рукопашными схватками. Вновь будут в цене скорость и физическая сила. А помимо рук можно задействовать верёвочные силки и сети.

— Повторяю, кулаками махать нельзя, — продолжала Саманта. — Захваты за волосы, одежду, руки и ноги разрешены, но запрещаются удары ладонями, кроме как при допросе.

Целью игры было узнать секретный пароль «вражеской» команды. Пароли раздавались в начале игры. Команда, которая выведает или выпытает чужой пароль и сообщит его арбитрам, победит.

Впрочем, не всё так просто: если сообщённый арбитрам пароль окажется неправильным, сообщившая автоматически становится пленницей чужой команды. А значит, чтобы удостовериться в его правильности, каждой команде придётся поймать и разговорить несколько девушек из чужой, а игра не закончится после первой же поимки.

Слушая лекцию Сэм о правилах и стратегиях, Дестини ёрзала на стуле. Она так ждала этого уикенда! Вот когда придётся кстати её спортивная подготовка. Симпатичная миниатюрная блондинка, спорта Дестини не чуралась. В школе она побеждала в соревнованиях по лёгкой атлетике и была спокойна за свою скорость. И за силу — хотя и не справилась бы с крепкотелой Самантой. Хорошо, что они с Сэм на одной стороне.

Но какой-то краешек сознания Дестини был в ужасе. Ведь и её могут поймать, устроить допрос. Беспокоила и общая атмосфера вседозволенности. Перед игрой надо выучить правила назубок.

— И постарайтесь не попадаться в плен, — предупредила Саманта. — Вы устанете, вам захочется сдаться и отдохнуть. Не советую. Бейтесь до последнего или убегайте. Отдохнуть в лапах «сигм» вам вряд ли удастся.

В этом году им предстояло играть против сообщества «Сигма Эпсилон Хи», побеждавшего на Играх три года из последних четырёх. Лишь в предыдущем году, когда отказала техника, они не победили — но и не проиграли.

— А сколько длится игра? — спросила Тиффани, хорошенькая стеснительная брюнеточка.

— По-разному. Порой час, порой — все тридцать шесть, смотря насколько результативны допросы. А ещё это зависит от вашего статуса к концу игры. Пленницы победившей команды остаются в плену, пока не истекут все отпущенные на игру тридцать шесть часов. Для остальных игра кончается с получением пароля. Короче, постарайтесь не попадаться, — повторила Сэм и продолжала: — Но и не падайте духом, если вас поймают. Время от времени мы будем обмениваться пленными. Обычно «сигмы» охотно отдают большинство пленниц в обмен на своих. Впрочем, всегда есть одна или две, кого они возвращать не хотят. Я шепну на ушко тем, кого это может коснуться. Для протокола — меня они вряд ли отдадут, и я буду избегать поимки всеми силами.

— А что нам надеть? — спросила Сара.

— Что угодно. На месте вам выдадут форму. Только возьмите удобные кроссовки. Придётся много бегать.

Собрание закончилось, и Саманта подозвала к себе Тиффани и Дестини.

— Думаю, вас они не отпустят. Не попадайтесь.

Глаза Дестини распахнулись.

— Нас? Не отпустят? Почему?

Саманта улыбнулась.

— Потому что вы особенно пленительны. Простите за каламбур. Конечно, мы попробуем вас выменять, но не удивлюсь, если не удастся. Думаю, они уже заготовили для вас ошейники.

— Ошейники? — Дестини неуверенно мазнула взглядом по Тиффани, вновь перевела его на Саманту. — В каком смысле?

— Постарайтесь не попадаться, вот и всё. Если, конечно, не стремитесь удовлетворять их сексуальные аппетиты всю субботу и воскресенье.

Глава 2

Остаток недели Дестини ходила сама не своя. Она обеспокоилась ещё пуще, когда навела справки. «Лэззи», вопреки прозванию, не жаловали лесбийский секс — даже бисексуальными были лишь несколько из них. Большинство признавали только здоровые гетеросексуальные отношения. С другой стороны, «сигмы» были лесбиянками все поголовно — причём активно проповедовали свою «веру» и пытались обратить в неё других.

Мать Дестини тоже когда-то училась в Уордхеме и состояла в «Сигме». Выбирая сообщество, Дестини поведала матери о своих сомнениях касательно «Сигмы», и мать посоветовала слушаться сердца. И девушка, уже не чувствуя за собой вины, вступила в «Лямбду».

Сейчас, выяснив, что «сигмы» — лесбиянки, Дестини набралась смелости, заговорила об этом с матерью и услышала: «Сообщества меняются. Уверена, нынешняя «Сигма» совсем не та, какой я её знала».

Хотя мать и не сказала прямо, что в её время «сигмы» лесбиянками не были, Дестини ответ удовлетворил. Она не сомневалась, что сообщество изменилось.

Уордхемский женский колледж был основан в 1911 году для «воспитания завтрашних руководителей». И в самом деле, одна выпускница стала сенатором, несколько других получили место в конгрессе, три служили послами, а сколькие директорами, мэрами или президентами некоммерческих организаций, — не сосчитать. Ещё одна выпускница даже возглавила государство в Латинской Америке. Словом, задачу свою колледж выполнял.

К 1920 году в нём зародились женские сообщества, из которых сложилось его социальное ядро. Руководство, решив поставить новую социальную структуру себе на службу, в 1922 году учредило Греческие игры. Поскольку сообщества считались «греческими» организациями, они приняли игры на ура.

Первые игры были устроены по мотивам древнегреческих Олимпийских. Участницы состязались в беге и борьбе, в плавании и умении стрелять из лука и в других подобных дисциплинах.

С годами игры эволюционировали. Во-первых, администрация осознала, что задачам колледжа они не способствуют. Да, они весёлые, требуют серьёзной спортивной подготовки, — но на кой чёрт это будущим руководителям? Во-вторых, в играх участвовало всё меньше студенток: кому охота убивать целый день, соревнуясь за бесполезный приз? Ну да, это забавно, — но и только. К 1925 году несколько сообществ забросили игры вовсе, а из остальных играла всего одна пятая девушек.

В 1925 году правила Греческих игр изменили: теперь сообщества играли одно против другого. В игры оказались вовлечены руководители сообществ, что было на руку глядящей в будущее администрации. Участниц тоже стало больше.

В олимпийском духе игры проходили двадцать лет. Администрация колледжа со временем отстранилась от организации и проведения состязаний: «Греческий совет», куда входили президенты сообществ, и без того отлично справлялся.

В 1947 году Греческий совет решил сделать из игр состязание по захвату флага, где два сообщества сражаются друг против друга, как две армии. Примерно в таком формате игры проходили и по сей день.

Правила встреч исподволь менялись. Кое-какие изменения пришлись администрации не по нутру, и она пыталась вставить палки в колёса, после чего игры перенесли за пределы кампуса, где можно было играть без помех. В 1968 году постоянным местом проведения игр стал Болдсуорт-парк в центральной Вирджинии.

Нововведения делали игры более увлекательными. Вместо простого касания — а ну-ка, удержи противницу тридцать секунд. Потом добавили связывание. Связанная должна была повиноваться. Флаги уступили место паролям: первые захватывали слишком быстро, а попробуй-ка выпытать пароль, — и игры стали длиться дольше.

Когда после введения паролей несколько игр к заходу солнца окончились ничьей, игры продлили и на воскресенье, до темноты. Поскольку отдельные ленивицы, чтобы не бегать весь день, побыстрее сдавались в плен, ввели новое правило: к концу игры все пленницы до истечения отведённых тридцати шести часов становятся рабынями победившей команды, — вот вам стимул всячески избегать поимки и ловить противниц. Разработали новую игровую форму, правила проведения допроса. Игры оказались благодатной почвой для взращивания будущих руководителей.

Колледж не раз пытался вмешаться, но Греческий совет неизменно давал отпор. Игры уже не были официально санкционированным мероприятием, и сообщества не собирались пускать чужих в свой огород.

Сообщества соревновались весной, на протяжении пяти недель. Все остальные выходные оставались выпускницам, которые круглый год приезжали и играли в память о старых добрых временах. Прибыв, девушки и женщины в возрасте от двадцати до шестидесяти узнавали о нововведениях и участвовали в Играх выпускниц по новым правилам, какими бы они ни были. Это уже стало традицией, и выпускницы Уордхема её ценили и уважали.

В пятницу, накануне игры, Дестини позвонила матери. Та успокоила волнующуюся дочь, посоветовала следовать зову сердца и вести себя достойно. Сказала, что хочет гордиться дочерью. Пора, мол, и ей приобщиться к традиции.

И долгожданный день настал. Сообщество собралось у двух заранее нанятых автобусов, на которых предстояло добраться до парка, арендованного на выходные и закрытого для посетителей.

— Ты, я и Тифф будем одним звеном, — сообщила Саманта Дестини. — Мы все бегаем быстро, а потому не пропадём. План обдумаем, когда нам поставят задачу.

Поездка заняла час. Большую часть пути Дестини молчала, пытаясь угадать, какую именно задачу им поставят. На инструктаже в начале недели Сэм описала, как обычно организуется команда. Кого-то назначат надзирателями — они охраняют и допрашивают пленных. Кого-то — разведчиками. Они добывают информацию о расположении противника, для боевых отрядов. А отряды делают вылазки и захватывают противниц.

Автобус остановился, и Дестини с Самантой пошли искать Тифф — она ехала на другом. Затем все окружили девушку-президента сообщества.

— Сегодня у нас сильный противник, но я уверена, что мы победим. Я в вас верю. Во всех вас. Пакеты с формой на столах для пикников. Все подписаны. Как наденете форму, сложите в пакет снятую одежду. Мы закроем её в автобусе, чтобы не украли, как два года назад.

Два года назад какой-то шутник украл или спрятал всю одежду, и участницам пришлось возвращаться в кампус в игровой форме.

Троица нашла свои пакеты. Тиффани посмотрела на Сэм.

— Где раздевалка?

— Здесь. — Сэм стянула блузку через голову.

Глаза Дестини широко распахнулись.

— Здесь? У всех на виду?

— А что? Здесь только мы.

Сэм нога об ногу скинула туфли и теперь стягивала шорты. Покрутив головой, Дестини увидела, что раздеваются все, и покраснела. Нельзя же так!

Саманта, уже совсем голая, встала перед Дестини и взяла её руками за плечи.

— У тебя есть что-то, чего нет у нас? Давай, Дес. Девушки не стесняются друг друга.

Дестини сглотнула подступивший к горлу комок. Рослая блондинка возвышалась над нею, её груди смотрели прямо в лицо.

— Какая ты красивая, — выдавила Дестини.

Улыбнувшись, Сэм погладила Дестини по щеке.

— Спасибо. Ты тоже. Вот почему тебя не должны захватить. А сейчас раздевайся. Живо!

От рявка Дестини вздрогнула и поспешила выполнить приказ. Всего несколько секунд, и она в чём мать родила. А Саманта уже заканчивает надевать форму.

— И это всё?! — ахнула Дестини.

На Саманте была тога — или так казалось на первый взгляд. Короткая белая юбка. Кусок белой ткани идёт через плечо, поверх одной груди, и прикреплён к юбке спереди и сзади. Другая грудь не прикрыта ничем. К форме не прилагались трусы, а значит, стоит побежать либо подует лёгкий ветерок — и всё, что под юбкой, так и сверкнёт. Дестини вновь залюбовалась полными, спелыми грудями сестры по сообществу.

— Это форма старшекурсниц. У тебя немного другая. Но погоди одеваться. Вот это да! Какая ты лакомая, Дес. Тифф, подойди-ка.

Тиффани как раз оголилась. Она подошла и встала рядом с Дестини.

— Красавицы. Покрутитесь, а?

Дестини и Тиффани медленно повернулись кругом. Сэм пожирала их глазами. Она была одной из бисексуалок сообщества — и теперь надеялась, что хотя бы одна её подопечная тоже бисексуальна.

— Загляденье. Так и причастилась бы.

Тиффани прыснула.

— Причастилась? Как хлебом и вином?

Дестини смолчала и только гуще покраснела.

Саманта улыбнулась.

— Думаю, вы вкуснее. Но сегодня мы, скорее всего, будем по уши в делах, так что «причастие» придётся отложить.

Она не сказала слова «секс», но явно говорила о плотской любви. Сексом с женщинами Дестини заниматься не собиралась, но воображение услужливо подсунуло непрошеную картину: её лицо между бёдер Саманты.

— Ладно, одевайтесь.

Девушки извлекли из пакетов юбки. Дестини застегнула свою на тонкой талии и обнаружила, что пакет пуст.

— А где остальное?

— Что остальное? — подняла брови Сэм.

— Остальная часть формы. Верх.

— Это всё. Первокурсницы и второкурсницы надевают только юбки. Старшие курсы больше, но, как видишь, ненамного.

Дестини ахнула, краска густо залила её лицо.

— Боже мой! Я так не могу!

— Глупости. — Сэм притянула к себе обеих девушек. Прикосновение нагих тел было приятно. — Будет очень весело. Вот увидите.

Голова Дестини шла кругом. Сначала обнажение на людях, а теперь выясняется, что вот так вот, полуголой, придётся бегать весь день. Но тут президент сообщества призвала всех сложить пакеты в автобус и следовать за ней, и Дестини, встрепенувшись, поспешно сунула одежду в пакет.

Нестерпимо хотелось достать и натянуть трусы и футболку, но — правила! Дестини никак не могла заставить себя расстаться с пакетом. Если она бросит одежду в автобусе, придётся бегать в этой смехотворной «форме» целый день, а то и следующий. Она застыла у автобуса, крепко прижимая пакет к груди.

Наконец Саманта разжала её пальцы, отобрала пакет, сунула в автобус и потянула девушку за собой. Та с тоской оглядывалась. По другую руку Сэм шла Тиффани, которая, судя по всему, адаптировалась к странностям куда лучше.

Глава 3

— Это наша база, — объявила президент, когда они прошагали с полмили. — «Сигмы» в той стороне, — она указала на запад, — где-то в миле от нас.

У края лагеря стояли две большие высокие клетки — тюрьма, пояснила президент и назвала тех, кто будет тюрьму охранять.

Всем раздали задачи. Четырём боевым отрядам из десяти девушек придали по две разведчицы каждому. Отдельно выделялось звено Саманты — Тиффани и Дестини: в этом году опробовали новую стратегию. По сути, три девушки тоже были боевым отрядом, но захватывать им предстояло разведчиц. Те обыкновенно передвигались по одной, и многочисленность не требовалось. Важнее — скорость и скрытность.

Саманта отвела подопечных в сторону обсудить тактику. До сигнала к началу игр оставалось пятнадцать минут. Все три девушки бегали быстро, но Дестини быстрее. (С этим никто спорить не стал.) Отыскав вражескую разведчицу, продолжала Сэм, они незаметно подберутся как можно ближе. Когда та их заметит, Дестини кинется и постарается не дать ей уйти. Сэм и Тифф нагонят, а втроём им не составит труда скрутить противницу.

— Не знаю, насколько быстро я смогу бегать, — усомнилась Дестини.

— Почему? Свело ногу или что? — озаботилась Сэм.

— Нет, дело в другом. — Дестини несколько раз встряхнула в ладонях свои груди. — Они будут прыгать.

Тиффани хихикнула. Она уже думала об этом. А ведь её груди не шли и в сравнение с тяжёлыми грудями Дестини и Саманты.

— Ты привыкнешь, и очень быстро, — успокоила Сэм. — А потом и вовсе про них забудешь.

— Хорошо, что они не обвисли, Дес. — Тиффани опять прыснула. — А то бы дух из тебя вышибли.

Саманта хохотнула.

— Тифф права. Они торчат, как и не слышали про силу тяжести.

Оставались какие-то минуты. Девушки встали и отряхнули от сора голые зады.

— Ой, — удивилась Тиффани. — Я влажная. С чего бы это?

Сэм засмеялась.

— Ничего страшного. Я тоже. На играх это обычное дело. Погоди ещё, вот начнётся охота, и между ног у тебя будет топко. Дес, а ты-то помокрела?

Вспыхнув, Дестини попыталась натянуть юбчонку пониже.

— Не думаю.

— И всё же проверь.

— Не думаю, — повторила Дестини. Какие бесстыжие вопросы!

— А я думаю — помокрела.

Сэм ухватила Дестини за тонкое запястье и привлекла к себе. Запустила под юбку девушки руку, мазнула между бёдер и воздела влажно блестящий палец.

— Сэм! — возмутилась Дестини. Её щёки вновь запылали. — Это некрасиво!

— Врунишка, — рассмеялась Сэм. Она приподняла юбку Дестини и шлёпнула по упругому задку. — Некрасиво — лгать товарищам по команде. Я знала, что ты мокрая. Это не исключение, а правило. И нечего стесняться.

Когда пропела труба, — сигнал к началу, — Дестини ещё дулась, но вскоре обиду сменил радостный мандраж. Тройка охотниц на разведчиков отправилась искать первых жертв. Со своими заданиями из лагеря выдвигались и разведгруппы, и остальные бойцы.

В первый же час тройка Сэм поймала первую девушку. Захват прошёл как по маслу — план не подвёл. Вот найти её оказалось непросто.

Она явно училась на старших курсах: на ней был топ, чёрный, как и вся форма. Тиффани засекла её случайно: нагнулась завязать шнурки и краем глаза уловила движение. Вражеская разведчица перебегала от дерева к дереву. Тиффани шепнула остальным, и они беззвучно последовали за «чёрной».

Со спины подобраться удалось довольно близко, но наконец разведчица их заметила. Поняв это, Дестини рванулась к ней. Девушка попыталась сбежать, но где ей было тягаться с резвой первокурсницей! Нагнав убегающую, Дестини кинулась на неё, и обе покатились по траве.

Девушка кричала, вырывалась и уже вырвалась, когда подбежали Сэм и Тифф. Втроём они «чёрную» быстро скрутили.

— Молодчина, Дес, — похвалила Сэм. — Разденьте её и свяжите.

Тифф и Дес были потрясены.

— Разденьте? — хором переспросили они.

— Угу, — подтвердила Саманта. — Пленниц раздевают догола.

— Ух ты! — воскликнула Дестини. — Веская причина не попадаться.

Она села на лежащую, а Тиффани её раздела. Дестини знала пленницу в лицо. Хорошенькая девушка с длинными соломенными волосами, личико и фигура ласкают глаз. Саманта связала её запястья за спиной, потом куском верёвки спутала лодыжки. Короткие шажки делать сможет, но не сбежит.

— Рада увидеться, Джеки, — улыбнулась Сэм, помогая девушке подняться.

— Взаимно. Но я думала увидеть тебя в нашей клетке. Какие вы быстрые, это что-то.

— Угу, — ухмыльнулась Сэм. — В этом году у нас есть отличные спринтеры.

Джеки посмотрела на Тиффани, на Дестини, снова на Саманту.

— Вижу, с тобой две «конфетки». Наши будут рады ими почавкать.

— Сперва поймайте, — возразила Сэм. — Мы быстрые «конфетки».

Она завязала верёвку на шее Джеки, отдала другой конец Тиффани, и та повела пленницу в лагерь.

Сэм и Дестини шагали чуть позади.

— «Конфетки»? — переспросила озадаченная Дестини.

— Да, так они зовут прелестниц, — ответила Сэм. — Например, меня. И вас тоже, я тогда не ошиблась.

— Но что значит — «почавкать»? Что она име… — Дестини запнулась на полуслове. Её пронзила догадка. — Мамочки. Они не посмеют!

— Ещё как посмеют. Вторая веская причина не попадаться. У меня такое чувство, что ты не по этой части.

Дестини покраснела.

— Нет, — помотала она головой. — А ты?

Сэм улыбнулась и обняла Дестини. Какая она очаровательно невинная!

— Мне нравятся оба пола.

Дестини покраснела ещё гуще.

— Забыла спросить, — продолжала Сэм, — как оно тебе — бегать без бюстгальтера?

Она приподняла одну грудь Дестини в ладони.

Дестини вздрогнула, но не отшатнулась.

— Ты была права. Я и не заметила, так увлеклась погоней.

Сэм помяла грудь и поцеловала Дестини в щёку.

— Я знала, что всё будет отлично.

— Эй, вы двое, хватит тискаться, — крикнула отставшим Тиффани.

— Да, хватит. Вас ещё поймают, «конфетки», а пока блюдите себя, — подпустила шпильку Джеки.

Дестини и Сэм нагнали их. Щёки Дестини горели. Сэм трогает её, где не надо, а другие видят и думают нехорошее. Стыд-то какой. Смущало ещё и то, что между ног теперь было мокрым-мокро, как Саманта и предсказывала.

Сэм шлёпнула Джеки по заду.

— Скажи пароль, и тебе не придётся сбивать ноги.

— Пароль — «Альфонсо», — с готовностью раскололась та.

— Ловкий ход, — усмехнулась Сэм. — Но вот беда, имена в качестве паролей не используют.

— Да? Нам сказали, что в этом году пароли — имена. Разве нет? Какой у вас?

Сэм снова шлёпнула Джеки.

— Ишь ты, хитрюга. Веди её в лагерь, Тифф.

— Ладно, но больше не отставайте. Хорош сосаться.

Джеки была первой пленницей. Девушки передали её тюремщицам, глотнули воды и отправились за следующей жертвой. За утро они поймали ещё трёх. Пятую Дестини схватила, но та вырвалась. После этого Сэм решила, что пора вернуться и подкрепиться.

В лагере выяснилось, что больше пленниц никто не приводил. Остальные сёстры уже обедали. Все, кроме одной. В стычке двух боевых групп одну первокурсницу захватили, и теперь она находилась в плену.

Глава 4

Тройка захватила ещё одну разведчицу и доставила её в лагерь. А потом… потом всё пошло враскосяк. За следующей намеченной жертвой они следили минут пятнадцать. Та остановилась у подножия небольшого холма — или, скорее, гребня: он тянулся в обе стороны позади неё. Они подобрались ближе, и разведчица наконец их засекла.

Увидев взгляд, брошенный в их сторону, Дестини сорвалась в бег. Её груди бешено плясали. Как и раньше, она кинулась на девушку и сбила её с ног. И, как раньше, на подмогу подоспели Сэм и Тифф.

Вот только на этот раз «чёрная» гуляла не одна. За гребнем пряталась боевая группа. Разведчицу раздели и уже связывали, когда с вершины лавой скатились враги. Троица не успела ничего сделать.

Саманту и Тиффани задавили массой. Дестини рванулась было бежать, но её схватили за волосы. На спины неудачливым «лэззи» село по девушке. «Белых» мигом раздели, спутали руки за спиной и связали вереницей, пустив верёвку от шеи к шее. Стреножить добычу не стали: тут уж не побегаешь.

К пленницам подошла командующая налётчицами. Как и Саманта, она была рослой и грудастой, но с волосами цвета воронова крыла. Дестини её знала, как и многих других «сигм», окруживших пленниц. Когда-то она посещала оба сообщества, выбирая, куда вступить. Стоящая сейчас перед ней Линда очень старалась тогда её завлечь. И ей почти удалось, но в последний момент Дестини передумала: с «Сигмой» было что-то неуловимо не так. Она вступила в «Лямбду» и только позже узнала, что «сигмы» — закоренелые лесбиянки. Вот был бы удар.

Линда начала с Тиффани, привязанной в цепочке последней.

— Лакомая «конфетка». — Пальцы Линды легонько прошлись по щеке, по шее пленницы, спустились к грудям. Линда помяла их. Тиффани покраснела до ушей. — Стражницы не заскучают.

Линда приступила к Дестини, которая стояла посредине, и сразу облапила груди. Дестини охнула и отшатнулась, но другая «чёрная» шлепками по заду вынудила встать обратно в строй.

— Так-то лучше, конфетка моя, — продолжала Линда. — А ведь мы так хотели залучить тебя к себе. Как нам было жаль, когда не удалось. Зато сейчас ты наша пленница, и уж теперь-то мы своего не упустим.

Линда потеребила большими пальцами соски Дестини, и та застонала от унижения.

— Охранницы с тобой с удовольствием позабавятся. А выиграем ещё сегодня — ночью будешь согревать мою постель.

Линда шагнула к Сэм, но не раньше, чем расцеловала соски Дестини. Та сгорала со стыда.

— А вот и охотница посидеть в клетке. — Линда взвесила в ладонях тяжёлые груди Сэм. — Я говорила, что когда-нибудь тобой завладею. Похоже, сегодня мой день.

Она коснулась губами сосков Сэм, потом сунула руку между бёдер пленницы. Провела между половыми губами… и вдруг воткнула в девушку палец. Охнув, Сэм привстала на носки.

— Радуйся, пока можешь, — выдавила она. — Скоро нас обменяют на ваших.

Линда расхохоталась.

— Ах да. Мы ещё не сходились в бою, и ты не знаешь. «Сигмы» обмениваются пленными, но никогда, ни за что не отдают «конфеток». А вы три, бесспорно, «конфетки».

Она отступила на шаг.

— Отведём их в лагерь, девочки.

Понурых узниц повели прочь.

— Почему она назвала тебя «охотницей посидеть в клетке»? — шёпотом спросила Дестини, идущая за Самантой.

— Два года назад, на моей первой игре, меня постоянно ловили. В общем счёте, меня обменяли целых четыре раза. Я не старалась попасться специально, это случалось само собой. В тот раз мы играли против другого сообщества, но кто-то, видать, разболтал.

— О. Надеюсь, нас обменяют, — отозвалась Дестини.

— Не слишком на это рассчитывай. Слышала Линду? Они не обменивают «конфеток».

В клетке «чёрных» обреталась всего одна «белая». Пленницы облегчённо вздохнули. По крайней мере, их команда не сдавала позиции.

— Свежачок! — крикнула стражницам Линда.

— Мило, мило. — Улыбаясь, приблизилась другая «сигма». — И притом «конфетки». Молодец, Линда.

— Это они переловили почти всех наших разведчиц. Теперь они вне игры, и наши дела, надеюсь, пойдут на поправку.

— Угу. А если их разговорим, то закончим игру досрочно.

— Да, кстати. Эту оставьте для меня. — Линда ухватила Дестини за сосок и подёргала. Та охнула и густо покраснела.

— Э-э-э… не допрашивать? — не поняла стражница.

— Нет, нет, нет. Допрашивайте в своё удовольствие. Но после всего она моя.

— А я-то думала, это я предмет твоей любви, — притворно-разочарованно надула губы Саманта.

— Эту допрашивайте с пристрастием, — кивнула на неё Линда. — И тоже придержите для меня.

— Почему не всех трёх? — саркастически осведомилась стражница.

— И правда, беру всех трёх.

Вряд ли кто-то оспорит её, президента сообщества, право на этих красавиц. Могут счесть, что она раскатала губу, но никто не пикнет. Как использовать троицу, она пока не представляла, но эту приятную проблему можно оставить на потом.

— Удачной охоты, — пожелали стражницы вслед. Оставив с ними несчастных пленниц, Линда поспешила со своим отрядом обратно в лес.

— Пошли, девочки, — сказала стражница, берясь за конец связывающей пленниц верёвки. — Не будем тянуть. — Она вдруг остановилась и повернула голову. — Или, может, назовёте пароль по-хорошему?

— Ни за что, — ответила Сэм.

Выдавать пароль сейчас — безумие. По правилам игры и она, и Дестини, и Тиффани всё равно будут принадлежать «сигмам» до вечера следующего дня.

— Ни за что, — подтвердила Дестини.

— Ни за что, — эхом отозвалась Тиффани.

— Как хотите.

— Не верится, что колледж закрывает на это глаза, — прошептала Дестини, когда их вели к центру лагеря.

— Не закрывает, — ответила Сэм. — Колледжу это совсем не нравится. Но они не могут взять и сломать многолетнюю традицию.

Девушек отвязали друг от друга, и каждой занялись по три стражницы. Руки и ноги голышек прикрутили к четырём перекладинам X-образных крестов. Кресты стояли в круг, поэтому каждая девушка, теперь совсем беззащитная, видела других.

И опять Дестини волей-неволей залюбовалась телами подруг. Но почему? Ведь раньше её не тянуло к женщинам. А сейчас… сейчас она мокра от возбуждения. Как стыдно! Но надо признаться, Сэм и Тифф безумно красивы и сексуальны.

— Лобки выбрить, — велела подошедшая Карен, мускулистая, плотная невысокая женщина, похожая на активную лесбиянку. Именно такими Дестини их представляла. Даже волосы подстрижены под машинку. Этой Карен самое место в гей-баре — или, на худой конец, в баре для байкеров.

— Стойте! — воскликнула Дестини. — Не надо!

Подойдя к Дестини, Карен одной рукой ухватила одну из спелых грудей, а другой дёрнула за кустик на лобке.

— Раз эта растительность так для тебя важна, её легко сохранить, — сказала она, дёргая снова. — Просто шепни пароль.

Дестини покачала головой.

— Ни за что.

Карен уступила место стражнице. Через считанные минуты свету были явлены три голые шмоньки, а Дестини покраснела как маков цвет.

После этого девушек обрабатывали по очереди, зная, что порой соратницы раскалываются, чтобы спасти подругу от дальнейших унижений. Начали с Тиффани.

Вперёд вытолкнули одну из новеньких «сигм». Она опустилась на колени перед Тифф и взялась лизать между ног пленницы. Пунцовая Дестини простонала, — как, наверное, унизительно это для Тиффани! — но глаз не отвела: существовал план и на случай поимки, и Дес ловила момент, когда подруга примется перешёптываться со стражницами.

«Лямбдам» выдали пароль «кларнет». «Сигмы» пойдут на всё, чтобы его узнать. Сэм, Тифф и Дес уговорились держаться до последнего. А когда одной из них будет совсем невтерпёж, она назовёт ложный пароль. Соратницы подтвердят, и «сигмы» уверятся, что он настоящий. На волю не отпустят, но время выиграть можно. К тому же «сигму», сообщившую неверный пароль, арбитры отдадут «лямбдам». Даже такая мелочь может оказаться решающей. Троица договорилась назвать слово «сакоташ».

Дестини не отрывала перепуганного взгляда от Тифф. И всё-таки это было красиво. Тиффани напрягалась и стонала, атакуемая бескомпромиссным языком. Она рвалась из пут, веки её трепетали.

Дестини не знала, как выглядит возбуждение. Сексом она занималась всего три раза, с двумя парнями, и не кончила ни с одним. Конечно, она мастурбировала, но не перед зеркалом. Ласкать себя перед зеркалом ей и в голову бы не пришло, а если и пришло, она бы не стала. Это было бы аморально. И вот сейчас она впервые в жизни видела возбуждённую женщину.

Тиффани словно расцвела. Её груди, острые как бокал шампанского, колыхались, когда она вздрагивала. Гибкое тело, к невыразимому восхищению Дестини, сладко выгибалось на кресте.

Она потрясла головой, разгоняя туман бесстыдных лесбийских мыслей. Лесбийских. Невероятно. И, тряхнув головой, уловила движение: к Саманте подступила Карен.

Кресты стояли близко, и Дестини слышала, как лесбиянка высмеивает её наставницу и пример для подражания.

— Спасибо, что доставила этих «конфеток», — глумилась Карен. — Отличное пополнение для нашего гарема.

— Пытаешься меня задеть? Не выйдет, — спокойно возразила Саманта. — Это всего лишь игра, не забывай.

— Игра, — согласилась Карен. Она подпёрла одну из полных грудей Сэм ладонью, потом резко и звонко припечатала другой ладонью сверху. Саманта вскрикнула.

— Игра, — повторила Карен. — Но ты не знаешь её правил.

Дестини скривилась, увидев, как расплющивают красивую грудь.

— Ты ведь не хочешь, чтобы твои котята страдали? — продолжала Карен. — Мы можем обращаться с ними жестоко, а можем их любить. Выбор за тобой.

— Не говори ей ничего! — крикнула Дестини. — Мы справимся.

Саманта посмотрела на Карен.

— Похоже, котята уже выросли в тигриц.

Карен влепила Саманте пощёчину. Голова Сэм мотнулась вбок, щёку обожгла боль.

— Это фол, — объявила Саманта. — Ты только что отдала победу нам.

— Это не фол. Во время допроса можно бить ладонями.

— Да, но это не допрос. Ты не задавала никаких вопросов.

— Какой у вас пароль? Вот, я спросила. Теперь это самый настоящий допрос.

Карен немного подождала.

— Ну, так какой у вас пароль?

— «Альфонсо», — громко сказала Сэм. Дестини прыснула, а вот Тиффани было не до шуток: она сопротивлялась надвигающемуся оргазму.

— Имена в качестве паролей не используют, — сказала Карен, повторяя сказанное ранее Самантой.

— А нам сказали, что сегодня у обеих команд пароли — имена, — пустила Сэм в ход уловку Джеки. — Разве нет? Какой у вас?

Карен открыла было рот ответить… и вдруг хлясть по другой щеке Сэм! Не привыкшая к насмешкам в свой адрес со стороны женственных девушек, Карен сильно шлёпнула по одной, потом по другой груди, отчего те мотнулись. При каждом ударе Сэм пронзительно вскрикивала.

Дестини закусила губу и подумала о матери. С ней тоже так обращались на играх? А она с другими? Мать посещала Уордхем самое меньшее раз в год — встречи выпускниц и всё такое. Участвовала ли она в Играх выпускниц? Дестини с трудом представляла, как та носится полуголой, как её заталкивают в клетку или привязывают к кресту.

Размышляя, Дестини и не заметила, что к ней подошли, и только когда чья-то рука стиснула грудь, повернула голову. Гретхен! Дестини тягостно простонала.

Гретхен курировала в колледже новичков: разъясняла непонятное, улаживала возникающие конфликты. За Дестини она ухлёстывала едва не с первого дня знакомства. Это она предложила Дестини поближе познакомиться с сообществом «Сигма» — и, наверное, именно из-за неё, Гретхен, Дестини и взяли сомнения насчёт вступления в «Сигму». Дестини так и не поняла, что её царапнуло, но какую-то роль Гретхен в этом сыграла.

— Привет, конфетка, — улыбнулась та, сминая грудь Дестини. — Давно мечтала это сделать! Наконец-то ты моя.

Гретхен тоже была рослой, а от предков-северян унаследовала платиновые волосы. Сногсшибательная красавица. Другие «сигмы», даже самые красивые, ей и в подмётки не годились. И сейчас она внушала Дестини ужас.

— Гретхен! Как ты могла? Ты же мой куратор!

Та фыркнула и несколько раз встряхнула грудь в ладони.

— Прелестно. А я уже было отчаялась. Неуловимая ты моя.

— Не надо, Гретхен! Ведь мы не сможем потом относиться друг к другу по-прежнему!

Рассмеявшись, Гретхен смачно поцеловала Дестини в губы.

— На это я и рассчитываю.

Вернулся отряд Линды, торжественно ведя ещё двух голых «лямбд». Стражницы затолкали их в клетку к той, что попалась утром. Дестини остро ощутила несправедливость: их в клетку, а она распята на кресте у всех на виду, и Гретхен её лапает.

Два других отряда привели ещё двух «лямбд». Плохой знак, подумала Дестини. Похоже, «белые» посыпались.

Гретхен между тем всё тискала груди Дестини. Ещё раза два встряхнула в ладонях, приникла к соску, к другому. Дестини неверяще тряхнула головой: отвратительно. Но вопреки отвращению влагалище пульсировало. Почему тело так нагло её предаёт?

Когда в клетку затолкали ещё одну «лямбду», Тиффани кончила. Её грудь резко и часто вздымалась и опадала на волне оргазма. «Сигма» продолжала лизать, продлевая кульминацию, и скоро привязанная к кресту девушка всхлипывала.

— Позвать, что ли, эту лизунью сюда? — вслух задумалась Гретхен, теребя соски Дестини. — Пускай полижет твою меховушку. Ах да, забыла, у тебя больше нет меха. — Она накрыла ладонью выбритую промежность. — Ну, так даже лучше. О-о, — удивилась она, пощупав. — Похоже, тебе нравится, хоть по лицу и не скажешь.

Она сунула во влагалище Дестини палец, отчего та охнула, и изобразила фрикции.

— Обмен пленными! — громко объявила одна из стражниц.

«Лямбд» в клетке выпустили, вернули им форму. В сердце Дестини затеплилась надежда, но вскоре её сменило отчаяние: выпущенных повели прочь, а Сэм, Тифф и её, Дестини, так и не отвязали от проклятых крестов.

— Шутки кончились, — заявила Карен Саманте. — Либо вы говорите пароль и на этом всё, либо… мы придумаем, что с вами сделать.

Карен присела возле Саманты. Той, бисексуалке, не претило, когда её лижет внизу женщина, хотя сама Карен и не особенно нравилась. Не смертельно, переживём.

Карен, однако, лизать не собиралась. Разделив лепестки Саманты пальцем, она сунула его внутрь. За первым пальцем последовали второй и третий. Карен ими пошуровала. Затем втиснула четвёртый, подняла глаза на жертву и ухмыльнулась.

— Смекаешь, к чему идёт?

— Это жестоко. Пожалуйста, не надо.

К четырём пальцам добавился пятый, большой, и Карен задвигала ими, растягивая вагину. Когда пальцы входили глубже, Сэм тяжко стонала. С каждым разом её растягивали всё сильнее и сильнее. Дестини и Тиффани с тревогой и смятением наблюдали, как мучают их старшую. Гретхен подозвала лизунью, и та, припав к половым губам Дестини, жадно зачавкала. Дес, поглощённая зрелищем, даже не заметила.

Толчок, ещё толчок, и запястье Карен провалилось в вагину. Дестини ахнула. Карен провернула руку по часовой стрелке, потом против. Должно быть, Саманта ужасно страдает, подумала Дестини. И какое чудовищное унижение!

А Сэм думала: если уж нельзя совсем без пыток, хорошо, что пытают меня, а не моих котят. Пальцы Карен исследовали всё внутри, и это было страшно унизительно. Саманта кинула взгляд на открытые рты и искажённые ужасом лица Тифф и Дес, свидетельниц надругательства, и покраснела.

Наконец Дестини осознала, что между её ног что-то происходит, и, опустив глаза, взвизгнула. Её лизала девушка. Отвратительно. Она завизжала громче и велела девчонке проваливать.

Гретхен дала Дестини пощёчину.

— Остановить её легко. Скажи пароль.

— Ни за что! — пронзительно крикнула Дестини. — Уберите её от меня!

Сэм испытала за неё гордость. Дестини приходилось несладко, но она не сдавалась.

Другая стражница снова взялась за Тиффани. У той никак не укладывалось в уме, что её только что лизала женщина, а тут другая начинает мять груди.

— Перестань! Это насилие!

Стражница расхохоталась и засосала сосок Тиффани. Сжала его в зубах и потрясла головой. Грудь пронзило болью. Палец стражницы скользнул во влажный канал. Выпустив изо рта сосок, она ответила:

— Прочти форму отказа от ответственности, которую подписала перед игрой. Никакого насилия. Эта забава подпадает под пункт «всё остальное разрешено». Но я перестану, назови только пароль.

— Ни за что! — отказалась Тиффани.

На лбу Саманты выступил пот. Пальцы шарили внутри. Молодец Тиффани, мелькнула мысть, однако рука во влагалище доставляла сильный дискомфорт. Кончиком языка Карен мазнула по клитору, и привязанная застонала.

В клетке появились ещё голые пленницы. На их глазах всех трёх девушек на крестах, одну за другой, за полчаса довели до унизительного оргазма, и те кончили в разноголосице стонов и всхлипов.

Открыв глаза, Дестини пересчитала голых «лямбд» в клетке. Восемь. Её так проняло надругательство, что она даже не видела, как запирают некоторых.

— Обмен пленными! — вновь раздался крик.

И снова «лямбд» в клетке увели, а Сэм, Тифф и Дес так и украшали собой кресты. И так, по правилам, могло продолжаться ещё двадцать четыре часа. Дестини застонала. Она умрёт от унижения задолго до конца.

Глава 5

— Ни разу не делала тройной фистинг, — заявила Карен, когда восемь «лямбд» были уведены, — так что воспользуюсь случаем.

Сэм взглянула на неё в замешательстве. «О чём она?»

— Можно я теперь твою девочку, Гретхен? — окликнула Карен сестру по сообществу.

Сэм ахнула. Карен собирается отфистить Дестини? Этого допустить нельзя. Дестини будет психически травмирована.

— Стой! — крикнула Сэм. — Я скажу.

Карен самодовольно ухмыльнулась.

— Скажешь что?

Саманта понурилась.

— Скажу пароль.

— Шепни на ушко, чтобы другие не слышали. И учти, если твои девочки не назовут тот же пароль — вас отфистят одновременно, всех трёх.

После заминки Сэм кивнула. И прошептала:

— «Сакоташ».

Называя ложный пароль, она испытывала судьбу. Когда правда всплывёт, Карен разъярится и может сделать с ними что похуже. Но сколько-то времени они выиграют. И, возможно, за это время что-нибудь да изменится.

Карен потрепала Сэм по щеке.

— Ну вот и умничка.

Потом подошла к Дестини и взвесила в ладонях груди пленницы, наслаждаясь приятной тяжестью идеальных полушарий.

— Шепни мне пароль.

Дестини посмотрела на Сэм. Та кивнула. И подмигнула.

— Скажи ей.

Дестини прошептала ложный пароль. Карен расцеловала её груди сверху и подступила к Тиффани.

— «Сакоташ», — шепнула Тиффани и тоже удостоилась поцелуев в грудь.

Гонцом к арбитрам выбрали одну из новеньких, а проводить её послали боевую группу. Новенькую, догадалась Дестини, в отличие от сестёр поопытнее не жаль было потерять, если пароль окажется неверным.

Как и ожидалось, новенькую отдали «лямбдам», а боевая группа вернулась доложить о потере. Сэм выиграла не более получаса.

Выслушав доклад, Карен недоверчиво тряхнула головой.

— Не верится, что вы так сглупили. Ну что ж, тройной фистинг так тройной фистинг.

Сэм умоляла Карен не насиловать Дестини, даже предложила назвать настоящий пароль, но Карен молча присела на корточки и погладила лепестки Дестини, проверяя на влажность. К великому отчаянию беспомощной пленницы, она была уже мокрой. В неё проник один палец, затем второй. С трудом влез третий, и Дестини тяжко простонала.

И тут в лагерь ворвалась с криком Линда.

— Победа!

Её отряд нёсся за ней. Остальные «сигмы» тоже скоро вернулись, конвоируя пять голых «лямбд».

— Но как? — спросила Карен. Она вынула пальцы и встала. — Обычно пароль выбивают дознаватели.

— Сегодня заслуга тоже ваша. В каком-то смысле.

Одну пойманную ранее и отпущенную «лямбду» так напугали манипуляции Карен с тремя девушками, что она без каких-либо понуканий назвала пароль. И даже описалась от страха.

— Значит, мне нельзя отфистить эту девчонку? — выслушав рассказ, спросила Карен.

— Увы, — ответила Линда. — Они больше не пленницы. До завтрашнего вечера они — рабыни. Мои рабыни, если точнее.

Глава 6

— Брось, Линда, — возразила Сэм. — Составители правил имели в виду другое.

Саманту, Дестини и Тиффани, к огромному облегчению всех трёх, отвязали от крестов и вновь связали цепочкой. Пора было возвращаться в кампус. Все «сигмы» переоделись в уличную одежду, но три «лямбды» так и остались голыми.

— И что же, по-твоему, имелось в виду? — спросила Линда.

— Только то, что проигравшие остаются в неволе до вечера воскресенья. Уж никак не то, что они превращаются в секс-рабынь.

Линда остановила цепочку пленниц и, глядя Сэм в глаза, приподняла её груди в ладонях.

— Из тебя выйдет прекрасная секс-рабыня. Вздохни свободней. Тебе понравится.

— Но им-то нет, — кивнула Сэм назад. — Они не лесби. В правилах нет ни слова о сексуальном рабстве.

— Да, — согласилась Линда. — Но оно и не запрещено. Хотели бы запретить — прописали бы явно. Запретов там вагон и маленькая тележка. Что до этих двух «конфеток», почём им знать, что они не по женской части, если они ни разу не пробовали? Мы им одолжение делаем. Просвещаем их, расширяем их горизонты. Спорим, к завтрашнему вечеру хотя бы одна из них станет убеждённой лесби?

Дестини неверяще тряхнула головой. Весь день был сюрреалистичен. Сюрприз следовал за сюрпризом, унижение за унижением. И жить в этом сюрреалистическом мире предстояло ещё всю ночь и весь следующий день.

И не им одним. За несколько минут до конца игры попались ещё пять «лямбд». Их тоже раздели и связали руки, но друг с другом не связывали. Каждой предстояло провести ночь с одной из «сигм». Дестини всем сердцем пожалела «лямбду», которую вела Карен.

— Можно нам хотя бы одеться? — спросила Дестини у Линды.

— Нельзя. Мои рабыни, мои правила, — отрезала та.

Ехать обратно было боязно: Дестини знала, что всю дорогу их, голых, будут лапать и тискать. Линда, заявившая права на трёх девушек, от притязаний не отступилась, но понимала, что не успеет натешиться со всеми тремя, и выбрала себе на ночь Саманту — как пояснила, из-за больших сисек. Тиффани Линда отдала президенту сообщества — одной из разведчиц, которая так и не попалась троице. А Дестини досталась Гретхен.

Поэтому, хоть Дестини и пугала поездка, куда больше страшил приезд в кампус. Гретхен не скрывала вожделения. Что эта бесстыдница будет вытворять с ней за закрытыми дверьми? Дестини содрогнулась.

Она угадала: обратный путь показался адом. Линда не отвязала их друг от друга, и им пришлось стоять со связанными за спиной руками. Несколько раз, когда автобус поворачивал, тормозил или резко брал с места, девушки падали на сидящих «сигм», а те их тискали.

«Сигмы» не хотели ничего дурного. По их представлениям, связанные девушки сами хотели весело провести вечер. Охотницы на разведчиц, однако, чувствовали себя униженными.

Даже когда они стояли в проходе, им не давали покоя. Крутили соски, мяли груди. Пальцы проникали во влагалища — к немалому огорчению пленниц, всё ещё влажные.

Потом «сигмы» вспомнили, что у пленниц есть попки, и полезли туда пальцами. Спасая задние дырочки, голышки сжали ягодицы, но груди и шмоньки от развлекающихся «сигм» так просто было не спрятать.

В общежитии «Сигмы» трёх «конфеток» привязали спинами к шесту в центре танцплощадки. Начались танцы. Остальных «лямбд» привязали к кольцам, вмурованным в стены.

— Какой дурак придумал поставить посреди танцплощадки шест? — крикнула Дестини Саманте. Музыка оглушала, и Дестини не боялась, что «сигмы» услышат.

— Наверно, это стриптизёрский шест, — крикнула Саманта. — Они любят пошалить.

— Ну и ну, — пробормотала Дестини, не сознавая, что никто её не слышит. «Ладно, хоть раздеваться не надо, — подумала она. — Я и так голая».

Празднующие «сигмы» трогали пленниц везде, где только можно. Дестини огляделась. «Лямбды» у стен тоже получали свою долю ласк.

Протанцует мимо одна — возьмёт в рот сосок. Другая — сунет палец во влагалище. Одна из девушек залезла пальцами в рот Дестини, вытащила наружу язык. У ног Дестини встала на колени ещё одна и погрузила язык глубоко в любовную норку.

Мыслимо ли после всего этого вернуться к нормальной жизни? Дестини не знала. Со студенткой, чей язычок орудовал у неё во влагалище, они ходили на лекции по английскому. С одной из тех, кто засовывал в неё палец, они делили общую спальню. Гретхен, курировавшая новичков и Дестини в их числе, этой ночью ею владеет. Как потом смотреть всем им в глаза?

«Сигмы» пили, танцевали и отрывались по полной. Они победили и праздновали победу. Они вернулись с трофеями — вот они, любуйся, трогай, ни в чём себе не отказывай. Жизнь была хороша.

Глава 7

Вечеринка была ещё в разгаре, когда за Дестини явилась Гретхен. Она отвязала добычу от шеста, потом сковала руки за спиной наручниками. А ведь на игре применяли только верёвки.

Откуда и зачем у «сигм» наручники? — задумалась Дестини. — Для каких таких «шалостей»?

Гретхен жила не в общежитии, но здесь имелась комната для гостей. Кураторша отвела Дестини туда и заперла дверь.

— Если я сниму с тебя наручники, не попытаешься сбежать? — спросила Гретхен.

— А это разрешено? Мне не показывали правила Игр.

— Хочешь прочесть?

Гретхен шагнула вперёд и огладила плечи Дестини.

— Да, пожалуйста, — пискнула Дестини. Её руки покрылись гусиной кожей.

Гретхен достала из сумки правила, — два листа, — развернула и положила на столик, а сама присела на край кровати. Дестини вчиталась.

Читала она не спеша, чтобы чего не упустить. Почти о всех правилах она уже знала по инструктажам Саманты. Вот раздел «Запрещено». Запрещены удары кулаками, пинки. Шлепки ладонями, кроме как при допросе. Наркотики и прочая химия. Нанесение шрамов, причинение увечий. Биологические жидкости. Запрещено было много всего.

Дочитав до конца, она взялась перечитывать с начала. Неужели секс разрешён? Такой подробный список, а про секс забыли? Выходит, «сигмы» не нарушили сегодня ни единого правила? Дестини вздохнула и повернулась к Гретхен.

— Я не сбегу, даю слово.

Гретхен улыбнулась, встала, шагнула к Дестини и в очередной раз взвесила в ладонях груди девушки.

— Хорошая девочка. А слушаться меня будешь?

— Побег правилами запрещён, но слушаться я не обязана.

— Спрошу иначе. Секс у нас будет в любом случае. И много. У тебя такое красивое, спортивное тело. Но я могу тебя связать, а могу не связывать. Выбор за тобой. Ну так что?

Дестини давно уже поняла, к чему всё идёт, но сердце у неё всё равно ёкнуло.

— Я почти весь день связана. Больше не хочу. Но не обещаю, что буду лежать смирно.

Гретхен улыбнулась.

— Ну, это не страшно. Люблю, когда девушка подо мной трепыхается. Не бойся, мы не будем гнать лошадей.

Она повернула Дестини к себе спиной и расстегнула наручники.

— И ещё кое-что. — Гретхен пошарила в сумке, вынула розовый ошейник и дала Дестини его рассмотреть. На ошейнике… — Дестини ахнула — на ошейнике было вытиснено: «Дестини Коллинз. Собственность Гретхен Айверсон».

Глаза Дестини округлились.

— Ты знала заранее. Всё было запланировано!

— Не совсем. Я заказала этот ошейник сразу, как ты поступила в колледж. Я мечтала, что однажды ты его наденешь. Сегодня мне повезло. Однако знать заранее я не могла, только надеялась. Но да, сегодня мы планировали тебя поймать. «Конфетки» всегда становятся нашей целью. Вы три были первыми в нашем списке. Хорошо, что вас причислили к одному звену. Ну и задали же вы нам хлопот! Выловить почти всех наших разведчиц!

Гретхен убрала длинные светлые волосы Дестини с плеч за спину. Потом надела и застегнула ошейник, поцеловала девушку в губы. Змейкой метнулся вперёд язык. Дестини сжалась, но не оттолкнула женщину. Язык скользнул в рот Дестини, а руки Гретхен принялись оглаживать голое тело.

Наконец Гретхен отняла губы и дала девушке перевести дыхание.

— Пойдём потанцуем.

Достав из сумочки поводок, Гретхен пристегнула его к ошейнику и повела голышку вниз.

Вечеринка была ещё в самом разгаре. Сэм и Тиффани исчезли, как и несколько пленниц у стен. «Сигмы» продолжали липнуть к оставшимся.

Гретхен поводила Дестини по залу, демонстрируя трофей. Голую девушку никто не трогал: очевидно, ошейник и вправду закреплял право собственности. Глазели, однако, все без исключения. Дестини молчала, уставясь в пол — не из покорности, как думали зрители, а от стыда. Наконец Гретхен вывела рабыню на танцплощадку. Дестини послушно положила руки на плечи Гретхен, а та обхватила голый зад. И они закружились в танце — ни дать ни взять влюблённые голубки.

Танец кончился, толпа зааплодировала. Гретхен отвела Дестини к столу. Они сели и на протяжении двух танцев говорили.

— Так это правда? Ты ни разу не была с женщиной? — спросила Гретхен.

— В смысле секса? Нет. Только сегодня.

— Нет, сегодня не в счёт: тебе не оставили выбора. Жаль, что ты не вступила в «Сигму». Тебе открылся бы дивный новый мир. А сейчас мне придётся самой устранять пробелы в твоём образовании.

— А если бы я вступила? Что вы делаете с такими, как я? Не лесбиянками?

— Ну, это секрет фирмы. Я не могу его разглашать. Но метод безотказен. Через месяц лесбиянками становятся все.

Дестини огляделась. Всех «лямбд» уже разобрали и увели, остались только «сигмы». Некоторые сидели парами, другие — небольшими группками. Она знала большинство первокурсниц и сейчас удивилась, увидев на каждой розовый ошейник, точно такой же, как на ней. Поводки держали старшекурсницы. Она посмотрела на Гретхен.

— Ошейники играют в этом какую-то роль?

Гретхен расхохоталась.

— Ошейники — часть процесса, но они не важны. И да, никакой химии и никакого насилия. Все отдаются добровольно.

Дестини задумчиво нахмурилась и тут увидела, что к ней идёт Саманта. Статную, красивую, уверенную в себе Саманту — и на ней тоже розовый ошейник! — вела за собой на поводке Линда.

«Опять ошейник. Что за дела?»

— Как ты, Дес? — спросила Саманта, подойдя к столу.

— Ничего пока. А ты?

— Тоже неплохо. Ошейник тебе идёт.

Дестини вспыхнула.

— Спасибо. Тебе тоже. Классная причёска.

Саманта всегда собирала волосы в хвост сзади. Теперь он рос из макушки — дело рук Линды. Дестини одобрила: так смотрится экзотичнее. Хвост носила и Дестини, но Гретхен уже успела снять резинку и расчесать волосы рабыни. Сейчас те гладкой шелковистой волной падали на спину.

Наконец заговорила Линда.

— Гляжу, ты решила слушаться, Дес. — Она указала на нескованные руки.

— Я обещала не сбегать. Слушаться — нет.

Линда кивнула и повернулась к Саманте. Запястья той были связаны спереди.

— Да, пожалуй, планка слишком высока. Не сбежишь, если я тебя развяжу?

— Сбегать нельзя, — ответила Сэм. — Я знаю правила.

— Ладно, давай сюда руки.

Линда развязала верёвку, и на Сэм остался только ошейник. Начался медленный танец. «Сигмы» повели пленённых «лямбд» танцевать.

На этот раз Гретхен развернула Дестини к себе спиной и крепко прижала. И, раскачиваясь с партнёршей под музыку, принялась ласкать девушку спереди. Ладони скользили по полным грудям, сжимали стройную талию, гладили подтянутый живот. Порой палец нырял во влагалище, откуда к этому времени капало, как из неисправного крана.

Дестини увидела, что Линда держит Саманту точно так же и тоже осыпает ласками. Потом огляделась. Все девушки в розовых ошейниках были уже голыми, и с ними танцевали тот же танец. Их партнёрши демонстративно оглаживали и ласкали нагие тела.

Этот танец — даже не танец, а какой-то незнакомый Дестини ритуал — оказался последним.

Прежде чем отвести Дестини наверх, навстречу её участи, Гретхен разрешила ей пожелать доброй ночи Саманте. Дестини поблагодарила свою временную хозяйку и поспешила к Сэм. Сгребла подругу в объятия, подпрыгнула, сцепила ноги у неё на талии и буквально осыпала поцелуями. Раньше Дестини не обнималась голой с голыми девушками, и ощущение было новым, необычным. Но новизной сегодня уже не удивишь.

Улыбаясь энтузиазму новенькой, Сэм поддержала её за попку. Какое-то время они увлечённо целовались. Потом Дестини шепнула Сэм на ухо:

— Я люблю тебя, Саманта. Спасибо за сегодня. И спасибо, что ты — это ты.

Сэм шепнула в ответ:

— Я тоже тебя люблю, котёнок.

Но как понять «спасибо за сегодня»? Дестини понравилось быть рабыней? Или полдня стоять распятой на кресте? Саманта решила погодить с вопросами и переговорить позже.

Глава 8

Линда повела Саманту наверх. Гретхен поднималась следом, ведя на поводке Дестини. Заглядевшись на Сэм, идущую прямо и гордо, Дестини решила брать с неё пример. Уверенность Саманты в себе была заразительна. Дестини понимала, что что-то может ей не понравиться, но дала себе зарок не жаловаться и не ныть, а вынести всё стоически. Она задумалась, где сейчас Тиффани и как она держится.

Первым делом Гретхен решила вымыть новую игрушку. Личных ванных здесь не было, и Гретхен отвела Дестини в общественную душевую, где привязала поводок к лейке душа. Три другие девушки в розовых ошейниках уже были привязаны подобным образом. Старшекурсницы намыливали своих подопечных. Интересные порядочки они тут завели, подумала Дестини.

Скинув одежду, Гретхен шагнула к девушке. Та ещё не видела кураторшу полностью голой, только проблесками, и сейчас вдруг осознала, что Гретхен ошеломительно красива.

Гретхен вымыла волосы пленницы, намылила спину, потом повернула Дестини к себе. У Дестини перехватило дыхание. Белокурая красавица походила на нордическую богиню.

Лёгкие и нежные прикосновения удивили Дестини. Сегодня с ней обращались сурово, унижали, и она совсем не ждала нежности и заботы. Намыленные пальцы Гретхен мазнули по лбу и лицу Дестини. Руки заскользили по шее, плечам, предплечьям. Гретхен намылила груди пленницы, но (опять удивилась та) не уделила им пристального внимания. Отдраив, а после сполоснув Дестини водой, Гретхен подала пленнице мыло.

Поняв, Дестини сглотнула. Гретхен её вымыла и теперь ждёт ответной услуги. Дестини вспомнила своё обещание не роптать. Она отложила пока мыло и толкнула голову Гретхен под струю воды. Выдавить в ладонь шампуня, втереть в белокурые волосы, помассировать голову пальцами.

— М-м-м… волшебно, — прошептала Гретхен.

— Рада, что тебе нравится.

Она взялась намыливать тело Гретхен. Шея, спина, грудь, живот. Когда осталось намылить между ног, Дестини замялась. Она совсем не хотела трогать Гретхен там. Но что поделать? Дестини подумала, не сунуть ли палец во влагалище, — в отместку за день, — но нет, не хватало ещё её спровоцировать. Она деловито и бесстрастно вымыла между бёдер.

— М-м-м… хорошо-то как, — промурлыкала Гретхен.

— Рада, что тебе нравится, — повторила Дестини.

Девушки вытерли друг друга насухо полотенцами. Дестини оглядела душевую и задушенно пискнула, увидев, что другие бесстыдно занимаются сексом. А потом от души порадовалась, что Гретхен не унизила её так же.

Наконец Гретхен взяла её за руку, и они голышом продефилировали по коридору к уже знакомой комнате. Заперев дверь, Гретхен повернулась к Дестини.

— Надеюсь, тебе понравится. Хотя куда ты денешься?

Дестини кивнула и потупилась.

— Я знаю правила и буду твоей до завтрашнего вечера. Я постараюсь получить удовольствие.

Гретхен взяла её за подбородок, поцеловала.

— Ты и не представляешь, как долго я этого ждала.

Дестини как бы невзначай коснулась ошейника со своим именем.

— Догадываюсь.

У Гретхен вырвался смешок.

— Ах да, точно. Ну что же, прыгай в постель, конфетка. Пора мне снять пробу.

Дестини накрыл приступ страха, но она глубоко вздохнула, успокаивая нервы, и сказала себе, что ей не впервой. Та девчонка в лагере лизала её внизу — и ничего. Не так страшен чёрт…

Она забралась на кровать и раскинула руки и ноги в стороны, словно опять на кресте. Хохотнув, Гретхен села рядом и огладила левую грудь пленницы.

— Связать тебя? Может, так тебе будет легче?

Дестини подумала.

— Сомневаюсь.

Гретхен помяла великолепное полушарие и поцеловала Дестини в губы.

— Как хочешь. Но если что, только скажи. Некоторые любят, когда их связывают.

— Можешь связать, если хочется. Я в твоей власти. Но ты сделаешь это для себя, не для меня.

Гретхен снова поцеловала Дестини. Язык змейкой заполз в её рот и стал его исследовать. Ладонь опустилась на мягкий, но упругий живот.

— Ну, иногда я люблю со связанными. Но сегодня мне хочется, чтобы ты потрепыхалась.

Голова Дестини шла кругом. Она ждала, что поцелуи отобьют всю охоту. Целоваться с женщинами? Фи! Но желание отчего-то не пропало. Между ног пульсировало.

Гретхен легла на Дестини и, неторопливо проведя ладонями от плеч до тонких запястий пленницы, прижала её руки к постели.

— Ты моя, моя. Каково это тебе — быть моей собственностью?

Не дав Дестини ответить, она накрыла её рот поцелуем. Страстным и долгим. Языки девушек сплетались и расплетались. Изгибаясь, Гретхен тёрлась грудями о груди Дестини. Та слабо постанывала и, когда Гретхен оторвалась от её рта, задыхалась.

— Это не похоже ни на что, — переведя наконец дыхание, ответила Дестини.

Гретхен рассмеялась.

— Ну, это я переживу.

Легонько касаясь губами шеи, подбородка, ключиц Дестини, Гретхен спустилась до грудей и стала их вылизывать. За языком оставались влажные дорожки. Потом она не спеша обвела языком ареолы и засосала один сосок в рот. Дестини простонала.

Подняв голову, она посмотрела на присосавшуюся к груди Гретхен. Волосы той падали по сторонам лица, создавая что-то вроде шатра, под которым она жадно чавкала соском. Не это ли имела в виду Саманта под «причастием»? Второй сосок, на удивление, возбуждённо торчал. Не может же происходящее её заводить! Но в глубине души Дестини знала, что возбуждена. Твёрдые соски, учащённое дыхание и пульсирующее влагалище говорили о том, что тело её предаёт, что оно сдаётся агрессору.

Гретхен продолжила лакомиться пышными грудями и, когда рабыня стала всхлипывать от похоти, скользнула ниже, оставляя за собой дорожку из лёгких, воздушных поцелуев. Вот и развилка бёдер. Гретхен легонько подула на блестящие от возбуждения лепестки.

— Сейчас устроим пир.

Вот оно, подумала Дестини. Ощутив на нижних губах жаркое дыхание, она содрогнулась. И застонала, когда язык Гретхен не спеша мазнул по одному лепестку, затем по другому.

Куда торопиться? Впереди была вся ночь. Гретхен владела девушкой, однако хотела, чтобы и та получила удовольствие. Чтобы захваченной «лямбде» эта ночь запомнилась на всю жизнь.

Язык прошёлся вдоль липких лепестков, потом зачерпнул между ними. Посмаковав соки девушки, Гретхен продолжила осваивать новую территорию. Свернула язык трубочкой, вонзила в вагину. Дестини застонала. Язык Гретхен запорхал над набухшим клитором, но тут она увидела, что живот девушки мелко дрожит, и притормозила. Жаль будет, если всё закончится так рано. Дестини разочарованно простонала.

Выждав с полминуты, Гретхен снова запустила язык между росистых лепестков и собрала девичий нектар. Потом, скользя телом по телу, потянулась губами к губам девушки. Осознав, что сейчас случится, Дестини охнула и поморщилась. Но вот язык проник в её рот, и оказалось, что вкус вовсе не неприятен. Гретхен снова прижала руки пленницы к постели, и Дестини стала обсасывать бойкий язык хозяйки, впервые дегустируя — и дегустируя с наслаждением — женские соки.

Чуть погодя Гретхен вернулась к сладкой шмоньке и снова принялась за оральные ласки. Каждый раз, когда Дестини готова была кончить, Гретхен прекращала её трогать и приносила на губах ещё немного нектара к губам девушки. Скоро та стонала не переставая и жадно присасывалась к языку и губам хозяйки.

Наконец Гретхен сжалилась. Она несколько раз мазнула языком по прелестному клитору, а потом, увидев, что живот девушки опять дрожит, взяла комочек губами и принялась посасывать, то вбирая в рот, то выпуская. Дестини кончила с громким, тяжким стоном. Зубами Гретхен царапнула чувствительную жемчужину, и вал оргазма взвился ещё выше. Гретхен продолжала стимулировать девушку губами и зубами, и скоро Дестини повизгивала от невыносимого наслаждения. Наконец Гретхен оставила в покое клитор и поцеловала пленницу между ног. Потом легла рядом и обняла. Дестини тяжело дышала и всё не могла надышаться. Постепенно дыхание выровнялось, остались только всхлипы.

— Ого! — выдохнула Дестини, вернувшись на грешную землю.

— Да уж, — согласилась Гретхен. — Ты была невероятна.

Дестини хихикнула, краснея.

— Но я ничего не делала. Трудилась одна ты.

Гретхен облапила грудь Дестини.

— Это не труд, а сплошное удовольствие. Готова так трудиться всю неделю без выходных. Ты была невероятна. Ты всегда так кончаешь?

Дестини покраснела гуще. Её спрашивают о её оргазмах! Просто не верится. Не верится, что она лежит в постели с женщиной, а та держится за её грудь. А каким мощным был оргазм! Поверить невозможно.

— М-м-м… нет. Я ещё так не кончала.

Гретхен поцеловала её в щёку.

— Тогда спасибо. Это был царский подарок. А теперь твой черёд.

Дестини поперхнулась. Она знала, что чаша сия её не минует, но вопреки всему продолжала надеяться.

— Эм. Э-э-э… — Она замялась. — Гретхен… Вряд ли я смогу…

Гретхен сжала мягкую, полную грудь.

— Кому принадлежит эта грудь, конфетка моя?

Дестини опешила. Потом вспомнила: а-а-а, правила игры! До вечера воскресенья она собственность Гретхен. Краска вернулась на лицо.

— Она принадлежит тебе.

Рука опустилась ниже. Палец проник во влажную вагину.

— А кому принадлежит эта узкая дырочка?

— Она тоже принадлежит тебе, Гретхен.

— Молодец.

Гретхен поднесла пальцы к губам Дестини и размазала по ним её собственные соки.

— Кому принадлежат эти губы?

Дестини затрепетала.

— Тебе. Тебе.

Пальцы Гретхен скользнули в раскрывшийся рот. Она повозила ими по языку.

— А этот язычок, кому принадлежит он?

Дестини всхлипнула, угадав, к чему ведёт Гретхен.

— Тоже тебе, — пролепетала она, когда Гретхен вынула пальцы.

— Да, всё это моё. Всё это шикарное тело — моя собственность. — Она огладила бедро Дестини, потом шлёпнула по ягодице. — И я хочу, чтобы оно не лежало без дела. — Она ещё раз шлёпнула Дестини, посильнее, и та взвизгнула.

— Ладно, ладно. Я попробую.

Дестини села на кровати и дала Гретхен улечься поудобнее. С чего начать? Ублажала женщину она впервые. Она решила копировать всё, что недавно делала Гретхен: легла на неё и принялась целовать. Руки Гретхен блуждали по спине Дестини и ниже, оглаживая нежную кожу и наминая ягодицы. Вопреки изначальным опасениям, всё шло как по маслу, и скоро Дестини без остатка отдалась поцелую.

Она опустилась ниже и воздала должное крупным грудям, таким мягким и вместе с тем упругим. Чуть помедлила, прижав тёплые полушария к щекам, потом стала целовать и покусывать напрягшиеся соски. Гретхен под ней заёрзала. Дестини поочерёдно засосала соски в рот. Твёрдые комочки приятно ложились на язык.

Наконец она достигла развилки бёдер. Блондинка Гретхен натуральная, доказывал аккуратно подстриженный белесый кустик на лобке. Дестини глубоко вздохнула, неуверенно высунула язык и впервые в жизни попробовала на вкус другую женщину. Пленительница оказалась изумительно вкусна. Букет чуть другой, чем у самой Дестини, но даже слаще.

Повторяя за Гретхен, она провела языком вдоль каждой складки, сунула его в тёплую норку. Язык запорхал, завибрировал. И всякий раз, почуяв, что близится оргазм, Дестини делала перерыв. Она повторила процедуру несколько раз, потом зачерпнула языком побольше нектара своей наставницы в искусстве плотской любви и, скользнув вверх, страстно её поцеловала.

Гретхен игриво шлёпнула по оказавшейся в пределах досягаемости попке и жадно засосала язык Дестини, ощущая, как груди сминаются о податливые груди партнёрши. Когда Дестини оторвалась от губ Гретхен, та шлёпнула её опять.

— Ты меня дразнишь!

Дестини хихикнула.

— Ага. Теперь ты в моих руках.

Она начала процедуру с начала, каждый раз делая паузу, когда Гретхен приближалась к оргазму.

— О боже! Я больше не могу! — простонала Гретхен на седьмой или восьмой раз. Она обхватила голову Дестини и прижала к своей промежности. Потом выгнула таз и попыталась потереться клитором о лицо девушки. Попыталась кончить. Увы, безуспешно. Когда Гретхен застонала и разжала руки, Дестини вновь взялась за своё и в конце концов довела её до пика, а потом толкнула с высоты, засосав набухший клитор. И казалось, наслаждение не кончится никогда, продлеваемое языком, губами и зубами.

Гретхен стонала и стонала, её накрывал один вал оргазма за другим.

— О боже! — Вот её заштормило ещё пуще.

И только когда истязаемая уже бессвязно скулила, Дестини наконец сжалилась. Она легла рядом и обняла ту, накрыв ладонью одно из спелых полушарий.

— Боже мой! — переведя дыхание, воскликнула Гретхен. — У кого ты этому научилась?

— Э-э-э… у тебя?

— Да? — удивилась Гретхен. — И хороша же я, наверное. Это было волшебно.

Они занялись любовью ещё разок, а потом в обнимку уснули.

Глава 9

Проснулись они незадолго до полудня и приняли душ вместе. Затем Гретхен оделась и повела нагую рабыню вниз, завтракать. Саманта и Тиффани были уже там — голые, в розовых ошейниках. Две другие «лямбды», тоже голые, щеголяли в белых.

— Уже не хочешь поменяться девочками? — спросила Линда у Гретхен.

— Вот ещё! — во всеуслышанье отказалась Гретхен. Дестини покраснела: теперь она, чего гляди, прослывёт записной лесбиянкой.

— Ну и чудно, — обрадовалась Линда. — Ни на кого не променяю свою «конфетку».

После полудня Гретхен и Дестини отзанимались любовью ещё два раза, потом подремали, истощённые. И вот пришла пора невольниц отпустить.

— Я буду скучать по тебе, конфетка, — сказала Гретхен, стоя перед Дестини и держась за её груди. Потом наклонилась и чмокнула податливые округлости сверху. И напоследок поцеловала Дестини в губы.

— Спасибо, что была со мной нежна, — сказала Дестини.

Гретхен улыбнулась.

— Всегда к твоим услугам, только свистни. Ты просто волшебница.

— Абракадабра! — Дестини указала пальцем на промежность Гретхен. — Абракадабра!

— Чего это ты? — опешила та.

— Да вот, проверяю, могу ли довести до оргазма волшебством. Абракадабра!

Гретхен рассмеялась.

— У тебя получилось бы, но я уже выжата, как лимон.

Одежду дали на время «сигмы». До общежития «Лямбды» хоть и рукой подать, — все они на одной улице, — но выпускать пленниц голыми было бы жестоко. Да и игровое время уже истекло. Восемь девушек направились к своему общежитию.

— Просто офигеть! — воскликнула на ходу одна из пяти других бывших пленниц.

— Да уж! Орава извращенок! — не смолчала и вторая.

Саманта, Тиффани и Дестини молча шагали сзади и, когда те пять скрылись в здании, встали у порога.

— С вами всё хорошо? — спросила Сэм.

— Со мной — да, — ответила Тиффани. — Было неплохо.

— Со мной тоже. Прямо целое приключение, — откликнулась Дестини.

Саманта обняла обеих, потом подмигнула Дестини.

— «Волшебница», а?

— Угу, — широко улыбнулась Дестини. — Будь начеку, не то опробую своё заклинание на тебе. Кстати, давай назначим дату ритуала?

Саманта непонимающе нахмурилась.

— Ну, помнишь? Ты как-то говорила о «причастии».

— Я тоже хочу причаститься, — вставила Тиффани.

— Охохо! — поняла наконец Саманта. — Что я натворила! Ещё вчера вы были наивными котятами, а теперь — хищные тигрицы!

— Угу. Тигрицы. Хищницы, — широко заулыбалась Тиффани.

— А ты вкусна с виду, — добавила Дестини.

— И вы обе теперь лизуньи?

— Угу, — кивнула Тиффани.

— И мы хотим полизать твою меховушку, — прибавила Дестини.

Сэм расхохоталась.

— Увы, после вчерашнего меховушки-то у меня и нету.

— Голые шмоньки тоже ничего. — Дестини хихикнула.

Саманта обняла и расцеловала девушек.

— Я бы с удовольствием, тигрицы мои. Но не сегодня. Линда была ненасытна. Я глаз не сомкнула.

— Ладно, но отдыхай побыстрее, — сказала Тиффани.

— Да, мы стр-р-рашно голодны, — прорычала Дестини и прыснула.

Взявшись за руки, Тиффани и Дестини прошли в спальное крыло. Дестини довела Тиффани до её спальни, потом решила заглянуть в общий зал. Собрание там только начиналось. Гретхен призывала собравшихся к порядку.

— Погодите, — подала голос одна девушка. — Гретхен, как прошли выходные?

— Да, — встрепенулась и другая. — Как прошла игра?

Все знали, что на этих выходных «лямбды» встречаются с «сигмами», а значит, Гретхен и Дестини сразятся друг против друга. Два дня студентки из других сообществ сгорали от желания узнать исход игры. Подогревало любопытство и то, что обе вернулись поздно.

— Мы победили, — просто ответила Гретхен. Лица повернулись к Дестини, которая пожала плечами. Гретхен продолжила: — «Лямбды» хорошо сражались и едва не вырвали победу, но мы взяли их измором. Наша малышка Дестини показала себя истинной амазонкой. Она переловила почти всех наших разведчиц.

Снова все лица повернулись к Дестини, и снова та лишь пожала плечами.

— А ещё мне перепала «конфетка», — заявила Гретхен. Дестини залилась краской, надеясь, что никто не поймёт. На неё не вытаращились, и она решила, что этот эвфемизм присутствующим не знаком.

— И как, было вкусно? — спросила одна из студенток.

— М-м-м. — Гретхен огладила живот. — Очень. «Конфетка» была очень вкусная и сочная. Просто объеденье. Я таких ещё не пробовала.

Дестини снова покраснела. И тут другая девушка обратилась к ней:

— А тебе конфетка досталась?

— Не-а. Зато мне досталась пироженка. Полная сладкого, нежного крема. И тоже невероятно, невероятно вкусная.

(Всего 152 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10
Серия произведений:

Греческие игры

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг